АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ПОСЛОВИЦЫ

Читайте также:
  1. Поговорки, пословицы, изречения, цитаты

ГЛАВА 5

Средства народной педагогики

ПОСЛОВИЦЫ

 

В любой пословице всегда присутствует «педагогический момент» - назидательность: под пословицей понимают меткое образное изречение назидательного характера, типизирующее самые различные явления жизни и имеющее форму законченного предложения.

Пословицы удовлетворяли многие духовные потребности трудящихся: познавательно-интеллектуальные (образовательные), производственные, эстетические, нравственные и др.

Пословицы - не старина, не прошлое, а живой голос народа: народ сохраняет в своей памяти только то, что ему необходимо сегодня и потребуется завтра. Когда в пословице говорится о прошлом, оно оценивается с точки зрения настоящего и будущего - осуждается или одобряется в зависимости от того, в какой мере прошлое, отраженное в афоризме, соответствует народным идеалам, ожиданиям и чаяниям.

Пословица создается всем народом, поэтому выражает коллективное мнение народа. В ней заключена народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Удачный афоризм, созданный индивидуальным умом, не становится народной пословицей, если он не выражает мнение большинства. Во всяком случае возможно параллельное одновременное существование общенародного варианта и индивидуально-авторского.

Народные пословицы имеют форму, благоприятную для запоминания, что усиливает их значение как этнопедагогических средств.

Пословицы прочно ложатся в память. Их запоминание облегчается игрой слов, разными созвучиями, рифмами, ритмикой, порой весьма искусной. В данном случае поэзия выступает как форма сохранения и распространения мудрости, опыта познавательной деятельности, моделирующей воспитание и его результат - поведение.

Конечной целью пословиц всегда было воспитание, они с древнейших времен выступали как педагогические средства. С одной стороны, они содержат педагогическую идею, с другой - оказывают воспитательное влияние, несут образовательные функции: повествуют о средствах, методах воспитательного влияния, соответствующих представлениям народа, дают характерологические оценки личности - положительные и отрицательные, которые, определяя так или иначе цели формирования личности, содержат призыв к воспитанию, самовоспитанию и перевоспитанию, осуждают взрослых, пренебрегающих своими священными обязанностями - педагогическими и т.д.



О пословице хорошо сказал Я.А.Коменский: «Пословица или поговорка есть краткое и ловкое какое-нибудь высказывание, в котором одно говорится и иное подразумевается, то есть слова говорят о некотором внешнем физическом, знакомом предмете, а намекают на нечто внутреннее, духовное, менее знакомое». В этом высказывании содержится признание педагогических функций пословиц и учета в них определенных закономерностей, свойственных народной педагогике: во-первых, намек выступает как средство воздействия на сознание воспитуемых, во-вторых, обучение идет от известного к неизвестному (знакомый предмет порождает незнакомую мысль).

Подбор пословиц у Коменского таков, что он не допускает бездумного отношения к окружающей действительности, учит искать новую мысль в привычных предметах и явлениях, призывает к воспитанию и самовоспитанию, поощряет и стимулирует взаимное воспитание, заботится о перевоспитании, устанавливает определенный порядок движения от незнания к знанию.

В пословицах много материала практического характера: житейские советы, пожелания в труде, приветы и др.

Наиболее распространенная форма пословиц - наставления. С педагогической точки зрения интересны наставления трех категорий: поучения, наставляющие детей и молодежь в добрых нравах, в том числе и правила хорошего тона; поучения, призывающие взрослых к благопристойному поведению, и, наконец, наставления особого рода, содержащие педагогические советы, констатирующие результаты воспитания, что является своеобразной формой обобщения педагогического опыта. В них содержится огромный образовательно-воспитательный материал по вопросам воспитания.

В пословицах получили отражение педагогические идеи, касающиеся рождения детей, их места в жизни народа, целей, средств и методов воспитания, поощрения и наказания, содержания обучения, трудового и нравственного воспитания, наследственности и наследования детьми черт поведения родителей, влияния окружающей среды и общественного мнения и т.д. и т.п. Выражение в пословицах общественного мнения о воспитании для народной педагогики имеет принципиальное значение, ибо, как считал К.Д.Ушинский, где нет общественного мнения о воспитании, там нет и общественного воспитания.

‡агрузка...

