АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Это будут действительно очень сложные выходные. BPOV

Читайте также:
  1. VIII. ПЛОХИЕ И НЕ ОЧЕНЬ ХОРОШИЕ ГЕРОИ СТАНОВЯТСЯ ЛУЧШЕ
  2. А НЕ БУДУТ ЛИ ОНИ ВОРОВАТЬ?
  3. Андервуд посмотрела на него, прищурив один глаз. Она хотела что-то сказать, но мысль о том, то Алекс очень похож на Мэйсона, сбила её. Франческа быстро ушла в зал.
  4. Ацтеки имели очень хорошо поставленное образование, преподавались такие дисциплины, как: религия, астрономия, история законов, медицина, музыка и искусство войны.
  5. В46. Недействительность, прекращение и приостановление действия международных договоров.
  6. Вещи манципируемые и неманципируемые, простые и сложные в римском праве.
  7. Возможность и действительность
  8. Возможность и действительность.
  9. Восприятием называют психический процесс отражения предметов и явлений действительности в совокупности их различных свойств и частей при непосредствен-
  10. Вы говорили о таком большом количестве методов и техник. Стремление преуспеть в них очень велико. Как нам преодолеть это великое нетерпение?
  11. Вывод: чем больше автомобилей в обществе, тем больше времени – начиная с определенного рубежа — люди будут тратить и терять на поездки. Это математический факт.
  12. Гидробионты (водные) – обитают только в воде. Гидрофилы (гидрофиты) – очень влажные среды (лягушки, дождевые черви). Ксерофилы (ксерофиты) – обитатели засушливого климата.

