АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Терпеть

Читайте также:
  1. Необходимость) терпеть бедность
  2. Почему Лев Толстой терпеть не мог Шекспира

Я наблюдал тихонько, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания.
Сперва повеяло холодом. У меня шерсть дыбом в разных местах встала. Потом я почувствовал его запах. Потом его голод. И жалко мне стало маленького, несчастного котенка, и захотелось убиться с размаху об стену (пол, потолок – не суть). Надо будет не забыть извиниться.
Я услышал, как ворочается во сне Нэбу, еще не догадываясь о нависшей над ним опасности. Надо же. А я думал, что фэйлао достаточно чуткие создания, что бы уловить такой всплеск извращенной энергии. А может, он просто крепко спит. С кем не бывает.
Анте возник с легким хлопком. Кровью стало вонять еще сильнее, я даже почувствовал подступающую тошноту, но решил повременить с побегом и понаблюдать, чем же все это начнется-кончится.
Нэбу прянул ушами и приоткрыл глаза. Ооо, да, моей госпоже этот запах определенно понравился бы. Мощная порция страха, растерянности и негодования. Сегодня явно ночь коктейлей.
Ну что за выражение на моське? А? Кричать не можешь? Ага… И двигаться тоже не можешь, значит. Ну да, в этом весь Анте. Что бы обезопасить себя, любимого, нужно сперва превратить жертву (противника, родственника) в марионетку. Браво, дорогой брат, браво!
Я едва удержался от желания плюнуть Анте на темечко. Редкостный ублюдок. Весь наш Инкубат его, мягко говоря, недолюбливает. А, говоря грубо, желает ему смерти, долгой и мучительной. Например, посредством вырезания аденоидов через задницу.
Впрочем, я снова отвлекся…
— Смазливый, — клыкастый рот сложился в подобие улыбки. – И волосы длинные, как у бабы. В чувстве вкуса моему слабохарактерному братишке явно не откажешь.
Это я-то слабохарактерный?! Убью! Вот скотина! Очерняет меня перед Нэбу… Впрочем, как раз кошаку сейчас срать было на меня, он больше думал, как бы свою шкуру спасти. И правильно, скажу я вам! Чувство самосохранения всегда должно быть у вас на первом месте. Это я вам как опытный инкуб и член огромной инкубовской общины говорю. Там каждый за себя трясется. За счет этого и выживаем…
Пока я делал это небольшое лирическое отступление, Анте успел снять с пояса любимую плеть и теперь ласково ее поглаживал, многообещающе поглядывая на безмолвного (но красноречиво гримасничающего) Нэбу. Легкий пасс рукой – и кошак послушно сгибает ноги в коленях, прогибая беленькую спинку.
Великая! За что это бестолковое животное так страдает?!
Примерившись к бедрам Нэбу, Анте остался недоволен. Не долго думая, он приманил пальцем подушку (вроде, Эседовскую), собственноручно приподнял и без того многострадальный кошачий тыл и подложил под него этот своеобразный валик. И тут же, без лишних движений, объятий или поцелуев, вогнал Нэбу в задницу рукоять плети дюйма на четыре. Рот раскрылся в беззвучном крике, по всему телу прошла дрожь. Я уже давно успел заметить высокую сопротивляемость Нэбу к магии. Однако Анте был удивлен. Обычно его марионеточное заклятье не оставляет жертве шанса даже моргнуть без повеления кукловода.
Пожав плечами, он продолжил деловито орудовать рукоятью плетки. Нэбу дышал сквозь зубы, пытаясь отвлечься от боли. Взрослеет котенок. Если бы с ним так обошелся я несколько лет назад, сейчас бы слез былооо… Кстати, глядя на обнаженное тело, на эти напряженно сжатые ягодицы, небольшой член, подобравшиеся яички и маленькие коричневые соски, я начал возбуждаться. Да и вообще зрелище было довольно эротичное, правда, с уклоном в садо-мазо. Ибо Анте, как и все инкубы, красотой обделен не был. Собранные в хвост черные волосы до плеч, высокие скулы, прямой нос, накаченные в нужных местах мышцы. Вроде, все нормально, если бы не эта кошмарная акулья лыба на пол-лица. Уж не знаю, почему, но все зубы у Анте были острые, как будто он их нарочно подпилил. Не удивлюсь, если они у него в три ряда идут. Впрочем, проверять у меня особого желания не было.