«Мудростью старых чехов» называл Коменский пословицы своего народа. И действительно в детской среде пословицы - редкость, чаще всего они лишь ситуативно воспроизводятся в подражание старшим. Тем не менее ситуативность закрепляет их в памяти как педагогические ресурсы для будущего, и приходит пора когда они становятся средствами воспитательного воздействия. Для повышения воспитательного значения пословиц в народе всемерно поддерживается их авторитет: «Без пословицы не прoживешь», «На пословицу ни суда, ни расправы. Пословица несудима», «Пословица плодуща и живуща», «Пословица не покормница, а с нею добро», «Пословица правду всем говорит», «Пословица - всем делам помощница».

Пословица - «цвет народного ума» (В.И. Даль), но этот ум прежде всего оберегает нравственность. В пословицах главное - этическая оценка поведения человека и народной жизни в целом. Пословица - выкристаллизовавшееся веками общественное мнение народа, нравственная оценка им всех случаев жизни. И педагогические мысли народа несут на себе печать народной нравственности.

В педагогической перекличке народов и поколений участвуют все без исключения народы - большие и малые. Рождение детей - для всех праздник. С детьми трудно, без них вдвое. В русских пословицах дети воспеты многократно: «Сын да дочь - красные детки. Сын да дочь - домашние гости», «Сын да дочь - день да ночь», «Сын да дочь - ясно солнце, светел месяц», «Малы детушки - что часты звездочки: и светят и радуют в темну ноченьку».

Рождения мало, родить всякий может, - важно воспитание. «Нарожать нарожала, а научить не научила» - осуждения подобного рода в адрес родителей - как отцов, так и матерей - встречаются у всех народов.

Народом определенно высказываются мысли о начале воспитания: чем раньше, тем лучше. Воспитание начинается с момента рождения, причем оно главнее рождения: «Не тот отец, мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил да добру научил». Мать и отец не просто родители, рождение - только начало, мать и отец - воспитатели, только тогда они оправдывают свое имя и назначение. «Материнская школа» важнее и основательнее отцовской: «Какова матка, таковы и детки», «Что мать в голову вобьет, того и отец не выбьет».

О решающей роли родителей в воспитании очень ярко сказано в русской пословице: «Родительское слово мимо (на ветер) не молвится», т.е. о родительском слове сказано то же самое, что и о пословице. Слово родителей оценивается так же высоко, как и живая народная мудрость многих поколений. Родители как воспитатели в данном случае выступают от имени народа, как связующее звено между детьми и народом, подрастающим поколением и уходящим.

В народном мнении наследственность, наследование и результаты педагогической деятельности родителей выступают совместно, в неразрывном единстве: «У доброго батьки добры и дитятки» (рус.), «С хорошего загона - хорошие снопы, из хорошей семьи -хорошие дети» (чув.), «От хорошего мяса - суп хороший, от хорошего человека - дитя хорошее» (шорск.) и др. Но в то же время не отрицается и личная ответственность ребенка за свои действия: «Глупому сыну и родной отец ума не пришьет», «В глупом сыне и отец не волен».

В пословицах отразились условия воспитания - благоприятные и неблагоприятные. Все народы внушают подрастающему поколению мысль о необходимости уважать воспитателей. В пословицах родительский авторитет поддерживается особенно настойчиво: «Птичьего молока хоть в сказке найдешь, а другого отца-матери и в сказке не найдешь», «Отцовским умом жить деткам, а отцовскими деньгами не жить», «Хоть по-старому, хоть по-новому, а все отец старше сына». Об отце сказано: «Крута-гора высокая, крепка стена белокаменна», и мать праведна названа оградой каменной. Детям предсказывается судьба по их отношению к родителям: «На лубе отца спустил, и сам того же жди от сына» (рус.). Между прочим, есть и сказки на эту тему, и как нравственный вывод из них - пословицы, в которых лучшими воспитателями провозглашаются старые: «Чем старее, тем правее, а чем моложе, тем дороже», «Седина в бороду - ум в голову», «Старина с мозгом - старина, что диво». Взаимоотношения между молодым и старшим поколением у всех народов определяются примерно одинаково: «Старшим место уступи, младшим помощь окажи» (хакаск.), «Старшего слушай, молодого учи» (чув., якут., шорск., тув., татар., кирг.), «Молодой работает, старый ум дает. Молодой на службу, старый на совет», «Молодой на битву, а старый на думу» (рус.).

В пословице - готовый вывод, но она - не конец, не завершение раздумий, а скорее - точка опоры для новых мыслей, как бы их зародыш. Пословица в какой-то конкретной ситуации - вывод, в другой - гипотеза, ставящая новые проблемы. Ценность пословиц выясняется расшифровкой их смысла, требующей проникновения в их глубину. Комментирование пословиц в суждениях, в разговоре, спорах всегда широко было распространено в народе. Такое комментирование во многих случаях переводит в разряд педагогических и те пословицы, которые на первый взгляд не являются таковыми. Пословица «Жизнь прожить - не поле перейти» комментируется как совет, адресованный молодежи: «Учились бы да играли больше. Успеете еще наработаться... Жизнь прожить - не поле перейти».

