АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Уровни Ярусы

Читайте также:
  1. Билет 12. Предмет социальной философии. Уровни анализа общественных отношений
  2. Билет № 1 Понятие мировоззрения, его основные сферы, уровни и типы.
  3. Виды групп и уровни их развития
  4. Виды и уровни менеджмента предприятия
  5. Водородоподобные атомы. Энергетические уровни. Квантовые числа.
  6. Вопрос: Правовая культура: понятие, уровни, виды, функции.
  7. Глава 3. Уровни, структура и функции идеологии как категории политической науки
  8. Глава 6. Иерархические уровни сатанизма
  9. Глава 8. Эмпирический и теоретический уровни научного исследования
  10. Глава VI. Уровни освоения действительности
  11. Денежный рынок. Деньги, их виды. Спрос и предложение на рынке денег. Банковская система, ее уровни. Функции Центрального банка и коммерческих банков.
  12. ДИАЛЕКА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ЖИЗНИ. УРОВНИ ОРГАНИЗАЦИИ ЖИВОЙ ПРИРОДЫ.

1. Предложение. Автор написал книгу. суперзнаковый ярус

2. Словосочетание. Автор написал; написал }

книгу.

3. Слово. Книга, автор, написал } знаковый ярус

4. Морфема. Книг-а,. на-пис-а-л, автор

5. Слог. Кни-га, на-пи-сал, ав-тор

6.Фонема. К-н-и-г-а, н-а-п-и-с-а-л, а-в-т-о-р } субзнаковый ярус

Какая единица в этой схеме вызывает максимум возражений и почему? Слог – результат синтагматики фонем, но это единица звучащей речи, не имеющая ни собственной функции, ни смысловой значимости (как фонема).

Что мешает признать словосочетание особой единицей? По сути словосочетание – это синтагматика слова. У него нет собственной функции.

Функциональная однородность элементов и вытекающая из этого их качественная специфика – то условие, которое не может нарушаться при членении линейного речевого потока на каждом уровне анализа.

Какой еще аспект теории языковой структуры отражает последняя схема? Мы говорили о гетерогенности языковой системы, о неодинаковом знаковом статусе различных элементов языка. А.Е. Супрун использует термины субзнак для фонемы и суперзнак для предложения, таким образом охватывая все элементы языка понятием знаковости, не отказываясь в то же время от идеи гетерогенности (ярусности) системы. Необщепринятым является и разведение понятий уровень (языковых единиц) и ярус (семиотической структуры языка).

Таким образом, наиболее принятым сегодня является выделение четырех языковых единиц, каждая из которых отвечает требованию функциональной и качественной специфики: предложение, лексема, морфема, фонема. Однако эти единицы неравноценны с точки зрения их восприятия носителем языка. Для носителей языка реально существуют только предложение (высказывание) и слово, тогда как морфемы, а тем более фонемы могут быть выделены лишь в результате лингвистического анализа. Это различие связано с различной ролью этих единиц: предложение и слово имеют самостоятельное бытие (предложение - в речи, слова – в словаре и в нашей памяти), морфема и фонема – несамостоятельные единицы, существующие только внутри слова и служащие для его построения и опознания. Поэтому морфему и фонему называют строевыми единицами языка. К строевым единицам – по отношению к предложению – может быть отнесено и словосочетание.



4. Эмические и этические единицы. Мы уже говорили о том, что каждая языковая единица - это инвариант, в речи представленный совокупностью вариантов. В лингвистической терминологии различие языковых и речевых явлений отражено в оппозиции классов терминов. В метаязыке лингвистики для выражения специального смысла ‘принадлежащий языковой системе, а не речи’ используется словообразовательный компонент-финаль -ема, извлеченная из термина фонема и явно соотносящаяся с термином система. Соответственно, все термины, которые оканчиваются на -ема, обозначают как собственно языковыеединицы, так и обобщенные классы языковых явлений.

Кроме хорошо известных терминов фонема, морфема, лексема, сюда могут быть отнесены морфонема, синтаксема (термин Г.А. Золотовой), семема (содержательный аспект слова), информема, прагмема, графема, граммема. Однако есть и исключения, когда единица эмического уровня обозначена термином иной модели: предложение, лексическое значение (=семантема), фразеологизм грамматическая форма, грамматическое значение, грамматическая категория (история термином крылема).

И наоборот, существуют термины, которые обозначают особые типы вариантов фонемы, морфемы и под., т.е. понятие этического уровня, уровня вариантов, уровня речи. Для этих последних нет регулярной терминологической модели (ср высказывание, словоформа, смысл, аллофон, звук, алломорф, морф).

<…>

5. Отношения между единицами одного типа. Единицы одного типа могут вступать в отношения двух видов:

- парадигматические отношения, которые основаны на сходстве языковых фактов при их одновременной противопоставленности и объединяют единицы одного типа в классы – парадигмы;

- синтагматические отношения, которые основаны на линейном характере речи и закрепляют в памяти носителей языка типовую сочетаемость одной единицы с другими единицами того же уровня.

Парадигмы могут быть разной степени обобщенности, образуя внутриуровневую иерархию:

‡агрузка...

