АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧ ИССЛЕДОВАНИЯ

Читайте также:
  1. Access. Базы данных. Определение ключей и составление запросов.
  2. B. Основные принципы исследования истории этических учений
  3. I Психологические принципы, задачи и функции социальной работы
  4. I. 1.1. Пример разработки модели задачи технического контроля
  5. I. 1.2. Общая постановка задачи линейного программирования
  6. I. 2.1. Графический метод решения задачи ЛП
  7. I. 3.1. Двойственная задача линейного программирования
  8. I. ГИМНАСТИКА, ЕЕ ЗАДАЧИ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
  9. I. Дифракция Фраунгофера на одной щели и определение ширины щели.
  10. I. ЗАДАЧИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ
  11. I. Значение и задачи учета. Основные документы от реализации продукции, работ, услуг.
  12. I. Личность как предмет психологического исследования

 

Цель исследования ориентирует на его конечный результат, .теоретико-познавательный и практически-прикладной, задачи формулируют вопросы, на которые должен быть получен ответ для реализации целей ис­следования.

Цели и задачи исследования образуют взаимосвя­занные цепочки, в которых каждое звено служит сред­ством удержания других звеньев.2

2 Конечная цель исследования может быть названа его общей за­дачей, а частные задачи, выступающие в качестве средств решения ос­новной, можно назвать промежуточными целями, или целями второго порядка. В интересах однозначности терминологии мы будем разли­чать цели, и задачи исследования в указанном смысле.

 

Если основная цель формулируется как теоретико-прикладная, то при разработке программы главное вни­мание уделяется изучению научной литературы по дан­ному вопросу, построению гипотетической общей кон­цепции предмета исследования, четкой семантической и эмпирической интерпретации исходных понятий, выделению научной проблемы и логическому анализу рабо­чих гипотез. Конкретный объект исследования опреде­ляется только после того, как выполнена эта предвари­тельная исследовательская работа на уровне теоретичес­кого поиска.

Например, приступая к изучению некоторых аспектов са­морегуляции социального поведения личности, мы прежде все­го обращаемся: к литературе [235. Гл. 1] в поисках ответа на вопросы: какова структура личности? Каковы объективные (социальные) и субъективные (личностные) механизмы регу­ляции поведения? Какие различия обнаруживаются в интер­претации регуляционных механизмов? Каковы возможные объяснения этих разногласий в подходах к предмету?

Мы находим, например, что, согласно одним научным дан­ным, ценностные ориентации личности рассматриваются как важнейшие регуляторы ее социального поведения, согласно дру­гим — фиксируется явное противоречие между ориентациями и реальными поступками. Постепенно выявляется проблема.

Уточняя ключевые понятия, в том числе понятие "ценностные ориентации", мы находим далее, что это весьма общий конструкт, который, в сущности, представляет обобще­ние многообразных, более частных феноменов диспозиционной регуляции поведения личности (ценности — обобщенные соци­альные установки — ситуативные установки). Продолжая сле­довать такой логике, мы развертываем систему гипотез, кото­рые опираются на имеющиеся теоретические и эксперимен­тальные данные, и в конце концов формулируем общую гипо­тетическую "модель" изучаемого процесса — диспозиционную концепцию регуляции социального поведения личности. Толь­ко теперь начинаются поиски подходящего социального объекта для проверки теоретической модели: поведение в ка­кой именно сфере каких именно социальных групп* в каком именно отношении и т. п. лучше всего исследовать для про­верки выдвинутых гипотез?



Иная логика управляет действиями исследователя, если он ставит перед собой непосредственно практичес­кую цель. Он начинает работу над программой, исходя из специфики данного социального объекта (т. е. с того, чем завершается предварительный теоретический ана­лиз в предыдущем случае) и уяснения практических за­дач, подлежащих решению. Только после этого он обращается к литературе в поисках ответа на вопрос: имеет­ся ли "типовое" решение возникших задач, т. е. специ­альная теория, относящаяся к предмету? Если "типово­го" решения нет, дальнейшая работа развертывается по схеме теоретике-прикладного исследования. Если же та­кое решение имеется, гипотезы прикладного исследования строятся как различные варианты "прочтения" типовых решений применительно к конкретным условиям.