Применение общего педагогического суждения к характеристике конкретного случая очень часто встречается при употреблении пословиц. Пословица о том, что одного-двух сыновей мало, народом комментируется следующим образом: «А ведь и правда. Один сын и умереть может, со вторым можно характером не сойтись, какая сношка попадется. А три сына - три костыля на старости лет».

Особенно ценны для изучения воззрений народа собственно педагогические наставления. Они вместе с образовательным материалом, со знаниями о детях и воспитании составляют основное ядро народной педагогической мудрости. Это - своего рода морально-педагогический кодекс народа.

Этот кодекс тщательно продуман народом в важнейших деталях: «Детей побоями не учат, добрым словом учат», «Детей наказывают стыдом, а не грозою и бичом», «Жалуй своих, а там и чужих! Свой своему поневоле друг», «Молоденький умок - что вешний ледок», «К мягкому воску - печать, а к юному - ученье», «Неразумного учить - в бездонную кадку воду лить», «Повторение - мать ученья», «Ученый видит, неученый следом ходит», «В бедах человек умудряется», «Общаясь с хорошим, хорошее пристанет, общаясь с дурным - дурное», «Кошма развернется - широкой станет, человек вырастет - умным станет», «Ребенок-первенец больше всех дорог», «Разум шире морей, знания выше гор», «Грамотный человек - словно солнце, неграмотный - что черна ночь», «Сырое дерево гни, пока не высохло, ребенка учи в свое время», «Не учила сына, когда кормила, а тебя кормить станет, так не научишь», «Не учили, когда поперек лавки ложился; а во всю вытянулся, так не научишь», «Не тот глуп, кто не учился, а тот, кто не хочет учиться», «Если не варит в голове, то не сваришь и в котле», «Старому посох подпорка, молодому - наука», «Если среди смелых растешь, сам будешь смелым», «Все мы люди, все человеки», «Каковы веки, таковы и человеки», «Человек человека стоит. Человек не для себя родится».

Важный педагогический смысл имеет народное мнение о результатах воспитания, это - оценивающие суждения о людях, о чертах их личности: «Вспыльчивый нрав не бывает лукав», «Злой человек, как уголь: если не жжет, то чернит», «Добрая совесть - глаз божий. Добрая совесть любит обличение», «На ходу зеленой травы не сомнет» (о смирном), «Встретив равного по силе, стал комнатной собачкой» (о бахвалах), «Как садиться на коня, так и штаны свои отдавать в починку» (о беспечных), «В нем верны только следы, оставленные на снегу» (о лгунах), «Вор – первый богомолец, женолюб - лучший родственник, а плут больше всех говорит о грехе», «Слова хвастливого, что лужа, слова скромного, как море», «Увидев самого медведя, отправится искать его следы» (о человеке, отвлекающемся от главной цели), «Говоря ложь, не сделаешься мудрым, воруя, не сделаешься богатым», «Легче сандаловое дерево сломить, чем молодой задор», «Хорошо откормленная собака на хозяина лает» (о неблагодарных, о них же говорят: «Перекочевал - верблюд не нужен, переплыл - лодка не нужна»), «У плута нет жизни, у лентяя нет мечты», «Добрый человек зла не помнит, а злой добра не помнит» и др. Многочисленные характерологические пословицы интересны тем, что свойства личности оцениваются в них по поступкам и действиям, рассматриваются в связи с воспитанием. Воспитание и перевоспитание дурных людей - дело не из легких: «Змея своей кривизны не сознает: выпрямлять станешь - укусит». Воспитание не всесильно: «То, что грязно изнутри, не сделаешь чистым снаружи», «Змея меняет кожу ежегодно, да ядовитые зубы оставляет при себе».

Положительные и отрицательные черты личности по пословицам представляются как цели воспитания и перевоспитания, предполагающие всемерное улучшение поведения и характера людей. При этом примечательно, что все народы признают беспредельность человеческих совершенств. Любой человек, как бы он ни был совершенен, может подняться еще на одну ступеньку совершенства. Эта ступенька ведет не только человека, но и человечество к прогрессу. Многие пословицы являются мотивированными и аргументированными призывами к самосовершенствованию.

По содержанию пословицы мудры, по форме прекрасны, употребляются они умно, уместно, умело. Основное же назначение их все-таки в нравственном воспитании. Ум как бы оказывается между прекрасным и нравственным, контролируется ими.