Белла

День начался прекрасно, как обычно. Я проснулась в восемь и улыбнулась, чуть прищурившись под тёплыми солнечными лучами, пробивающимися сквозь тонкие занавеси спальни. Огромные окна открывали чудесный вид на цветущий сад. Бледно розовые лилии грациозно и медленно покачивались на голубой глади озера, на которой отражались зелень деревьев и кустов, яркость цветов и лучи солнца, заставляющие воду поблёскивать. С лёгким дуновением ветра, тонкая органза занавесок грациозно колыхнулась, открывая ещё более широкий вид на сад. Какое чудесное весеннее утро!
Я повернула голову влево, и всё умиление природой отошло на второй план при виде чего-то действительно восхитительного.
Его голова была мирно откинута на подушку, волосы, как обычно в лёгком беспорядке, поблёскивали на солнце благородной бронзой, безупречные пухлые губы чуть приоткрыты, длинные чёрные ресницы бросали неровные тени на щёки, совершенные острые скулы подчёркивали его мужественность. Удивительно красив…
Стройное и мускулистое тело с тонкой дорожкой волос, ведущей ровную линию от груди и прячущейся под одеялом, прикрывающим бёдра, так и манило прикоснуться к нему, провести рукой, поцеловать…
И чем я заслужила такого мужчину?
Мы женаты уже шесть лет, а я до сих пор не перестаю восхищаться его красотой.
Эдвард Каллен, мой муж…
Я заворожено на него любовалась, как вдруг комнату наполнил противный звон будильника. Эдвард стал шевелиться, и я резко повернулась к тумбочке, чтобы прекратить этот визг, но его там не было. Повернув голову, я увидела, что этот проклятый пищащий предмет стоял на тумбочке Эдварда, и рывком подскочила к будильнику, чтобы выключить его, изо всех сил стараясь удержать равновесие (чем я никогда не страдала) и не упасть на мужа.
Когда я нажала кнопку, и этот мерзкий звук прекратился, я почувствовала, как сильные тёплые руки обвили мою талию. Опустив голову вниз, я встретилась взглядом с двумя красивыми изумрудами, в которых сверкал дерзкий огонёк, от чего я почувствовала, как у меня трясутся коленки.
- Мне определённо нравится, начало этого дня! – с улыбкой сказал он, глядя на мою грудь, которая была как раз на уровне его носа, прикрытая лишь очень тонкой белой ночнушкой. Прекрасно, Белла, ты в восемь часов утра домогаешься собственного мужа!
Под его пристальным взглядом я засмущалась и покраснела, отдаляясь от него, но не тут то было… Рывком Эдвард притянул меня к себе, прижимая за талию, и чем-то явно забавляясь.
- И что тебя так смешит? – поинтересовалась я, пряча раскрасневшееся лицо у него на груди. Какая же мягкая кожа…
- Да так… просто ты не перестаёшь меня удивлять… мы с тобой женаты шесть лет, а ты до сих пор смущаешься и краснеешь под моим взглядом, – расхохотался он.
- Знаешь, что?... – провокационно спросила я, и запнулась, придумывая чем бы пригрозить своему наглому и упрямому мужу.
- Что? – улыбаясь, спросил он, прекрасно понимая, что мне нечего сказать.
- Останешься без завтрака! – смущённо улыбнулась я, увиливая из его объятий. Мне этого жутко не хотелось, но сейчас утро Понедельника, и валяться в кровати возможности не было.
- И как я это переживу? – театрально вздохнул он, поднимаясь на локтях, чтобы лучше меня видеть, - и что, позволишь любимому мужу умереть с голоду?
- Любимому, может, и не позволила бы! – ехидно улыбнулась я, надевая халат.
- А вот за это ты поплатишься! – грозно сказал он, всё ещё улыбаясь, и рывком поднялся с кровати. Я тут же вскрикнула, убегая в сторону ванной, но у самой двери меня резко подхватили сильные руки, прижимая спиной к сильной груди любимого супруга.
- Ну что? Кто твой любимый муж? – весело спросил он, начиная меня щекотать. Так не честно! Он же знает, что я не могу это выносить! – кто твой любимый муж?
- Тыыыы!!! Ай, Эдвард, перестань… щекотно, не надо! – сквозь смех кричала я.
- Вооооот! Будешь знать, как мужа голодом морить, – хохотнул Эдвард, отпуская меня.
- Какой же ты ещё ребёнок, Эдвард Каллен! – возмутилась я, направляясь в ванную.
- Такой же ребёнок, как и ты, Белла Каллен! – с ехидством ответил он, делая акцент на последнем слове.
Я быстро приняла душ, почистила зубы, собрала волосы и одела лёгкое платье, в котором любила ходить дома. Выходя из спальни, я встретила Эдварда, спускавшегося с ванной на третьем этаже. Чёрные фланелевые штаны сидели очень низко на бёдрах, идеальный торс был всё ещё немного влажный от воды, широкие плечи чуть прикрыты белым полотенцем, а с красивых мокрых бронзовых волос стекали капли воды. Боже помоги! И какой придурок сказал, что с годами супружеской жизни страсть утихает?
- А теперь доброе утро милая, – мягко промурлыкал он, притягивая меня за талию к себе, припадая к моим губам в сладком нежном поцелуе.
Я почувствовала, как у меня задрожали колени, как весь мир поплыл перед моими глазами, и единственное, что в нём осталось, был Эдвард.
Он быстро оторвался от моих губ и, улыбнувшись, зашёл в спальню. На минуту я ощутила какую-то странную горечь и инстинктивно дотронулась пальцами к своим губам, где всё ещё горел след поцелуя. Эдвард всегда так легко мог отстраниться, отпустить меня, и, как ни в чём не бывало, уйти по своим делам. А я наоборот… Когда он ко мне прикасался, целовал, ласкал, или просто смотрел, для меня весь мир переставал существовать, всё уходило на второй план, и я была не в силах оторваться, без него у меня просто подкашивались коленки, а сердце дьявольски саднило… Каждый раз, когда Эдвард был рядом, я ощущала непреодолимую тягу… И самое ужасное, что эту тягу чувствовала только я.
- Белла, всё в порядке? – обеспокоено спросил Эдвард, обхватывая моё лицо руками.
- Д-да… Я просто… задумалась… - беззаботно улыбнулась я, – ты одел футболку? – спросила я, проводя рукой по мягкому белому хлопку.
- Да.
- Зря, – сказала я, направляясь на кухню, вызывая у него очередной смешок.
Как только мы спустились вниз, на втором этаже раздался быстрый задорный топот, и мы с Эдвардом улыбнулись, переглянувшись. Шаги приближались, и Эдвард отступил чуть в сторону, прячась под лестницей, пальцем показывая, чтобы я молчала.
Я кивнула и принялась готовить завтрак, улыбаясь про себя. Вот дети малые.
- Доброе утро! Доброе утро! Доброе утро! – весь дом заполнил звонкий весёлый и самый любимый на свете голосок.
- Мамочка, а где пап… - моя любимая дочка не успела договорить, так как из-под лестницы быстро выпрыгнул Эдвард, обнимая Несси, поднимая на руки и кружа.
- Папочка! – весело кричала дочка, задорно смеясь, обнимая Эдварда, а я просто стояла и любовалась этой картиной.
- А кто эта красивая девочка? Неужели эта принцесса моя дочка? – улыбнулся Эдвард, целуя Ренесми и очень аккуратно ставя на пол.
- Доброе утро, папочка! – Чмокнула его в щёчку Несси, обвивая шею руками.
- Доставить тебя к маме?
- ДА!
Он усадил её к себе на спину и осторожно повёл в мою сторону.
- Доброе утро, мамуля! – ласково сказала она, обнимая меня и нежно целуя в щеку.
- Здравствуй, моя хорошая. Ты хорошо выспалась?
- Отлично! Мне снилось, что папа купил мне новый домик для барби, такой, знаешь… ну он такой розовый и с конюшней!- невинно захлопала глазками моя дочурка, глядя на Эдварда. Мы с ним переглянулись и иронично закачали головой.
- Так, пусть папа доставит тебя сначала к столу, ты позавтракаешь, а потом можешь сколько угодно его раскручивать! Всё уже готово и остывает.
- Так вот, в моём сне мне было очень весело играть, а барби очень нравился её новый дом!
- Праааавда? – протянул Эдвард, сдерживая улыбку, - и по какому же адресу этот дом можно купить?
- Ист Сайд Ривер 28, Детский Торговый Центр «Kiddi», стоимость 280$, цвет розовый. – на одном дыхании ответила Несси, и мы с Эдвардом дружно рассмеялись. Вот уже маленький манипулятор! Я собирала Ренесми в школу, зачёсывая её волосы, время ещё оставалось, и до её частной школы всего пятнадцать минут езды, а Джеймс, личный водитель Несси, при необходимости может доехать и за пять минут.
- Мамочка, а почему, когда я в школе на уроке о родителях сказала, что мой папа – президент, учительница меня исправила.
- Она просто неправильно тебя поняла, солнце. Твой папа – президент корпорации, а она подумала, что ты имела в виду президента США. – объяснила я.
- Какие непонятливые учителя! – пробубнила она, надувая губки, а я еле подавила смешок. – Я знаю нашего президента! У него чёрная кожа, Белый дом и маленькая собачка!
- Да, милая, правильно. – рассмеялась я, надевая ей портфель на плечи.
- Да… и я вот тут подумала… если у папочки уже не будет чёрной кожи и Белого дома, так, может, давай купим ему хотя бы собачку? – с ангельским выражением лица посмотрела на меня Несси. Манипулятор!
- Ну конечно… это исключительно для папочки! – улыбнулась я. – Детка, садись в машину к Джеймсу, а мы с папой сейчас подойдём. – сказала я, целуя дочку.
Я помогла Эдварду застегнуть рукава рубашки и завязала галстук, после чего мы двинулись вниз во двор.
- Джеймс, ты можешь быть свободен пока, мне нужно в юго-западный офис, и я отвезу дочь в школу сам. – уверенно сказал Эдвард, открывая свой чёрный «Aston Martin». – Милая, пока, целую! – он подошёл ко мне и, запечатлев мягкий поцелуй на моих губах, сел в машину и уехал.
В сердце снова как-то засаднило, и у меня тут же родился один маленький план, что заставило меня улыбнуться.
Войдя в дом, я сразу подлетела к телефону и набрала номер Рене.
- Алло, привет, детка! – раздался звонкий голос мамы.
- Привет, мам! У меня к тебе просьба, говорю сразу!
- Я в этом не сомневалась, ты ведь не можешь просто позвонить мне и спросить «как дела?», или прочую хрень в этом роде! Нет, ты…
- Мам!
- Ладно, я согласна!
- Ты же даже не знаешь, о чём я тебя хочу попросить.
- Ну так просвети меня!
- Можешь… эммм… сегодня забрать Несси из школы и… оставить её у себя на ночь? - выдавила я, покрываясь красной краской от смущения.
- Оу! Сегодня ночью будет Джага-Джага? – ехидно спросила она, а я думала, что сейчас просто умру от стыда, - и не смей краснеть, Белла! Тебе 23 года! Ты уже шесть лет замужем, а до сих пор, как девочка! Конечно, я возьму Несс! И, Белла…
- Что?
- Одень что-то посексуальнее!
- Пока, мам! – положила трубку я, сгорая от смущения.
Так, одна «проблемка» решена. Немного успокоив нервы, я также отпустила водителя и гувернантку, оставшись дома одна.
Впереди был целый день, и я решила заняться своими обычными делами. В доме была идеальная чистота, так что я направилась в сад. Подрезав розы и приведя в порядок кусты жасмина, я с чувством выполненного долга зашла в дом и принялась готовить ужин.
Сегодняшний вечер должен быть особенным, и я решила приготовить любимые блюда Эдварда. Салат из морепродуктов, осетрина под соусом из трюфелей и Шардоне 1856 года отлично подойдут к общей обстановке, а на сладкое будет клубника и шоколадное парфе.
Закончив с готовкой, я довольно улыбнулась, так как очень волновалась, что рыба получится жёсткой, но нет… Всё было просто идеально, и моё настроение буквально зашкаливало.
Свободного времени оставалось много, поэтому я решила заняться собой.
Моё тело было настолько расслабленным в тёплой ванне, а тонкие ароматы клубники и корицы приятно щекотали нос. Так хорошо…
Высушив и уложив волосы крупными волнами, я встала перед шкафом, выбирая, что одеть. После пятнадцати минут размышлений, я остановила свой выбор на чёрном шёлковом платье в небольших розовых цветочках, чуть ниже колена с небольшим вырезом, и чёрных туфлях на пятисантиметровом каблуке. Это были самые высокие туфли, которые у меня были, так как хождение на каблуках – это смертельная пытка. В повседневной жизни я предпочитаю балетки либо низкие туфли. Бельё я выбрала обычное чёрное, атласное. У меня в гардеробе никогда не было ничего кружевного или вызывающего, так как при одном только взгляде на что-то подобное меня бросало в краску, вызывая смущение. Лёгкий макияж дополнял образ.
Глядя на себя в зеркало, я осталась довольна.
До приезда Эдварда осталось где-то полчаса.
Я набрала горячее джакузи на первом этаже, накрыла на стол, с предельной точностью и осторожностью расставляя каждый прибор, зажгла свечи и села, в нетерпении ожидая мужа. На моём лице играла глупая улыбка, я была в предвкушении…

‡агрузка...


