АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Эволюция структуры сознания, или интроспекция эволюции

Читайте также:
  1. II. Типичные структуры и границы
  2. III. Анализ результатов психологического анализа 1 и 2 периодов деятельности привел к следующему пониманию обобщенной структуры состояния психологической готовности.
  3. Абсолютные и относительные показатели изменения структуры
  4. Абсолютные и относительные показатели изменения структуры
  5. Абстрактные структуры данных
  6. Адаптивные и механистические организационные структуры
  7. Адаптивные структуры
  8. Адаптивные структуры управления
  9. Адаптивные структуры управления
  10. Адаптивные структуры управления
  11. Алгоритм определения предпочтительной организационной структуры управления диверсифицированной фирмы
  12. Анализ ассортимента и структуры продукции

В рассмотрении эволюции структурных детерминантов сознания и их диктатной функциональности используем деление истории глобального социума на те же три эпохи, что и при рассмотрении внешней детерминации эволюции диктата. Особенности структуры сознания, точнее, особенности доминирования структур сознания в детерминации мотивационных комплексов рассмотрены выше (см. начало главы). Здесь приведем лишь суммирующие выводы.

Эпоха предцивилизации — ориентация на структуры восприятия; превалируют доминанты целесообразности активаций с целью выживания, сохранения вида, адаптации к внешнему миру, т.е. структуры Я, но начинается развитие структур супер-Я у творческих индивидов.

Эпоха цивилизации — развиваются все аспекты супер-Я, как контрдиктатно-творческого плана, так и лояльно-инъективного. Вводятся мощные интроспективные барьеры садистским, агрессивно-индивидуальным мотивациям. Мистико-этические и философские идеи приобретают статус идеологий диктата, инъецируемых и навязываемых подавляемым. В сознании индивидов и групп интроспективные конфликты структур мышления, разума приводят к формированию слоев и групп социума с диктатно-ориентированными мотивациями и функциями к социальным и мотивационным коллизиям и к ускорению эволюции социума и диктата. Эволюция аспектов духовной жизни, несмотря на внешние флуктуации и вариации, приводит к росту, экстенсивному расширению возможностей и средств интроспективного подавления.

Постцивилизация и переходный этап. При сохранении тенденций, которые доминируют в глобальном социуме последние тысячелетия, постцивилизация есть эпоха гипертрофии тех доминант и интроспекций, которые наличествуют в настоящее время. Интроспективное подавление расширяет свои возможности настолько, что становится в состоянии затронуть даже подсознание, а также дать иллюзию гедонистской удовлетворенности.

Это краткое схематическое суммирование интроспективных аспектов диктата в эволюции обнаруживает четкую закономерность. От наскальных рисунков предцивилизации до глобального телевидения, видеофильмов и всего гигантского разнообразия средств интроспективного воздействия конца XX в. налицо два процесса: интенсификация деятельности творческого мышления контрдиктатных пассионариев (континуально и экстенсивно) и расширение круга методов, инструментов и объема интроспективного подавления. Иными словами, существует закономерность — эволютивный рост интроспективности как диктатного подавления, так и контрдиктатного (внедиктатного) мышления, детерминирующего эволюцию технологии.



На первый взгляд, подобная схема не имеет ничего общего, теоретически ценного для объяснения того многообразия истории, которое имело место, например, в эпоху цивилизации. Подобный вывод появится у того читателя, который упустит из виду термин «глобальный» в применении к диктату и социуму. Именно глобальность, теоретическая универсальность представлений и установок являются целью этой работы. Что же касается исторического урагана цивилизации, то к нему приведенные выше положения применимы полностью, с учетом того, что эти законы реализуются не в глобальном социуме, а в регионе, этносе, нации, государстве асинхронно с теми же процессами в соседних и дальних человеческих конгломератах. Эта асинхронность и является причиной различных коллизий, так как синхронность привела бы к образованию единой системы глобального диктата, интегрирующей органически или экспансивно все более мелкие субструктуры социума планеты. Два предложенные выше коррелята, точнее, две стороны одного и того же явления в органическом соединении определяют суть единого стратегического процесса эволюции диктата: эволюции его интроспекции от примитивных запретов, негативных табу, инъецируемых в Я, до сложных доктрин этико-мистического плана, составляющих основу лояльного супер-Я, и в высшем проявлении — до структур и догм, инъекция которых приводит к позитивно-диктатным, лояльным мотивациям и в конечном итоге к мотивационному вовлечению, индивидуальному мотивационному самопричислению к диктату, его форме и конкрециям.