Жизненные потребности, исторические обстоятельства, общественные условия породили мудрые народные афоризмы. Человек, становясь умнее, сознательно поддерживал и культивировал прежние духовные приобретения и изобретения. В силу этого каждое поколение застает готовые формы и жанры. Содержание их дополняется и развивается от поколения к поколению. Отдельный человек оказывается в плену тех форм, которые созданы задолго до него, и обстоятельствами жизни вовлекается в творческий процесс - восприятия, переосмысления или созидания.

Тысячелетние достижения человеческого духа сохраняют свою непреходящую ценность, причем сокровища любого из народов обогащают общечеловеческую духовную сокровищницу. И в настоящее время в освоении духовных приобретений прошлых поколений дети народов выступают как дети человечества.

 

 

ВОСПИТАНИЕ ТРУДОЛЮБИЯ

КАК ВЕДУЩАЯ ИДЕЯ ПОСЛОВИЦ

 

У всех народов трудовое воспитание является главной задачей педагогики, что получило отражение и в пословицах. Проиллюстрируем это на примере афоризмов народов Дагестана.

У народов Дагестана возникновение и первоначальное развитие идей и традиций трудового воспитания подрастающего поколения уходит своими корнями в глубокую древность. Исторический и педагогический опыт народа показывает, что труд (скотовода, земледельца, ремесленника и т.п.) - это решающее условие нравственного, умственного и физического развития личности. «Труд - всему отец», - из поколения в поколение говорят лакцы, подчеркивая тем самым огромные возможности труда, определяемые богатством его содержания, значением для общины и народа, а также многообразием конкретных приемов и средств обучения детей и молодежи труду.

Рассматривая труд как моральный фактор, народ подчеркивает его психологическое значение и отмечает, что труд доставляет человеку душевное и моральное удовлетворение: «Без труда нет и покоя», - говорят аварцы, «Друг сделал - телу легче, сам сделал - душе легче», - говорят лезгины и табасаранцы, труд является источником жизни на земле: «Без труда нет и жизни на земле», - говорят даргинцы.

Из комплекса идей о трудовом воспитании на первом месте оказываются идеи о воспитательном значении труда. Только в процессе труда вырабатываются такие моральные качества, как чувство человеческого достоинства, трудолюбие, настойчивость, последовательность, чувство долга и ответственности за результат дела: «Хозяин земли тот, кто ее пашет» (даг.), «Вдоль пахал - след, добавь поперек - будет пашня» (табасар.), «Пока спина не взмокнет - поле не вспашешь» (аварск.), «Труд и терпенье - превращаются в золото» (лакск.), «Отложенное дело - засыпает снег», «Кто умеет, тот и на море разведет огонь» (кумыкск.) и др.

Праздность осуждалась народом как явление в высшей степени чуждое его образу жизни: «Погибшая на ногах собака - лучше, чем сдохший лежа лев» (аварск.), «Жизнь, потраченная на сон, - пропавшая жизнь» (лакск.), «Сегодняшнюю работу не взваливай на завтрашнего верблюда» (ногайск.). Наоборот, трудолюбие, готовность выполнять любую работу в народе считались одним из ценных качеств, которые необходимо воспитывать у детей. При этом выдвигалось требование: формировать у детей понимание того, что, как сказано в лакской сказке «Зурнач, барабанщик и канатоходец», «всякая профессия, оказывается, хороша, если только зарабатывать деньги трудом, а не хитростью и обманом».

Представители старшего поколения проявляли заботу о пробуждении у будущей смены молодых тружеников чувства ненависти к угнетателям. В известной степени эта забота народа проявлялась в систематической пропаганде свободолюбивых идей во всех жанрах устного поэтического творчества и в первую очередь - в поговорках и пословицах. У всех народов Дагестана есть афоризмы, высмеивающие мулл, проклинающие хозяев, вызывающие ненависть и презрение к бекам, ханам: «Сытый мулла хуже голодного волка, при виде халвы забывает Бога», «Мулла лука не ест, а если найдет, тогда и шелухи не оставит», «Хан не имеет стыда, камень - глаз», «Реку не мерь, беку не верь», «Уши хозяина глухи», «У голодного силы нет, у богатого - жалости».

