АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЯРМАРКА ТЩЕСЛАВИЯ Роман без героя

Читайте также:
  1. Английский женский роман Х1Х века
  2. Английский романтизм
  3. Античный роман
  4. Билет 7. Возникновение русского романтизма.
  5. Битва за романтизм. Драма Гюго «Эрнани»
  6. БОГОСЛОВСКАЯ ОСНОВА РОМАНА «ЧТО ДЕЛАТЬ?»
  7. Братья Карамазовы» в системе романов Ф.М.Достоевского.
  8. Братья Карамазовы» как роман философско-религиозного периода.
  9. В круге первом (роман написан в 1958 г., опубл. в 1968 г. на Западе, в 1990 году - в «Новом мире»)
  10. Варьирование грамматических средств выражения будущего времени в романе Дафны дю Морье «Ребекка».
  11. Вирасана. Поза героя.
  12. Внесок харківської школи романтиків у розвиток української літературної критики. М. І. Костомаровяк критик

Сюжет: это и есть по большому счету содержание романа.

Конфликт. Конфликт здесь между бедными и богатыми (Бекки – Эмилия), дворянами и купцами (Седли – Кроули), честными и бесчестными (ну вот тут на самом деле фиг знает, ибо у Теккерей не сказать, чтобы кто-то прямо таки такой белый и пушистый был, Доббин разве что, но относительно привлекательный персонаж он только в новом фильме). У дворян – знатность, которой они кичатся, у купцов – деньги, мещанские радости. Подлецы встречаются и там и там. Хороших людей у Теккерей в аристократах замечено не было. Если брать Бекки, то здесь конфликт желаний и того, что есть. Ей пришлось начинать свою жизнь из ресурсов имея только собственный ум и привлекательность, о чем она и говорила. Надеяться ей не на кого. И, по ее словам, если б у нее было такое приданое и маменька, которая искала бы ей жениха, она тоже могла бы расслабиться и быть добродетельной. Однако быть добродетельной на Ярмарке Тщеславия в полной мере невозможно по факту. Она сама по себе заставляет героев стремиться угождать своему тщеславию. Для Бекки это красивости, слава, признание, почитание. Для Эмили это такое внутреннее тщеславие. Ах, я люблю его! И все. И до гроба. И то что тут бедный Доббин мучается – срать. Я святая, меня все любят. Ну и что, что я ни с кем после пансиона не разговаривала, только с самой маленькой, которая меня за божество почитает, теша мое самолюбие.

Уильям Доббин — товарищ Джорджа Осборна по полку, более всех способствовавший браку этого повесы с Эмилией Седли, которую преданно — и почти до самого конца без надежды на ответное чувство — любит сам майор. Олицетворение бескорыстия, преданности и надежности, Д. тем не менее описан с нескрываемой иронией, которую заключает в себе даже его значащая фамилия (dobbin — старая кляча). В канун Ватерлоо Д. берет на себя заботы о беспомощной, фактически покинутой супругом Эмилии, вручив ее попечению брата. Впоследствии из Индии, куда майор надолго уехал со своей дивизией, он оказывает вдове денежную помощь, в которой ей отказали Осборны, не прощающие ослушания Джорджа, внявшего призывам Д., а не запретам старика отца. Д. предстоит и самая тяжкая обязанность: открыть Эмилии глаза на коварство мужа, который, поддавшись азарту любовного приключения, за день до гибели был готов ее бросить. Крушение кумира — почти непереносимый удар для кроткой Эмилии, и Д. выказывает чудеса такта, выхаживая возлюбленную после перенесенного шока, прежде чем вести ее к алтарю — разочарованную, но наконец спустившуюся с небес на землю. Лишь эпизодически появляясь в рассказе, Д. тем не менее занимает важное место как единственный из персонажей книги, к которому не может быть безоговорочно отнесено определение «роман без героя», стоящее в подзаголовке. Он — несомненный положительный герой. Однако воплощение связанного с Д. замысла, который состоял в попытке обозначить за ярмарочной суетой мир реальных человеческих ценностей, оказалось вызывающе нетрафаретным. Д. — персонаж, полностью лишенный притягательности внешнего облика или самоочевидной героики поведения, подчас навевающий чувство скуки своей подчеркнутой ординарностью, которая сказывается в неизменном прозаизме взятых им на себя обязательств, в самом его мышлении и в характере поступков. Всегда остававшаяся для Теккерея актуальной полемика с героизацией исключительного, к которой прибегали романтики, и с эстетикой, сложившейся на этом фундаменте, особенно наглядно проступает в его трактовке Д. как символа истинно здоровых начал жизни.



Эмилия Седли — богатая наследница, которой суждено пережить разорение отца, остракизм со стороны свекра, считающего ее с Джорджем Осборном брак мезальянсом, гибель боготворимого супруга и много лет спустя — крах связываемых с ним романтических иллюзий, когда истину о легкомыслии и эмоциональной черствости этого павшего при Ватерлоо офицера становится невозможно утаивать от самой себя. Неукоснительно добродетельная, страшащаяся хотя бы в мелочах отступить от ригористической морали, к которой ее с детских лет приучали под крышей отцовского дома, где во главу угла всегда ставились ответственность, честность и порядок, Э. оказывается явно неприспособленной к условиям и нравам того «базара житейской суеты», который ей открывается с началом взрослой жизни. Ее предсказуемый удел — положение жертвы слишком трезвых, почти неприкрыто циничных норм, которым подчиняется реальная действительность. История Э. — красочная иллюстрация тезиса, провозглашенного повествователем, который убежден, что «Ярмарка тщеславия — место суетное, злонравное, сумасбродное, полное всяческих надувательств, фальши и притворства». Колебания Теккерея, первоначально хотевшего поместить на обложке портрет моралиста, который держит речь перед публикой, но затем отдавшего предпочтение рисунку, изображающему марионеток и кукольника в колпаке с бубенцами, были вызваны важностью сюжетной линии, связанной с Э,: она требует скорее драматической тональности, чем насмешки. Тем не менее даже рассказ о ее тяжких мытарствах после разорения отца и смерти мужа заключает в себе явственный оттенок иронии. Житейская неприспособленность Э., которая долгое время не может осознать реальную ситуацию во всем ее жестоком прозаизме и продолжает держаться искусственных представлений, оттененных ходульной романтикой, вызывает у рассказчика и жалость, и скепсис, и долю язвительности.

‡агрузка...

