АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Часть первая. Глава 1

Читайте также:
  1. HMI/SCADA – создание графического интерфейса в SCADА-системе Trace Mode 6 (часть 1).
  2. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  3. II. Глава о духовной практике
  4. II. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ (»70 мин)
  5. II. Основная часть.
  6. II. Расчетная часть задания
  7. III. Глава о необычных способностях.
  8. III. Основная часть
  9. IV. Глава об Освобождении.
  10. TRACE MODE 6 SOFTLOGIC: программирование контроллеров (часть 1).
  11. V2: ДЕ 55 - Решение линейных неоднородных уравнений со специальной правой частью
  12. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ

Очарованный

Охотник наконец-то приехал.

Виктория внимательно изучала его через скрытое устройство наблюдения за ее приемной.

Городской костюм от Армани, который он носил, не скрывал в нем хищника. Высокий и темный, охотник двигался с привычным высокомерием, которое заставляло ее мурлыкать. Он не смотрел по сторонам, полностью сосредоточившись на моменте, когда они будут вместе в одной комнате. Наедине.

Как только она потерла руки, гортанный рык наполнил воздух. Высший Совет был готов снова связаться с ней. Она улыбнулась и привела себя в порядок, это было в характере таких, как она. Охотник был могущественным, она смогла почувствовать это даже через стены разделяющие их.

Это было свидетельством ее собственной отваги, что за ней Они послали такого мага, как он. Она ничего не могла сделать, как только быть польщенной. В конце концов, она нарушила законы по намерениям, сознательно подстрекая самых сильных, которые украли у нее Дариуса. И здесь было ее "наказание", ходящее по ее офису сексуальными, длинноногими шагами. Их выбор не мог еще больше взволновать ее.

Он сверкнул разрушительной улыбкой секретарше, прежде чем она закрыла за ним дверь. Затем он перевел свое внимание на Викторию и снял солнцезащитные очки.

О, мой.

Она скрестила одетые в шелковые чулки ноги, чтобы облегчить внезапную боль между ними.

Пронзительно серые глаза, так сурово красиво оценивали ее, что она почти склонилась к тому, чтобы покинуть свое место и потереться об него. Эта крепкая челюсть… эти скульптурные губы…

Но, конечно, она не могла это сделать. Сначала ей надо было увидеть раскроет ли он то, кем он был, или станет притворяться. Высший Совет до сих пор не осознал, как много силы завещал ей Дариус. Они до сих пор не осознали, как далеко зашла ее осведомленность.

Ее взгляд переместился на обрамленную кристаллами миниатюры на ее столе и на человека с распутными ямочками на лице, который с любовью улыбался ей. Отблески золота в его волосах, взгляд Дариуса, красиво запечатленные маслеными красками, принесли знакомую боль утраты и душевные страдания, которые укрепили ее решимость.

Потеря его жизни наполнила ее необходимостью возмездия.

Встав на ноги, Виктория протянула ему руку. Охотник неторопливо взял ее, ощутимая сила в его прикосновении, выдала его.



─ Мистер Вестин, ─ выдохнула она, сдерживая приятную дрожь. Ей надо будет поблагодарить Совет за этот подарок, когда она с ним покончит. Он был таким темным - его кожа, его блестящие черные волосы, его аура. Секс воплоти. Она могла почувствовать его запах, ощутить его с его близостью. Было очевидно, почему он был успешным охотником. Она уже была мокрой и готовой.

Макс Вестин слишком долго держал ее за руку, его обрамленный густыми ресницами взгляд ясно заявлял о его намерениях иметь ее, укротить ее. Как и все котята, Виктория любила поиграть, так что, убирая руку, она потерла его ладонь кончиком своего пальца.

Его глаза почти незаметно расширились, крошечный знак того, что она сможет добраться до него, если действительно приложит усилия.

Конечно, ей было суждено сделать лишь это. Совет посылал за ней только Своих лучших, самых дорогих Охотников, и она знала, как Их дразнило, когда Их элита сталкивалась с жалким провалом. Это было единственным, что она могла сделать, чтобы предотвратить чувство беспомощности ─ дать Им жесткое напоминание о том, как велик был Дариус, и что Они потеряли с его ненужной жертвой.