класс единиц, т.е. сверхпарадигма - например,фонемы

типы (разряды) единиц – например, вокализм и консонантизм

оппозиция единиц – например, (и- ы - у)

варианты единицы (инварианта), т.е. микропарадигма – например, (ъ, α, о) – варианты <о>

В синтагматические отношения вступают обычно единицы разных прадигматических классов, например, разных частей речи, хотя возможны субстантивные синтагмы (генетивные конструкции).

Парадигмы объединяют как минимум две единицы, но чаще они многочленны. Синтагма, как ее интерпретировал Соссюр, всегда двучленна, причем один компонент ее составе зависит от другого (внутренняя синтагма основы и флексии, внешняя синтагма-словосочетание). Однако, как отмечает Солнцев, термин синтагматический не предполагает обязательной двучленности, а только линейное следование в речи.

В речи и тексте синтагматические отношения преобладают над парадигматическими. Однако это вовсе не означает, что парадигматические связи в тексте отсутствуют. Во-первых, тематическое единство речи/текста предполагает выборочное использование слов одного семантического поля, родовых и видовых номинаций, синонимов, антонимов и т.п. (в данном абзаце слова парадигма и синтагма, многочленна двучленностьодночленна, внутреннийвнешний, речь и текст, связи//отношения); во-вторых, возможно возникновение новых, собственно текстовых парадигматических отношений обычно в результате расширения и сдвигов синтагматической сочетаемости слов (так, у Соссюра через сравнение в парадигму термина язык вовлечено слово шахматы, в парадигму термина знак созданные им термины означающее и означаемое).

<…>

6. Отношения между единицами разных типов. Уровни языка. Термин уровень восходит к американской школе структурализма и конкретно к Блумфильду. Однако у дескриптивистов это понятие чисто методическое, связанное с последовательными этапами анализа языка и построения его модели. Кстати, они выделяли только два уровня: фонемный и морфемный, рассматривая и слово, и предложение как комбинаторику морфем.

В.М. Солнцев в статье «Об уровнях языка» обращается к понятию языковых уровней, или ярусов как к понятию онтологическому, за которым стоит языковая реальность. Уровень объединяет все единицы данного типа, образуя их сверхпарадигму. Внутри уровня (и только внутри него) реализуются все парадигматические и все синтагматические отношения одноименных единиц.

Между уровнями существуют иерархические отношения которые определяются как отношение единиц разной степени сложности, при этом менее сложные единицы входят в состав более сложных единиц как составные части и каждая менее сложная единица потенциально может выступать как предельно простой случай более сложной единицы. Последнее положение можно проиллюстрировать следующим примером, аналогичным примеру А.А. Реформатского, с помощью которого он демонстрирует качественное, а не количественное различие языковых единиц: <А> – фонема, стен-а – морфема; не подруга, а знакомая – слово (союз или междометие), А? – однословное междометное предложение.

Если смотреть с точки зрения производства речи, то единицы более низкого уровня «входят в» единицы более высокого уровня. С точки зрения анализа (членения) речевого потока единицы более высокого уровня «состоят из» единиц более низкого уровня. Формула «входят в...» и «состоят из...», по Солнцеву, является формулой иерархических межуровневых отношений.

Итоговое определение уровня (яруса) языка у Солнцева такое: «уровень языкаэто предельно широкая совокупность относительно однородных единиц, которые в пределах своего уровня не обнаруживают иерархических отношений друг к другу, но реализуют все свои синтагматические и парадигматические отношения».

Традиционной является четырехуровневая модель языковой структуры:

синтаксический уровень - синтаксис

морфологический уровень морфология

лексемный уровень – лексикология

словообразовательный уровень словобразование

морфемный уровень – морфемика

[морфонологический уровень морфонология]

фонетико-фонологический уровень – фонология

Очевидно, что эта модель, которая издавна стихийно использовалась в грамматиках, удобна для организации описания языка и выводит нас на соответствующие разделы описательного языкознания. Однако не менее очевидна неполнота этой модели. Вызывает недоумение отсутствие таких «уровней», как морфологический и словообразовательный, которым вроде бы ничто не соответствует в сегментировании линейного речевого потока, но без которых язык невозможно представить. Эти уровни иногда рассматривают как промежуточные, единицы которых формируются на одном уровне, а функционируют на другом. Так словообразовательный уровень располагается между морфемным и лексемным, а морфологический – между лексемным и синтаксическим.

Иногда включают в эту схему морфонологический уровень, единицей которого является морфонема, т.е. ряд чередующихся в составе одной морфемы фонем (например, к//ч, г//ж, х//ш, б//бл).

Уровневая модель языка – научная абстракция, которая в силу этого вызывает критику. В книге Б.Н. Головина и Ф.М.Березина «Общее языкознание» (1979: 148) в качестве альтернативы предложена другая модель - модель «автономных механизмов языка».

