АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Атмосфера марша была торжественной. Клив Джонс чувствовал воодушевление. Все эти месяцы ему было так одиноко. Но вот - здесь тысячи людей, и среди них нет безразличных

Читайте также:
  1. Алекс и Дженнифер удивлённо смотрели друг на друга. Он думал, почему она так встречает его, а девочка - что он делает здесь.
  2. Альфред Маршалл и Джон Кларк
  3. Атмосфера
  4. Атмосфера
  5. Атмосфера
  6. Атмосфера Земли
  7. Атмосфера Земли.
  8. АТМОСФЕРА И ЕЕ СВОЙСТВА
  9. Атмосфера как способ репетирования.
  10. Атмосфера – кожа биосферы.
  11. Атмосфера. Гидросфера. Литосфера и внутреннее строение Земли

Мерцающие огоньки растянулись на милю вперед, и первые ряды уже входили в полосу света у здания мэрии. Как только процессия ступила на широкую мостовую Маркет-стрит, чтобы пройти к зданию мэрии, телерепортеры кинулись снимать шеренгу людей со СПИДом, несущих огромный плакат "Боремся за нашу жизнь". Клив знал, что этот кадр обойдет весь мир, и на нем должны быть запечатлены люди со СПИДом - живые, реальные.

Марш так активно освещался в средствах массовой информации, что Кливу было немного стыдно - почему такая идея не пришла в голову ему самому? Вся пресса пестрела заголовками и передовицами о СПИДе. Сама мэр, Диана Фейнстейн, приняла у себя в офисе группу больных СПИДом и объявила, среди объятий и речей, о проведении в городе "недели против СПИДа".

Клив Джонс сделал свое дело. Фонд информации о саркоме Капоши теперь меняет название на Фонд против СПИДа, и он, Клив, Фонду больше не нужен. Из группы нарушителей спокойствия Фонд постепенно превращался в респектабельную бюрократическую организацию, озабоченную различными формальностями. Откровенно говоря, эта длинная процессия со свечами не столько воодушевляла, сколько печалила. Все большее и большее число его друзей получали "диагноз". Для большинства это слово теперь не требовало пояснений; говорили: такому-то поставили диагноз - и никому не приходило в голову спрашивать, какой именно диагноз.


24 мая 1983 года, Нью-Йорк

"Сексуальная революция начала пожирать своих детей. А среди революционного авангарда - активистов, борющихся за права геев - уровень смертности самый высокий и продолжает расти".

"Бедные гомосексуалы - они объявили войну природе, и теперь она обрушила на них свое ужасное возмездие", - писал Патрик Бьюканен, в свое время составлявший речи президенту Никсону.

Этот комментарий, появившийся одновременно во многих газетах на всей территории США, был ударом, которого с тревогой ожидали гей-политики уже давно.

Как большинство экстремистов, Бьюканен не особенно заботился о логичности своих аргументов. Заявив, что либералы пытаются скрыть от общества такую страшную угрозу, которую представляют гомосексуалы, - носители СПИДа. Процитировав массу не относящихся к делу цифр, он в заключение добавил, что гомосексуалов следует отстранить от профессий, имеющих контакт с пищевыми продуктами.



Через несколько дней Бьюканен разразился еще одной статьей. Геи, по его словам, не только были убийцами гемофиликов и получателей донорской крови. Они ставили под угрозу жизни невинных детей, работая педиатрами или воспитателями детских садов. Бьюканен писал - "Лозунгом гей-движения всегда было: то, чем мы занимаемся, - наше личное дело, поскольку не затрагивает других. Теперь, когда разнузданное поведение гомосексуалов в Нью-Йорке и Сан-Франциско несет с собой смерть, от этого лозунга придется отказаться".


17 июля 1983 года, Сан-Франциско

Гэри Уолш пристально смотрел в зрительный зал. Шел прямой эфир спутникового телемоста на тему "СПИД: анатомия кризиса"… Оппонентом Гэри был преподобный Джерри Фолвелл из Вирджинии. Этот священник-фундаменталист выступал, по его словам, не против гомосексуалов, а против их "извращенного поведения". "Если администрация Рейгана не перейдет в решительное наступление против всего того, что привело к голубой чуме в нашей стране, не позднее чем через год президент будет нести личную ответственность за то, что допустил, чтобы эта чума косила невинных американцев. Нарушив законы нравственности, здоровья, гигиены, вы пожинаете то, что посеяли. Нельзя безнаказанно потрясать кулаком перед лицом Господа", - гремел преподобный Фолвелл.

"Бог, в которого я верю, не мстительный Бог", - парировал Гэри. - "Когда в пятидесятых годах дети умирали от полиомиелита, это не было Божьей карой. Вряд ли есть худшее извращение, чем использовать религию для оправдания ненависти к ближнему".