Более лаконично основной закон эволюции диктата можно сформулировать следующим образом: эволюция диктата есть развитие и углубление его интроспективной основы, отраженное в изменениях внешних форм и методов. Прогрессивный рост интроспективности диктата реализуется как в интенсивной, так и в экстенсивной конкрециях. Он отражает не только расширение внешних, инструментальных средств воздействия на мотивации индивидов, но и, в значительно большей мере, глубину проникновения в сознание (Я и супер-Я) и утилизацию активаций подсознания, направление его активаций в нужное, лояльно-мотивационное для диктата русло. Глубина проникновения средств воздействия подавления в структуру сознания и уровень мощи лояльных структур в интроспекции совместно с уровнем позитивизации активаций Оно определяют этап, фазу эволюции диктата.

‡агрузка...

Закон эволюции диктата в его интроспективной трактовке является частным случаем общего для высокоорганизованных млекопитающих закона природы, обеспечивающего соучастие, самопричисление индивида к иерархической структуре благодаря интроспективному вовлечению, поощрению гедонизма. К этой сущности индивиды приходят также в результате эволюции, но не социума, а биологической. Ограничения, накладываемые на индивида телеологией вида, рода и подавляющие или уменьшающие его индивидуальную свободу, компенсируются гедонистически. Например, все тяготы, связанные с рождением и ростом потомства, достаточно пролонгированные у млекопитающих, индивид берет на себя, поощряемый половым наслаждением. Необходимость физических усилий, труда делается добровольными веригами, так как в организме эволюционно образовались эндокринные системы, генерирующие гормоны, вызывающие эйфорию в результате не слишком тяжелого физического труда. Отличие от эволютивной позитивации мотивационного вовлечения в структуру диктата лишь в форме, средствах, методах, поскольку социум есть лишь частный аспект биологической жизни. Цивилизованные искажения этого основного закона эволюции диктата, детерминированные суперпозицией множества факторов, имманентных конкретной эпохе, нисколько не умаляют его стратегического и принципиального значения, лишь замедляя или на короткое время нейтрализуя его действие.

Вступление социума в эпоху, переходную к постцивилизации, приводит к нивелированию следствий, деформирующих основной закон эволюции факторов, этнических, государственно-идеологических и т.д. Вследствие этого легко можно отметить такую закономерность реализаций основного закона эволюции диктата. В первой эпохе, предцивилизации, природные факторы, определяющие наличие и линейную эволюцию диктата, испытывают незначительное влияние деформирующих побочных факторов. В эпоху цивилизации факторы нелинейные, стохастические, циклические становятся равными основным или даже превалирующими детерминантами эволюции, которые не могут отрицать основного закона, но могут осложнять и искажать его действие на конкретных отрезках истории. Переход к постцивилизации нивелирует деформирующие факторы и реализует стратегию основного закона и основных факторов, и, вследствие этого, реализует процесс эволюции в конкрециях истории. В качестве основного детерминанта — внешнего на этом этапе выявляется технология, заменяющая и дополняющая природные факторы. Иными словами, стратегический, основной закон эволюции в социальных и исторических конкрециях реализует диалектическую эволюционную спираль развития социума и диктата — круговой возврат к исходному, но на более высоком уровне, а именно на уровне интроспективности диктата.

Производитель предцивилизации был позитивно-мотивационно вовлекаем в структуру формы диктата на основе подсознательного гедонизма, так как отчуждение его от диктата, следовательно, от социума, означало его смерть. Производитель постцивилизации также позитивно вовлекаем в структуру диктата, но на основе гигантского роста технологии, а следовательно, объема производимых материальных благ; последнее дает возможность иерархам частично потворствовать гедонизму остальных слоев, превращая в то же время индивида в частицу, микроскопический элемент технологии и экономики.