<…>

Значительно результативнее и уже проверена временем «полевая» методика описания языковой структуры на основе понятия функционально-семантических полей, применяемая в функциональной грамматике А.В. Бондарко. Среда понимается как окружения системного элемента, влияющее на его смысловую функцию, при этом А.В. Бондарко различает понятия парадигматической среды, которая включает разноуровневые элементы языковой системы, и речевой среды – лингвистический и экстралингвистический контекст, в который включен языковой факт. Взаимодействие изучаемой микросистемы и ее разноуровневой парадигматической среды и создает функционально-семантическое поле.

ФСП, в основе которого лежит понятийная категория (например, темпоральности), имеет

- ядро (центр) – морфологическую категорию (времени глагола), единицы которой специализированы в языковой системе на регулярном выражении семантики понятийной категории,

- и периферию, которая включает семантически и функционально связанные с ядром языковые элементы других уровней, лексического (прежде всего наречия времени) и синтаксического (соотношение временных форм в рамках таксиса).

<…>

<…>

Явление переходности в языке. Но и за пределами структурализма, в традиционном описательном языкознании, копились факты, которые не укладывались в существующие лингвистические таксономии. Классификации строятся на строго логической основе. Каждое языковое явление получает внутри таксономии качественную определенность через набор классификационных признаков и занимает свое место в классификации по сходству и противопоставлению с другими однородными фактами описываемой подсистемы или микросистемы.

В то же время еще Л.В. Щерба высказывал сомнения в надежности научных классификаций частей речи, считая наиболее адекватной объекту распределение слов по морфологическим классам в соответствии с языковым чутьем носителя языка. Классификация – это всегда схема. модель, некий идеал, который никогда не в состоянии отобразить всего разнообразия фактов естественной языковой системы, системы «живого как жизнь» языка.

В поле зрения ученых постоянно попадали факты двух родов:

- одни из них не имеют полного набора признаков, необходимых для отнесения их к определенному классу явлений;

- другие. напротив, сочетают в себе признаки разных классов, а потому не могут быть отнесены без натяжки ни к одному из них.

Таким образом и качественная недостаточность. и качественная избыточность приводили к одному результату. Такие факты в языке стали называть переходными, а само явление – переходностью. Причина переходности – в расширении зоны функционирования языковой единицы.

Переходность может быть межуровневая и внутриуровневая. К межуровневой переходности можно отнести следующие факты (приведём некоторыепримеры):

- между фонологическим и морфемным уровнем находятся асемантические морфемы-интерфиксы, появляющиеся в структуре слова как фонетические прослойки между морфемами и приобретающие функцию словообразования (соединительные гласные);

- между уровнем слова и словосочетания находятся фразеологизмы и составные номинации, которые имеют форму словосочетаний, но семантически целостны, подобно слову;

- между уровнем слова и предложения располагаются однословные слова-предложения ДА и НЕТ, не входящие ни в одну часть речи и функционирующие чаще всего как предложение.;

<…>

На каждом уровне языковой системы можно обнаружить внутриуровневые переходные явления:

- сонорные согласные можно рассматривать как переходную зону от гласных к согласным, так как они могут функционировать как гласные (могут быть слогообразующими, перед ними глухие не озвончаются);

- аффикс-показатель инфинитива соединяет в себе свойства суффикса (грамматическая функция) и флексии (не входит в словообразующую основу);

- в продуктивных моделях сложных слов один из корней может утрачивать вещественную семантику, сохраняя лишь семантику абстрактную, свойственную аффиксам: так возникают аффиксоиды (садовод, пчеловод, овцевод, овощевод, розовод, устрицевод и т.п., где –вод обозначает ‘лицо, занимающееся разведением того, что названо первой основой’);

- причастие как особая форма глагола, соединяет признаки глагола и прилагательного, отсюда и его особый статус, и споры о его частеречной самостоятельности/несамостоятельности;

<…>

Все перечисленные явления переходности присущи системе. Кроме того, существует переходность как процесс превращения единицы одного класса в единицу другого класса. Это хорошо известно по таким явлениям, как субстантивация разных частей речи, адъективация причастий. В этом случае переходность связана с изменением семантики и функционирования слова и обязательно сопровождается потерей свойств исходного класса (причастие теряет глагольные категории, прилагательное – изменяемый род и степени сравнения). Такого рода переходность может затрагивать языковую систему, а может и оставаться на уровне речи.

Очень интересно в этом отношении слово один, разные значения которого имеют разную частеречную природу. Ср.: Один в поле не воин. – сущ-е; Выхожу один я на дорогу. Осталась я совсем одна. – прилаг-е; Тебе один человек звонил. – неопред. местоим; В бой идут одни старики. – ограничит. частица.

Таким образом, распространенное явление переходности свидетельствует о нестрогости, нежёсткости языковой системы.

 

<…>

 

 

Развернутая характеристика современной лингвистической парадигмы рубежа 20-21 веков предлагается в статье Е.С. Кубряковой («Язык и наука конца 20 века», М., 1995) - 4-я часть этой большой статьи. (В тестовых заданиях будут вопросы по этому разделу, в частности, о четырех признаках, определяющих «большую парадигму» современного языкознания.Имеются в видуэкспансионизм, антропоцентризм, неофункционализм и экспланаторность.)

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.015 сек.)