Прошло уже больше часа, а Эдварда всё не было. Я так и сидела за столом, ожидая его, надеясь, что он вот-вот приедет.
Когда на часах было полдесятого вечера, я решилась позвонить ему в офис на ресепшн, так как рабочий день давно окончен, и никого, кроме охранника не было.

- Алло. – раздался грубый голос в трубке.
- Здравствуйте, это миссис Каллен, а Вы не подскажете… то есть, Вы не знаете… мой муж ещё в офисе? – выпалила я, стараясь скрыть предательскую дрожь в голосе. Глаза стало жутко щипать, и я сильно их зажмурила, ожидая ответа, как вердикта.
- Нет, миссис Каллен, он уехал несколько часов назад. – с унизительным сочувствием ответил он.
- У него назначена встреча? – дрожащим голосом спросила я, закрыв рот ладонью, чтобы он не услышал моих рыданий.
- Нет, миссис Каллен. – тяжело выдохнув, сказал он.
- Спасибо. – коротко ответила я, нажимая кнопку «сброс». В следующий момент трубка просто выпала из дрожащих рук, и я закрыла ладонями лицо, рыдая в истерике.
Нет, он… нет… у него встреча, у него дела… он… НЕТ!
Из размышлений меня вывел звук мобильного. Пришло SMS. Я смотрела на телефон, боясь взглянуть на экран, но, пересилив себя, всё же нажала кнопку.

«Милая, прости, неотложные дела.
Буду поздно. Не жди меня, ложись спать.
Эдвард.»

Телефон медленно полетел на пол. Я подошла к столу и одним дуновением затушила огарки свечей, а затем, прислонившись к стене, медленно скатилась на пол, обнимая колени, отчаянно рыдая.
Тишину разрывали лишь мои стоны и всхлипы от боли и слёз, которые мучили моё сердце и разрывали душу на куски. Я не знаю, сколько времени я уже вот так сидела, рыдая…
Было настолько тихо и пусто, и это просто убивало меня. Казалось, что в доме сейчас была только остывшая ванна, холодный ужин, потухшие свечи и женщина, которая уже не любима…
Женщина, которая уже не желанна…
Женщина, которая точно знает, что её муж сейчас с другой…

 

Эдвард

Сквозь тёплую пелену сна прорвался противный звон, который становился всё громче и громче с каждой секундой.
Утро… Будильник… Работа…
Эх, пора вставать!
Моей груди коснулось что-то очень мягкое, а по плечам словно провели лёгким пёрышком. Прищурившись от яркого весеннего света, пробивающегося в окно, я открыл глаза и увидел замечательную картину.
Немного помучавшись, моя жена всё же победила злой будильник и, когда мерзкий писк прекратился, и Белла всё же попала маленьким пальчиком на кнопку, на её лице расплылась довольная улыбка.
Её волосы каскадом рассыпались по спине, касаясь моих плеч, а небольшая, но красивая грудь моей жены предстала во всей своей соблазнительной красе у меня перед носом… В буквальном смысле.
Инстинктивно мои руки обвили невероятно тонкую талию, наслаждаясь теплом и мягкостью податливого тела. Такая нежная…
На секунду она замерла, после чего робко и медленно опустила голову, встретившись со мной взглядом. Белла тут же задрожала, а кожа её покрылись мурашками.
- Мне определённо нравится, начало этого дня! – с улыбкой сказал я, не в силах оторвать взгляда от её груди, прикрытой тончайшим шёлком белой ночнушки.
Я не смог сдержать улыбку, когда на её щеках разлился румянец. Как обычно, Белла тут же попыталась увильнуть от меня, но я не растерялся и рывком притянул к себе, плотно прижимая за талию, чувствуя каждый изгиб хрупкого тела, бешенный стук сердца и жар смущения. Господи, шесть лет… За шесть лет она до сих пор не перестала меня смущаться… От этой мысли я не выдержал и чуть слышно рассмеялся.
- И что тебя так смешит? – с вызовом спросила она, спрятав лицо у меня на груди. Тёплая, нежная, мягкая, как котёнок…
- Да так… просто ты не перестаёшь меня удивлять… мы с тобой женаты шесть лет, а ты до сих пор смущаешься и краснеешь под моим взглядом, – не выдержал, и рассмеялся я. За шесть лет она лишь пару раз позволила мне взглянуть на её обнажённое тело при свете дня или лампочек, а секс днём или при включённом свете, чтобы я мог отчётливо видеть её изгибы, вообще были запретной темой, от которой она чуть ли не теряла сознание от смущения. Мой котёнок…
- Знаешь, что?... – провокационно спросила она, с вызовом глядя мне в глаза, однако после этого резко замолчала, придумывая возможные варианты мести. Я знал, что у неё ничего не получится, она слишком мягкая.
- Что? – улыбаясь, спросил я, понимая, что ничего моя супруга мне не сделает.
Немного поколебавшись и несколько раз открыв рот, отчаянно придумывая, чтобы сказать, Белла блеснула глазами, а после ответила:
- Останешься без завтрака! – смущённо улыбнулась она, ловко увильнув из моих объятий. Теряешь форму, Каллен.
- И как я это переживу? – наиграно вздохнул я, поднимаясь на локтях, бесстыдно разглядывая красивую изящную фигуру, прикрытую лишь тонким шёлком ночнушки, сквозь который виднелись все изгибы тела, в том числе и возбуждённые соски. Арррр... Никакого секса с утра! Ещё одно неписаное правило. Как вспомню утро во время нашего медового месяца четыре года назад…