Ребекка (Бекки) Шарп —подруга Эмилии Седли по пансиону мисс Пинкертон. Дочь художника, «беспечного служителя муз», своим пристрастием к кабачку оставившего семью без средств к существованию, и балетной танцовщицы, француженки по происхождению. Учится на «особых условиях», т. е. из милости, и уже школьницей едва не склоняет к безумству новоиспеченного помощника викария. Б. «обладала печальной особенностью бедняков — преждевременной зрелостью». Тяжбы с несговорчивыми отцовскими кредиторами, унижения в пансионе, где ей напоминают про даровой стол, рано прояснили для Б. ее ситуацию, требующую полагаться не на связи и знатность, а лишь на собственные дарования и навыки, сражаясь за положение в обществе, достойное ее амбиций и действительно незаурядного человеческого потенциала. История Б., сделавшей своим жизненным кредо циничное правило, по которому «нет добродетели, есть только обстоятельства», может быть прочитана как «роман карьеры», почти доведенной до счастливого конца и не увенчавшейся полным торжеством лишь волей случая, становящегося у Теккерея движущим фактором интриги. Однако фортуна вовсе не слепа, и случайное стечение неблагоприятных фактов, погубивших дерзкие замыслы Б. как раз в минуту, когда их исполнение казалось делом ближайших дней, на поверку лишь выявляет силу социальных закономерностей, перед которыми бессильна даже завидная целеустремленность героини, соединившаяся с ее агрессивной беззастенчивостью. Не доведенный до конца план брачного союза с братом Эмилии Джозефом отступает перед намного более амбициозным замыслом завоевания аристократа Родона Кроули, который на фоне Б., наделенной энергией, умом и яркой индивидуальностью, выглядит законченным ничтожеством (это подчеркнуто уже его значащей фамилией: crawl — ползать). Попав в старинное поместье Кроули на правах всего лишь гувернантки, Б. легко покоряет сердце старого баронета, который, похоронив супругу, был бы счастлив немедленно вновь идти под венец, если бы вчерашняя пансионерка не рассудила, что тайно заключенный брак с его сыном надежнее гарантирует ее от перепадов судьбы. Для Теккерея ее дерзкая авантюра, как бы ни возмущались моралисты, прежде всего подтверждает, что на Ярмарке тщеславия преуспевают лишь те, кто усвоил законы бесчестной игры лучше, чем безжизненные нормы добродетели. Б. раз за разом даже в этическом отношении оказывается выше своих жертв, поскольку свою лицемерную игру ясно осознает лишь как вынужденность, пусть игра стала ее второй природой. Она принадлежит к числу третируемых обществом и должна день за днем вести с ним необъявленную войну, доказывая, что у нее есть собственные права на социальное благоденствие, которое достигается лишь престижем. «Пожалуй, и я была бы хорошей женщиной, имей я пять тысяч фунтов годового дохода», — аргумент, весомость которого в глазах Теккерея неоспорима.

 

38. Сравнение двух героинь как приём построения «Ярмарки тщеславия» Теккерея.

 

Судьбы двух главных героинь начинаются в разных точках, пересекаются в пансионе, потом расходятся, потом снова сходятся и так до конца романа. Притом, они проходят фактически одни и те же ступени, но проходят по-разному. Так не только раскрываются эти два женских образа, на этом, по сути, весь роман построен.

Этапы, которые проходят героини:

Пансион: Эмилию все любит, она ко всем добра, все плачут, пока провожают, а Бекки никто не любит, она со всеми честная откровенная, всем сказала о ком что думает, всех не любит, никто не плачет.

Сватовство: Эмилия помолвлена с младенчества, Бекки сама крутится, хомутает Джозева, но тот выскальзывает

Тайный брак: Бекки сама его добилась и как выяснилось зря, не любит Родона, а он нее любит; Эмилия ничего не делала, вышла замуж, Джон ее как-то странно любит и уже сам не рад, что женился потом, пишет Бекки любовные письма.

Война: У Эмили истерика, Бекки спокойна, думает, на что жить, если муж погибнет. Джон умирает, Родон возвращается

Рождение детей: у обеих мальчики, обе называют в честь мужа. Эмилия боготворит как мужа, Беке пофиг как на мужа, даже еще больше, запирает мальчика в чулане, бесится, если он мешает ей принимать гостей, после расставания с Родоном без сожаления отправляет его в Кингс Кроули.

Второй брак: Эмилия таки выходит за Доббина, узнав, что муж ее не любил, у них дочка, совет да любовь. Бекки сходится с Джозефом, они не женятся, она остается с гордым именем Кроули. Ни о какой любви и речи нет, полный Содом, сводит Джоза в могилу, опять только деньги на уме.

Точки соприкосновения:

  • Пансион
  • Дом Седли
  • Лондон, когда Бекки представляет Эмилию леди Кроули
  • Брюссель
  • Война
  • Брюссель когда Бекки уже рассталась с Родоном.

С самого начала, еще в прологе, у кукольника есть две куклы: гибкая кукла Бекки и скучная, но симпатичненькая кукла Эмилия. С самого начала они противопоставляются.

 

39. Историзм романов Диккенса и Теккерея.

Историзм, если своими словами – изображение мира с оглядкой на исторический бэкграунд. Начнем с Теккерея.

Ему был чужд подлинный историзм: «Ярмарка тщеславия», где действие развертывается в эпоху последних наполеоновских войн, лишена богатства исторических связей и ситуаций. Мы всюду ощущаем бытописателя викторианской Англии, современной автору, и герои являются типическими представителями этой действительности, они тесно связаны с нею. По сути от той Англии остаются декорации да некоторые факты. Изображая порочные деяния своих героев, Теккерей обвиняет современников, обличая их пороки в основном. Исторические события тех времен – не больше чем фон для него. Ватерлоо – битва, в которой погибает один из героев – не описывается им, а проходит как бы за кадром. Читатель не видим французской революции, но знает, что Стэйн от потрясения умер после свержения монархии. Однако довольно много там исторических деталей: вальсы, только-только вошедшие в моду, подзорные трубы в театре за неимением биноклей, бал в Брюсселе 15 июня 1815, на который едва удалось достать билеты. И все же это не исторический, а социальный, нравоописательный, нравственно-сатирический роман, если воспользоваться определениями того же прошлого времени. Он посвящен не историческим событиям и их воздействию на общественное сознание и жизнь английского народа, а нравам и быту верхних и средних слоев английского общества, тому, как живет и чем дышит буржуазно-аристократическая Англия не столько в историческом движении, сколько "вопреки" ему, как бы не считаясь с опытом истории. Действие романа отнесено к прошлому, а действующие лица ведут себя так, как будто они не современники битвы при Ватерлоо, а современники автора "Ярмарки Тщеславия". Действие "Ярмарки Тщеславия" отнесено автором к 10-20-м годам XIX века, захватывает часть той исторической эпохи, которая изображена в романе Толстого "Война и мир". У Теккерея, как можно видеть хотя бы по некоторым эпизодам, была возможность расширить сферу творческого наблюдения, обратившись к проявлению высоких убеждений и чувств, вызванных подъемом патриотического настроения в условиях отпора наполеоновскому нашествию. В кратком эпизоде он отметил нравственное потрясение Джорджа Осборна, ,душевное очищение силой патриотического чувства, гражданского и воинского долга. Однако творческая мысль Теккерея не пошла в этом направлении, вернулась к "Снобам" и "Тщеславию", и читателю не представилась возможность проследить духовное развитие Джорджа Осборна на поле боя и в солдатской среде - он погиб в первом же сражении.