─ Мисс Сэнт Джонс, ─ голос Вестина был грубой лаской. Все в нем было немного грубым, немного жестким. Примитивное создание. Такой же, как она.

Виктория махнула в сторону кресла напротив ее стеклянного стола. Расстегнув пуговицу на пальто, Макс сел в кресло. Его темно синие брюки обтягивали крепкие бедра и впечатляющую выпуклость между ними.

Она облизнула губы. Ням-ням…

Одна сторона его рта изогнулась в знающей улыбке. Макс Вестин был хорошо осведомлен о том, насколько он был неотразим, что делало его неотразимым для нее. Уверенность было качеством, которое она держала в большом почете. Таким было прикосновение зла, и у Вестина оно однозначно было. Эта темная аура выдавала края темной магии, которую он обходил. Она сомневалась, что Совет держал его на привязи лучше, чем ее.

‡агрузка...

Уже очень симпатизируя ему, Виктория села в свое кресло, ставя ноги под черной юбкой-карандаш так, чтобы показать их лучшим образом.

─ Музей приносит свои искренние извинения за потерю вашего ожерелья, - начал он.

Ее улыбка стала шире. Он не собирался говорить ей, кем он был. Как приятно. ─ По мне вы не похожи на куратора музея мистер Вестин.

─ Я здесь по поручению страховой компании музея. Очевидно, что потеря такого масштаба требует расследования.

─ Это, конечно же, обнадеживает.

Наблюдая за ним из-под занавеси ресниц, Виктория отметила энергию, что выдавала его беспокойный характер. Его твердые, полные губы намекали на греховное наслаждение. Ей нравились греховные, энергичные мужчины. Это был жестковат на ее вкус, но это могло измениться при правильном убеждении. Они все в конце концов поддавались. Это была единственная часть игры, которая расстраивала ее ─ подчинение.

─ Вы кажетесь удивительно спокойной, ─ пробормотал Вестин, ─ Для женщины, которая только что потеряла бесценное украшение.

Пальчики Виктории скрутились. Его голос был таким глубоким и слегка хрипловатым, как будто он только что вылез из постели. Это было восхитительно, как и все остальное в нем. Он был такой широкоплечий, но худой, с каждым движением он создавал изящную вибрацию отточенных мускулов.

─ Самоедством ничего не достичь, ─ сказала она, небрежно пожав плечами, ─ Кроме того, вы здесь чтобы найти ожерелье и вы выглядите… способным. За что мне беспокоиться?

─ Что я не смогу его восстановить. Выше доверие в мои способности льстит мисс Сэнт Джонс, и оно не неуместно. Я очень хорош в том, что я делаю. Тем не менее, иногда что то, не то чем кажется.

Это было предупреждение, просто и ясно.

Задумавшись, она встала и прошла к стене из окон за ее рабочим столом. Не смотря на то, что она повернулась к нему спиной, Виктория чувствовала жар его взгляда, ласкающий ее по всей длине. Она перебирала пальчиками жемчужины, украшавшие ее шею и смотрела на городскую линию горизонта.

─ Если мне будет необходимо, я просто приобрету другое. Все можно купить за определенную цену, мистер Вестин.

─ Не все.

Заинтригованная, Виктория обернулась, с удивлением обнаружив, что он приближается. Он занял место рядом с ней, его взгляд был обращен на вид, но его внимание было полностью сосредоточенно на ней. Она ощутила мерцание его силы, охватившее ее, ища ее слабые стороны.

Не в силах сопротивляться опасности, она потерла плечо напротив него и вдохнула богатый, мужской аромат его кожи ─ смеси тысяча долларового одеколона и безупречного Макса Вестина. Ее дыхание стало поверхностным, сердцебиение зашкаливало.