Флэшбек
4 года назад. 27 мая.
Моего тело коснулся мягкий морской бриз, лёгким дуновением пройдясь по торсу, слегка взъерошив волосы. Открыв глаза, меня тут же ослепил яркий солнечный свет. Сегодня было прекрасное тёплоё утро, как, впрочем, и любое другое утро на Карибах. Белый прозрачный балдахин кровати плавно качался с каждым дуновением ветра.
Я повернул голову и увидел самое прекрасное, что когда-либо радовало мой взор.
У огромного открытого настежь окна стояла самая красивая женщина на свете. Её волосы цвета красного дерева развеивались по ветру, на белоснежном лице играла лёгкая улыбка, а самые большие и красивые шоколадные глаза сейчас были прикрыты в блаженстве. Стройное тело прикрывал лишь шёлковый халат, пожалуй, слишком большой для её изящной фигуры, который обнажал сливочную кожу плеч и длинные ноги с каждым порывом морского бриза…
Великолепная… Моя жена…
Очень тихо, чтобы не разрушить такой прекрасный момент, я поднялся с кровати и медленно подошёл к Белле. Она дрогнула (как обычно), когда я обвил её талию руками.
- Доброе утро, - сказал я, целуя оголённое плечо.
Реакция Беллы на мои действия не заставила себя ждать: её тело задрожало, щёки и шея покрылись алым румянцем, а рука рефлекторно попыталась прикрыть обнажённую кожу. Такая стеснительная…
- Привет… - дрожащим голосом ответила Белла, после чего её сердце стало биться ещё сильнее.
Я стал прокладывать дорожку влажных поцелуев от плеча по ключице, останавливаясь на шее, чуть посасывая нежную кожу, легко кусая. Белла судорожно вздохнула, сильнее обхватив мою руку. Губами я чувствовал, как её пульс бешено стучал, а тело дрожало.
Очень нежно я немного отодвинул шёлковый халат с плеч, рукой лаская бедро. Взглянув на Беллу, я не смог сдержать улыбки – она стала ещё более красной от смущения, а глаза её закатились в блаженстве.
Не теряя времени, я немного приспустил её халат, обнажая грудь, лаская руками, слегка дотрагиваясь пальцами сосков. Белла тут же постаралась натянуть халат обратно, чтобы я не видел её обнажённой, но не успела. Я резко развернул её лицом к себе и страстно поцеловал. От неожиданности она испустила стон, но всё же ответила на мой поцелуй, хотя всё ещё пыталась прикрыться.
- Эдвард… - шептала она между поцелуями.
- Да…
- Что ты делаешь?
- То же, что и вчера ночью, любимая… - ответил я, вновь завладев алыми губами, подхватывая жену на руки.
Осторожно положив её на шёлковые простыни, я присел рядом, просто любуясь красивым телом любимой. Нежно и трепетно я развязал пояс халата, раскрывая полы.
Под моим страстным взглядом она засмущалась ещё сильнее, а щёки стали ещё более красными. Она тут же попыталась прикрыть обнажённую кожу, но я не позволил, осторожно разводя руки в стороны, припадая губами к шее.
Дорожкой поцелуев я спустился к её груди, чувствуя, как бешено колотится её сердце. Запечатлев на соске целомудренный поцелуй, я взглянул на Беллу. Её руки были сжаты в кулаки, глаза зажмурены, по коже пробегала дрожь, голова повёрнута к окну, а щёки, шея и грудная клетка были покрыты ярко-алым румянцем. На минуту я испугался, не понимая, что сделал не так. Я старался быть очень нежен и ласков с ней…
- Милая, посмотри на меня… - обеспокоено попросил я, после чего она робко, краем глаза взглянула в мою сторону, - я что-то сделал не так? Тебе больно? Я…
Услышав меня, она резко повернула голову, впиваясь в меня взглядом.
- Нет! Эдвард, мне очень хорошо, правда, но… - Белла тут же отвела взгляд в сторону, нервно улыбаясь и закусывая нижнюю губу. Я знаю этот её жест. Неужели она…
- Ты меня стесняешься? – в шоке спросил я.
Она не ответила, а лишь покраснела ещё сильнее. Поверить не могу!
- Ты что, правда, стесняешься быть передо мной обнажённой?
- Нуууу… Это немного… волнительно для меня… Но только при свете… - робко ответила она, периодически поглядывая в мою сторону, но тут же отводя взгляд.
- Белла, ты моя жена, и очень красивая женщина… Любимая женщина! Ты не должна меня стесняться!
- Была бы я такой красивой, как ты, я бы не стеснялась, - ответила она, задержав взгляд на мне, но тут же отворачиваясь и нервно рассмеявшись, - может… вечером?
- Что вечером? – в недоумении спросил я.
- Нуууу… - начала она, краснея ещё сильнее, и до меня, наконец, дошло.
- А! Да, милая, конечно! – улыбнулся я, легко целуя её в лоб.
Встав с постели, я отправился в ванную, очень сильно возбуждённый и неудовлетворённый. А теперь холодный душ… Очень холодный душ!

- И что, позволишь любимому мужу умереть с голоду? – с наглой улыбкой спросил я, встряхивая голову от воспоминаний.
- Любимому, может, и не позволила бы! – ехидно улыбнулась она, надевая халат. Что? Мой котёнок показывает коготки? Интересно…
- А вот за это ты поплатишься! – грозно прорычал я, рывком поднимаясь с кровати. Белла тут же вскрикнула, улыбаясь и убегая в сторону ванной, но я оказался более ловким, поэтому у самой двери догнал её и резко подхватил, прижимая хрупкое тело спиной к себе. С ней надо быть очень осторожным.
- Ну что? Кто твой любимый муж? – смеясь, спросил я, начиная щекотать её. Я знал, что этой пытки она не вынесет, – кто твой любимый муж? – повторил вопрос я.
- Тыыыы!!! Ай, Эдвард, перестань… щекотно, не надо! – сквозь смех кричала она, брыкаясь.
- Вооооот! Будешь знать, как мужа голодом морить, – улыбнулся я, отпуская её из своей хватки.
- Какой же ты ещё ребёнок, Эдвард Каллен! – возмущённо пробурчала она, надув алые губки. И она ещё называет меня ребёнком?
- Такой же ребёнок, как и ты, Белла Каллен! – ответил я, делая акцент на последнем слове.
После этого Белла наигранно фыркнула, как маленький котёнок, и отправилась в ванную.

 

 