У Диккенса исторические события также, если и появляются, то идут фоном, помогают развиваться событиям, а основой произведения становятся лишь в поздних его исторических романах, которые не вошли в программу и поэтому мы их не читали и рассказывать не должны («Барнеби Редж», «Повесть о двух городах»)

В отличии от Теккерея, Диккенс писал не только про знать и не только про сироток. Он писал вообще про всех. По-хорошему, почитав Диккенса, можно сложить некоторые представление о том, что вообще в тогдашней Англии творилось. В этом смысле он историчен. Исторически верен, я бы даже сказала. И пишет он в основном про современную ему эпоху, про современную ему Англию. В этом смысле проще конечно. Писал правда, как тогда было. Только преувеличивал. У него очень много гротесковых, обобщенных образов, деталей, но об этом в следующем билете.

Однако, улавливая характеры, картинки, детали, он не улавливал глобальных процессов, которые на все это влияют. Не давал анализа социальным изменениям и вообще состояния общества, а занимался довольно достоверным нравоописанием.

40. Социальная «панорама» в романах Диккенса «Домби и сын» и Теккерея «Ярмарка тщеславия».

Два основных английских автора, очень волновало их состояние общества современного, его пороки, и они стремились отразить его на примере развития судеб своих героев. Но делали это слегка по-разному. Прежде всего, отличались их взгляды на жизнь – элементы уличного театра, юмор, присущие английскому реализму в целом, есть и там и там, но Диккенс был оптимистичнее, а потому у него больше юмора и присутствует некое сказочное начало. Особенно это видно в неизменно счастливых финалах. Теккерей был скептиком.

С Теккереем все более менее ясно – дает в романе панораму общественной жизни на примере истории двух героинь, причем включает в нее крупные исторические события (Ватерлоо). Проводит параллель в названии между суетностью мира и религиозным трактатом, который примерно так и назывался. Затем вводит театральный элемент с кукольником, рассказчиком и картиной ярмарки – проводит идею о напрасной суете, бренности всего сущего и т.д. Питал глубокое отвращение к буржуазной культуре в принципе, был мрачен от природы, поэтому пишет роман, в котором нет до конца положительной героини – одна слишком простая, Беки Шарп слишком хитрая. Кстати, говорящее имя – Шарп переводится как «острая, резкая». Виной тому общество, погрязшее в пороках так глубоко, что там до конца нормальных людей уже и быть не может.

Диккенс - у него постепенно проявлялось и усиливалось стремление изображать крупные социальные институты, хотя уже в «Оливере Твисте» развивается социальная тема мира «работных домов», где обездоленные жили за тяжелый труд. Почти в каждом его романе присутствует определенный социальный институт: в крошке Доррит – министерство Волокиты, в Домби и Сыне – торговый дом Домби и Сын. Больше всего в обществе Д. волновала судьба ребенка – везде есть ребенок, страдающий от жестокости общества, не способный за себя постоять (Оливер Твист, его умерший друг, маленький Поль Домби, крошка Доррит). И все пороки общества (опять же – кровавый оскал капитализма: бюрократия, стремление к наживе, жестокость, черствость, эгоизм, косность и предрассудки буржуазии) раскрываются на примере одного ребенка. Как и ЯТ, роман Домби и Сын охватывает практически всю жизнь героев, там также существует два мира (только у Диккенса есть разделение на хороших и плохих, а в ЯТ просто клуша и хитрая), но главное отличие состоит в том, что финал в Домби и Сыне, несмотря на все беды, действительно счастливый – мистер Домби получает право реабилитироваться в отношении со своими внуками, а в ЯТ окончательно положительного нет.

41. Поэтика тайны в романах Бальзака и Диккенса.

1) Тема смерти – «У моря». Лирический герой обращается к морю, желая поведать ему свое горе. Автор использует прием сопоставления. «Счастлив мальчик, который бежит по песку/ К этим скалам, навстречу волне./Хорошо и тому рыбаку,/Что поёт свою песню в челне.
И корабли возвращаются после плавания в свои гавани. Но тяжко тому, кто тоскует о мертвой руке, кто слышит голос, которого нет.

Герой в отчаянии, просит море бить сильнее о камни прибоем. Он уверен, что радость прошедших дней уже никогда не вернется к нему.

В стихотворении «Улисс» тоже тема смерти. В другом ключе. Лирический герой – Одиссей понимает, что смерть скоро придет, и он изнемогает от бессмысленности своего существования на родной земле. Он хочет отправиться в плавание, чтобы ознаменовать конец своей жизни достойным царя поступком.

В «Смерти Артура». Чтец рассказывает о смерти короля Артура, используя мистические, мифологические, сказочные мотивы и образы. Трижды посылает Артур своего слугу бросить в воду меч, выкованный девой озера. Когда-то Артур получил этот меч от ее руки в белой парче, которая появилась в воде. Теперь меч падает в воду и ловит его та же рука. Артура увозит ладья к острову Авилион.

2) Самопожертвование – в стихотворении «Годива». Женщина идет на очень сложный шаг, чтобы избавить народ от страданий.

3) Тема Троянской войны – «Улисс», упоминающий ее в монологе о своих страданиях и странствиях, «Лотофаги» - там герои Троянской войны оказываются на острове лотофагов, где обретают долгожданный покой.

4) Тема покоя как радости жизни. «Лотофаги» - там герои рады покою, жаждут его и взирают на земные страсти с высот покоя и безразличия ко всему суетному. Противоположно раскрывается тема в «Улиссе» - здесь Одиссей, обретя покой, жаждет от него избавиться.

5) Тема чудес, сказки, мифологические и мистические мотивы и образы в «Смерти Артура». Трижды слуга ходит к воде с мечом. Образ волшебного меча. Ладья, которая увозит мертвого на остров Авилион. Мистическое обращение души Артура к слуге с просьбой молиться о душе и не бояться смены уклада, которую проводит Бог.

42. Сказывается ли опыт реалистической прозы в поэзии 40-50-х гг. XIX века?

Из лекции: поэты 40-50-х гг. отрицали прежние позиции романтиков: противостояние «поэт и толпа», пытались преодолеть субъективизм романтической поэзии. Поэзия середины века стремится к конкретным пластическим образам. Тут даже приводилась цитата некоего Готье (а может и не Готье вовсе), что-то вроде: «Поменьше медитации и пустословия…Нужна вещь, вещь, вещь». Произошла смена ориентиров.

Особенности поэзии 30-50-х гг.:

- идея нового учения. Социализм. Поэтическая публицистика

- полное ниспровержение влюбленного поэта

- неромантический образ женщины

- отрицание прежних романтических идеалов: теперь возлюбленная может быть страшной или толстой, возлюбленных может быть 2-3 одновременно, она может храпеть, например, и вообще она очень земная и плотская.

43. Основные темы и жанры поэзии 40-50-х гг. XIX века (на любых примерах).

