АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Поводы факультативного (необязательного) назначения СПЭ в уголовном процессе

Читайте также:
  1. B) Компенсация непредвиденных затрат в процессе производства продукции.
  2. III. Инновационные технологии, используемые в учебном процессе
  3. V этап Развитие речевого дыхания в процессе произнесения прозаического текста
  4. А) Собака-ассистент, собака-поводырь
  5. Алгоритмические технологии и особенности их реализации в процессе педагогической деятельности по своей специальности
  6. Амортизация и ее роль в воспроизводственном процессе
  7. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  8. Безопасности и земли иного специального назначения
  9. Биомедицинская этика об основных правилах взаимоотношений и обязанностях врача и пациента в процессе лечебной деятельности
  10. В воспитательном процессе
  11. В гражданском процессе
  12. В какой последовательности обычно протекают действия в процессе проведения черной PR кампании?

Наряду с рассмотренными четырьмя группами поводов обя­зательного назначения СПЭ М.И. Еникеев [12, с. 535—537] вы­деляет три группы факультативных (необязательных) поводов назначения СПЭ.

I. Установление авторства письменного документа по психоло­гическим особенностям (психолого-лингвистическая экспертиза).Письменные документы являются одним из объектов исследова­ния в судопроизводстве. Может быть назначена не только почерковедческая, но и психолого-лингвистическая экспертиза.

Письменный документ может быть составлен лицом не по своей воле, а по принуждению — под диктовку другого лица. При этом документ несет в себе «следы психики» данного лица, признаки его личностных речевых особенностей.

Экспертиза таких признаков осуществляется экспертами-психолингвистами (или совместно психологами и филологами). В процессе исследования выявляются позиции, ориентации, до­минирующая направленность автора письменного текста, его эмоционально-выразительные и семантико-стилистические осо­бенности (характер содержания текста, его лексические и стилистико-конструктивные особенности, социальные, возрастные, национальные, региональные признаки).

В речи проявляется уникальный, индивидуальный своеоб­разный комплекс психических особенностей индивида — вер­бальный стереотип. Перед психолингвистической экспертизой могут быть поставлены вопросы не только об авторстве пись­менного документа, но и об авторстве речи, записанной на маг­нитную пленку.

II. Установление непатологического психического состояния лица, предрасполагающего к самоубийству. В соответствии с уго­ловным законом покушение человека на лишение жизни самого себя не влечет уголовной ответственности. Но лица, виновные в доведении человека до самоубийства, несут строгую уголовную ответственность (ст. 110 УК РФ).

Основными признаками состава этого преступления являют­ся: зависимость потерпевшего от обвиняемого (подозреваемого);

жестокое обращение с ним; систематическое унижение челове­ческого достоинства потерпевшего, а также систематическая травля, клевета.

Самоубийство (суицид) — чрезвычайный, трагический акт в жизнедеятельности человека, при котором травмирующие пси­хику обстоятельства по своей силе превосходят даже самый сильный человеческий инстинкт — инстинкт самосохранения.



Самоубийства совершаются на фоне двух разновидностей остроконфликтных психических состояний: на фоне глубокой депрессии, обусловленной крушением основных личностных ценностей, утратой смысла жизни, субъективно трактуемой безвыходностью положения, или в результате внезапно воз­никшего аффекта, фрустации, связанных с личностно-аварийной ситуацией.

Суицид может быть вызван и длительным накоплением от­рицательных эмоций в крайне неблагоприятных условиях жиз­ни, в результате психопатизации личности (в этих случаях на­значается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза).

Изучение психического состояния личности в случаях за­вершенного самоубийства крайне затруднено. Оно оценивается в комплексе имеющихся по делу обстоятельств.

III. Расследование происшествий, связанных с использованием техники (автотранспортных, авиационных, железнодорожных, вод­но-транспортных происшествий, аварий на производстве). Резю­мируя основные поводы назначения судебно-психологической экспертизы, автор выделил следующие обстоятельства, являю­щиеся основанием для назначения и проведения психологиче­ской экспертизы при вменяемости обвиняемого (подозреваемо­го), свидетеля, потерпевшего:

• отставание в уровне психического развития от возрастной нормы;

• перенесенные или имеющиеся психические заболевания и состояния;

• перенесенные или наличные соматические заболевания, особенно инфекционные, хронические или неизлечимые;

• присутствие в чертах личности особенностей, свидетельст­вующих об особой неуравновешенности, эмоциональности или афессивности, странностях в таких психических про­цессах, как восприятие, воображение, внимание, запоми­нание или воспроизведение, мышление;

• асоциальное поведение потерпевшего, провоцирующее на совершение преступления; наличие отдельных признаков, предполагающих возможность сильного душевного волне­ния правонарушителя;

• непонимание или ненадлежащая оценка социальной и нравственной сущности и значимости своих действий;

‡агрузка...