Взглянув на часы, я понял, что наши утренние игры заняли чуть больше времени, чем я предполагал, поэтому, я, не медля, отправился в ванную на третьем этаже.
Приняв душ, я почистил зубы и как можно быстрее побрился. Слава Богу, хотя бы не порезался, так как сегодня особенно спешил. Одев домашние штаны, я отправился в спальню.
Встретив в коридоре свою уже одетую в лёгкое платье жену, я улыбнулся, увидев, как она меня разглядывает. Говорю же, школьница!
- А теперь доброе утро милая, – мягко сказал я, притягивая её за талию к себе, нежно целуя в губы, после чего улыбнулся, провёл пальцами по нежной щеке и направился в спальню, одеть футболку и положить полотенце.
Странно, но, когда я вышел из комнаты, Белла всё так же неподвижно стояла там, где я её оставил.
- Белла, всё в порядке? – спросил я, обхватывая ёё лицо руками, глядя в глаза, стараясь понять, что с ней.
- Д-да… Я просто… задумалась… - улыбнулась она, стараясь меня успокоить, – ты одел футболку? – спросила она, проведя маленькой ручкой по белому хлопку.
- Да.
- Зря, – сказала она, направляясь на кухню. Я же говорю, школьница!
Спускаясь вниз по лестнице, я услышал топот на втором этаже, и мы с Беллой переглянулись, улыбаясь, понимая, чьи это задорные ножки прыгают по паркету.
Услышав, как открывается дверь детской, я спрятался под лестницей, жестом показывая Белле, чтобы она молчала.
В ответ она лишь саркастично улыбнулась, качая головой.
- Доброе утро! Доброе утро! Доброе утро! – весело и задорно кричала Несси, спускаясь по лестнице. Как же я люблю её звонкий голос!
Стоя на последней ступеньке, она немного смутилась, видимо, потому, что не увидела меня.
- Мамочка, а где пап… - не успела договорить Несси, как я быстро выпрыгнул из-под лестницы, обнимая самую любимую маленькую девочку на свете, поднимая на руки хрупкое худенькое тельце и кружа.
- Папочка! – весело воскликнула она, смеясь, обнимая меня за шею.
Её волосы пахли ванилью и клубникой, как у Беллы, её кожа была нежнее шёлка, её смех был мягким и звонким, как колокольчики, а тело лёгким как пушинка. Господи, я готов отдать всё, что у меня есть за эти минуты… Моя принцесса, моё маленькое чудо, самоё совершенное создание на земле, и так похожа на маму.
- А кто эта красивая девочка? Неужели эта принцесса моя дочка? – улыбнулся я, целуя Ренесми, забавляясь румянцем на щёчках. Мамина дочка!
- Доброе утро, папочка! – легко поцеловала меня в щёчку она, обвивая шею руками, после чего я очень аккуратно поставил её на пол, боясь сделать ей больно.
- Доставить тебя к маме? – улыбнувшись, спросил я.
- ДА!
Усадив дочку себе на спину, я осторожно понёс её в сторону Беллы.
- Доброе утро, мамуля! – ласково сказала Несси, обнимая Беллу, нежно целуя в щеку. Никогда не перестану любоваться этой картиной. Как же они любят друг друга, обе такие красивые… Мои девочки…
- Здравствуй, моя хорошая. Ты хорошо выспалась? – ласково спросила Белла, приглаживая волосы Несси.
- Отлично! Мне снилось, что папа купил мне новый домик для барби, такой, знаешь… ну он такой розовый и с конюшней! – совершенно спокойно и невинно сказала Несс, глядя на меня зелёными глазками из-под хлопающих ресниц. Она прекрасно знает, что отказывать я ей не умею! Мы с Беллой переглянулись, пряча ироничную улыбку.
- Так, пусть папа доставит тебя сначала к столу, ты позавтракаешь, а потом можешь сколько угодно его раскручивать! Всё уже готово и остывает, - сказала Белла, ставя на стол букет полевых цветов.
Стол, как обычно, был просто великолепен. Омлет, горячие оладьи, каша для Несси, свежевыжатый сок и йогурт выглядели очень аппетитно, стол был накрыт белым фарфоровым сервизом с синей каёмкой, а завершали картину идеального завтрака ваза с фруктами и букет цветов.
Когда Белла поставила передо мной чашку горячего свежего кофе, я невольно застонал, вдыхая прекрасный аромат. Только Белла умела варить такой вкусный кофе.
- Так вот, в моём сне мне было очень весело играть, а барби очень нравился её новый дом! – продолжала Несси, откусывая тост, который Белла только что намазала клубничным вареньем и дала ей.
- Праааавда? – протянул я, сдерживая улыбку, - и по какому же адресу этот дом можно купить? – поинтересовался я, делая глоток кофе, понимая, что всё в итоге закончится как обычно – я поеду в магазин.
- Ист Сайд Ривер 28, Детский Торговый Центр «Kiddi», стоимость 280$, цвет розовый. –ответила Несси, после чего мы с Беллой рассмеялись. Мда… Всегда всё заканчивается одинаково и слава Богу, у нас есть игровая комната, иначе игрушками был бы заваленный весь дом.
После завтрака я сразу отправился в спальню собираться. Отправив e-mail на работу, я попросил Мисс Дороти перенести первую встречу и сказал, что задержусь.
Одев брюки, я как раз боролся с манжетами, как в спальню вошла Белла, помогая их застегнуть, после чего красиво завязала галстук. И как у неё такой узел получается?
Захватив портфель, я быстро направился к машине.
- Джеймс, ты можешь быть свободен пока, мне нужно в юго-западный офис, и я отвезу дочь в школу сам. – сказал я, открывая машину. Ух, чуть было не забыл! – Милая, пока, целую! – подошёл я к жене и, традиционно, легко поцеловал её на прощание, после чего сел в машину, где меня уже ждал этот маленький зеленоглазый чёртик, и надавил на газ.
- Папочка, - обратилась ко мне Несси, невинно хлопая глазками. Плохой знак, - она улыбнулась, - очень плохой знак.
- Да, детка.
- Знаешь, мы с мамой сегодня говорили и она хочет собачку!
- Праааавда? – спросил я, иронично мотая головой.
- Да. Она мне сегодня по секрету сказала, но ты ей не говори!
- Не скажу, милая!
- Так ты купишь собачку… – спросила она, улыбаясь ещё шире, - маме? – добавила она. И как тут можно сопротивляться?
- Если ты захочешь, я куплю зоопарк, - улыбнулся я, целуя её в лобик на прощание, так как мы уже подъехали к школе, - маме… - добавил я, подмигнув ей, после чего она рассмеялась, обняв меня, и выпрыгнула из машины.

- Алло, - ответил на звонок я, проезжая по южной трассе.
- Где тебя нахрен носит?! – прорычал в трубку голос моего друга.
- Я тоже рад слышать тебя, Эммет! Как жизнь?
- Отлично! Лечу нервы твоим акционерам, которые уже час ждут твою задницу в конфиренц-зале, пока они трахают мне уши вопросом «А где мистер Каллен?», «А когда будет мистер Каллен?». И вот меня тоже волнует этот вопрос, где ты, нахрен, мистер, мать твою, Каллен?
- У меня важное дело, - совершенно спокойно ответил я.
- И какое, позволь спросить?
- Я ездил в магазин игрушек покупать домик для барби.

  • Молчание*

- Какой… домик… для барби?... – спустя две минуту спросил Эммет.
- Розовый, с конюшней! – ответил я, изо всех сил, стараясь сдержать улыбку.
- Ты гонишь! Ты стебёшься надо мной, Эдвард?
- Я честен, как никогда! Через пять минут приеду в офис и докажу, а, может, даже позволю поиграть!
- Иди в задницу!
- Только после тебя! – рассмеялся я и «отключился», заезжая на парковку.