 

В 30-е годы XIX века английская литература вступает в период нового подъема, который достигает наиболее высокого уровня в 40-х и начале 50-х годов. К этому времени относится расцвет реализма Диккенса, Теккерея и других мастеров социального романа и революционной поэзии и публицистики писателей-чартистов.

После 1848 г. достигает наивысшей популярности творчество Альфреда Теннисона, придворного поэта-лауреата, кумира викторианской Англии. Обширное по объему поэтическое наследие Теннисона (он писал на протяжении свыше шестидесяти лет) поразительно бедно в идейном отношении. Певец "доброй старой Англии", Теннисон, настойчиво пытавшийся обойти в своем творчестве проблему столкновения интересов трудящихся масс с интересами буржуазно-аристократической Англии, становился весьма воинственным, когда возникала малейшая угроза "традициям". Так, например, в стихотворениях, явившихся откликом на события Крымской войны и посвященных колониальной экспансии Англии в Индии, Теннисон прославляет великобританскую империалистическую политику, развивает шовинистические и националистические идеи. В своем основном произведении, в обширном цикле поэм "Королевские идиллии", Теннисон, идеализируя "святую старину" средневековья, вместе с тем фактически отказывается от сколько-нибудь серьезной критики современного общества.

Едва ли не самым прославленным стихотворцем викторианской Англии был Альфред Теннисон (Alfred Tennyson, 1809-1892). Его широкая известность среди буржуазных читателей основывалась главным образом на его лирических стихах и поэмах. По тематике и методу своей поэзии Теннисон примыкает во многом к традициям "Озерной школы"."Идиллическая" трактовка сельской жизни сочетается в его творчестве с эстетско-морализаторской трактовкой средневековых сюжетов. Вордсворт одобрительно отзывался о деревенских идиллиях Теннисона. Как поэт Теннисон всего сильнее в своих лирических картинах деревенской жизни. Так, у читателей пользовалась значительной известностью его "Королева мая", "Дочь мельника" (частично переведенная на русский язык С. Я. Маршаком) и др. Достоинства этих произведений связаны с его уменьем чувствовать красоту природы и пользоваться вслед за поэтами "Озерной школы" художественными приемами национального песенного фольклора. Подчеркнутая "идилличность" произведений Теннисона из жизни деревенской Англии была, однако, для его времени вопиющим анахронизмом, и это придает им характер литературной стилизации, резко отличающей их от подлинной народной поэзии. Даже там, где поэт вводит в свои деревенские идиллии драматические столкновения, они по большей части оказываются условными и произвольными, отнюдь не отражая действительных типических обстоятельств жизни простых людей сельской Англии. Так, например, на исключительном совпадении происшествий основан сюжет "Еноха Ардена" (Enoch Arden, 1864). Герой этой поэмы, рыбак, ушедший в матросы, терпит кораблекрушение, долгие годы живет на необитаемом острове в тропиках и возвращается домой никем не узнанный, после того как его жена, напрасно прождав его двенадцать лет, вышла замуж за другого. Терпение, самоотречение, смирение перед лицом "неисповедимой воли" провидения - "мораль" большинства произведений Теннисона из деревенской жизни, которую он, вслед за Вордсвортом, показывает по преимуществу как прибежище патриархальных косных традиций. Исполненный благочестивого самоотречения умирает, покорствуя судьбе, Енох Арден; умирает в надежде "успокоиться в сиянии господа" юная Алиса, деревенская "королева мая"; отрекается от собственного счастья безответная Дора в одноименной поэме из фермерской жизни. В своих балладах Теннисон охотно обращается к теме гармонического содружества классов, используя (как Дизраэли в сюжете "Сибиллы") заведомо неправдоподобные, романтические ситуации, в которых любовь "уравнивает" социальные контрасты. Так, в балладе "Леди Клер" лорд Рональд сохраняет верность своей невесте, хотя она и освобождает его от данного ей слова, узнав, что она - не знатная наследница, а нищенка, которой подменили в колыбели настоящую леди Клер. В балладе "Лорд Бэрли" герой женится инкогнито на скромной простолюдинке, тронувшей его своей преданностью, и только после свадьбы открывает ей свое имя, титул и богатство. В стихотворении "Леди Клара Вир де Вир" Теннисон предлагает надменной леди Кларе учить деревенских сирот читать и шить - умилительная, но весьма далекая от реальной жизни идея. Характерно в этой связи стихотворение "Годива", где героиня, знатная леди, выступает заступницей обездоленных бедняков. По требованию своего жестокого мужа, графа Ковентри (полагавшего, что ей не под силу будет исполнить это условие), леди Годива, преодолевая женскую стыдливость, нагая верхом на коне объезжает весь город, чтобы такой ценой избавить жителей от новых тяжелых поборов. Это средневековое предание Философские претензии Теннисона как поэта основываются на том, что он пытался сочетать позитивистское "наукообразие" с традиционным христианским благочестием, столь характерным для поэзии английского реакционного романтизма.

К этому же времени относится период наиболее интенсивной деятельности другого известного английского поэта - Роберта Браунинга, выступившего с первыми юношескими сочинениями еще в середине 30-х годов. В своих лучших произведениях, прежде всего во многих "драматических монологах", Браунинг отстаивает гуманистические идеалы, воспевая моральную чистоту, творческий порыв, стойкость духа и разума своих героев. Но при этом гуманистические стремления Браунинга абстрактны. Весьма характерно его тяготение к сюжетам и персонажам, заимствованным из героической эпохи Возрождения, - преимущественно итальянского. Откликаясь на общественные движения современности, которые были направлены против пережитков феодализма (он горячо поддерживал национально-освободительную борьбу в Италии), Браунинг, однако, не почувствовал значения новых конфликтов, ставших в центре английской общественной жизни со времен чартизма. Усложненный психологизм, религиозно-морализаторская символика и вместе с тем злоупотребление детальным, "дробным" описанием душевных импульсов героев - все это делает Браунинга писателем, трудным для понимания, поэтом "для немногих". Широкие социально-исторические вопросы в его произведениях, как правило, оттесняются на второй план. Эстетские мотивы творчества Браунинга находили поддержку у прерафаэлитов и декадентов конца века.