Считая труд основным фактором физического, умственного развития и нравственного совершенствования подрастающего поколения, народ не ограничился только его оценкой, образным и многоплановым раскрытием его общественной роли. Народом была создана оригинальная система трудового воспитания, которая включала в себя реализацию определенных задач, общих для всех народов, но каждым народом решающихся специфически, в соответствии со своеобразными общественно-экономическими условиями жизни и быта. Первой из этих задач у горцев является воспитание у подрастающего поколения глубокого уважения к простым труженикам и результатам их труда. Такое уважение воспитывалось при ознакомлении детей с трудом взрослых и в процессе их совместной деятельности со взрослыми. Детям внушали: уважать трудовой народ - это прежде всего беречь то, что сделано их руками («Сделанное десятью ударами, портят одним»), необходимо оказывать в тяжелом труде посильную помощь труженикам («Работай, где нашел работающих, - кушай, где нашел кушающих»); чтобы стать в будущем хорошим тружеником, необходимо приучаться к труду, брать пример с простых тружеников («Научись уважать людской труд и святость хлеба, который родит земля»); чтобы сделать даже самую простую вещь, надо много знать и уметь («Когда с уменьем человек возьмется, в его руках и снег огнем займется»).

В мировоззрении будущего труженика важное место должно занимать осознание необходимости личного труда: «Работа, хоть и малая, какая-никакая, полезнее, чем жалоба, большая-пребольшая», «Дерево плодами ценится, человек трудами ценится», «Пусть аллах меня осилит, лишь бы я землю осилил», «У кого умелые руки, тот и мед ест».

Решая задачу трудового воспитания, народ укреплял в детях чувство любви к труду, поднимал их сознание до понимания важности и необходимости трудиться, воспитывал и развивал в них чувство ненависти и презрения к привычке удовлетворять свои потребности за счет труда других, ко всякому стремлению обогащаться темными путями («Пьяный вином - протрезвится, пьяный казной - никогда», «Работающему в поле пахарю - толокно, сидящему на меже хозяину - сыринки» и др.). Говоря о воспитании любви к труду, народ имел в виду не только физический, но и умственный труд: «Держись за перо - оно сын хлеба», «Знанье и труд - близнецы», «Рабство - вниз, наука - вверх», «В надежде на хлеб - ума не бросай».

В народе проявлялась постоянная забота о привитии подрастающему поколению трудовых умений и навыков. Народ утверждает: «Раб истинный не тот отнюдь, кто у рабов рабом родился, раб тот, кто завершает путь и ничему не научился».

Высмеивая тех, кто не хочет и не умеет трудиться, народ успешно решал эту задачу трудового воспитания созданием общественного мнения, являвшегося своеобразным и доминирующим фактором воспитания подрастающих поколений вообще, а трудового в особенности. Отсутствие трудовых умений и навыков осуждается и высмеивается в пословицах последовательно и настойчиво: «Не умеющему доить - и двор кривой», «Корову доил - молоко не сберег, рукав латал - шубу сжег», «Не управился с быком - так оглоблю бьет», «Работа учит работе». Систематическое выполнение трудовых обязанностей способствовало закреплению ранее приобретенных умений и навыков.

Сообщение детям определенной суммы знаний, связанных с различными видами труда, также представляет важную сторону трудового воспитания: «Ячмень сей в пыль, пшеницу - в грязь», «Хутор можно проесть, ремесло не кончается», «Только огонь делает железо мягким», «Одну борозду хоть до Хорасана доведи - поле вспахано не будет», «Каков хозяин - таковы и быки», «Пока спина не взмокнет, поле не напоишь», «Не полотое, что не сеяное», «Пока река полноводна, вытаскивай лес!», «У кого на стрижке овец ножницы кривые, у того на весах с шерстью и гири легче». Если в первых пословицах содержатся практические сведения по труду, т.е. имеют место элементы трудового обучения, то последняя пословица интересна показом связи нерадивости и небрежности в работе с бесчестностью в поведении.

Народ придавал большое значение приучению молодежи к трудовой взаимопомощи и солидарности, к объединению трудовых интересов и усилий в выполнении трудовых задач: «Кто не с людьми - тот словно и не родился», «Если все помогают, то и войлочный кол в землю войдет», «Рост аула - это люди, сила аула - единство», «Один поможет - ты вдвое сильней, двое помогут – в сто раз сильней», «Гора не нуждается в горе, а человеку без человека - не быть», «Кто не вместе с аулом, тот покойник без могилы».

Много внимания уделяли народы Дагестана тому, чтобы внушить подрастающему поколению мысль о созидательной силе труда, возвеличивающего человека. Вся жизнь дагестанских трудящихся в суровых горных условиях представляла собой трудовой подвиг, ибо они вынуждены были с колыбели отвоевывать свое существование у грозной природы. Горскому населению требовалось невероятное упорство и мужество, чтобы вырастить что-то в горах, так как землю таскали из долин на спинах поколение за поколением. Создавали, строили крохотные поля-террасы.