Фолвелл благообразно улыбнулся. "Вам, Гэри, я посылаю свое сострадание, любовь и молитвы".

"Я благодарен вам за молитвы. Но я не чувствую в ваших словах ни сострадания, ни заботы, ни любви ко мне - ведь я гей. До меня доходит лишь ваша ярость, нетерпимость, желание заклеймить. Но никак не сострадание".

‡агрузка...

"Вам лично я сострадаю",- ответил Фолвелл, - "Но я бы покривил душой, если бы сказал, что считаю гомосексуальный образ жизни приемлемым".

Затем преподобный сообщил, что в его церкви работают семь психологов и психиатров, которые помогают желающим излечиться от гомосексуальности.

Гэри ответил, что он как раз от гомосексуальности излечиваться не хочет.

"Я хотел бы сейчас, при всех пригласить Джерри Фолвелла приехать в Сан-Франциско и провести со мной один день. Я хочу открыть ему свое сердце. Может быть, мы можем чему-то научиться друг у друга. Я даже готов оплатить ему дорогу".

"Гэри, я с удовольствием это сделаю, и дорогу оплачивать мне не надо. Я приеду, и мы проведем вместе день, и будем читать Евангелие и молиться. Напишите мне. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь".

На этом телемост закончился. Гэри написал пастору, напомнив его обещание приехать в Сан-Франциско. Ответа не последовало, и Гэри нисколько не удивился…

Прошло два месяца. Гэри Уолш в очередной раз лежал без сна, когда она пришла - с длинными белыми волосами, протянув к нему руки. Гэри узнал ее - это была мать его близкого друга, умершая несколько месяцев назад. Она была ослепительно красива, на ее лице сияла улыбка, и она говорила: "Не бойся, родной. Я помогу тебе перейти эту черту. Здесь совсем не плохо".


Август 1983, Сан-Франциско

Прошло около года с момента операции по замене сердечного клапана, но здоровье Франсис так и не поправилось. Тяжелый псориаз прогрессировал; и она так и не смогла набрать потерянные после операции килограммы. Ее то бросало в холодную дрожь, то она профузно потела от лихорадки, она все чаще жаловалась на затрудненное дыхание, и у нее совсем не было аппетита. Иногда Боб держа жену за руку тихо плакал, чувствуя неимоверную жалость и скорбь, отчаянно понимая, что он ни чем не может ей помочь. Подозрения Кэти стали еще навязчивее, после того как она прочитала статью о смерти состоятельной леди Мэри Ричард Джорстоун, которая умерла после переливания крови предоставленной банком крови «Irwin Memorial». В конце концов, Кэти настояла, что бы Боб сходил к семейному врачу и напрямую спросил, не могла ли ее мать получить СПИД при переливании. И хотя врач настоятельно убеждал Боба, что в перелитой крови не было обнаружено никаких признаков инфекции, Кэти по-прежнему сомневалась. Несколько дней назад супруга ее боса, дала Кэти брошюрку с семинара, посвященного СПИДу – почти все симптомы, перечисленные в этой книжечке, напоминали недуг ее матери…


Сентябрь 1983 год, Ванкувер

Гаэтану Дуга нравилось, как прежде облачаться в темно-синюю униформу "Эйр-Канада". Хотя он все более слабел, и здоровье его ухудшалось, ему пришлось вернуться на работу. Персонал авиалинии возмущался, что приходится работать рядом с больным СПИДом, в администрацию сыпались жалобы. Но "Эйр-Канада" - государственная авиалиния, и дискриминация там запрещена. Гаэтана ставили на короткие рейсы, обычно из Ванкувера в Калгари, чтобы он не очень утомлялся.

Как-то вечером Гаэтан с другом смотрели телемост, в котором выступал пастор Фолвелл. К удивлению друга, Гаэтан не отпускал обычных саркастических шуточек, а напротив, мрачно молчал.

"Может быть, Фолвелл прав", - наконец произнес Гаэтан. - "Может, это и вправду - кара".

Нередко по ночам его охватывал страх, и он звонил друзьям, чтобы кто-нибудь переночевал у него в комнате на диване. Одиночество было непереносимо.

 


Декабрь 1984 года, Сан-Франциско, Медицинский центр

Дочь Франсис Кэти, изучив всю имеющуюся научную литературу, была убеждена, что у ее матери СПИД, но врачи были непоколебимы и списывали всё на какие угодно болезни, но только не на СПИД. Между тем, Франсис с каждым днем становилась все слабее и слабее. 23-го декабря начались серьезные проблемы с дыханием - Франсис срочно перевели в отделение интенсивной терапии.