Раскроем более широко, конкретно действие основного закона эволюции, рассматривая эволюцию слоев и исторические факты. Экзистенциально-негативная, репрессирующая природа первобытного человека детерминирует необходимость объединения его в социум с иерархией обязанностей и, как следствие, с иерархией возможностей, но не произвольных, а именно возможностей удовлетворения гедонистских нужд. Лучшая пища, лучшие самки, лучшее место в жилье — это прерогатива самого сильного самца, который по мере эволюции социума становится главой, вождем, иерархом. Функциональная неравноценность индивидов при социальном противодействии, противостоянии природному давлению неизбежно определяет неравенство и в потреблении того минимума благ, который производит социум предцивилизации. Если бы человек был столь же приспособлен к окружающему миру, имел бы свою экологическую нишу, как другие стадные млекопитающие, и приспосабливался бы к вариациям окружающей природы с помощью внешних конституционных мутаций, то на этом этапе эволюции диктата все бы закончилось, и гомо сапиенс не занял бы своего места на Земле. Но человек приспосабливается к окружающему миру активно, с помощью того высшего инструмента, который ему дала природа — мозга, мышления. Вследствие этого голое физическое превалирование (гедонистское) самца-гориллы в человеческом социуме не может продолжаться долго, и по мере эволюции оно дополняется другими факторами. Вождем становится не самый сильный, а самый умный, имеющий жизненный опыт индивид, осуществляющий диктат как с помощью физического подавления чужими руками (проводников), так и с помощью негативных мотивационных запретов, ограничивающих произвол сильных самцов: обычаев, табу, догм, мистических и этических норм, исполнение которых также обеспечивается как общественной моралью, так и, в значительно большей мере, с помощью проводников и появляющегося сопутствующего слоя: знахарей, колдунов, шаманов. Характер и методы противостояния внешним факторам, действующим на человеческий социум и диктат, определяют низкий уровень интроспективного подавления, так как основной характер труда производителя не требует интеллектуального напряжения, а связан в основном с физическим трудом: охотой, рыболовством, собиранием злаков.

Физический характер труда подавляемых, помимо сугубо психологических аспектов подавления, имеет и еще одну особенность, весьма немаловажную для индивида и социума и касающуюся нейрогуморального аспекта функционирования организма человека. В организме количество некоторых гормонов (с многообразными аспектами действия), например тестостерона, вследствие тяжелой мышечной работы уменьшается, а это снижает как уровень жизненной агрессивности, так и органическую тягу к гедонизму, к одной из его форм — половому наслаждению. Другими словами, характер труда способствует упрочению интроспективных оснований диктата, проанализированных в предыдущих главах. Стабильность технологии, т.е. совокупности познавательных, творческих, технических аспектов социума, непосредственно влияющих на характер производства материальных благ и стабилизирующих интроспективных антагонистов сознания, является причиной огромной длительности существования этой формы диктата как этапа эволюции. Тот же фактор — низкий уровень технологии (противостоящей природным факторам) — определяет и такие аспекты, как минимум контрдиктатно-творческих конкреций из-за отсутствия возможности отчуждения части благ для этой деятельности, отсутствие государственных, юридических, военных и т.д. образований, как и остальных факторов (внешних детерминантов эволюции), вносящих циклические и спорадические флуктуации в эволюцию диктата. Результаты контрдиктатного творчества, хотя и минимальные, определяемые структурой психогенотипа этого слоя, накапливаясь эволютивно в виде наследования навыков, инструментов, знаний, приводят к эпохе цивилизации. Переход к земледелию, и скотоводству на этой стадии эволюции технологии позволяет производить излишек материальных благ, освобождающий часть социума от производительного труда; и эти индивиды получают возможность реализовать особенности своих психотипов, отличных от психотипа производителей — иерархов, проводников, сопутствующих. Технология в этом случае является фактором, определяющим переход в новую фазу эволюции глобального социума и диктата — цивилизацию и ее развитие.

Конкретизация психотипов индивидов в слоях диктата, усложнение и объективной структуры социума и диктата, и интроспективной, духовной жизни социума, появление конгломератов людей с совокупными мотивациями стратегического плана (жизнеобеспечивающего), противопоставляющих (или интегрирующих) себя мотивационно или функционально другим конгломератам инфраструктуры социума, другим слоям диктата — таков далеко не полный перечень факторов, которые аддитивны, суммируются с основным, детерминирующим стратегию эволюции диктата, — технологией.

Пластичность, вариативность суммарной эффективности этого континуума факторов, его зависимость от региональных, хронологических, социально-этических и ряда других, вплоть до чисто случайных детерминантов, усложняет процесс эволюции как в отдельно взятом регионе, так и в связи с другими вследствие асинхронности эволюции частных факторов (упомянутых выше). В одних конкретных условиях на первый план в детерминации выходят этнические факторы, особенно в регионах, где контактируют много инородных этносов, в других — государственные, в третьих — совместность этих и других факторов, но в любом случае эти факторы являются причиной изменения характера эволюции, отклонения, флуктуации от того (в переносном смысле «эталонного») процесса, который детерминирован эволюцией технологии, причем отклонения могут быть и положительными, ускоряющими эволюцию, например, ни фазе подъема этноса, и негативными, замедляющими эволюцию.