Посчитав, что Нэбу растянут достаточно, Анте вынул из него пыточное орудие. Рано расслабился, котенок. Это только цветочки были.
Еще одним отличием Анте от нормальных инкубов было то, что он носил штаны. Это вообще дикость. Наверное, они ему нужны были ради пояса. А пояс для того, что бы было, где носить плеть. Так вот сейчас он медленно оголился, аккуратно сложил одежду, скрупулезно расправив все складочки. И Нэбу понял, на что нарвался. Знаете, у нас, инкубов, профессия сложная. Требует определенной физической подготовки и впечатляющих размеров. Вот с размерами у Анте был перебор. Такой бандуриной убить можно, если по голове приложить как следует. До фута не хватало пары сантиметров, а в диаметре ОНО составляло добрых два дюйма. В общем, чтобы порвать Нэбу этого хватит с лишком.
Я смотрел, как его член скрывается в теле кошака сантиметр за сантиметром и невольно морщился. Войдя на половину, Анте одним резким толчком загнал его полностью. Будто гвоздь вбил. Я удивился, как у Нэбу кровь не пошла ртом. Это же такое нежное создание, етиииить…
Этот ублюдок питается нихрена не наслаждением. Он жрет боль и сопровождающие ее негативные эмоции. Хотя, куда ему еще деваться? Сомневаясь, что обладая столь внушительным агрегатом можно доставить партнеру удовольствие.
Нэбу не мог дышать. Я видел, как он открывает и закрывает рот в тщетной попытке глотнуть воздуха.
— Ничего особенного, — разочарованно протянул Анте, неторопливо насилуя жертву. – Узенький, конечно, но таких узеньких у него целая деревня была. Чем же ты, смазливая морда, его зацепил?
Я смотрел, как на лицо Нэбу серым полотном наползает маска безумия. Не удивительно. Никто бы такого не выдержал.
— Его хозяйка теряет форму. Обычно она свои игрушки живыми не отпускает. Стареет, видать.
Слышала бы это Аграта! Проклиная себя и свою болтливость, я опустился рядом с Анте и от души залепил ему кулаком в глаз. Точнее, попытался. Тот с легкостью увернулся, отскочив на пару метров от Нэбу.
— Белеф, — он расплылся в радушной, самой что ни на есть братской улыбке. – Какие-то проблемы?
— Да. Пошел вон, — мрачно процедил я, угрожающе насупившись.
— Да ты чего? Тут двоим места хва…, — он осекся, столкнувшись с моим взглядом, позерски поклонился и исчез.
Из-за моей спины донесся протяжный хрип. Кончилось действие заклинания. Матюкнувшись, я бросился к Нэбу. А кошак, может, и хотел бы сейчас проораться, но не мог. Глаза закатились, все тело скрутило судорогой. Я моментально начал отдавать ему свою энергию, попутно залечивая полученные увечья и убирая боль. Способность у меня такая. Вот Анте умеет обездвиживать. А я – силой делиться. Ага.
Постепенно Нэбу затих. Я слез с него и прилег рядом. Коснувшись пальцами его лица, я окончательно успокоился. А вот кошак нет. Потому что в этот момент он очнулся. Едва успел закрыть ладонью его рот.
— Не вопи! Тебя уже не убивают, — узнал, надо же. Дергаться даже перестал.
Я убрал руку с его губ. Думал, отстранится, ляпнет что-нибудь высокомерное и кинется прочь из комнаты, но нет.
— Ничего не болит? – участливо осведомился я, убрав с его лба прядь волос.
Нэбу прислушался к собственным ощущениям. Посмотрел на меня и выдал:
— Н-нет.
— Ну, слава Тьме! Значит я могу использовать тебя по назначению.