Очень важно иметь в виду, что любое исследование, ориентированное на решение теоретических задач, мож­но продолжить как прикладное. На первом этапе мы получаем некоторое типовое решение проблемы, а затем переводим его в конкретные условия. Поэтому совер­шенно справедливо говорят, что нет ничего практичней хорошей теории. Но из хорошего прикладного исследо­вания далеко не всегда можно сделать теоретические выводы. Необходимо, чтобы с самого начала фактичес­кие данные описывались в соответствующих терминах, соотнесенных с теоретическими посылками (гипотеза­ми). Не так просто (а часто невозможно) перегруп­пировать собранные данные по иному, отличному от ис­ходного принципу. Именно поэтому исследователь на­капливает эмпирический материал, исходя из четкой целевой установки.

‡агрузка...

Итак, определение цели исследования позволяет да­лее упорядочить процесс научного поиска в виде после­довательности решения основных, частных, а также до­полнительных задач.

Основные и частные задачи логически связаны, частные вытекают из основных, являются средствами решения главных вопросов исследования.

Например, в 90-е гг. в нашем исследовании механизмов формирования социальных идентификаций личности [306, 308] главная цель формулируется как теоретическая. Научно-познавательная проблема состоит в том, что в современных об­ществах, в отличие от "традиционных", человек включается во множество организаций и одновременно чувствует себя принадлежащим разным социальным общностям — семейно-родственным, производственным, территориальным, этнокуль­турным, политическим и др. Социологи и социальные психо­логи исследуют механизмы социально-групповой и более ши­рокой идентификации личности (т. е. чувства принадлежнос­ти к группам и общностям, осознания общности своих интересов с ними) в историческом и сравнительно-культурном раз­резе. Нынешний этап преобразований российского общества создает уникальную возможность проверить существующие те­оретические подходы в условиях как бы "естественного экс­перимента", т. е. реальных и многосторонних социальных из­менений. Какие личностные потребности стимулируют соци­альную идентификацию, является ли она достаточно опреде­ленной, упорядоченной или гибко-ситуативной в нестабиль­ном обществе, как именно протекает этот процесс, т. е. на­сколько он целерационален или совершается полусознательно, какие социальные обстоятельства оказывают на него воздей­ствие (собственный опыт и культурные стереотипы, воз­действие общественных настроений и средств массовой ин­формации) и т. д. Все эти вопросы образуют проблемную об­ласть теоретически ориентированного поиска. Его централь­ная задача — установление общих тенденций, проверка существующих теорий, их интерпретация или выдвижение но­вой концепции.

Прикладная задача (здесь она является следствием основ­ной) — прогноз развития социальных процессов в современном российском обществе на основе определения тенденций поиска новых социальных идентификаций в различных группах насе­ления. Очевидно, что возможности включения отдельных индивидов в массовое социальное действие зависят от их иден­тификаций с соответствующими социальными общностями. На­сколько вероятно, что такие массовые действия стимулируются этнонациональными идентификациями, социоклассовыми, кор­поративными, политическими, иными? Насколько выражена тен­денция доминирования идентификаций с семьей и малыми группами при ослаблении идентификации с большими соци­альными общностями, т. е. тенденция дезинтеграции общества? Главная цель исследования развертывается в цепь частных за­дач. Перечисление этих задач займет несколько страниц, и мно­гие из них возникают позже, уже по ходу самого исследования в процессе анализа полученных данных.

Очень важно различать программные задачи ис­следования и те, что будут возникать в процессе его развертывания, в том числе и методические. В сущности, каждая стадия развертывания программы и анализа по­лучаемых данных предваряется постановкой конкрет­ных задач. Предусмотреть всю их последовательность невозможно и нет надобности. Говоря в целом, формули­ровка задач исследования — это не единовременный акт, но скорее процесс [42. С. 249—285]. Однако в нем есть свои этапы, и первая стадия как раз состоит в том, чтобы ясно формулировать цели, основные и частные программные задачи исследования (см. схему 2).