Вместе со взрослыми в труде принимали участие подростки и юноши. Они старались быть похожими на своих отцов и старших братьев, подражая им в трудолюбии и мужестве. Будущие труженики видели реальные результаты своего труда, глубоко осознавали его созидательную силу, когда вместе со старшими по высоким, крутым и отвесным скалам перекидывали деревянные желоба, по которым текла отведенная с верховьев рек вода, когда вырубали в скалах канавы, тянули через пропасти акведуки, за десятки верст вели воду от источников: «Бедняк ради мерки зерна и гору одолеет».

В пословицах дагестанцев о труде находит подтверждение мысль Энгельса о значении преобразующего людей труда, влиянии их деятельности, например борьбы с силами природы, на формирование человеческой личности. По словам Энгельса, именно изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, способствовало тому, что человек совершенствовался и развивался сам.

В своем поэтическом творчестве народ учил подрастающее поколение, что именно простые люди, трудящиеся массы являются той силой, которая преобразует окружающую природу. Дагестанцы внушают детям испокон веков: «Народ - солнце земли», «Народ - все может», «Как решит народ, так и будет». В этих словах - сознание народом своей силы, своей решающей роли в судьбах мира.

 

МНОГОЗНАЧНОСТЬ ПОСЛОВИЦЫ

КАК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СУЖДЕНИЯ

 

Люди чаще всего употребляют пословицы и поговорки по одной, украшая ими текст или комментируя ими факт, или аргументируя народным авторитетом высказанную собственную мысль. Реже употребляются пословицы по две, по смыслу близкие, взаимно дополняющие друг друга. Очень редко встречаются в разговоре три пословицы кряду. В то же время нами зафиксированы случаи употребления пословиц до шести вместе. Такое употребление пословиц происходит в силу необходимости настойчивого повторения одной и той же важной мысли, когда пословицы близки по смыслу или находятся в тематическом единстве, если они - как стихи в прозе. Часто разные пословицы передают одну и ту же мысль. Например: «И лошадь в сторону дома бежит быстрее», «Из дома - в калитку, домой в ворота», «Из дома шагом, домой - бегом», «Из дома - рысью, домой - галопом», «Из дома без ног, домой - на крыльях», «Из дома - вздохи, домой - улыбки», «Покидает со слезами, возвращается - с песней». Данный ряд пословиц посредством движения и физического состояния передает душевные переживания человека, в связи с любовью к родному дому, к родине.

Трудящимся присуще отношение к пословице как к авторитетному указанию, вокруг которого мысленно концентрируются другие пословицы как носители производной идеи, смежной с главной. Но есть и пословицы, отражающие мысль в развитии. Эффект - в логическом единстве: «Не считай радости, считай детей в доме», «Счастье дома - дети дома», «Говорят "радости домашние", понимай "полон дом детей"», «Радость и счастье - дети и дети» и др.

Народ прибегает к комментированию одной пословицы другими в целях усиления убедительной силы первой. Две пословицы «Ложь гони прочь от себя, говори правду» и «Не оттого бывает спокоен сон, что постель мягка, а оттого, что совесть чиста» нередко употребляются вместе. Обе они дополняют друг друга в конкретных аспектах: правдивость и чистая совесть - явления одного порядка.

Любопытно, что убежденность неграмотных крестьян в справедливости пословицы доходит порою до суеверного поклонения силе слова. Они отбирают народные афоризмы в соответствии со своими представлениями об определенных явлениях жизни и ни одно положение пословиц, употребляемых в связи с конкретной ситуацией, не подвергают сомнению.

Педагогические идеи в пословицах представлены в различных формах. Обобщающая информация о детях, воспитании, родителях и т.п. имеет форму советов, предсказаний, правил и др. Отдельные пословицы по характеру близки к педагогическим принципам и живо напоминают фрагменты теории. Коменский, например, в своих научных выводах так трансформирует мысли народа: «Молодое дерево можно сажать, пересаживать, подчищать, изгибать как угодно, но если выросло, это невозможно сделать... Все это, очевидно, в такой же мере относится и к самому человеку». Коменский много раз возвращался от теории к народной мудрости. В своем сборнике «Мудрость старых чехов» он приводит пословицу: «Второй день всегда мудрее». Аналогичная мысль присутствует в пословицах всех народов. Но если, например, русская пословица - «Утро вечера мудренее» предполагает решение серьезного вопроса не в утомленном состоянии, а после отдыха, то чешский афоризм, приведенный великим педагогом, высоко оценивает накопленный опыт.