Творчество Роберта Браунинга, другого видного поэта викторианской Англии, отличалось от творчества Теннисона сравнительно большей смелостью и глубиной изображения жизни. Его поэзия не сразу завоевала признание. Молодой поэт пытался подражать Шелли (память которого почтил позднее в стихотворении "Memorabilia"). Но традиции революционного романтизма Шелли воспринимались Браунингом крайне ограниченно, в духе абстрактного буржуазного гуманизма. Свобода для него - это прежде всего внутренняя духовная свобода отдельной личности. Отсюда - характерный для Браунинга острый и напряженный интерес к индивидуальным субъективным морально-психологическим душевным конфликтам, обособленным от объективного развития истории; отсюда и преобладание в его творчестве того жанра, которому сам он дал название "интроспективной драмы". Характеры его героев раскрываются чаще всего в форме драматического монолога - философских размышлений, воспоминаний, исповеди. В драматическом монологе автор ставит себе задачу раскрыть внутренний мир героя в момент духовного кризиса или большого эмоционального напряжения. Поэт стремится при этом воспроизвести во всей их непосредственности противоречивые душевные побуждения своих действующих лиц, передать мысли и чувства с мелочной точностью деталей. С этим связано и своеобразие языка Браунинга. Естественностью своих интонаций, прямотой и живостью выражения чувств и мыслей его язык приближается к разговорной речи. Однако стремление поэта воспроизвести мельчайшие, мимолетные оттенки душевных движений со скрупулезной точностью, ничего не упустив и не отбросив, приводит к загромождению его стиха сложными синтаксическими конструкциями, часто идущими вразрез с общепринятыми нормами английского языка, вводными предложениями, вносящими в повествование оговорки, уточнения, отступления, поправки, намеки на обстоятельства, о которых читатели могут только догадываться. Поэтический язык Браунинга сложен и труден для понимания. Современники рассказывали, что, прочитав "Сорделло", читатель оставался в недоумении, о чем же, собственно, шла речь: о человеке, о городе или о книге! Браунинг был заведомо поэтом для немногих, для особо подготовленных, образованных читателей. Произведения Браунинга были столь трудны для понимания, что в 1881 г., еще при его жизни, было основано специальное "Браунннговское общество", в официальные задачи которого входило комментирование и истолкование текстов поэта. Браунинг, однако, не был сторонником "чистого" искусства. Поэзия, как и наука, призвана, по его мнению, играть важную роль в прогрессе человечества. Представление Браунинга относительно общественного значения искусства с большой силой выразилось в его стихотворении "Потерянный лидер" - гневной отповеди, с которой Браунинг обратился к престарелому Вордсворту, когда тот после смерти Саути (1843) согласился занять предложенную ему должность придворного поэта-лауреата королевы Виктории. «Чайльд-Роланд дошел до Темной Башни» — поэма Роберта Браунинга, написанная в 1855 году и впервые вышедшая в свет в том же году в сборнике под названием «Мужчины и женщины». Заголовок поэмы и, по совместительству, последние слова последней строфы, принадлежат перу Уильяма Шекспира. В пьесе «Король Лир» сын графа Глостера Эдгар придает доверия своей личине «бедного Тома из Бедлама» произнося бессмысленные речи, часть которых звучит так:

Стихи проникнуты кошмаром ночных ужасов, но обстановка неожиданно реальна: никогда за свою творческую жизнь Браунинг не давал столь подробных описаний окружающего пейзажа. Несмотря на выразительность, данное произведение одно из самых непонятных в творчестве поэта, и это следствие того, что история главного героя показана только намеками, она второстепенна при создании образа душевного состояния героя.

Предположительно, прообразом главного героя был паладин из «Песни о Роланде», поэме 11 века неизвестного французского автора.

Теннисон, гораздо более далекий от действительности в выборе тем и мотивов своих поэм, самой своей идеализацией средневековья и докапиталистической патриархальной деревни как бы подчеркивал, что не находит в буржуазной современности ни подлинной поэзии, ни чувства, ни красоты. Браунинг также искал вдохновения в прошлом, пытаясь найти в эпохе Возрождения, на заре буржуазного гуманизма, воплощение своего идеала героической творческой личности.

44. Темы и образы поэзии Теннинсона.

После 1848 г. достигает наивысшей популярности творчество Альфреда Теннисона, придворного поэта-лауреата, кумира викторианской Англии. Обширное по объему поэтическое наследие Теннисона (он писал на протяжении свыше шестидесяти лет) поразительно бедно в идейном отношении. Певец "доброй старой Англии", Теннисон, настойчиво пытавшийся обойти в своем творчестве проблему столкновения интересов трудящихся масс с интересами буржуазно-аристократической Англии, становился весьма воинственным, когда возникала малейшая угроза "традициям". Так, например, в стихотворениях, явившихся откликом на события Крымской войны и посвященных колониальной экспансии Англии в Индии, Теннисон прославляет великобританскую империалистическую политику, развивает шовинистические и националистические идеи. В своем основном произведении, в обширном цикле поэм "Королевские идиллии", Теннисон, идеализируя "святую старину" средневековья, вместе с тем фактически отказывается от сколько-нибудь серьезной критики современного общества.

Едва ли не самым прославленным стихотворцем викторианской Англии был Альфред Теннисон (Alfred Tennyson, 1809-1892). Его широкая известность среди буржуазных читателей основывалась главным образом на его лирических стихах и поэмах. По тематике и методу своей поэзии Теннисон примыкает во многом к традициям "Озерной школы". "Идиллическая" трактовка сельской жизни сочетается в его творчестве с эстетско-морализаторской трактовкой средневековых сюжетов. Вордсворт одобрительно отзывался о деревенских идиллиях Теннисона. Как поэт Теннисон всего сильнее в своих лирических картинах деревенской жизни. Так, у читателей пользовалась значительной известностью его "Королева мая", "Дочь мельника" (частично переведенная на русский язык С. Я. Маршаком) и др. Достоинства этих произведений связаны с его уменьем чувствовать красоту природы и пользоваться вслед за поэтами "Озерной школы" художественными приемами национального песенного фольклора. Подчеркнутая "идилличность" произведений Теннисона из жизни деревенской Англии была, однако, для его времени вопиющим анахронизмом, и это придает им характер литературной стилизации, резко отличающей их от подлинной народной поэзии. Даже там, где поэт вводит в свои деревенские идиллии драматические столкновения, они по большей части оказываются условными и произвольными, отнюдь не отражая действительных типических обстоятельств жизни простых людей сельской Англии. Так, например, на исключительном совпадении происшествий основан сюжет "Еноха Ардена" (Enoch Arden, 1864). Герой этой поэмы, рыбак, ушедший в матросы, терпит кораблекрушение, долгие годы живет на необитаемом острове в тропиках и возвращается домой никем не узнанный, после того как его жена, напрасно прождав его двенадцать лет, вышла замуж за другого. Терпение, самоотречение, смирение перед лицом "неисповедимой воли" провидения - "мораль" большинства произведений Теннисона из деревенской жизни, которую он, вслед за Вордсвортом, показывает по преимуществу как прибежище патриархальных косных традиций. Исполненный благочестивого самоотречения умирает, покорствуя судьбе, Енох Арден; умирает в надежде "успокоиться в сиянии господа" юная Алиса, деревенская "королева мая"; отрекается от собственного счастья безответная Дора в одноименной поэме из фермерской жизни. В своих балладах Теннисон охотно обращается к теме гармонического содружества классов, используя (как Дизраэли в сюжете "Сибиллы") заведомо неправдоподобные, романтические ситуации, в которых любовь "уравнивает" социальные контрасты. Так, в балладе "Леди Клер" лорд Рональд сохраняет верность своей невесте, хотя она и освобождает его от данного ей слова, узнав, что она - не знатная наследница, а нищенка, которой подменили в колыбели настоящую леди Клер. В балладе "Лорд Бэрли" герой женится инкогнито на скромной простолюдинке, тронувшей его своей преданностью, и только после свадьбы открывает ей свое имя, титул и богатство. В стихотворении "Леди Клара Вир де Вир" Теннисон предлагает надменной леди Кларе учить деревенских сирот читать и шить - умилительная, но весьма далекая от реальной жизни идея. Характерно в этой связи стихотворение "Годива", где героиня, знатная леди, выступает заступницей обездоленных бедняков. По требованию своего жестокого мужа, графа Ковентри (полагавшего, что ей не под силу будет исполнить это условие), леди Годива, преодолевая женскую стыдливость, нагая верхом на коне объезжает весь город, чтобы такой ценой избавить жителей от новых тяжелых поборов. Это средневековое предание Теннисон обдуманно вставляет в нарочито современную, индустриальную рамку: оно вспомнилось ему на железнодорожном вокзале в Ковентри. Легенда о благочестивой леди, покровительнице смиренных бедняков, призвана, таким образом, по замыслу поэта, служить укором и назиданием капиталистической современности.