Теряя свой взгляд на будущее, Виктория отошла. Прошло много времени с тех пор, как она потакала могущественному мужчине. Слишком много. Другие Охотники были хитрыми и соблазнительными. У Вестина было все это и еще волшебные мышцы.

─ Макс, ─ тихо позвала она, торопясь познакомиться поближе, используя его имя.

─ Хмм?

─ Она посмотрела через плечо. Он следовал за ней. Преследовал ее. Напоминая ей, что здесь хищником был он.

Ох, он мог быть веселым. Если хотел поиграть.

─ Поужинай со мной.

─ У меня, ─ согласился он.

Она подошла к бару и достала две стеклянные бутылки молока, осознанный выбор, показавший ее осведомленность. Конечно же, он знал, как она работала. Но знал ли почему?

Знал ли Вестин, что с последним вздохом Дариуса, он перенес свою магию на нее, делая ее более могущественной, чем обычные Знакомые? Знал ли Вестин, что она была любима своим магом, и что это была та любовь, которая теперь давала ей возможность делать собственный выбор?

До дара Дариуса, она была как остальные Знакомые. Высший Совет назначал пары среди ее вида и их магических коллег, независимо от их желаний. Некоторые Знакомые были несчастливы со своими партнерами. Ей повезло с первого раза, найдя любовь к Дариусу, которая превзошла время. Теперь, из-за этой любви, она была слишком сильна, чтобы быть взятой без ее собственного желания. За два века с тех пор, как она потеряла его, не один другой маг не удалось завладеть ею. Вестин не окажется лучше. Она когда то любила и глубоко. Для нее никогда не будет другого мага.

Покачивая бедрами и предлагая соблазняющую улыбку, она вернулась к нему. ─ Как насчет того, что бы у меня?

─ Нет, ─ он взял бутылку из ее протянутой руки, его пальцы сознательно скрутились вокруг ее и остались там. Задерживая ее на месте, ─ Виктория.

Ее имя, всего одно слово, но произнесенное с такой одержимостью, что она почти ощущала ошейник вокруг ее шеи. Охотники не держали Знакомых, они ловили и передавали их малым магам. Она больше никогда не позволит, чтобы ее распределили таким образом.

Так они стояли, касаясь, присматриваясь друг к другу. Она склонила голову и позволила показаться своему интересу, не то чтобы она могла скрыть его сосками, твердыми и очевидными под ее зеленой шелковой блузкой. Ее грудь поднималась и опускалась, почти задыхаясь, ее кровь горела и от его близости, и от его темного соблазнительного аромата. Он был таким высоким, таким твердым, таким впечатляющим. Только лишь локон темных волос, ниспадавший на его лоб, смягчал его чисто мужские черты. Если бы он не был охотником, она бы ползала по всему его телу, она так сильно хотела его.

Когда его взгляд упал на выпуклость ее груди, его рот изогнулся в плотской улыбке.

─ Бьюсь об заклад, я готовлю лучше, ─ тихо прохрипел он. Его пальцы поглаживали ее, посылая искры осознания через нее.

Она надулась.

─ Ты не узнаешь, если не придешь.

Он отстранился, мгновенно пропало его очарование.

─ У меня или мне придется отказаться.

Виктории захотелось быть в ее кошачьем обличии, так она могла бы его слегка ударить ее хвостом. Макс Вестин определенно привык, получать то, что хотел. Он был Доминантом, таковыми были все Охотники. Жаль, что и она была такой же.

─ Жаль, ─ и она действительно имело это ввиду, ее разочарование было болезненным. Его место не было вариантом. Кто знал, какими чарами он там пользовался? И какие у него были игрушки…? Это было бы тоже самое, как войти в клетку.

Она проигнорировала дрожь, рожденную ее мыслями.

─ Вы передумали? ─ его удивление было ощутимо.

Человек, безусловно, редко слышал "нет".

─ Я попросила вас об ужине мистер Вестин, а вы наложили ограничения на мое приглашение. ─ Она махнула рукой в сторону двери, в жесте освобождения, чтобы рассердить его.

Ответ его обеспокоил.