Резко расширившиеся зрачки, судорожный вздох. Я подмял его под себя и… усыпил.
Мы моментально перенеслись в какую-то травку-муравку близ весьма романтичного водопада.
Нэбу побарахтался подо мной с минуту, но быстро затих, видя, что я веду себя довольно смирно. Поозиравшись, он задал вполне резонный вопрос:
— Мы где?
— Мы спим, — я поцеловал его в нос.
Он напрягся, но я не спешил продолжать. Успеется еще. Великая, что мне делать? Убить его, что б не мучился? Я помрачнел и обнял Нэбу еще крепче. Тот ойкнул, попытался меня оттолкнуть, и я немного отстранился.
Повалялись молча. Он, вроде, отошел от шока. И мне еще гаже стало.
— А кто… это был?
— Коллега.
— А почему?..
— Не знаю, — как всегда честно соврал я.
— Ты все видел? – покраснел. Сейчас расплачусь от умиления. Неужели кто-то способен краснеть после этакой, извиняюсь за выражение, ёбли?
От его доверия меня чуть не стошнило. У тебя же опыт за плечами, как у бывалой шлюхи, Нэбу! Ну нельзя так слепо доверять! Хотя, может он просто действует по принципу: «Знакомый насильник лучше незнакомого»?
— Видел он, видел. Но еще не все!
Нэбу затрясло. Анте умеет эффектно появляться, что да, то да.
Кошак вцепился в меня всеми когтями, ища защиты. Я усмехнулся и поднялся на ноги, вздернув его следом за собой.
— Анте.
— Че?
— Пусть двигается. Так интереснее, — я лизнул Нэбу в губы и оттолкнул.
На растерянном лице проступило понимание всей ситуации. Анте захохотал.
— Предательство! Изумительно!
Чтоб ты подавился, извращенец чертов.
До Нэбу, наконец, дошло. Он очень знакомо зарычал, припал к земле и кинулся на меня, оттолкнувшись задними лап…в смысле, ногами. Видимо осознал безысходность своего положения и решил, что терять ему нечего. Я едва успел отпрыгнуть и тут же услышал жалобный скулеж. Кошак лежал на земле, согнувшись и держась за живот, а в паре метров от него стоял довольный Анте.
— Вот теперь смирный… Ах ты тварь! – дурак ты, Анте. Само собой, не мог Нэбу загнуться от одного удара в живот.
Кошак тем временем выгрыз внушительный кусок мяса из Антевской ляхи, с отвращением сплюнул и отбежал подальше. В штанах дырка. Я, конечно, оценил выпад Нэбу, но зря он нарывается. Анте ведь может и разозлиться. Плеть, как живая, скользнула ему в руку. Нэбу выжидал. Когда Анте занес руку с целью огреть его по голым плечам, он сиганул в сторону, как заяц. Признаюсь, меня начало забавлять это зрелище.
Но тут мой братец щелкнул пальцами, и кошак рухнул, как подстреленный.
— Так интереснее, — передразнил он меня, приблизившись к Нэбу и принявшись избивать неподвижное тело.
Я оставался спокоен. По крайней мере, внешне. Это Нэбу выдержит без проблем.
Я уставился в землю, подняв глаза только тогда, когда просвистела плеть. Нэбу заорал. Я болезненно сглотнул. Еще раз, и еще, и снова… Целил Анте в пах, бил с оттяжкой. Этот урод даже заклинание снял, не безосновательно полагая, что после проведенной им карательной процедуры Нэбу уже подняться не сможет. После каждого удара на его лобке и ногах выступали пунцовые полосы, кое-где кожа уже была содрана в кровь.
— Анте!
Он все с той же глумливой ухмылкой обернулся ко мне.
— Ты оставляешь меня голодным.
— Уж прости, — он мерзко заржал. – Ты же говорил, у этого крысеныша брат есть. Вот возьмешь его себе, когда с этим закончим!
Я видел, какое выражение появилось на лице Нэбу. Видел и отвел глаза, столкнувшись с его ненавидящим взглядом.