• сомнения в правдивости, исходя из личности свидетеля и потерпевшего и характера ситуации, данных показаний;

• несоответствие установленных мотивов преступления ха­рактеру содеянного;

• сомнение в подлинном авторстве письменного текста;

• сомнение в мотивах самоубийства, инсценировки само­убийства.

Указанные обстоятельства являются объективными, т. е. су­ществующими реально и вне зависимости от субъекта правоох­ранительной деятельности. Однако они должны быть восприня­ты этим субъектом (следователем, прокурором, судьей и др.), проанализированы и оценены именно как основания для назна­чения экспертизы. Здесь сказываются уровень теоретических знаний, личный, профессиональный и жизненный опыт субъек­та правоохранительной деятельности, позволяющие определить адекватность действий личности характеру ситуации.

Кроме того, можно выделить следующие поводы к назначению психологической экспертизы:

• необычность и причудливость мотивации поведения обви­няемого, свидетеля, потерпевшего;

• резкое отличие поведения этих лиц от традиционного по­ведения представителей данной возрастной и половой группы;

• несоответствие характера поведения целям и мотивам пре­ступления, ситуации;

• «духовная глухота» правонарушителя, свидетеля или по­терпевшего;

• явно неблагоприятные условия окружающей среды, в ко­торой длительное время находился правонарушитель (осо­бенно несовершеннолетний);

• резко выраженные характерологические особенности объ­екта (чрезмерная вялость или активность, замкнутость или эйфория, застенчивость или бесстыдство и др.);

• необычность поведения субъекта в момент совершения преступления, странности во внешнем облике, мимике, жестикуляции, пантомимике, телодвижениях;

• данные, свидетельствующие об аккумуляции эмоциональ­ных возбуждений или переживаний, и др.

При наличии указанных обстоятельств в соответствии с по­рядком, установленным ст. 189 УПК РСФСР, следователь, а со­гласно ст. 288 УПК РСФСР — суд, руководствуясь ст. ст. 78, 79, УПК РСФСР в отношении совершеннолетнего и ст. 392 УПК РСФСР в отношении несовершеннолетнего, назначают судебно-психологическую экспертизу.

Следователь или суд, назначившие судебно-психологическую экспертизу, ставят цель получить максимально исчерпывающие сведения по интересующим их вопросам. В этой связи возникает проблема пределов и возможностей судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Исходя из возможностей пси­хологической науки и существующей в уголовном процессе практической потребности в специальном психологическом зна­нии судебно-психологическая экспертиза в этом виде производ­ства может устанавливать:

• способность обвиняемого, свидетеля, потерпевшего пра­вильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания в меру сво­их индивидуально-психологических и возрастных особен­ностей, состояния умственного развития;

• наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения противоправных действий состояния физиологического аффекта или других эмоциональных состояний, способных существенно влиять на его сознание и поступки;

• способность потерпевших от половых преступлений пра­вильно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий;

• способность несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психическими за­болеваниями, полностью осознавать и отдавать себе отчет в совершаемых действиях и возможность руководить ими;

• возможность возникновения различных психических явле­ний, препятствующих нормальному осуществлению про­фессиональных функций (в авиации, автомобильном и же­лезнодорожном транспорте, в работе оператора АСУ на производстве и др.);

• наличие или отсутствие у лица в период, предшествующий смерти, психического состояния, предрасполагающего к самоубийству.

М.В. Костицкий указывает, что «судебно-психологическая экспертиза может также устанавливать влияние перенесенных или наличных психических и соматических заболеваний и со­стояний на индивидуально-психологические особенности лич­ности и проявление этих особенностей в совершенном преступ­лении или показаниях, данных по поводу совершенного престу­пления; авторство исследуемого письменного текста» [20, с. 83].

Кроме психологических особенностей личности, проявив­шихся в связи с совершенным преступлением, судебно-психологическая экспертиза может устанавливать психологиче­скую сторону самого события преступления, прежде всего — психического отношения лица к совершаемому им преступле­нию, его мотивы и цели, потребности и уровень притязаний и их проявление в совершенном преступлении. В качестве обоб­щения еще раз перечислим их:

7. Определение способности обвиняемого, свидетеля, потер­певшего правильно воспринимать имеющие значение для дела об­стоятельства и давать о них правильные показания. В данном случае речь идет об определении субъективных особенностей восприятия, запоминания, сохранения и воспроизводства информации у обвиняемых, свидетелей и потерпевших. Обычно у следователя и суда не возникает потребности в экспертном ус­тановлении таких особенностей; противоречия между показа­ниями отдельных лиц и другими собранными по делу доказа­тельствами устраняются, как правило, процессуальными или тактическими средствами. Если это невозможно, то прибегают к помощи экспертов.