На следующий день она могла дышать только через кислородную маску, и была очень расстроена, что не может давать домочадцам обычные предпраздничные указания - как сварить говядину, или приготовить картофельное пюре. Она уже не могла быть главной поварихой на кухне и весело управляться с внучатами. В это рождество все в семье пытались быть жизнерадостными, ожидая в вестибюле медицинского центра, но никто не представлял, что увидит свою маму и бабушку безнадежно ослабевшей, подключенной к дыхательному аппарату…

Через три дня доктор сообщил Бобу - биопсия легких показала, что у Франсис крайне редкая пневмоцистная пневмония. Он упомянул, что такие пневмонии иногда отмечаются у больных СПИДом, но диагноз он изменять не будет. Когда Боб рассказал об этом Кэти, она лишь обреченно вздохнула - «Скорее всего, у мамы СПИД».

Кэти Борчет находилась на работе, когда сослуживец вручил ей копию официального отчета, в котором на стр. 8 было написано – банк крови «Irwin Memorial» признал факт заражения пациентки Медицинского центра Сан-Франциско, через переливание крови, предоставленной компанией «Irwin» в августе 1982 года… Кэти заплакала, но никому в семье решила не говорить об этом…


25 декабря 1984 года, Са-Франциско

Президент компании «Irwin Memorial» Брайан МакДонах выступил с телеобращением. Он сказал – «Пациентка Медицинского центра Сан-Франциско Франсис Борчет является 100-ым известным нам американцем, зараженным при переливании крови. Избрав новый курс максимальной открытости, компания «Irwin» будет общественно объявлять о каждом новом случае заражения». Потом МакДонах добавил – «К огромному нашему сожалению выяснилось, что более двадцати человек больных СПИДом становились донорами «Irwin Memorial» и их кровь была перелита, по крайней мере, 72 жителям Сан-Франциско. Банк крови «Irwin» прогнозирует, что еще около 20-ти получателей наших кровепродуктов могут заразиться в будущем году».

Двенадцать из 5300 образцов крови проверенных в «Irwin Memorial» были заражены вирусом СПИДа, то есть в Сан-Франциско один из четырехсот сорока доноров был болен. Американский Красный Крест официально сообщил, что в целом по стране у одного донора из пятисот имеется позитивный анализ на вирус. Проведенное позже расследование, показало, что еще как минимум 150 зараженных доноров сдали свою кровь, которую впоследствии перелили не 20-ти, а более чем 200-стам пациентам.

Политика чистосердечности «Irwin» разъярила другие банки крови все еще использующие риторическую статистику, что «шанс заразится СПИДом при переливании, не превышает один случай на миллион». Индустрия крови по-прежнему приносила миллиардные прибыли…


Апрель 1985 года, Сан-Франциско

Через несколько дней выписавшись из стационара, Франсис вернулась домой. Она чувствовала себя очень больной и утомленной. И хотя ее псориаз немного уменьшился после массированной антибиотикотерапии пневмонии, ее тело все еще было покрыто многочисленными красными бляшками, и сквозь эту тонкую пятнистую кожу торчали кости. Глядя на мать Кэти вспомнила фотографии жертв концлагерей, которые она видела в книгах о Второй Мировой Войне. С приездом Френсис обстановка в доме изменилась – все явственно понимали, что они теперь более уязвимы перед СПИДом. Врачи советовали принимать меры предосторожности – использовать перчатки при мытье посуды и стирке белья, однако успокаивая при этом, что все это делается лишь на всякий случай.

Боб Борчет чувствовал, как его сердце сжимается, когда он наблюдает свою обессиленную жену на кровати в доме, в котором они прожили столько счастливых лет. Франсис совсем отказалась от еды и очень мало пила. Боб и Кэти методично отмечали каждый стакан, выпитой ею воды, считая глоток маленькой победой над болезнью. К середине апреля у Франсис, ко всем прочим недугам, прибавилась выраженная лимфоаденопатия, идиопатическая пурпура, мастит и молочница. Каждое утро ее мучил грубый кашель, становившийся день ото дня все сильнее. Боб, Кэти и остальные члены семьи уже не сомневались – конец был близок. Легкие Франсис были заполнены жидкостью, она непрерывно потела от свирепых лихорадок. Постепенно она начала заговариваться и по мере того как шли дни, ее речь становилась все более непонятной, она все время что-то тихо бормотала про себя.

В воскресенье Франсис очень отчетливо попросила дочь, что бы та сняла с нее все украшения - она не хотела быть похороненной в обручальных кольцах. Отеки были уже настолько выражены, что Кэти не смогла самостоятельно снять кольца с разбухших пальцев матери - администрации госпиталя пришлось вызвать слесаря для того чтобы срезать золото.

Через два дня Франсис впала в кому…


31 мая 1987 года, Вашингтон


1 | 2 | 3 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)