Проболтался я! Аграте как-то понадобилось два инкуба одновременно. Вместе со мной вызвали Небироса. Стали хвастаться друг другу, кто, с кем, когда, в каких позах. А он возьми и сболтни про Нэбу Анте. Тот заинтересовался. А в моих интересах было выставить все так, будто Нэбу просто очередная недоломанная игрушка Аграты. И Анте решил доломать ее. Великая, если бы я начал заступаться за него и качать права, то все могло кончится еще более печально. Анте все равно нашел бы Нэбу и сделал с ним что-нибудь отвратительное. Само собой, сейчас он с ним тоже не в ладушки играет, но я хотя бы при этом присутствую и могу вмешаться в ход событий.
— Белеф, твою мать! Оглох, что ли?
Я вышел из транса и недоуменно глянул на Анте. Тот зло пнул бессознательного Нэбу.
— Сделай с этим куском что-нибудь!
Сделал бы я…кое-что…с одним куском. Я подошел к Нэбу и ужаснулся. В ребрах трещины, внутренние органы повреждены, один глаз заплыл. Бедный мой котенок. Я не медик, чтобы такие тяжелые травмы лечить. Все что я мог, это убрать боль на время и привести его в чувство.
Я «помог» ему встать на четвереньки. Нэбу покачнулся и уперся головой мне в грудь, положив свои руки мне на колени. И тут же пальцы судорожно сжались, голова дернулась и раздалось сдавленное шипение. Я неодобрительно посмотрел на Анте поверх спины кошака. Но тот был слишком увлечен ужином, что бы обращать на меня внимание. Тогда я позволил себе безрассудную выходку. Я коснулся губами пушистого уха и шепнул:
— Потерпи еще чуть-чуть.
Губы Нэбу искривила презрительная ухмылка. Да я и не надеялся ни на что.
Зато теперь я официально и без всяких последствий мог делиться с ним силой, не вызывая подозрений у Анте. Я, как мог, облегчал его боль.
Анте практически держал его на весу, поднимая его бедра выше, что бы облегчить себе проникновение. Нэбу цеплялся за меня, как вампир за юную девственницу.
— Белеф, у него не одна дырка, пользуйся моментом, — прорычал Анте.
Я вздохнул, отцепил от себя руки Нэбу и сжал пальцами его подбородок.
— Рот открой.
Открыл. Как-то слишком послушно.
— Не вздумай кусаться. Подумай, что станет с Эседом.
Это я так перестраховался на случай непредвиденных обстоятельств. Губы обхватили мой член, и я задрожал от удовольствия. Я старался не причинять ему особых неудобств, то Анте слишком резко двигался и с каждым толчком я практически ощущал головкой его глотку. Эта вакханалия продолжалась довольно долго. Я уже начал побаиваться, что кошак задохнется, но на наше счастье Анте изволил-таки кончить, и я последовал его примеру.
Мой член оказался измазан кровью. Анте, увидев это загоготал и заговорщицки мне подмигнул.
— Славно повеселились!
Он напялил свои дурацкие штаны, присобачил плеть на место и сделал ручкой.
Я тут же перевернул Нэбу на спину и принялся его осматривать. Все тело в синяках и царапинах, но это мелочи. Из ануса непрерывно лилась бурая струйка, а изо рта не прекращала идти кровь. В сознание Нэбу так и не пришел, как я не старался. Вот вам и условно-бессмертный…
— Ну что же ты, миленький, — я занервничал ни на шутку.
Если его оставить в таком состоянии, он и часу не продержится. Так, стоп. Во-первых, надо вернуться из грез в явь.
Я итак потратил огромное количество сил на поддержание жизни этого тщедушного воробушка, поэтому, когда мы снова оказались в его комнате, я сам был на грани обморока. Промелькнула идея позвать на помощь, но я сомневался, что кошачьи знахари смогут быстро его подлатать. Тогда я решился. Остатки сил я потратил, что бы перенести нас во дворец. Молясь всем существующим богам о снисхождении, я пинком распахнул дверь в покои Аграты и рухнул вместе со своей ношей у ног шокированной госпожи.