Несмотря на кажущуюся случайность выдвижения в качестве кардинальных детерминантов различных факторов, этот процесс имеет строгую определенность, каузальную связь с аспектами и структурами социума, диктата, индивида. В конечном итоге эта кардинальность в той или иной степени явно связана с теми же внешними детерминантами и интроспекцией индивидов, что и эволюция социума как всеобщая категория. Очень ярко это иллюстрирует в случае превалирования этногенеза в качестве детерминанта работа Л. Гумилева. Усложняется и интроспективная структура как индивида, так и социума, точнее, именно это усложнение совместно с эволюцией внешних детерминантов и есть основа эволюции диктата и социума. По сути, речь идет о том, как реализуется основной закон эволюции диктата (как органично-интегральной категории) в одном из основополагающих элементов его структуры индивидуальной интроспекции человека. Потенции общего закона эволюции, детерминирующие характер и интенсивность эволютивных изменений, реализуются в конкрециях активаций (мотивациях, действиях людей) дифференцированно в зависимости от объекта воздействия, т.е. конкретного индивида с конкретным психофизиологическим генотипом.

Эволюция диктата, реализуясь в дифференцированных психотипах членов социума, является каузальным детерминантом расслоения, функциональной и гедонистской иерархизации социума и диктата. Поэтому конкретное действие закона эволюции диктата как многостороннего процесса интроспективного подавления и контрдиктатности следует рассматривать дифференцированно, в применении к конкретным слоям диктата, к конкретным психогенотипам индивидов.

Начнем с высшего слоя диктата — иерархов. Доминантой мотиваций этого слоя является гипертрофированный гедонизм, в зависимости от конкретных исторических условий совмещенный в той или иной степени с пассионарностью агрессивно-садистской направленности. Превалирование этого детерминанта определяет тот факт, что эволюция диктата, адекватная эволюции его интроспективного компонента, по сути дела незначительно отражается в вариациях интроспективных аспектов индивидов этого слоя. Гедонизм при достаточно низком уровне цензурования супер-Я, свойственном иерархам, представляет собой детерминант психологических активаций, не деформируемый (или деформируемый в малой степени) эволюцией диктата, ее внешними факторами, или мотивационными инвеститами.

Иерарх первобытного стада, царь Шумера или Элама, египетский фараон, сицилийский тиран, китайский император, король средневековой Европы, иерарх капитализма — это все одинаковые стереотипы по сути своих глубинных мотиваций, по жизненным мотивационным детерминантам, по отношению к другим слоям, и интегрально, глубинно-фундаментально — по возможностям удовлетворения и степени полноты удовлетворения гедонизма. Тупой людоед Сауделер, миллиардер современности, князь или просвещенный монарх, Савонарола, Маздак и т.д. — суть жизненной философии, осознанных мотиваций и подсознательных детерминантов едина, хотя декларативная, внешняя сторона активности может быть разной.

Происходит это потому, что воздействие эволютивных сущностей на интроспекцию диктата, с одной стороны, является реализацией конкретных нужд этого слоя, представляет собой порождение детерминантов и мотивационных комплексов, а с другой стороны, осуществляется непосредственно через структуры его Я и супер-Я. Структура Я в этом случае (в сознании иерархов) есть отражение через призму доминирующего гедонизма внешних реалий обеспечения индивидуального гедонистического превалирования, т.е. любая сущность Я так или иначе связывается с целесообразными действиями, обеспечивающими собственное доминирование. Изменение, деформация, цензурование этой доминанты (Я) структурой морально-этического плана не имеет места в реалии сознания, так как данная структура принципиально слаба у этого слоя и подавлена мощными доминантами гедонизма. Телеологизм имманентного наличия и характер функций этого слоя определяют как его интроспективную сущность, так и его статичность, стабильность в течение эволюции. Те общественные ограничения диктата, которые появляются в процессе эволюции и которые как будто сдерживают, деформируют характер функционирования иерархов, представляют собой изменения лишь формальной стороны подавления и относятся к изменениям формы и интроспективной основы других слоев диктата, определяемых эволюцией.