- Доброе утро мистер Каллен, - поздоровалась у ресепшена Лорен.
- Доброе утро, мисс Мелори! Прекрасно выглядите, эта рубашка вам определённо идёт! – улыбнулся я. О да, белая тонкая рубашка, сквозь которую очень явно проглядывался красный кружевной лифчик, очень ей шла, а расстёгнутые верхние четыре пуговицы открывали прекрасный вид на силиконовую грудь, - хотя без рубашки вам, определённо, было бы намного лучше, - поддразнил я её напоследок.
- Хорошего дня, мистер Каллен! – крикнула она мне вслед. Выйдя из лифта, ко мне тут же подлетел Эммет.
- Ну наконец-то! Мой мозг жёстко отымели пока твою задницу не весть где носило!
- У меня случился… инцидент в магазине игрушек, – сказал я, отдавая ему в руки коробку с домиком для барби.
- Какой, нафиг, инцидент, твою мать?!
- Девушка-консультант забыла, в каком именно магазине она работает, и предложила мне поиграть с ней в не совсем детские игрушки, - попытался объяснить я, вспоминая ту охренительную рыжеволосую продавщицу.
- Не понял? Ты клеил продавщицу магазина игрушек пока я чуть не лишился задницы под напором твоих долбанных акционеров?!
- Не я клеил, а меня клеили!
- И наш Казанова её отшил? – с иронией улыбнулся Эммет, - неужели она такая страшная?
- Нуууу…. Рост где-то 1.80, длинные рыжие волосы, красивая грудь, офигенная задница, мини-юбка и обтягивающая маечка.
- Так у тебя был секс в магазине игрушек?! – заорал Эммет на весь офис, за что сразу же получил под дых.
Придурок, обо мне и так ходит дурная слава с тех самых пор, когда мои грёбаные яйца сделали роковую ошибку, и я трахнул Джессику Стэнли! Боже, слава Богу, Белла не звонит и не приходит ко мне на работу!
- Она предложила мне «помочь донести домик в машину и проверить «мою игрушку». А я ответил, что моя «игрушка» в полном порядке и с ней отлично справится моя жена!
- Ты что головой стукнулся? – в недоумении спросил Эмм, - или стал импотентом? АААА! Сегодня же Понедельник – день супружеского долга!
- Именно! – ответил я, входя в конференц-зал.
Для того, чтобы у нас была здоровая семья, мы с Беллой жили полноценной супружеской жизнью, и занимались сексом два раза в неделю – в Понедельник и в Субботу.
- Ну, ради такой красотки можно было бы сделать исключение из «золотого правила», ну и…! – усмехнулся Эммет.
- Нет! Я бы этого не сделал, тем более ты знаешь, я никогда не занимаюсь сексом с несколькими женщинами в один день!
- Ой, Каллен, кому-то другому расскажешь! – засмеялся он.
- Ну, я имел в виду, что никогда не занимался сексом в один день с Беллой и с кем-то ещё… Это… неуважительно! Знаю, изменять тоже неуважительно, но…
- Мистер Каллен, а мы вас уже заждались! – воскликнул Алек Волтури, один из акционеров моей компании.
- Мистер Волтури, прошу прощения, неотложные дела! – извинился я, присаживаясь в кресло.
Заметив, что все взгляды устремлены на Эммета, я обернулся и рассмеялся. Мой друг всё ещё стоял с отчуждённым выражением лица и домиком для барби в руках.
В замешательстве, Эммет посмотрел по сторонам, а затем опустил глаза на домик и, бросив мне убийственный взгляд, выбежал из конфиренц-зала.
Совещание прошло относительно быстро и незаметно, хотя и продлилось до обеда.
Зайдя в свой кабинет, я откинулся на стуле и, наконец, расслабился.
- Привет любителю магазинов игрушек! – воскликнул Джаспер, входя ко мне с двумя чашками кофе.
- Эта старая сплетница, Эммет, уже всё растрындел? – поинтересовался я.
- А ты сомневался? Это делает тебя честь, Эдвард, - добавил Джаспер, протягивая мне чашку.
- Спасибо… Честь? Я изменил своей прекрасной, милой, умной и любящей жене, Джас! Я хренов ублюдок и ни о какой чести речи быть не может!
- Это всего лишь флирт, Эд, ничего серьёзного, не парься!
- Нет, Джас, это секс, это измена! Ты же знаешь, о чём я… Но, в конце концов, я просто мужчина!
- Это самое хреновое оправдание, которое я когда-либо слышал! – рассмеялся Джас.
- А кто сказал, что я оправдываюсь? Я знаю, что я козёл!
- Ладно, хватит самобичевания, лучше послушай, какую я девочку в Субботу имел… Вау! Просто фейерверк! Она такое вытворяла, даже я в шоке был! Сначала отсосала, потом 69… У неё просто фантастический рот, хотя с виду и не скажешь! А как твои выходные?
- Ну… я был с Беллой, - коротко ответил я.
- Я тут блин, тебе подробный отчёт даю, а ты и слова нихрена не говоришь? – возмущался Джас.
- Папа дома! – воскликнул Эммет, входя в кабинет.
- Умеешь во время войти! У тебя что, интуиция срабатывает на разговоры о сексе? – спросил Джас.
- Это скорее мой природный дар! Ты, Джас, здорово успокаиваешь, а этот хрен, в президентском кресле, мысли читает! А у меня свой особенный дар!
- И какой же? – поинтересовался я.
- Секс! – протянул Эммет, протяжно улыбаясь, - в любых его проявлениях!
- Пошёл ты! – рассмеялся Джас.
- Итак… Суббота, Белла и… - спросил Эммет, прожигая меня взглядом. У этого парня не уши, а локаторы.
- Я не буду говорить о своей жене в таком плане с двумя озабоченными кретинами!
- Нууу… У тебя на лице написано красными буквами «неудовлетворён», мы просто хотим помочь, выслушать…
- Говорить о том, какая моя жена в постели – это неуважительно по отношению к ней! – вспыхнул я.
- Я тебя умоляю… Ты перетрахал половину Манхеттена и говоришь эту муть о…
- Я понял, но…
- Да, блин, что с тобой? Она что, кусается или у неё садистские наклонности? – не отлипал Эммет.
- Эмм, я ударю! – предупредил я, совершенно серьёзно.
- Она фригидна? – продолжал Эммет.
- Я сейчас точно ударю!
- Да, блин, что тогда?!
- Ничего!!! – вскрикнул я, - чего вы пристали ко мне? Она просто… лежит…
- В смысле? – не понял Эммет, - может, лижет?
- Ещё одно слово и ты без глаза! – зарычал я, - лежит в смысле на кровати, на спине…
- И… - подключился Джаспер. Асексуалы, долбанные!
- И ничего! Она лежит и иногда поглаживает меня руками по плечам. Всё! Довольны? Отцепитесь теперь от меня!
- Господи… Она лежит в кровати, как бревно пока ты её трахаешь? – спросил Эммет, после чего всё во мне будто вспыхнуло. Да как этот ублюдок смеет?!
- Я тебя предупреждал! – зарычал я, поднимаясь с места, но Эмм тут же отошёл к двери, закрываясь кукольным домиком.
- Тише, тише, Рембо! Я не хотел обидеть Беллу… Я люблю её… в смысле я не люблю её, но мне она нравится… как твоя жена… ЧЁРТ! Я имею в виду, что она одна из лучших женщин, которых я знаю, она прикольная и… я не думал, что у вас с ней всё так хреново в сексе!
- У нас не… - начал я, но, глядя на скептические выражения лиц друзей, решил сдаться и сказать правду, - ну, ладно… ДА! Но, секс – это единственное, что у нас… с чем у нас не всё так хорошо… В остальном Белла – идеальная жена и мать.