Не позволив урагану разойтись, я выпалил:
— Миледи, умоляю…
Аграта с любопытством уставилась на непрошенных гостей. Потом крайне одобрительно на меня одного. В руке она сжимала небольшой хлыст, которым обычно подгоняют лошадей.
— Белеф, ты так скоро меня перещеголяешь по степени садизма…
— Миледи, пожалуйста, излечите его, — я сделал еще одну грубейшую ошибку, перебив богиню.
Аграта нахмурилась.
— С какой стати? Ты бесцеремонно врываешься ко мне, отвлекаешь меня от развлечений, — я только сейчас заметил решетку и висящего на ней вниз головой мужчину, — и еще смеешь что-то требовать?
Я из последних сил встал перед ней на одно колено и, смиренно опустив голову, произнес:
— Это Анте постарался.
Аграта вспыхнула.
— Он?!
Моя госпожа имела некоторые терки с Анте и его непосредственной хозяйкой, кузиной Аграты, леди Обизат. Точнее, Обизат горой стояла за своего любимца, и тот частенько хамил Аграте в ее присутствии и отказывался явиться на ее зов. У меня перед носом замаячила надежда, но миледи быстро взяла себя в руки.
— Ну и что?
Я откашлялся, обеспокоено оглянулся на Нэбу и пробормотал:
— Он назвал вас старой, — ну, предположим, Анте не совсем так изъяснился, но сейчас не до подробностей.
Хлыст разломился напополам.
— И еще сказал, что специально выбрал одну из ваших игрушек, госпожа, — ну все, совсем заврался. Надеюсь, Аграте не приспичит читать мои мысли.
Пальцы Тьмы сейчас находились в опасной близости от кнопки пуска ядерной боеголовки. Аграта напоминала Феникса, я фактически чувствовал исходящий от нее жар, вызванный очередным приступом неконтролируемого гнева. Великая, направь ее ярость в нужное русло, нам уже итак по самые помидоры досталось!
Волны схлынула так же быстро, как появилась. Аграта вздохнула и уселась на мягкое кресло, поджав ноги.
— Белеф, я собираюсь нанести визит Оби. Со мной не прогуляешься?
О. Она хочет, чтобы я подтвердил все в присутствии Анте и госпожи Обизат.
— Миледи, Инкубат, — дело в том, что моим сородичам вряд ли понравится, что я донес на нашего брата. Какой никакой кодекс чести у нас все же есть.
— Да провались он в Преисподнюю, твой Инкубат! Я тебе прямым текстом приказала!
Я судорожно вжал голову в плечи.
— Впрочем, как хочешь, — богиня вновь сменила гнев на милость. — Еще я перед ней не унижалась… Мы еще повоюем!
Аграта взяла в руки нож, задумчиво покрутила его и, не глядя, метнула в висящего вниз головой мужчину. Нож по рукоять вошел под ребра. Но жертва продолжала счастливо улыбаться.
В который раз искушая судьбу, я позволил напомнить Аграте, для чего я здесь. Ибо лицо Нэбу приобрело оттенок, схожий с цементом.
Она раздраженно приблизилась к нам, отпихнула меня в сторону, уселась на корточки и принялась водить руками над Нэбу. На лице ее не было ничего, кроме глубочайшего омерзения. Вполне возможно, что она успела его забыть. У богов короткая память.
Нэбу на глазах начал оживать. Услышав, как равномерно и гулко бьется его сердце, я перевел дух.
— Забирай его и проваливай, — Аграта сказала это сердито, но по ее глазам было видно, что она довольна собой.
Я поклонился, подхватил Нэбу и был таков. Дежа вю, однако.

‡агрузка...


Он пришел в себя спустя много часов. Несколько раз стучалась стражница и спрашивала, все ли нормально. Я, стараясь придать голосу сходство с принцевым, отвечал, что приболел, и велел, чтобы меня не беспокоили.
Нэбу распахнул глаза, зрачки в щели, клыки оскалил. Я смущенно заулыбался и сложил руки в молитвенном жесте.
— Простите, товарищ сержант, больше этого не повторится.