Теоретико-прикладное исследование, если оно пере­ходит в стадию практически-прикладного, после реше­ния 4-й задачи развивается по схеме последнего (реше­ние задач 2—4 во второй колонке). Практически-при­кладное исследование, если не находится типового спо­соба решения социальной проблемы на данном объекте (1-я задача), вначале осуществляется по схеме теорети­ко-прикладного и только затем переходит в фазу "соци­ально-инженерного".3

3 Подробнее о логике развития прикладного исследования соци­ально-инженерного типа см. гл. 7, § 2, а также в работе [196].

Помимо главных (основных) и частных программ­ных задач, могут возникать дополнительные. Эти последние логически не обязательно связаны с целью и основными задачами исследования.

Основные задачи исследования отвечают его целе­вой установке, дополнительные — ставятся как бы "для пристрелки", для подготовки будущих исследова­ний, проверки побочных (возможно, весьма актуальных), не связанных с данной проблемой гипотез, для решения каких-то методических вопросов и т, п.

Вся процедура исследования подчиняется прежде всего поиску ответа на центральный вопрос. Поэтому вначале мы безжалостно отсекаем все, что не связано с решением основных задач.

Практически это значит, что должны быть обеспече­ны максимальная обоснованность, надежность и устойчивость информации, относящейся к их решению. Это достигается путем выдвижения целой цепочки взаимо­связанных гипотез, относящихся к основным задачам, многократной проверкой и перепроверкой соответст­вующих исходных данных.

Худший вариант — программа, в которой основные и дополнительные задачи перемешаны. Так обычно слу­чается в коллективных исследованиях, проводимых пу­тем "простой кооперации труда". Каждый участник, полагая свою задачу основной, выдвигает множество ме­тодических требований, не совпадающих с интересами других участников. В итоге не реализуются ни главная, ни второстепенные задачи, ибо ни одна из них не обеспе­чена надежной процедурой.

Для постановки дополнительных задач лучше всего использовать контрольные операции, связанные с реше­нием основных. Это не усложняет процедуру, ибо один и тот же исходный материал рассматривается под раз­ными углами зрения.

Итак, запомним, что цель исследования логически диктует структуру его основных задач, теоретичес­ких и практических, последние требуют уточнений в виде ряда частных программных задач. Кроме того, мо­жет быть поставлено некоторое ограниченное число побочных, дополнительных задач. Исследователь должен быть готов к тому, что по мере развития исследовательс­кого процесса будут уточняться частные задачи, возни­кать новые, и так до окончания работы.

Частные задачи, по существу, нередко представляют собой вопросы, возникающие по ходу анализа постав­ленных проблем. И хотя по внешней форме термины "проблема", "задача" и "вопрос" — понятия как бы од-нопорядковые, их не следует смешивать [213. С. 29— 30]. Будучи взаимосвязанными, проблемы общего по­рядка и их развертывание в исследовательские задачи (т. е. частные проблемы) предполагают поиск новой информации вне имеющейся системы знания. Ответы же на вопросы, возникающие в процессе анализа получен­ных данных, следует искать в рамках уже имеющейся информации. Впрочем, как замечает В. Фридрих, "это не исключает случаев, когда из вопросов возникают пробле­мы и, наоборот, проблемы формулируются в виде вопро­сов или включают таковые" [213. С. 30].

Многое зависит от внешних, не вытекающих из за­дач исследования обстоятельств, например, индивидуаль­ных интересов участников научного коллектива, конъ­юнктуры социального запроса, наличия материальных средств на проведение исследований и т. п. Тем не ме­нее, серьезное научное исследование предполагает, что на всех этапах работы мы руководствуемся его программ­ными целями и задачами. Они образуют путеводную нить, уклонение от которой делает работу хаотической и часто неэффективной в том смысле, что достигаемые результаты, хотя они могут быть полезными и "интерес­ными", полезны и интересны не для того, ради чего предпринималось исследование. В практическом плане это приведет к невыполнению данного социального за­каза, в теоретическом —к экстенсификации поиска вме­сто интенсивной разработки научной проблемы. Прог­раммные цели и задачи исследования дисциплинируют нашу работу и повышают ее эффективность.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.007 сек.)