Оценка следователем, судом или экспертом показаний обви­няемых, свидетелей и потерпевших предполагает учет особенно­стей процессов их формирования, в который входят: получение, накопление и обработка информации; ее запечатление и перера­ботка; воспроизведение, словесное оформление и передача.

СПЭ может установить специфику каждого из названных этапов, влияние его на конечный результат — информацию, пе­реданную следователю и суду. Так, способность правильно вос­принимать имеющие значение для дела обстоятельства может сочетаться с неспособностью их сохранить; правильность запечатления информации — с неадекватным ее вербальным оформ­лением и т. п. В отдельных случаях экспертиза может установить принципиальную способность либо неспособность обвиняемого, свидетеля, потерпевшего правильно воспринимать те или иные обстоятельства и давать о них показания.

На объеме и полноте запоминаемой обвиняемым, свидете­лем, потерпевшим информации сказываются: понимание проис­ходящего, эмоциональная реакция, время восприятия события, состояние здоровья и др. В воспроизведении информации отра­жаются не только моменты, значимые для запоминания, но и уровень культуры, образованность, социальная ориентирован­ность, отношение к расследованию, обвиняемому, потерпевше­му и др. Особенно ярко это проявляется в показаниях несовер­шеннолетних и малолетних свидетелей и потерпевших в виде склонности к фантазированию, конформизма, невозможности словесно четко и полно воспроизвести наблюдаемое. При оцен­ке показаний этих лиц суду и следователю нужна помощь пси­хологов, способных ответить на вопросы: мог ли обвиняемый, потерпевший, свидетель правильно воспринимать важные для дела обстоятельства; может ли он давать правильные показания по делу; обладает ли повышенной склонностью к фантазирова­нию; имеются ли у него признаки повышенной внушаемости;

обладает ли данное лицо абсолютной или сниженной чувстви­тельностью анализаторов, чтобы воспринимать конкретные об­стоятельства, события и т.д.

Судебно-психологическая экспертиза, проводимая с целью установления способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания, не является экспертизой достоверности показаний. Вопрос о досто­верности или недостоверности показаний решается судом и сле­дователем.

2. Определение наличия или отсутствия у лица физиологиче­ского аффекта и иных эмоциональных состояний в момент совер­шения им преступления. В психологии и психиатрии выделяют, как отмечалось, аффекты трех видов: физиологические, физио­логические на патологической основе и патологические. Пато­логический аффект — это эмоциональный взрыв, при котором человек не в состоянии управлять своими действиями и давать себе отчет в собственных поступках вследствие того, что его сознанием овладевает какая-нибудь одна сильно эмоционально окрашенная идея (например, невыносимая обида, непоправимое горе). В этом случае конечная двигательная реакция определяет­ся только этой идеей, а не является результатом всего содержа­ния сознания. При патологическом аффекте наступает помраче­ние сознания с последующей амнезией всего или почти всего, что имело место.

Физиологический аффект — это эмоциональная вспышка, сопровождающая различные эмоциональные переживания и дезорганизующая сознательный контроль субъекта над своими действиями. Для данного аффекта в связи с его быстротой, си­лой возникновения и кратковременностью протекания харак­терны существенное ограничение интеллектуальных и волевых процессов, сужение сознания, нарушение целостного воспри­ятия окружающего. Физиологический аффект может возник­нуть как у человека с нормальным развитием психических процессов и явлений, так и у лиц с отклонениями от нормы в психическом развитии, например у психопатов, неврастеников и др. В первом случае мы будем иметь дело с простым физио­логическим аффектом, во втором — с физиологическим аф­фектом, возникшим на патологической почве (психопатия, неврастения и др.).

Физиологический аффект должна устанавливать психологиче­ская экспертиза, а патологический и физиологический аффект на патологической основе — комплексная психолого-психиатрическая. Чтобы установить, имел ли место аффект, и определить его вид, следователь или суд могут прибегнуть к помощи судебно-психологической экспертизы (простой или комплексной).