Следующий слой в иерархии диктата — проводники и исполнители подавления — слой, индивиды которого непосредственно обеспечивают подавление и в силу этого присутствуют в любой форме диктата так же, как иерархи и производители; он эволюционирует в течение всей истории сменяющихся форм диктата и эволюций интроспекций. Этот слой воплощает в жизнь подавление, т.е. иерархи, используя особенности психотипа индивидов, самопричисляющих себя к этому слою, осуществляют непосредственные функции подавления. Поскольку сущность подавления, как интроспективная, так и формальная (как следствие интроспективной), изменяется в соответствии с основным законом эволюции, то эволюция диктата в ее стратегической интроспекции должна оказывать непосредственное влияние, детерминировать развитие как психотипа слоя, так и интроспективного компонента (инъецируемого) сознания.

Основной закон эволюции диктата определяет стратегический характер эволюционного роста интроспективности подавления, смещения акцента подавления с сугубо физического, силового к превалирующе интроспективному, с проникновением в глубокие слои подсознания. Физический характер ранних форм подавления предполагает низкий уровень компонентов цензурования в супер-Я, связанных с высшими этическими и моральными догмами гуманитарного плана, и пластичностью, минимальной сопротивляемостью инъекции лояльных догм, совмещенной с пассионарностью в форме садистской агрессивности и необходимым уровнем примитивного гедонизма. Этот комплекс дает возможность оптимального исполнения подавления центуриону, легионеру, администратору Рима, исполнителям воли иерархов-жрецов городов-храмов Месопотамии и т.д. Грубое подавление подразумевает грубые инструменты — нет необходимости в творческих изысках, разнообразии инструментов и средств подавления, развитии интроспективных средств инъекции лояльных догм в сознание.

Дальнейшее течение эволюции определяет экспансивный рост, превалирование именно этих компонентов подавления, направленных на подавление мотивационных основ антагонизма диктату. Эволюция диктата в его внешней форме хронологически сопутствует возникновению и развитию государства, государственного права и этики, религии с ее мощной мистико-этической основой, морали как совокупности общечеловеческих представлений, догм, норм, обычаев, регламентирующих и неправовые междучеловеческие отношения, и представления о духовных и гуманитарных ценностях, а также этики, искусства, литературы, науки и т.д. Даже поверхностный взгляд на эти внешние атрибуты эволюции социума обнаруживает их непосредственную связь с диктатом и их использование или возможность использования, полностью или частично — в интересах диктата функционерами слоя проводников.

Эволюция в интроспективной основе определяет смещение функций проведения и исполнения подавления, разделение их между слоем проводников и сопутствующим слоем. Интроспективность подавления в эволюционном развитии отнюдь не исключает наличия в ее структуре негативно-мотивационных, запретительных аспектов, реализуемых бюрократическим, военным, полицейским аппаратами, органами юрисдикции и т.д. Фаза эволюции определяет уровень превалирования над активациями этих структур мотивационного подавления позитивно-вовлекающего толка, продуцируемого в большей (сравнительно с проводниками) степени индивидами сопутствующего слоя. Другими словами, несмотря на мотивационные деформации слоя, его флуктуации, связанные с частно-историческими детерминантами и другими второстепенными факторами, эволюция диктата ведет к прогрессивному континуальному и функциональному редуцированию этого слоя и переносом части функций в другие слои, например в сопутствующие. Налицо следующий эффект эволюции диктата как всеобщей категории в частном приложении к слою проводников: сохранение качественного характера функциональных активаций этого слоя с редуцированием социального и функционального континуума слоя. Сохранение качественной инвариантности активаций этого слоя (как и предыдущего, рассмотренного выше) является каузальным следствием мотивационного стереотипа сопутствующего слоя, вне зависимости от инвестиционных деформаций.

С другой стороны, закон больших чисел совместно с результатами анализа популяционных иерархий млекопитающих (Мэслоу) приводит к выводу, что процентная стабильность, инвариантность структур иерархии социума должны определять эволюционный рост континуума слоя. Этот вывод верен, если не принимать во внимание отличие человеческого социума от популяций других млекопитающих — а именно, уровень развития его мышления, интроспективной сути, определяющей конкретный характер эволюции диктата. Интроспективный характер закона эволюции диктата, сталкиваясь с континуально-популяционным ростом иерархии, приводит к частным процессам индивидуальной и функциональной инвестиции в другие слои, с переносом функций психогенотипных доминант в совокупную структуру интроспекции этих слоев. Иными словами, речь идет о численной редукции индивидуального континуума слоя и инвестициях в другие слои (описанных в предыдущих главах) и передаче части функций интроспективного подавления позитивного толка сопутствующему слою.