Как уже было сказано выше, много пословиц могут выражать совокупно одну общую идею, но и одна пословица может содержать в себе все богатство и многообразие идей, раскрывающихся каждый раз особенным образом, в зависимости от конкретной ситуации. Жизнь пословиц в народе настолько своеобразна и богата, что возможно посвящение целых исследований одной какой-либо пословице. Автором настоящей книги было заведено «досье» на чувашскую пословицу, которая при буквальном переводе имеет следующий смысл: «У единственной овцы нет овчарни (хлева, сарая, укрытия, двора, ограды и т.п.), а у единственного ребенка нет Бога (божества, ангела-хранителя, покровительствующего святого и т.п.)». В этом «досье» накопилось 278 листов. По пословице проводилось анкетирование среди представителей разных национальностей и разных слоев населения. Среди них были неграмотные старики, опытные директора школ, студенты, отцы и матери, молодые колхозницы, рабочие и др. Их комментарии были столь различны, что, казалось бы, не имели никаких точек соприкосновения. Суждения анкетируемых касались многих сторон воспитания и жизни в целом. Ниже приводятся обобщенные высказывания целого ряда лиц.

 

Одна овца - не стадо. Она и овчарни не будет иметь. Люди должны состоять хотя бы в самом маленьком обществе. Своего рода ангелами-хранителями являются братья и сестры, которые смогут помочь в тяжелые минуты. По ассоциации с пословицей возникает мысль: семья непременно должна быть маленьким коллективом, но не настолько маленьким, чтобы в ней детей было меньше, чем взрослых. Один человек не делает истории даже своей жизни. Спаянная группа уже что-то дает, для нее нужно иметь и место, где жить.

 

Во многих случаях обе части пословицы комментируются как нечто единое, имеющее отношение только к ребенку, т.е. прямой смысл второй части применяется для расшифровки переносного смысла первой.

 

Один ребенок, не имея собственного коллектива в своей семье, пристает к любому другому, может оказаться и в дурной компании. Многозначность слова «ограда» переносится на характеристику поведения единственного ребенка. Фразеологизм «оказался за оградой» имеет смысл: человек нарушил общепринятые нормы поведения, позволил недозволенные действия. Овца, отставшая от стада, может быть съедена волком. Вот почему подрастающему поколению в целом нужно держаться вместе с братьями, сестрами, односельчанами, народом.

 

Пословица напоминает другую - о женщине без мужа как о кобыле без узды, т.е. в ней усматривается что-то своевольное, неодобряемое, выходящее за рамки допускаемого, общепринятого, дозволенного.

 

С пословицей совместно употребляется благопожелание: не будь одинокой (одиноким). Разбирая вторую часть пословицы об отсутствии Бога у единственного ребенка, один из комментаторов отмечает отсутствие управления собой: нет опоры в характере, нет стержня в моральном облике, в целом нет того, что держало бы его в рамках благопристойности. Отсутствие божества трактуется как отсутствие высших авторитетов. Единственный ребенок - один в семье - нет ни старших, нет ни младших, своим исключительным, обособленным положением он не способствует реализации принципа преемственности поколений.

 

У одной овцы нет овчарни - у нее не возникает необходимости в создании своего постоянного места жительства, живет без заботы о других, одновременно эта часть пословицы выражает слабость и незащищенность одиночки. Вторая часть пословицы имеет в виду то, что воспитать одного ребенка труднее и сложнее, что он может оказаться жертвой слепой родительской любви; это настолько серьезно, проблематично, что и Бог не в состоянии помочь, его действия равны нулю, и потому сказано, что у единственного ребенка нет Бога.

 

Отдельные комментаторы с единственностью связывают угрозу физическому существованию ребенка. Пословица относится, подчеркивают они, к давнему прошлому и характеризует тяжелую долю крестьян. При огромной детской смертности, когда дети умирали от болезней и голода, единственный ребенок оказывался ненадежной опорой для семьи. Сыновей надолго забирали в армию, многие не возвращались. Одиночка не имеет и сам нигде опоры, его голоса не слышно.

Среди комментаторов есть и такие, которые приводят собственные варианты пословицы. Так, например, в одном случае вместо овцы назван ягненок, в другом случае вместо единственного ребенка назван одинокий ребенок (сирота). Соответственно разные варианты и толкуются по-разному.

 

Один-единственный, ягненок, как бы его ни охраняли, может быть потерян, съеден хищниками, что бывает очень часто. Так и одно единственное дитя: как бы его ни холили, ни лелеяли, ни воспитывали - едва ли будет сам счастлив и осчастливит родителей. Мало надежды на то, что единственный ребенок выберет правильный путь в жизни. С другой стороны, единственному ребенку нет защиты после смерти родителей: нет людей - так и Бог не поможет.