— Убью! – он рыпнулся ко мне – и тут же глаза заволокло туманом, и он шлепнулся бы на пол, не подхвати я его.
— Не убьешь, — я снова уложил его в постель, присел рядом и…выложил ему всю правду.
Меня молча выслушали и дали по морде.
— Ауууу! — я возмущенно перехватил его руку, что бы избежать второго тумака. – Я тебе жизнь спас!
— Ты меня чуть не убил!
Тут снова постучала стражница. Я закусил губу и виновато уставился в пол, готовый исчезнуть сразу же, как только в дверь вломится стая озверевших кошек. Но, к моему удивлению, Нэбу успокоил линксу, повторив то же самое, что я несколькими часами ранее.
— Ты лгун и предатель, — устало пробормотал Нэбу, отворачиваясь от меня.
Я присвистнул.
— Да мы с тобой, вроде, никогда в особо дружеских отношениях не были. А ты дурак, если доверяешь инкубу. Не верь высшим силам. Мы врем, как дышим, а иногда даже чаще.
Нэбу обиженно сопел. Я умилялся. Любое другое существо от всего этого давно бы спятило. Как ему удается всегда оставаться в добром здравии и трезвом рассудке?! Уму не постижимо!
Я нагнулся и поцеловал его в плечо. Реакции практически никакой, разве что вздрогнул маленько. Тогда я уселся на его ноги, и он был просто вынужден на меня посмотреть.
— Не сделаю больно, — твердо пообещал я, приложив руку к груди. – Клянусь честью!
Зря, наверное, ею поклялся. Нэбу занервничал, но силам в нем неоткуда взяться было. Поэтому он просто молча следил за моими действиями. А я убрал простыню и принялся облизывать его пупок. Поцелуи вывели меня к лобку и дальше, к мягкому члену, который быстро ожил под моими губами и пальцами. Обнажив головку, я провел по ней языком, сжал губами и медленно протолкнул его член себе в рот.
— Эсед…
— Где?
— В командировке! Белеф, прекрати, — пальцы вцепились в мои волосы, но не в попытке отстранить, а пытаясь усилить ощущение.
— Прям как в анекдоте, — я хмыкнул и просунул палец в его задницу. – Ты же течешь, как обезумевшая от желания сука.
Больше я ничего говорить не стал, вернувшись к члену. Осторожно, что бы не сделать больно (обещал, как-никак!), я двигал пальцем, посасывая, лаская его языком, выманивая стоны. Стонать Нэбу не хотел. Но мне прекрасно хватало его порывистого дыхания и откликов тела.
Второй рукой я обхватил член у основания и начал двигать ею в такт движению губ.
— Внутрь, Белеф…
Я так обалдел, что даже остановился.
— Ты уверен? – в моих планах был только минет…
— Быстрее…
Внутрь, так внутрь. Растерев по своему члену его предсемянную жидкость, я вошел. Угодливо распахнутое нутро, как выяснилось, заводит меня ничуть не меньше яростного сопротивления. Такой мягкий и чертовски влажный…
Я растягивал удовольствие, стараясь не торопиться, но Нэбу так яростно прижимался ко мне бедрами, что я просто ничего не мог с собой поделать.
Кончив, кошак тут же отрубился. А я долго не мог прийти в себя после феерического оргазма и валялся рядом с блаженной лыбой.
— Белеф, — я равнодушно перевел взгляд на появившуюся в комнате Суль. Суль?! Она тут какого лешего делает?! – Получилось?
— Что?
— Ну, зомбирование, — Суль топнула ножкой, раздраженная моей недогадливостью. – Как Тата делает!
Я недоуменно похлопал глазами, посмотрел на безмятежно дрыхнувшего рядом Нэбу и рассмеялся.
— Видимо, получилось.
Но как-то горько стало внутри. Что-то я совсем расклеился. Проклятые кошаки…

— Какое зомбирование?! Не умеет она! – Аграта погладила гримасничающую Суль по голове. – Она же учиться не любит, будто ты не знаешь!
Я пожал плечами. Даже разгадывать эту тайну не хочу.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)