АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Экологического движения в районе

Читайте также:
  1. I. ОСНОВНЫЕ СПОСОБЫ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ И ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРЕПЯТСТВИЙ
  2. XIII. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО АУДИТА
  3. А — при двустороннем движении судов; б — при одностороннем движения
  4. Анализ движения дебиторской и кредиторской задолженности
  5. Анализ движения денежной наличности
  6. Анализ движения денежных средств
  7. Анализ движения денежных средств прямым и косвенным методом
  8. Анализ движения и технического состояния основных средств
  9. Анализ движения ОС
  10. Анализ движения основных фондов
  11. Анализ наличия и движения основных средств
  12. Анализ остатков и движения денежной наличности

 

Этот разговор состоялся в феврале 2007 года. Но помню его, как вчера, потому что стал он последней каплей в чаше моего терпения. К нам заглянула соседка. И прямо с порога в сердцах посетовала мужу, открывшему дверь. Говорила она так надсадно и громко, что голос её слышался во всём доме.

- Да что же такое творится! Дальше как жить?! Всего за несколько лет три молодые учительницы умерли от рака. А сейчас девочку Татьяниных в онкодиспансер в Рязань повезли. Ей всего-то 12 лет! Единственный ребёнок в семье. Родителям каково!

- Да что вы! – с горечью воскликнул муж. – В нашем Сотницыно давно уже жить нельзя. Экология ни к чёрту! На маленькое село два вредных завода без очистных работают. Хозяева совсем совесть потеряли – одни деньги на уме. А ещё и на химзаводе начал строиться цех по производству фенолформальдегидных смол. В пору собирать чемоданы и мчаться отсюда подальше. Оставаться – на погибель.

Действительно, в посёлке Сотницыно Сасовского района Рязанской области, где я живу, работают два завода: один – по производству хлебопекарных дрожжей, второй – сахара. А в шести километрах вверх по реке Алёшня, в соседнем селе Нижнее Мальцево, травит всё вокруг химический завод.

Свежий воздух в наших краях – редкость! Зато каждый житель всегда знает, с какой стороны дует ветер. Определяет по запаху. Если он удушливый, как от разлагающегося трупа – значит, ветер со стороны дрожжевого завода. Если во рту металлический привкус, и пахнет жжёной резиной – это веет с химического завода. Ну, а если кисло до оскомины и изжоги – ветер с завода сахарного, с жомовой ямы. Словом, живём мы в настоящей выгребной яме, ведь очистные сооружения на заводах отсутствуют, все загрязняющие вещества выбрасываются в атмосферу, на почву и в реку Алёшня.

Неприятный запах – это ещё полбеды. Люди в наших краях стали чаще болеть и умирать.

Для села четыре смерти в месяц – показатель высокий. Да и причина одна. Онкология. Каждая третья женщина в Сотницыно прооперирована по поводу опухоли.

Интересно, что вредное действие на человека выбросов с одного завода усиливает воздействие выбросов с другого. Научное название этого явления – «синэргетический эффект».

В нашей стране пока это взаимодействие не изучено. Но есть исследования французских учёных. Если, например, отходы химического производства могут спровоцировать раковое заболевание, то выбрасываемый в атмосферу грибок дрожжевого завода способен усилить рост опухоли в двадцать раз! Нашим врачам порой трудно выявить причину болезни на территории, где загрязнителями являются сразу несколько разных предприятий.



По данным Гринпис России, влияние химических отходов и грибковой массы распространяется на 30 км со всеми соответствующими последствиями для здоровья людей. А это значит, что неблагополучная экологическая обстановка характерна не только для нашего села, для всего Сасовского района, но и двух других районов - Шацкого и Чучковского. А если к промышленным объектам приплюсовать ещё имеющиеся на территории района разломы земной коры, могильник радиоактивных отходов и земли, загрязнённые после Чернобыльской аварии, то картина состояния окружающей среды вырисовывается неприглядная.

Каждый год уносит в п. Сотницыно жизни более семидесяти человек. А рождается в два, три раза меньше. И не только потому, что кто-то не хочет иметь детей. Многие женщины не способны выносить ребёнка. Отравленные воздух, земля и вода делают своё пагубное дело.

Известие о строительстве в нашем районе нового завода, да ещё и по производству фенолформальдегидных смол, повергло меня в ужас. Холодок по коже пробежал, и под ложечкой заныло.