 

Очевидно, приводя эту пословицу, говорящий сетует, что у него только один ребенок. Этот же комментатор допускает и второе толкование пословицы, вкладывая в нее, в зависимости от конкретной ситуации, смысл русской пословицы: «У семи нянек дитя без глазу».

Любопытными представляются обстоятельные рассуждения комментатора, в которых проявляет себя этнический индивидуум, представитель своей нации.

 

У овцы есть хозяин. Нормальный практичный человек не держит одну овцу. А если держит, то проявляет о ней заботу. Следовательно, одна овца без укрытия дважды характеризует хозяина плохо: имеет только одну овцу и не ухаживает за этой одной. Ребенок не должен быть предоставлен самому себе, быть оторванным от друзей, о нем всегда должны проявлять заботу взрослые, родители, а если нет - воспитатель, учитель. Умный педагог и есть бог. Главный смысл пословицы состоит в том, чтобы единственный не оказывался одиноким. Пословица в равной степени относится и к взрослому человеку. Если он поставит себя вне коллектива, то перестает быть активной общественной личностью.

 

Пословицу многие комментаторы относят к седой старине, связывают с прошлым чувашей-скотоводов. Между первой и второй частями пословицы усматривают не только педагогическую, но и практическую связь: с одним сыном не разведешь овец, нужен пастух, а единственный едва ли сумеет стать надежным пастухом. Позднее при оседлом земледелии малочисленность семьи для бедных крестьян становилась источником бесчисленных бед.

Человек, не имеющий Бога, - в народном толковании человек без веры в добро. Без ограды, без ограничения, безудержный. Слова «нет ограды», «нет бога» соотносятся и со значением «нет толку» - бестолковый.

 

Пословица афористична, многозначна. Главная мысль в ней: от одного ребенка мало толку, как мало толку от одной овцы, для которой нет смысла строить загон. По всей вероятности, в пословице подчеркивается и трудность воспитания одного ребенка: трудно ставить его в естественные условия воспитания. Чаще всего единственный ребенок не имеет никаких ограничений, оказывается «вне ограды», ему все равно, где быть и каким быть по отношению к себе самому, к окружающим, родителям. В данном случае может иметь место пренебрежение ребенка к окружающим, порожденное его избалованостью.

 

Комментаторами даются фразеологические оценки семей и родов: род без будущего, семья без завтрашнего дня, дерево без поросли; без корней дерево засохнет; единственная поросль может сломаться; одноногий без клюшек - дерево без ветвей; вместо ограды овце - ограда на кладбище и т.п. В отдельных случаях высказывается мысль о том, что единственный ребенок, став взрослым, может оставить своих детей без защиты, у них не будет близких родственников - ни дядь, ни теток, ни племянников, иные во время анкетирования прямо высказывают, исходя из пословицы как авторитетного мнения народа, пожелание собственным детям и внукам иметь большое потомство: «Вот потому и говорю дочери, что одного ребенка мало...»

Любовь к детям и гордость за них, как стороны педагогических функций родителей, четко распределены между отцом и матерью: «Отец любит дочь, гордится сыном; мать любит сына, гордится дочерью». В пословице особо предусмотрена ответственность отца и матери за воспитание своих детей, дифференцированы их педагогические роли: в данном случае любовь, предполагающая благоприятную моральную атмосферу в семье, душевные взаимоотношения между родителями и детьми, скорее относится к условиям воспитания, а гордость - к его результатам. Единственный ребенок - это только сын или только дочь, а в семье необходимы и сыновья, и дочери. Пусть ни отец, ни мать не будут лишены ни гордости, ни любви, пусть оба они испытают полное удовлетворение в своих моральных чувствах, связанных с воспитанием детей.

Многозначность пословиц предполагает многосторонние и многочисленные связи их друг с другом, взаимные дополнения, разъяснения, комментарии. Эта многозначность в значительной степени обусловлена высокой поэтичностью пословиц.

В воспитательной работе с детьми необходимо использовать только те пословицы, терминология которых понятна современному ребенку. Иначе эффект от их употребления пропадает. Примером ниже приводим русские пословицы, которые учитель, воспитатель могут использовать в воспитательном процессе.

 

Родина-чужбина

 

Родимая сторона - мать, чужая - мачеха.

Где сосна взросла, там она и красна.

И кости по родине плачут (по преданию - в некоторых могилах слышен вой костей).

 

Русь–Родина

 

Велика святорусская земля, а везде солнышко.

Русский человек хлеб-соль водит.

На Руси не все караси - есть и ерши.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.031 сек.)