Философские претензии Теннисона как поэта основываются на том, что он пытался сочетать позитивистское "наукообразие" с традиционным христианским благочестием, столь характерным для поэзии английского реакционного романтизма. Это сказывается, например, в обширной дидактической поэме Теннисона "In memoriam" (1850), написанной на смерть его друга, сына историка Халлама. Основной лейтмотив этой поэмы - утверждение веры в загробную жизнь, примиряющей поэта с безвременной утратой близких, - сопровождается слабыми отзвуками сомнений и недоумений в духе позитивистского агностицизма. Особенное значение придавали Теннисон и его почитатели двум его программным стихотворениям - "Локсли Холл" и "Локсли Холл шестьдесят лет спустя". Первое появилось в 1842 г., второе - сорок четыре года спустя, в 1886 г. Написанные в форме "драматического монолога", как определял ее сам поэт, эти стихотворения осмысляют разочарования и утраты, понесенные героем, от лица которого идет рассказ, в свете общих перспектив "прогресса" цивилизации. В первом стихотворении рассказчик, потрясенный неверностью возлюбленной, которая предпочла ему более состоятельного жениха, уже готов покинуть Англию и, в порыве романтического отчаяния, искать прибежище на Востоке, в Индии, среди "варваров", вдали от пароходов и железных дорог... Но вера в преимущества буржуазного прогресса успокаивает его; он остается в Англии, объявляя, что "пятьдесят лет в Европе лучше, чем целый цикл веков в Китае". Во втором стихотворении, "Локсли Холл шестьдесят лет спустя", Теннисон заставляет престарелого рассказчика оспаривать собственный юношеский оптимизм. В успехах науки, в опасных знамениях демократии он видит тревожные признаки общественных перемен. Его пугают воспоминания о французской революции, когда "народ восстал, как демон, и с воплем залил кровью свет"; ему чудятся призраки новой Жакерии и нового якобинства

В 1850 г. он сменил Вордсворта на посту придворного поэта-лауреата, а позднее получил от правительства королевы Виктории баронский титул в награду за свои литературные заслуги. Политическая поэзия Теннисона составляет самую слабую часть его литературного наследства. Он сочиняет льстивую "Оду на смерть герцога Веллингтона" и эпитафию генералу Гордону (убитому африканскими повстанцами в Судане), где этот офицер предстает в виде благородного "господнего воителя".

В романтически стилизованных образах поэмы в опосредствованной форме, между строк, дает себя знать пессимизм поэта, смотрящего на жизнь с позиций общественной реакции и сознающего, что старое не может выдержать напора новых общественных сил.

 

45. Античные и средневековые сюжеты в поэзии Теннинсона.

1) «Лотофаги»

Сюжет «Лотофагов» ( в переводе Бальмонта «Вкушающие лотос»). Лотофаги - в древнегреческой мифологии — народ, живший на острове в Северной Африке (на севере Ливии, по данным историка Геродота) и находившийся под властью лотоса[1]. В переносном значении «лотофагами» называют людей, ищущих забвения.

Одиссей уводит своих людей от компании лотофагов.

Гомер в IX песне «Одиссеи» рассказывает, что они питались плодами лотоса, дававшими забвение тому, кто их отведает. Гомеровский лотос — это либо «цветок — египетская Nymphaea stellata, либо дерево — североафриканский Ziziphus lotus»[2]. В «Одиссее» IV 603 это растение, а в IX 93 — дерево. (Википедия)

Стихотворение начинается с того, что некие путешественники причаливают к земле лотофагов на закате.

Это земля, где всегда сумеречный час, это тихий край ручьев, иные из которых словно «бледный дым текут», иные падают «сквозь тени кружевные».
Из глубины страны огненная река струила волны в море, три мертвые горы стояли в серебряном уборе. В этой стране, где никогда не погасает закат и деревья словно сплетаются в узоры, не бывает перемен. Лотофаги, словно призраки, бледнолицые тени древней саги, встречают путников у корабля и дают им плоды волшебного растения - лотоса. Каждый, кто вкушает их, впадает в забвенье. Никто из путников не спал, но все впали в странную дрему и вспоминали о доме, жене, детях, любви.

Поэт рассуждает, зачем болеть душе, если можно забыться и душа будет отдыхать.

Используя образы лотофагов, автор пишет в целом о доле человеческой на земле. Жизнь человека противопоставляется жизни листка, который растет на дереве в лесу. Ветер колышет его, под солнцем он блестит позолотой, желтеет,мирно падает на землю, и спит, объятый тишиной.

Но нам враждебен небосвод темно-синий и синее море, мы идем дорогою пустынной и в конце пути нас ждет смерть. Земля для нас пуста. В одном покое для человека может быть торжество.

Поэт передает беседу путников.

Как приятно в вечном полусне внимать сказке бытия.

Они странники, на Родине их уже скорее всего забыли. Там семья и отчизна, но уже хозяйствуют наследники. А они не просто путники, они герои Троянской войны, память о которой, может быть, тоже едва живет. Вся жизнь этих людей – постоянная борьба - и так до старости седой.

Им очень спокойно и хорошо на острове. Так сладко вкушать в покое беспредельном.

Они много пережили пока плыли, ведали труды, опасности, измену. И теперь хотят пребывать в прозрачной полумгле как Боги и не обращать внимания на землю. Здесь блещет лотос меж камней и дует легкий ветерок.

Теперь они, герои Троянской войны, воспетые людьми, с высот взирают на людскую борьбу на земле. Лучше спать, чем плыть во тьме безбрежной.

2) «Улисс» - Теннисон делает Одиссея – Улисса лирическим героем стихотворения, опираясь на сюжет одноименного произведения Гомера.