Когда он не сделал ни одного движения, чтобы уйти, она замурлыкала вслух, мягкий урчащий звук, который заставил мышцы на его челюстях дернуться.

Так… сильное притяжение было взаимным. Это заставило ее чувствовать себя лучше относительно длительного ожидания, что бы заиметь его.

Спокойным, неторопливым движением, Вестин поднял бутылку и выпил, от работающих мышц его горла у нее пересохло во рту. Она заметила предполагаемую угрозу в его движениях.

Затем он поставил пустую бутылку на край ее стола, и подошел к ней, застегивая пальто, перед тем как пожать ее руку. Его прикосновение обжигало, даже учитывая, что его кожа была холодной и влажной от конденсации. Его взгляд таким же ледяным, как и его пожатие руки. Она знала, он перегруппируется и вернется.

И она будет ждать.

Виктория снова потерла пальцем его ладонь, прежде чем отпустить его.

─ Скоро увидимся Макс.

Макс вышел из отеля Сэнт-Джонс и яростно ругнулся. Стиснув зубы, он отбивался от эрекции, которая угрожала смутить его на переполненном тротуаре.

Виктория Сэнт-Джонс была неприятностью.

Он узнал об этом в тот момент, когда Совет вызвал его. Укрощение диких, было задание для малых магов и новичков. Просьба сперва поразила его, а затем заинтриговала. Однако, когда он встретил свою добычу, он понял.

Хитрая и игривая Виктория, двигалась с естественной грацией кошки. Короткие черные волосы и раскосые зеленые глаза, делали ее пьянящим искушением. Он видел ее фото сотни раз и не чувствовал ничего больше, чем просто уважение к красивому лицу. Однако, при личной встрече, Виктория разрушала всю чувственность и жар. На его вкус она была немного худощава, более гибкая, чем пышная, но эти ноги…

Эти невозможно длинные ноги…. Скоро они будут обернуты вокруг его бедер, в то время как он будет глубоко в нее толкать свой член. Но это будет не легко. Она ясно дала понять это своей улыбкой.

Она знала, кем и чем он был, это означало, что слухи о ее силе были правдивы. Она не была обычной Знакомой.

Он покачал головой. Дариус был дураком. Знакомым была нужна сильная рука мага, иначе они становились дикими. Виктория была ярким примером. Она уже была слишком дикой, на каждом шагу бросая вызов Высшему Совету.

Ему она также бросила вызов.

Одинаково заинтригованный и увлеченный, Макс мысленно пробежал по всей информации, которую он собрал до встречи с ней. Виктория была одной из самых выдающихся фигур своего вида. Ее проницательные деловые отношения подняли ее от франчайзинга мотеля до владелицы одной из крупнейших сетей высококлассных отелей в стране. До смерти ее мага, она была уважаемым членом магического сообщества. Ее дикость после смерти Дариуса, укрепила позицию Совета в том, что пары должны были создаваться с учетом умственных способностей, а не с учетом сердечных дел.

Порой, любовь появлялась в любом случае, как это произошло с Викторией, но с вмешательством Совета это происходило куда реже.

Макс обогнул угол и свернул в боковой переулок. Используя свою силу, он пересек дистанцию через город до своего пентхауса в мгновение ока. Он беспокойно прошел по цементным полам промытых кислотой, каждый нерв был на пределе. Он не сомневался, что Виктория Сэнт Джонс сама украла собственное ожерелье. Для человека было невозможно совершить такую кражу.

Охрана музея была слишком продвинутой. Виктория совершила это, зная, что наглость такого поступка, приведет за ней другого Охотника. Совет неустанно работал, чтобы сохранить существование их вида от человечества. Ее дерзкое пренебрежение их законов должно было быть остановлено прежде, чем их раскроют.

Но почему она так себя вела? Это было то, что он не мог понять. Должна была быть причина, почему отсутствовал маг. Она была слишком хладнокровной, слишком расчетливой. Да, ее нужно было слегка держать в узде, но она не была бесконтрольной.

Прежде чем он ее отпустит, он был полон решимости узнать, каковой была ее мотивация.