Можно проследить развитие этого процесса с использованием исторической фактологии. Эпоха раннего силового диктата — развитие Шумера, Аккада, Ура — связана с превалированием прямого физического подавления, административного и военного. Та же форма, но на более поздней стадии — эллинизм и античный Рим — часть функций подавления (в его мотивационной основе) переходит в ведение других функционеров: религиозно-мистических, лояльных творцов этических и эстетических догм и канонов и т.д., т.е. представителей сопутствующего слоя. Этот процесс усиливается с появлением и экспансией христианства как этико-мистической онтологии бытия с имманентно-лояльными основаниями (в Европе) и с появлением ислама на Востоке, конфуцианства в Китае и сходных по базовой лояльности учений в других регионах. Развитие лояльного (а также и контрдиктатного) творчества: литературы, живописи, архитектуры (не в последнюю очередь дворцы иерархов и храмы), скульптуры, музыки ведет к развитию общесоциальных и общечеловеческих представлений о добродетели, о канонах морали, этики и и т.д., которые немедленно утилизируются диктатом для своих целей. Это еще более усиливает процесс эволюции интроспективности подавления и передачи части функций, связанных с ней, сопутствующему слою. Архитектор величественного собора или дворца иерарха, творец гимна или скульптуры, возвышающей грозный облик какого-нибудь императора, ложа или кондотьера делают гораздо больший вклад в общую сумму воздействий на подавляемые слои, чем все палачи эпохи, особенно при наличии такой доминанты, как технологическая эволюция. Этот процесс принимает характер доминантного превалирования в эпоху перехода к постцивилизации, характеризующуюся гигантским развитием, гипертрофией средств воздействия на сознание — и качественным, и экстенсивным. Слой проводников по отношению к общей численности социума непрерывно регрессирует, а перенос функций интроспективного подавления непрерывно увеличивает сопутствующий слой. Особенности психотипа этого слоя — агрессивность садистского толка и низкий уровень детерминаций супер-Я — являются причиной облегченной инъективности лояльных идей в структуру супер-Я, причем это явление прогрессирует в соответствии с законом эволюции диктата, определяющим рост объема и качества интроспективного подавления. Это детерминирует гипертрофию лояльности индивидов слоя. Вследствие этого исполнителей и проводников античности сменяют фанатики более поздних эпох с гипертрофией лояльных структур супер-Я: инквизиторы, гестапо и т.д.

Сопутствующий слой — конгломерат творчески-лояльных индивидов в силу своего функционального предназначения и структуры психогенотипа является наиболее ярким индикатором и конкретной иллюстрацией, отражением общего закона эволюции диктата. Интроспективно-диктатная направленность активности этого слоя в соответствии с законом эволюции растет и континуально (сравнительно с другими слоями, опережая экстенсивный рост социума), и функционально. Адекватность назначения, телеологизма слоя и глубинной, фундаментальной сущности эволюции диктата есть причина того, что хронология эволюции диктата в общем есть хронология экстенсивного роста численности слоя, вклада и значения его в общей структуре подавления, увеличения разнообразия функций (кино, телевидение и т.п.) при полной неизменности как характера потенций и активаций, так и психологических структур мотиваций, доминантности и продуцирования. Нет нужды иллюстрировать это положение, так как собственно вся история человечества, вне зависимости от региона и этнических различий, есть ее интегральная иллюстрация и аргумент. Другими словами, и в этом случае наблюдается количественное и формальное изменение структуры и функционирования данного слоя без изменения его глубинной основы и телеологизма.