Это монолог Улисса. Он вернулся домой после долгих странствий, и ему уже становится скучна эта спокойная жизнь. Он говорит, что немного пользы в том, что он, царь, проводит дни близ вянущей жены и издает законы этим диким людям, которые спят, копят, едят, не зная своего царя. Он хочет жизнь испить до дна.
Улисс всегда страдал. И один, и с теми, кого любил, и на суше, и на море. Он многое изведал: людские города, правленья, нравы и самого себя. Он знал радость боя. Но все, что пережил он – это только арка, через которую светит то, что еще им не пройдено. Его волнует, что еще огромный край мира не изведан, и он становится все призрачнее, пока он медлит и ждет своего конца. Жизни осталось совсем немного, и проживать ее так бессмысленно - невыносимо для Улисса.

Каждому свое. Он хочет дом оставить сыну Телемаху, а сам опять уплыть странствовать. Мы стары, обращается он к своим друзьям, и смерть не за горами. Но еще можно отметить себя смелым деянием.

Его путь – к закату парус править, и прежде чем он умрет, быть там, где тонут западные звезды. Сил почти нет, многие умерли. Но они сами – Уличч и его друзья - еще есть. И они должны «искать, найти, дерзать, не уступать».

3) Средневековье. «Смерть Артура». Артур при смерти (ему рассекли голову в сражении) на смертном одре беседует с Бедивером. Он уже понимает, что до утра ему не дожить и принимает смерть спокойно, смиренно.

Он просит Бедивера взять его меч Эскалибур и бросить его в пучину вод, а потом вернуться и сказать, что с ним стало. Когда-то Артур достал этот меч из бездны вод, взял из рук неведомого фантома.

Бедивер на берегу достает меч, зимняя луна покрывает его рукоять изморозью, меч излучает ослепительное сияние. И бедивер решает, что лучше схоронить меч.

Артур понял, что бедивер соврал и отправил его снова исполнять наказ.

Бедивер думает, что это вздорное приказание раненого короля. Вместе с мечом сгинет слава. И старец не расскажет толпе, как долгие годы дева озера ковала меч и не воспоет славу Артура.

Артур опять понимает, что слуга врет и упрекает его в жажде злата.

Бедивер на третий раз исполнил приказ. Меч зарей рассек воздух и приземлился в руку девы в белоснежной парче в воде.

Бедивер принес Артура к озеру. К берегу подошла ладья. В ладье все люди одеты в черное, и стоят три королевы, которые принимают Артура. Он умер у них на руках.

Бедивер не знает, куда ему податься. Теперь не время подвигов. Нет больше круглого стола, и он обречен потерянным страдать всю жизнь. Артур же мысленно ему отвечает, что пути Господни неисповедимы и сменяется уклад. Наказывает молиться о душе короля. И ладья поплыла к острову Авилион, где король исцелится от раны.

Композиция стихотворения: вся эта история – рассказ чтеца – пастора группе людей, среди которых был и лирический герой, который, в отличие от некоторых слушателей, проникся историей и представляет теперь, как он вместе с Артуром уплывает.

4) «Годива». Годива – 980-1067. Жена графа ковентри. Граф ввел ужасные налоги, которые грозили народу голодной смертью. Жена его Годива пришла и сказала ему об этом. Он засмеялся, сказал, что он и мизинца не уколет «за эту своочь». Годива возразила, что умереть согласна. Тогда граф сказал ей пройти по городу голой, тогда он отменит налоги. Сострадание победило стыд Годивы. Этим она могла искупить страдания народа.

Послала гонцов, чтобы раструбили, чтобы никто не выходил на улицу и закрыли все ставни. Она едет на коне как Ева, как гения целомудрия.

Один житель города ослушался и сделал в ставне щелку, так у него глаза оделись мраком и вытекли, ничего не успел увидеть.

Она сняла с народа тяжесть податей и осталась навсегда в памяти народа.

Альфред Теннисон опирается на традицию баллады, но она становится более описательной, повествовательной, эпичной (например, «Лотофаги»: начало и конец – баллада, в середине – стремление описать статичный мир).

Стихотворение «Улисс»: «Это стихи обо мне самом, когда все в прошлом, но надо жить и бороться» (Теннисон).

В 1859 году увидело свет первое, пока еще не полное, издание «Королевских идиллий», под общим заголовком «Правда и фальшь», оно разошлось тиражом более 40000 экземпляров, из которых 10000 - в первую же неделю. Успех произведению обеспечивали и тема, и сюжет: действие происходило в эпоху средневековья, увлечение которой разделяли все слои населения Англии, описание судеб любящих женщин тоже было в моде.

В «Королевские идиллии» входили пока только четыре идиллии «Вивьен» («Vivien»), «Энида» («Enid»), «Гвиневера» («Guinevere»), «Элейна» («Elaine»), объединенные общим названием «Королевские идиллии».

Главными героинями в идиллиях выступают четыре женщины, сюжетные линии основаны на описании четырех вариантов судьбы, тесно связанных с умением героинь любить. Вивьен полностью лжива, и любовь ее по своей сути является фальшью, Энида - олицетворение настоящей любви, верности и преданности, Гвиневера любит Ланселота искренне, но измена Артуру ставит под вопрос саму основу ее чувства; оно, в зависимости от точки зрения, одновременно и искренне и ложно. Изображая жизненный путь Элейны, поэт ставит актуальную для него проблему взаимодействия идеала и действительности. В первом издании «Королевских идиллий» Теннисона больше интересует описание не рыцарских идеалов, а внутреннего мира человека, а также различных взаимоотношений внутреннего «я» с окружающей действительностью. Начиная работать над циклом, А.Теннисон еще не осознавал идею произведения в целом. Идиллии являются поэтическим переложением легенд на тему короля Артура и рыцарей Круглого Стола, также как и написанная ранее «Леди из Шалота». Общая идея будущего цикла видна в проблематике (противопоставление истинного и ложного), в сюжете (мотив разрушения королевства одним единственным грехом), а также в системе образов (противопоставление реальной и выдуманной действительности).

А.Теннисон был букваль но одержим легендами о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Поэт, посетив многие места, связанные с именем легендарного короля, пытался глубже осознать сущность этого героя.

В 1870 году опубликован сборник «Святой Грааль и другие поэмы», в который входили еще четыре идиллии, одна из которых называлась «Святой Грааль». В этом же году А.Теннисон объединяет все восемь идиллий под общим названием «Королевские идиллии». Важное изменение касалось заглавий некоторых идиллий: «Вивьен» автор переименовывает в «Мерлин и Вивьен», а «Элейна» становится «Ланселот и Элейна». В эту редакцию входила идиллия «Приход Артура», с появлением которой цикл обрел начало. Чтобы он также обладал и концом, А.Теннисон включает в него идиллию «Уход Артура», которая базируется на написанной им ранее «Смерти Артура». Идиллия «Пеллеас и Этарра» продолжает тему соотношения вымышленной и реальной действительности. Объединение идиллий свидетельствует об изменении отношения поэта к произведению: он воспринимает «Королевские идиллии» как единое цельное произведение о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. С этого времени дальнейшая работа поэта над циклом практически сводится к углублению тем и идей, заложенных в уже написанных идиллиях, а также к приданию произведению связности и целостности.