3. Определение способности потерпевших от половых преступле­ний правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий. Как показала практика, судебно-психологическая экспертиза может иметь чрезвычайно важное значение в делах о сексуальных преступлениях. Так, в ст. 117 УК РСФСР 1960 г. ука­зывалось, что изнасилованием является не только половое сно­шение с применением физического насилия или угрозы, но и ис­пользование беспомощного состояния потерпевшей. В соответст­вии с постановлением пленума Верховного Суда СССР от 25 мар­та 1964 г. «О судебной практике об изнасиловании» беспомощным состоянием следует считать физические недостатки, малолетний возраст, расстройство душевной деятельности и иные болезнен­ные состояния, в силу которых потерпевшая не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному, который понимал, что потер­певшая находится в беспомощном состоянии.

Непонимание характера совершаемых действий может иметь место:

1) вследствие хронического психического заболевания и бо­лезненного состояния психики в момент совершения с потер­певшей полового акта (если эта болезнь или болезненное со­стояние препятствовали ей понимать происходящее);

2) в силу возрастных особенностей потерпевшей;

3) при отставании в психическом развитии (дебильность в нижних границах, педагогическая запущенность и др.).

В первом случае непонимание потерпевшей сексуальных действий следует устанавливать с помощью психиатрической экспертизы, при наличии дебильности — с помощью комплекс­ной психолого-психиатрической экспертизы. Педагогическая запущенность потерпевшей устанавливается с помощью судебно-психологической экспертизы

Невозможность оказания сопротивления насильнику может быть связана с непониманием сущности преступного посягатель­ства, с частичным или- полным неосознанием происходящего. Кроме того, препятствием для оказания сопротивления насильни­ку, кроме физических моментов (физическая слабость, соматиче­ская болезнь и др.), могут выступать и психологические факторы (страх, стресс, фрустрация, постаффективное состояние и др.).

Вопросы о возможности оказания сопротивления насильни­ку также могут быть поставлены на разрешение судебно-психологической, или комплексной психолого-психиатрической, или медико-психологической экспертизы.

Проведение психологической экспертизы необходимо и для установления беспомощности потерпевшей в момент соверше­ния преступления. Беспомощность определяют по объективным и субъективным показателям. Объективные показатели — это малолетний возраст потерпевшей (до 14 лет), перенесенные или наличные психические и соматические заболевания, мешающие ей понять происходящее и оказать сопротивление, другие пси­хические и физические состояния. Для установления этих объ­ективных особенностей может быть проведен ряд экспертиз, в том числе и судебно-психологическая (в данном случае речь идет о комплексных психолого-психиатрических и медико-психологических экспертизах), с помощью которой можно уста­новить, как перенесенные или наличные физические или пси­хические заболевания сказались на возможности потерпевшей понимать совершаемые с нею деяния. Психолого-психиат­рическая экспертиза должна проводиться в отношении лиц, пе­ренесших психические болезни или болеющих психическими болезнями, а также в отношении лиц с диагнозом олигофрения на стадии дебильности.

Специальные психологические знания могут быть использо­ваны и по другим, кроме изнасилования, категориям дел. В ча­стности, с помощью комплексной медико-психологической экс­пертизы должна устанавливаться половая зрелость потерпевшей. В соответствии с действующими Правилами судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы определяющими показателями половой зрелости являются биологические при­знаки организма, свидетельствующие о готовности к функции материнства. Отмененные Правила 1934 г. включали, кроме биологических, и психологические признаки половой зрелости (достижение должной степени умственного развития, способно­сти к воспитанию детей), и это, на наш взгляд, было правильно.

Применение лишь биологических критериев определения половой зрелости ведет к тому, что в случаях, когда несовер­шеннолетняя потерпевшая по своему умственному развитию не могла полностью понимать характер и значение совершаемых с ней действий, действия виновного квалифицировались как из­насилование, совершенное с использованием беспомощного со­стояния потерпевшей.

Представляется, что здесь понятие «беспомощное состояние» толкуется расширительно; указанное состояние включает в себя неспособность, невозможность руководить своим сознанием и поведением, мобилизовать физические и психические усилия для преодоления препятствий, осуществления целенаправленной деятельности. При таком подходе только невменяемая потер­певшая заведомо является находящейся в «беспомощном со­стоянии». В случаях половых сношений с лицами, не достигши­ми 18 лет и не полностью понимающими характер, значение и последствия совершаемых с ними действий, такие лица на осно­вании комплексной медико-психологической экспертизы должны признаваться не достигшими половой зрелости, а виновные — отвечать по ст. 131 УКРФ.