Я-то лучше других знала, что такое формальдегид. Свою дозу получила, чтобы теперь инвалидом доживать. Уезжать? Но почему мы должны сниматься с насиженных мест, как сказал муж? Здесь – наша родина. Как это бросить всё, что нажито, сделано своими руками? Возраст уже не позволяет начать с нуля. Так никакой жизни не хватит…

Эти мысли не давали мне покоя ни днём, ни ночью. «Надо что-то делать!» – крутилось в голове. Ведь я знаю химию и биологию, осознаю всю опасность таких производств. На своём здоровье испытала – перенесла отравление веществом формальдегидной группы. Нужно объяснить людям, что их ждёт, поднять на борьбу против строительства цеха-убийцы.

‡агрузка...

Но где взять силы? Моим жизненным пространством был диван, с которого я почти не поднималась. Приступы следовали один за другим с завидным постоянством. И просвета в конце туннеля не было. Но случаются в жизни ситуации, когда в тебя будто вселяется какая-то энергия, мобилизуя все человеческие возможности. А может, просто Бог даёт силы на добрые дела.

Все жители Сотницына пережили шок, когда узнали, что школьнице Маше Татьяниной поставили диагноз – хронический миелолейкоз, бластный криз (лейкоз четвёртой степени). А причиной заболевания назвали дрожжевой грибок. Вот они, последствия работы дрожжевого завода, который выбрасывает свои отходы прямо на местные поля. Машеньку, умницу, красавицу, нужно было спасать. И я сделала усилие над собой. Зажала все болячки в кулак, забыла о них. Приказала себе: не ныть! И отправилась к родственникам больной девочке.

Мой неожиданный приход отрезвил поникших в горе родственников Маши.

- Только не опускайте руки, – сказала я, – будьте оптимистами, верьте в хорошее. Быть такими в несчастье совсем не просто, но необходимо, если от этого зависит жизнь твоего ребёнка, – говорила коротко, жёстко, без расслабляющей жалости. План будет такой. Надо создать фонд помощи больной лейкозом девочке и банк крови, найти спонсора для лечения в московском онкоцентре и проведения операции.

Вместе с учителями сотницынской школы, родными, близкими Татьяниных, их коллегами по работе создали инициативную группу. Фонд помощи был открыт. Пожертвования перечислялись на мой пенсионный счёт. Это было сделано безо всяких бумаг, налогов, на одном поручительстве – помог работник банка, наш односельчанин А. Стародубцев. Как безоглядно верили мне люди! Как надеялись в счастливое спасение!

С тех пор прошло несколько лет. Сколько всего денег было собрано, я не могу уже вспомнить. Только последний раз было снято 60 тысяч рублей. На помощь поднялся весь Сасовский район, куда входит наше село. Средства перечисляли различные учреждения, организации, банки, их должностные лица, школы, техникумы, жители несли в конвертах свои небольшие взносы. Откликнулись земляки, живущие в других городах.

Параллельно проводился сбор крови. Для этого доноры специально ездили в областной центр, в Рязань, на станцию переливания. Подключились студенты и курсанты Рязанских вузов. В общей сложности сдали пятьдесят литров крови! Это горькое событие не оставило равнодушными тысячи людей.

Я лично вела переговоры с московскими профессорами, готовыми принять нашу девочку на лечение, моя дочь рассылала запросы по электронной почте, искала фонды.

Нашёлся добрый человек, который согласился оплатить это лечение. Его дочь умерла от лейкоза, и он в память о ней хотел спасти жизнь Маши. Мы оформили кучу документов и отправили в Москву. Требовался ещё один – направление в Москву от областного отдела здравоохранения. И здесь… отказ?! Сказали, что нужно ждать своей очереди. А счёт уже шёл на дни. Вот уж правда: где начинается чиновник, там начинается бездушие.

Своей очереди Маша не дождалась. Сгорела, как свечка, за четыре месяца. Хоронили всем посёлком.

Это был удар для всего Сасовского района, и большое личное горе для всех, кто участвовал в спасении девочки…

Но усилия людей не оказались напрасными. Машина смерть открыла многим глаза на страшную экологическую обстановку в селе Сотницыно и во всей округе. Мы узнали, что надо спасать ещё 14 детей!

Эта печальная история и послужила началом создания общественного экологического движения в районе.

Говорят, когда умирает ребёнок, на небесах рождается новый ангел. Может, Машенька и стала нам ангелом-хранителем в нашей дальнейшей борьбе за сбережение родной земли.

 

Глава I. Жить, нельзя умереть!


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (3.418 сек.)