- Ну, Эдди, может, ты её не достаточно… хм… удовлетворяешь? – с опаской спросил Эммет, всё ещё не подходя ближе.
- Иди на хрен! Она кончает по три раза за ночь! – а иногда и по четыре, как в прошлый раз.
- А ты? – спросил Джас. Хреновы сексопатологи!
- Один… с трудом… - тихо ответил я.
- Тяжёлый случай… - протянул Эммет, после чего я бросил на него убийственный взгляд, - извини.
- А ты не пробовал научить её чему-нибудь за шесть лет супружеской жизни? – с умным выражением лица спросил Джаспер.
- А ты не пробовал увольняться к чёрту из моей компании и идти работать сексопатологом?
- Эд!
- Ладно… Пробовал… и это было просто катастрофой. Она настолько сильно смущалась, что в некоторые минуты мне казалось, что она вот-вот потеряет сознание, а я лучше пойду на кастрацию, чем сделаю что-то против её воли!
- Да я не это имел в виду! Просто… шесть лет миссионерской позы – это… Я никогда не женюсь! – воскликнул Эммет.
- Ну и дебил, потому что брак – это счастье, - ответил я.
- Хорошее дело браком не назовёшь! Да и о каком счастье может идти речь, если… Господи, миссионерская поза! Шесть лет!
- Ну а другие вещи? Она тебя… ну… заводит как-то? – поинтересовался Джас с тем самым, долбанным, выражением лица. Умник, блин!
- Она старается не показываться мне на глаза в обнажённом виде… Она очень стеснительная, и она стесняется своего тела, - ответил я, заранее бросая свирепый взгляд Эму.
- Ё-маё! И как ты ещё импотентом не стал? – спросил Эммет с подозрительно умным выражением лица. - Так вот почему наш семьянин суёт свой огурец в чужие банки! – расплылся в улыбке Эм. И почему я общаюсь с этим озабоченным придурком?
- Иди ты…
- Теперь ясно, почему ты в загул ушёл, брат! А я то думал, зачем изменяешь женщине, которую любишь, - понимающе сказал Эммет.
- Мда… - выдохнул я, переглядываясь с Джаспером, - Но это всё равно не оправдание! И я… я не могу делать с Беллой то, что я хочу, в чём нуждаюсь. Я не могу отыметь её у стены, трахнуть на обеденном столе, или нагнуть над барной стойкой или… да я вообще мало чего с ней себе позволяю. Просто… Она не такая… Она мягкая, милая, нежная… Она очень хрупкая, с ней надо быть очень осторожным.
- Ты мой герой. Брат, - с умным выражением лица сказал Эммет, - тебе нужно написать книгу «Шесть лет в миссионерской позе», хотя Камасутра тебя бы не простила…
Как только я хотел его послать, дверь распахнулась и в неё вошёл, а точнее сказать ввалился мой школьный друг и компаньон, Майк Ньютон. - Эд! Оу, Эммет и Джас тоже здесь… - прокричал мой, судя по всему, подвыпивший, товарищ, - отлично! Вы все идёте со мной!
- В отрезвитель? – иронично спросил Джаспер. Он никогда не жаловал Майка, хотя я, в принципе, тоже.
- Не угадал! Туда потом! А сейчас мы едем в бар! Так как у меня мальчишник и послезавтра я уже буду невольным человеком… Прям как Эд! Пойдёмте… Это же мальчишник! Да, это не то, что бывает раз в жизни, но всё же… Пойдём!!!
Мы с ребятами переглянулись и всё же согласились.
Через сорок минут мы уже сидели в одном из лучших стрип-баров города и пили виски, а уже через три часа шикарная стриптизёрша выскакивала из торта, напевая какую-то песню писклявым голосом.
- Мне нужно идти, - сквозь гам вечеринки прокричал я Майку.
- Да ладно! Эд, у меня не так часто бывают мальчишники! Останься ещё…
- Майк!
- Эдвард, ну что это за вечеринка без тебя? Ты же мой друг! – пьяным голосом сказал он.
- Ещё час и я еду домой! – ответил я, отходя к своему столику.
Майк лишь крикнул мне в след что-то вроде «Господи, неужели и я скоро буду таким же скучным женатиком!», тиская какую-то шлюху на диване.
Стало очень жарко, и я снял пиджак и галстук, направляясь в уборную, чтобы освежиться.
Холодная вода немного привела меня в чувства и взбодрила, но я всё ещё был очень напряжён.
Выходя из WC, меня ожидал интересный сюрприз.
- Привет, - соблазнительно проворковала та самая «тортовая» стриптизёрша.
- Привет.
- Я видела тебя, и мне показалось, что тебе скучно, - сказала она, подходя ближе.
- С чего ты взяла? Мне очень даже весело.
- Правда? – спросила она, подойдя вплотную.
- Правда.
- Я могу сделать так, что тебе будет ещё веселее.
- Правда? - протянул я.
- Ты даже не представляешь, насколько!
- Похоже, ты ошиблась, я не жених на этой вечеринке… я уже шесть лет как муж, - спокойно ответил я. Никогда не врал женщинам о том, что женат, никогда ничего не обещал и никогда не имел постоянной любовницы, и принципам изменять не буду.
- Да я в курсе, вот только… - сказала она, проводя руками по моим плечам, - жених не такой красавчик, как ты. Поэтому я предлагаю хорошо провести время именно тебе!
- Спасибо, польщён, но вынужден отказаться… Уже поздно, а я всегда ночую дома – это правило.
- Хм… Ты слишком соблазнителен чтобы быть примерным семьянином!
- А кто тебе сказал, что я примерный семьянин? Я лишь сказал, что всегда ночую дома, - улыбнувшись уголком губ, сказал я, после чего она соблазнительно улыбнулась.
- Тогда я приду к тебе в офис завтра в 13:00… Эдди, красавчик!
Только я хотел спросить, как она найдёт меня, она сказала:
- Я знаю, где тебя искать! И, кстати, меня зовут Кейт!
После этих слов она ушла, оставив меня в полном замешательстве. Что сегодня за день такой? Меня всё время клеят!
Подойдя к столику, на меня тут же обрушились завистливые взгляды.
- Это же мой мальчишник, Эд! – возмущался Майк, - и это была моя законная стриптизёрша! Какого хрена она меня отшила, а с тобой не против?
- Успокойся, Майк, она не только тебя отшила! – улыбнулся Джас.
- Мы просто разговаривали… Кстати, всем пока, я домой!
- Нет, Эд! Всё улажено! Я взял твой телефон из кармана и послал Белле сообщение, что ты задержишься! – довольно сказал пьяный в дрова Майк, полностью уверенный, что ему положено вручить медаль.
- Что за...? – начал я, заходя в «Отправленные».
«Милая, прости, неотложные дела.
Буду поздно. Не жди меня, ложись спать.
Эдвард.»
- Что за херню ты написал?! – вспыхнул я, - «неотложные дела», да ты в своём уме?!
- Эдвард, расслабься, - успокаивал меня Джаспер, отводя в сторону, - ты же видишь, у него траур, он бухой в дрова и не соображает! Езжай к Белле…
- Да… Не забудь напомнить Майку, что благодаря тебе он не пойдёт на собственную свадьбу с фингалом! – воскликнул я, направляясь к выходу.
Как на зло, я попал в огромную пробку на Бруклинском мосте, в которой простоял больше часа.
Я звонил Белле раз десять, но она не отвечала, что заставило меня нервничать ещё сильнее.
Доехав, наконец, домой, я даже не загнал машину в гараж.
В гостиной было очень темно, я несколько раз позвал Беллу, но она молчала. Быстро поднявшись наверх, в нашу спальню, я обнаружил нетронутую, пустую кровать.