Жестко выдохнув, Макс оглядел свой дом, растянутый верхний этаж был облачен тишиной и защищен чарами. Нежно серые стены и темные диваны, некоторые его сабы называли холодными и скучными, но он находил такой декор успокаивающим, поглощающим энергию места с легкостью дышащий жизнью. Было бы проще укротить ее здесь, где все инструменты его ремесла были доступны для его пользования. Но даже когда он думал об этом, он понимал, что понадобиться что-то другое, чтобы добиться успеха там, где другие потерпели поражение.

Чтобы завладеть Викторией, требовался особый подход. Каким-то образом ее сила была увеличена, он чувствовал, ответственность которую она несла, была чем-то большим, чем неожиданность. Это объясняло, как все эти годы ей удавалась не быть захваченной. Ему придется взять ее не только в сексуальном плане, а во всех отношениях. Она должна была перейти в подчинение, так же как это делали все хорошие Знакомые, но он должен заставить ее это захотеть. Ей придется с готовностью подчиниться - телом и душой ─ для того чтобы надеть на нее ошейник, так как ее сила не давала захватить ее без ее согласия.

Когда Макс думал обо всем, что сделает с ней, магия горячими волнами текла через его кровь. Он не мог отрицать, что мысли об ее укрощении, наполняли его нетерпением. Не перед заданием, как это было раньше в его частные время, а перед женщиной, над которой ему придется работать. Одна лишь мысль о полном подчинении Виктории, делала каждый его тела мускул тверже. Весь огонь, который он увидел в ее глазах, и ее неосторожное пренебрежение того, как он был силен - не от незнания, а для увлекательности игры. Впервые, была отдаленная возможность поражения, и это как ничто и никогда, разожгло его аппетит.

Максу было интересно, с кем ее свяжут, когда он закончит с ней. Она всегда будет сильнее других Знакомых, и он отказывался ломать ее. Сломленному Знакомому не хватало жизнеспособности, чтобы быть по настоящему полезным.

Волосы на его затылке встали дыбом осведомляя, предупреждая его о вызове, прежде чем Они заговорили.

─ Вы встретились с дикой? ─ спросил Совет. Сотни голосов говорили в унисон.

─ Она не дикая, ─ поправил он, ─ Пока нет.

Ее нельзя укротить. Многие пытались. Многие потерпели поражение.

Он замер насторожившись.

─ Вы попросили поймать ее. Это то, что я согласился сделать. Я не убью ее, даже не попытавшись. Если вам необходимо убийство, вам нужно найти кого то другого.

─ Нет другого Охотника с такой силой как у вас, ─ пожаловались они, ─ Вы знаете это.

─ Тогда позвольте мне попытаться спасти ее. Она уникальна. Лишиться ее было бы большой потерей, ─ проведя рукой по волосам, Макс перевел дыхание. ─ Я сделаю все необходимое, если до этого дойдет.

Мы принимаем ваше предложение.

От этого он должен был почувствовать успокоение. Но он не чувствовал.

─ Вы решили, куда я должен буду отвезти ее, как только она будет укрощена?

Конечно.

Его челюсти сжались на такой туманный ответ, нежелательная вспышка собственничества, но тем не менее. Отношения "Доминант ─ саба" были особенными для каждой пары, и требовали глубокого доверия, которое нелегко передавалось другому лицу. Впервые он попытается это сделать, и он не был уверен, что ему приятна эта мысль.

─ Тогда, идите. Оставьте меня, я должен все спланировать.

Когда эфемерное присутствие Совета исчезло, было сильное желание с помощью его силы вызвать Викторию, и незамедлительно начать укрощать ее. Но он умерил его. Его стремление было болезненным и неудобным. Он любил охотиться, наслаждался укрощением, но не был склонен торопить события. Настоящее доминирование требовало время, но что-то в визите Совета говорило ему, что у него его нет. Самое большее, у него было несколько недель.

Макс зарычал, когда его член затвердел в ожидании. Несколько недель с Викторией.

Он был готов начать.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.02 сек.)