4. Определение способности несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психиче­скими заболеваниями, полностью осознавать и отдавать себе от­чет в своих действиях. Как известно, нести уголовную ответст­венность может лишь лицо, достигшее установленного в законе возраста. Определяя возрастную градацию, законодатель исходит из того, что, достигнув указанного возраста, лицо в достаточной мере может сознавать характер своих действий, предвидеть их результаты и руководить ими. Невозможность осознавать свои действия или невозможность руководить ими является основа­нием для признания лица невменяемым и непривлечения его за совершенное к уголовной ответственности. Однако между по­лярными состояниями вменяемости и невменяемости имеется ряд промежуточных состояний, особенно характерных для несо­вершеннолетних, где наряду с нормальным развитием личности могут иметь место процессы акселерации или ретардации, опре­деляющие ускоренное или замедленное физическое и психиче­ское развитие личности, т.е. отклонение от нормы в ту или иную сторону.

Осознание несовершеннолетним своих действий включает в себя правильное понимание им объективного содержания собст­венного поведения, целей совершаемых действий, предвидение прямых и косвенных последствий, оценку собственного поведе­ния с точки зрения действующих в обществе социальных норм, в первую очередь права и морали. Способность руководить соб­ственными действиями выражается в возможности свободно вы­бирать цели действий, способы, с помощью которых они дос­тигаются. Способность полностью осознавать характер и значе­ние своих действий, возможность руководить ими приобретается человеком в процессе достижения им высокого уровня интел­лектуального развития, зрелости личности и одновременно яв­ляется показателем состояния психического развития.

Задержка психического развития несовершеннолетних может проявляться на уровне общего развития, оценки себя, своих действий и других людей, формирования отношений с ними и др. Это может иметь важное значение, иногда решающее, и в связи с конкретными проявлениями или направленностью лич­ности, в частности при склонности к аффективному поведению. Имеют место случаи, когда суд или следователь наряду с вопро­сом об общем уровне психического развития ставит перед экс­пертами вопрос (если речь идет о посягательстве на личность), не имел ли место в момент совершения преступления физиоло­гический аффект, и если да, то не проявилось ли в нем отстава­ние психического развития.

Судебно-психологическая экспертиза помогает также устра­нить возможные сомнения в решении вопроса об отставании уровня психического развития несовершеннолетнего или вскрыть симуляцию с его стороны.

5. Установление возможности возникновения различных психи­ческих явлений, препятствующих нормальному осуществлению профессиональных функций. С развитием научно-технической ре­волюции происходят коренные изменения, связанные с приме­нением новых материалов и использованием процессов приро­ды, с одной стороны, и дифференциацией, систематизацией труда, усложнением техники — с другой. Усложнение процесса труда может в ряде случаев стать причиной или условием, спо­собствующим совершению противоправных деяний. В таких случаях назначается психолого-техническая экспертиза, с помо­щью которой устанавливаются физические возможности кон­кретного человека в экстремальных ситуациях, психофизиологи­ческие особенности индивида, как-то: особенности восприятия, памяти, мышления, тип высшей нервной деятельности, функ­циональные состояния (утомление, эмоциональная напряжен­ность и др.).

6. Установление наличия или отсутствия у лица в период, предшествовавший смерти, психического состояния, предраспола­гающего к самоубийству. Покушение на лишение жизни самого себя по действующему уголовному законодательству ответствен­ности не влечет. Однако лица, виновные в доведении до само­убийства, в соответствии со ст. 110 УК РФ несут уголовную ответ­ственность. Главными признаками наличия состава преступления являются в данном случае элементы объективной стороны деяния, отображенные на уровне психики лица, совершившего самоубий­ство. В законе в качестве объективных показателей выделены: угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человече­ского достоинства.

В заключение следует заметить, что современное развитие уголовного права делает необходимым применение в рамках уголовного процесса данных, полученных с помощью судебно-психологической экспертизы. В силу того что экспертное иссле­дование оказывает существенную помощь при производстве предварительного следствия и отправлении правосудия, хочется надеяться, что это направление экспертологии будет развиваться и далее, содействуя исполнению принципов уголовных отраслей права.

Как показывает практика, чаще всего судебно-психологические экспертизы назначались при расследовании преступле­ний против жизни и здоровья личности. В отдельных случаях эта экспертиза проводилась при расследовании некоторых воин­ских преступлений, а также самоубийств. Наибольшая потреб­ность в помощи эксперта-психолога возникала при расследова­нии изнасилований.

При вынесении постановления о назначении судебно-психологической экспертизы суд должен определить круг вопро­сов, которые должен разрешить эксперт. Такие вопросы выте­кают из частного предмета специального исследования. В уголовно-процессуальном законодательстве указано, что вопросы, •поставленные перед экспертом, и его заключение не могут вы­ходить за пределы специальных познаний эксперта.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.012 сек.)