Негативные пассионарии представляют собой тот слой, который непосредственно индуцирует уровень негативности интроспективного диктата, характер и уровень совмещения компонентов вовлечения и запрещения в общем континууме методов и инструментов подавления. Как уже отмечалось ранее, основной закон имеет основную тенденцию интроспективизации подавления, осложненную суперпозицией флуктуационных детерминантов. При наличии только стратегической тенденции, т.е. линейной эволюции интроспекции в направлении позитивации подавления, слой негативных пассионариев имел бы перманентную тенденцию к мотивационному отчуждению, что было проанализировано в предыдущих главах. Но этого не происходит, так как этот слой, в отличие от других, не является наследственным, перманентно-индивидным, а имеет конкретно-временную комплектацию, т.е. его деформации, увеличение или уменьшение отражают в первую очередь конкретные социальные, исторические, природные детерминации. Отрезки истории, на которых ярко реализуется стратегическая тенденция интроспективизации подавления, являются эпохами, когда негативные пассионарии отчуждаются и инвестируются в другие слои. Причины этого могут быть самыми разными, но в обязательном порядке интроспективно-этического плана — патриотизм, этническая экспансия и т.д. Примеры: кооперация античных государств и пиратов (того же этноса) в моменты отражения внешней экспансии, государственное пиратство в Англии, Франции, Испании в XVI-XVII вв. и т.д. В любом случае, кратковременно или пролонгированно, но основной закон эволюции детерминирует отчуждение индивидов от этого слоя, хотя это явление может быть нивелировано спорадическими событиями, социальными особенностями, особенностями иерарха, этническими фазами, циклической сменой форм диктата в эпоху цивилизации и т.д. По сути дела, состояние этого слоя есть следствие антагонизма негативной пассионарности (доминанты индивидов слоя), представляющей в основе мотивационную инверсию гедонизма, и характера подавления, присущего данной форме диктата.

Позитивное вовлечение, т.е. инъективное вторжение через структуры Я и супер-Я или непосредственно в сферу подсознания гедонистической основы мотивационных потенций, представляет собой процесс формирования ассоциативных рефлекторных дуг, связывающих внешние и внутренние гедонистические аспекты и реалии необходимости диктата. Стимулирование гедонизма приводит к инверсии знака пассионарности, по крайней мере у той части слоя, которая характеризуется сравнительно низким уровнем пассионарности. Усиление позитивного мотивационного вовлечения, характерное для основного закона эволюции, определяет прогрессивное вовлечение индивидов этого слоя в структуру опорных слоев диктата и, наоборот, усиление негативно-мотивационного подавления, разрушая позитивно-гедонистские ассоциативно-рефлекторные дуги, приводит к усилению негативных диктату мотиваций. Подытоживая, можно сказать, что вариации континуума и уровня пассионарности этого слоя являются индикаторами характера подавления в данной регионально-исторической реалии. (Иногда эта картина осложняется такими факторами, как этнические инвестиции наиболее пассионарных (негативно) индивидов соседних этносов, или в силу особенностей формирования социума из индивидов, сугубо негативно-пассионарного толка — США, Австралия, Южная Америка и т.д.)

Слой, который создает материальную основу социума и диктата и на который направлены все конкреции подавления — производители, являет собой наиболее четкое отражение закона эволюции диктата. Являясь непосредственным контрагентом технологической детерминации процесса эволюции и одной из составляющих частей ее технико-экономического компонента, этот слой эволюционирует как бы в двух плоскостях, инвариантных друг от друга, но взаимно дополняющих друг друга в едином процессе эволюции социума. Первый процесс, аспект — это описанная в предыдущих главах интеллектуализация труда как материализованной сущности, конечного эффекта технологии. Эволюция технологии, детерминируемая контрдиктатными пассионариями, оказывает доминантное воздействие на эволюцию диктата опосредованно, через изменение необходимого характера материального производства. В свою очередь, нужды эволюционирующего диктата, в силу основного закона эволюции, заставляют функционеров подавления изменять характер активаций в сторону положительно-мотивационной интроспективизации. Иначе говоря, на сознание индивида-производителя действуют две инвариантные автономные доминанты, определяющие в качестве конечного один и тот же эффект: необходимость мотивационного вовлечения для эффективного труда при высоком уровне интеллектуальности производства, определяемая технологической эволюцией; и позитивно-гедонистское вовлечение с той же целью, детерминируемое основным законом эволюции диктата; все это в конечном итоге приводит к одному и тому же результату, к усилению процесса эволюции. Технология как детерминант в данном случае выступает как двунаправленная сущность, действующая на интроспекцию индивида и непосредственно, и опосредованно через процесс эволюции диктата, конкретизированный в формах, структурах, событиях.