Сейчас я действительно нервничал.
Открыв дверь детской, я понял, что Несси тоже нету.
Спустившись вниз, я уже почти отчаялся и хотел звонить в полицию, как вдруг увидел накрытый стол в оранжерее. Моё сердце сжалось, когда, зайдя в комнату, я обнаружил Беллу лежащей на полу у стены.
- Белла! Маленькая моя, родная моя… Господи, очнись, - шептал я, поднимая её на руки, неся наверх, в спальню.
Я вздохнул с облегчением, когда тонкие руки обхватили мою шею.
Внутри всё сжалось, когда она подняла голову и посмотрела на меня красными, заплаканными глазами. Её взгляд был словно затуманен, словно она не понимала, что происходит, не верила собственным глазам.
Я вздохнул с облегчением, когда мы, наконец, были у двери спальни. Очень плавно и осторожно я уложил её на кровать, проводя руками по нежной припухшей щеке, стирая дорожки от слёз.
- Маленькая… Котёнок, что случилось? – спросил я, присаживаясь у кровати на колени.
- Т-ты пришёл… - заикаясь, сказала она, проводя пальчиками по моей щеке.
- А как могло быть иначе? – улыбнулся я, не понимая, о чём она говорит, - почему ты плакала?
- Я… упала… - робко ответила она, отворачивая голову. Странно…
- Где Несси и мисс Клэвер? – спросил я, после чего она немного осеклась.
- Ну… я решила… я хотела побыть с тобой вдвоём… я думала ты придёшь раньше, - ответила Белла, закрывая глаза и отворачивая голову.
- Прости! – сказал я, целуя её в щеку, - ко мне буквально ввалился Майк, и уволок нас с Эмом и Джасом на холостяцкую вечеринку. А то сообщение послал этот придурок! Я звонил, но ты не…
- Ты был на мальчишнике? – прервала меня Белла, переведя на меня взгляд, приподнимаясь на локтях. Что-то странное промелькнуло в её глазах… На миг мне даже показалось, что это была надежда.
- Да и пр… - но я не успел договорить, так как она обвила мою шею руками, прижимаясь ко мне. Да что такое?
- Милая, с тобой всё в порядке?
- Да, я просто… соскучилась… - ответила Белла, смущаясь.
- Котёнок мой, - улыбнулся я, нежно целуя её в губы.
Чувствуя, как её тело потихоньку расслабляется, я углубил поцелуй, прижимая её крепче. Проведя языком по её губам, она робко, не сразу, немного приоткрыла их.
В то время, как мой язык мягко и нежно, чтобы не напугать, ласкал её рот и нёба, Белла трясущимися руками пыталась справится с пуговицами на моей рубашке. Когда её пальцы стали трястись ещё сильнее, я решил помочь жене, и уже через минуту рубашка была на полу.
Приподнимая Беллу с кровати, я разорвал поцелуй и, положив руки ей на плечи, захватил лямки платья и медленно, скользя ладонями по её рукам, спустил платье с плеч. Белла тут же заметно осеклась и покраснела, отводя взгляд. Её руки несколько раз рефлекторно дёрнулись, пытаясь прикрыться. Когда платье с лёгким шорохом приземлилось вниз, я невольно залюбовался гладкой сливочной кожей жены. Бельё на ней было вполне обычное, не вызывающее никакой страсти или желания, но её кожа всегда была для меня соблазном. Очень нежно, я прикоснулся ладонью к плоскому животу, легко поглаживая, переместил руку чуть выше, к груди, а затем по ложбинке к ключицам, спуская лямки простого чёрного лифчика, расстёгивая застёжку. Как только бюстгальтер присоединился к платью на полу, её руки метнулись к груди, стараясь прикрыться, а румянец на щеках стал почти алым. Такая стеснительная, жаль, что она никогда не смотрит мне в глаза… как бы я этого хотел…
- Ты не мог бы выключить свет? – робко спросила она, на секунду взглянув в мою сторону, но тут же отводя взгляд к окну.
В ответ я лишь иронично покачал головой и, вняв её желанию, выключил люстру. Быстро раздевшись, я подошёл к кровати, ложась рядом с женой. Пока меня не было, она успела лечь и натянуть простынь до подбородка, всё ещё не глядя в мою сторону. Странно, я знаю стольких женщин… да что там, я спал со столькими женщинами, которые любили видеть меня обнажённым, а Белла всегда этого избегала, а если такое случалось, то ходила с ярко-красным лицом и смущённой улыбкой целый день, а то и больше.
Пытаясь сдержать улыбку, я, двумя пальцами, повернул её подбородок к себе, заставляя посмотреть на меня, и тут же завладел её губами, страстно целуя. Видно, это было
Неожиданностью для Беллы, так как она издала чуть слышный стон и обвила мою шею руками, отпуская простынь. Я тут же воспользовался этим и отбросил ненужную ткань в сторону, обвивая тело руками.
Я целовал её очень нежно, пытаясь сдержать огонь и страсть, которые распалились во мне. Чуть посасывая нежную шею жены, я двинулся дальше, целуя ключицу, ложбинку между грудями, останавливаясь там, где бешено кололось её сердце.
Пока мои губы осыпали влажными поцелуями её правую грудь, моя рука ласкала левую, стараясь быть как можно нежнее и мягче.
Нежно поцеловав сосок, я поднял голову, чтобы взглянуть на Беллу: глаза зажмурены, нижняя губа чуть закушена, в попытке сдерживать рвущиеся стоны, а руки судорожно сжимают простыни.
Опустив голову, я взял в рот сосок, посасывая его, немного втягивая в себя, обводя языком, отчего Белла громко застонала. Немного отстранившись, я легко подул на ещё влажную от поцелуев кожу, заставляя сосок затвердеть ещё сильнее, а затем проделал тоже самое с другой грудью.
Переместив руки ей на бёдра, я стал медленно спускать вниз по её телу, целуя ложбинку, рёбра, живот, задерживаясь у пупка. Я мельком взглянул на Беллу и был доволен тем, что она, кажется, расслабилась и получает удовольствие.
Когда мои руки коснулись внутренней поверхности её бёдер, а голова была на уровне лобка, Белла, видимо, поняла, что я хочу сделать, резко распахнула глаза, шокировано глядя на меня. Все её мышцы резко напряглись, а ноги судорожно сжались.
- Эд-вард… - прошептала она.
Понял, не дурак. Миссионерская поза!
Я легко улыбнулся, и привстал на локтях, нависая над её телом, целомудренно целуя в губы.
Под лёгкими ласками моих рук, Белла вновь расслабилась, и я плавно вошёл в неё, заставив застонать.
Я двигался ритмично и медленно, пока её руки легко касались моих плеч. Я почувствовал, как она сжимается вокруг меня и, взглянув на её лицо, увидел, как она сильно закусывает губу, пытаясь сдержать стон, но это ей плохо удавалось и уже через минуту её тело обмякло, глаза закатились, а из губ сорвался протяжный стон…

Спустя час я, наконец, почувствовал разрядку и смог расслабиться.
- Спасибо… - робко прошептала Белла, натягивая на себя простынь.
В ответ я лишь улыбнулся. Она всегда говорит «спасибо»… Ещё бы! Четыре раза!
Поцеловав жену в лоб, я поставил будильник на восемь и уже через несколько минут почувствовал, как меня окутывает сон.Белла




При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)