Линейный характер процесса эволюции детерминировал бы эволюцию этого слоя именно таким образом. Но реалии истории сложнее, поэтому рассмотрим действие закона эволюции в тех эпохах, к которым обращались выше: предцивилизации, цивилизации, постцивилизации. Медленная эволюция диктата эпохи предцивилизации, являвшаяся следствием суперпозиции природных детерминантов и медленной эволюции технологии, является как бы прелюдией к собственно процессу эволюции этого слоя, так как и диктат, и сам слой производителей еще не имеют строгой структуры. По сути, иерарх этой эпохи является таковым только в смысле присвоения части гедонистских благ, но не самоотчуждения от производства (т.е. добычи пищи) и обеспечения безопасности. Наоборот, иерарх, т.е. самый сильный самец, является и самым сильным орудием социума в борьбе против внешних факторов. Собственно эволюция этого слоя начинается именно с появлением труда как процесса воздействия на окружающую среду (земледелие, скотоводство), т.е. с изменением уровня технологии и связанным с ней увеличением объема производимых материальных благ как основы существования всех паразитирующих структур социума и диктата: иерархов, проводников, сопутствующих и т.д. Действие закона эволюции в эту эпоху, описанное выше, определяет и характер эволюции слоя производителей. Стратегическая тенденция — следствие основного закона — определяет и основную закономерность эволюции слоя производителей: технологически детерминированную интроспективизацию труда и подавления. Конкретные же структуры и основания диктата в эту эпоху зависят от сложного взаимодействия этнических, идеологических, природных, субъективных и ряда других факторов. Этим объясняется тот факт, что достаточно протяженные интервалы развития истории ясно проявляют действие основного закона эволюции, и в то же время короткие исторические периоды являют конкреции доминант самой различной природы. Например, период с VIII-IX до XX в. в Западной Европе в общем подтверждает основной закон, и в то же время отдельные отрезки истории этого периода в различных регионах являют конкреции, детерминированные самыми различными факторами: Ганза, Венецианская республика, Савонарола, Французская революция и последующие эпохи, Болгария и Греция эпохи турецкого завоевания, христианские секты. Те же положения применимы и к любым другим регионам и социумам, имевшим достаточно длительную хронологию эволюции. Эпоха постцивилизации, переходного периода к ней, характеризующиеся выдвижением на первый план в качестве базовой доминанты технологии социума (глобального), представляет собой наиболее яркую, логичную закономерную конкретизацию основного закона эволюции применительно к слою производителей, со всеми имманентными сущностями и факторами, описанными выше.

Контрдиктатные пассионарии, в силу своей отчужденности, отстраненности от диктата — мотивационной, духовной, потенциальной и акцидентальной — являются инвариантным слоем по отношению к диктату в процессе его диалектической эволюции и в то же время инициативным детерминантом эволюции технологии. Это справедливо по отношению к слою в целом, но побочные факторы позитивно-мотивационного вовлечения, описанные в предыдущих разделах и главах и связанные со стратегической тенденцией подавления (следствием основного закона), приводят к частичному отчуждению наименее пассионарных индивидов слоя, обладающих некоторой пластичностью структур супер-Я по отношению к диктатным инъекциям в сознание. Другими словами, эволюция диктата определяет лишь некоторые количественные континуальные изменения этого слоя, без исключения функциональных и интроспективных основ и телеологизма.

Выводы

Основной закон эволюции диктата с его интроспективной сутью, тенденциями и конкретно-временными флуктуационными реалиями, детерминируя как стратегический характер эволюции подавления, так и внешние конкреции существования социума (экономика, политика, культура, этика), в то же время влияет и на структуры, слои, составляющие фундамент и основу собственного существования, причем весьма специфичным образом. Рассмотренные слои диктата с имманентными психогенотипами в процессе эволюции демонстрируют принципиальную особенность, а именно способность к устойчивому сохранению большинством индивидов каждого слоя особенностей психотипа, важных для эффективных функциональных активаций слойного континуума. Инвестиционные и деформационно-эволюционные изменения мотивационных стереотипов являются причиной, кардинальным детерминантом инфраструктурных мотивационных и активационных коллизий, т.е. в конечном итоге континуально-интроспективным детерминантом эволюции диктата в целом.

Таким образом, можно сказать, что диктат как категория и социально материализованная сущность и эволюция диктата как объективный телеологический процесс определяются наличием внешних детерминантов, имманентными индивиду структурами мышления (разума, сознания и т.д.), слойно-диктатными психогенотипными стереотипами, подверженными динамическому смещению и деформациям, вызывающим социально-диктатные инфраструктурные коллизии. Диалектическое иерархическое проявление, активация этих структур и факторов являются причиной эволюции диктата, т.е. социальной сущностью, детерминирующей в той или иной степени все аспекты существования социума.

назад • содержание • вперед

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)