Название произведения «Королевские идиллии» отражает мировосприятие А.Теннисона. Его звание придворного поэта обязывало к особому отношению к трону и короне, кроме того, существовала тесная дружба между ним и королевой Викторией. Заглавие соотносит произведение со средневековьем, в котором рыцари были настолько сплочены вокруг единого центра, своего короля, что отдельно от него практически не воспринимались. Одновременно, название приближает произведение и к современной А.Теннисону действительности, в которой королева Виктория также стремилась стать центром для своих подданных. На русский язык заглавие можно перевести двояко: «Королевские идиллии» и «Идиллии короля».

46. Чем отличается поэзия Гейне 30-40-х гг. от его «Книги песен»?

В «Книге песен» (1816-1827), над которой Гейне работал более десяти лет, сохраняет основы романтического мировосприятия. Для него остается в силе один из основополагающих романтических принципов - антитеза «Я» и «не-Я». Любовь является первоосновой бытия для автора «Книги песен», но эта первооснова трактуется им не столько в общефилософском, сколько в индивидуально-событийном, субъективно-романтическом плане. Вместе с тем Гейне внес в романтическую лирику совершенно новые элементы в расширении тематического диапазона, в трактовке традиционных тем романтиков (любовь, природа), в идейно-эстетическом осмыслении фольклора и, наконец, в самой художественной манере.

Поздняя его лирика – это чистый реализм.

 

В творчестве Генриха Гейне (1797-1856) в большей степени, чем в произведениях Гофмана, Клейста, Шамиссо, отразился процесс эволюции немецкого романтизма. Со многими сложностями этого процесса связана и глубокая противоречивость творческого метода писателя, что, в частности, получило выражение в связях романтика Гейне с эстетическими принципами ранних немецких романтиков, по отношению к которым он был не только критиком и ниспровергателем, но и достойным воспреемником.

Общая периодизация творческого пути Гейне такова.

Первый этап - 1816-1831 гг.- до эмиграции в Париж. Становление романтического метода преимущественно в лирике и отчасти в художественной прозе.

Второй этап- 1831 -1839 гг.- до книги «Людвиг Берне». Развитие и углубление общественно-политической публицистики.

Третий этап-1839-1848 гг.- расцвет политической лирики. Новые темы в публицистике («Лютеция»).

Четвертый этап - 1848-1856 гг.- послереволюционное творчество, обусловившее новые мотивы и идейно-эстетические устремления в деятельности поэта.

В «Книге песен» (1816-1827), над которой Гейне работал более десяти лет, сохраняет основы романтического мировосприятия. Для него остается в силе один из основополагающих романтических принципов - антитеза «Я» и «не-Я». Любовь является первоосновой бытия для автора «Книги песен», но эта первооснова трактуется им не столько в общефилософском, сколько в индивидуально-событийном, субъективно-романтическом плане. Вместе с тем Гейне внес в романтическую лирику совершенно новые элементы в расширении тематического диапазона, в трактовке традиционных тем романтиков (любовь, природа), в идейно-эстетическом осмыслении фольклора и, наконец, в самой художественной манере.

В 1844 г. Гейне опубликовал сборник «Современные стихотворения», по-новому раскрывающий его поэтический талант. Сборник был составлен из стихов, написанных главным образом в период 1842-1844 гг. Само название сборника подчеркивает его общественный смысл: понятие 2е11§есИс1е (ШТА?!) в немецкой литературной традиции не только имеет значение «современность», но и указывает и на общественный характер оценки современных событий.

В этих стихотворениях полнее, чем во всех предыдущих произведениях Гейне, полнее, чем во всей немецкой литературе 40-х годов, отразились общественно-политическая борьба в Германии, основные противоречия немецкой действительности.

Стихотворения 40-х годов условно можно разделить на две группы: произведения, призывающие к революционному действию, и сатирические, высмеивающие старую феодальную Германию. К числу первых относятся такие стихотворения, как «Силезские ткачи», «Доктрина», «Тенденция», «Только подождите». Наиболее характерным в этой группе является политическое стихотворение «Силезские ткачи».

В стихотворении Гейне восставшие ткачи - это не изголодавшиеся, требующие хлеба бунтовщики, а потенциальные борцы за новую жизнь. По словам Энгельса, это стихотворение «в немецком оригинале является одним из самых сильных поэтических произведений».

 

47. Темы и образы поздней лирики Гейне.

«Странствуй» - тема переживания жизненных трудностей и неудач, раскрытая несколько в ироническом ключе. Лирический герой словно дает инструкцию, как лучше прожить жизнь и пройти через все препятствия, которые будут попадаться на пути. Если тебя бросит женщина – «проворней влюбляйся опять». Но лучший выход – пойти гулять по свету.

На пути будут попадаться озера, у которых хорошо выплакать горе свое. Будут попадаться горы. Сначала взберешься на них как старик, охая и стеная. Но там, наверху, ты услышишь орлиный крик и сам превратишься в орла, тогда поймешь, как немного внизу потерял.

«Доктрина» - опять в форме поучения. Весь смысл всех наук и глубочайших книг в том, чтобы сильнее бить в барабан и целовать маркитанку вольнее. Лирический герой имеет ввиду, что надо не бояться жизни, смело идти вперед, не страшится ничьей реакции, быть напористым, храбрым и деятельным. Смысл жизни и творчества – барабанить зарю и будить людей ото сна, барабаня идти вперед маршем. Это и Гегеля полный курс. Лирический герой это понял, потому что умен и сам барабанщик лихой.

В поздних стихотворениях Гейне лирический герой – эдакий лихой, ироничный мудрец, который понял, что жизнь проще, чем она ему казалась, научился преодолевать трудности и легко идти вперед.

«Теперь куда» - написано под впечатлением поражения революции 1849 года. Реакция победила революцию, зло, с точки зрения Гейне, победило добро. В его последнем сборнике «Романцеро», куда вошло и это стихотворение, отразилась скорбь по поводу судеб мира.

В этом же конкретном стихотворении лирический герой (возможно, он предстает как обобщенный образ человека того времени, не знающего, куда ему податься из страны, где революционные идеи поражены реакцией). Нигде лирический герой не находит себе родины. Тема странничества, бесприютности, потерянности в мире.

Стихотворение явно отличается от того, что было написано в 30-е годы. Сатирические стихотворения 30-ых годов преисполнены боевого настроя, светлого восприятия жизни. Здесь мы тоже видим нотки иронии в отношении лирического героя к своему потерянному положению. Однако тема его в любом случае трагичная.

Разум шепчет лирическому уезжать, ведь крамольничал он не мало. Он не герой, не готов к расстрелу или аресту. Но он не знает, куда ехать. Англичан боится и не хочет фабричного дыма. В Америке жуют табак и без царя играют в кегли, в России не вынесет кнута и зимней стужи.
не может найти на небе своей звезды, видно она, как и он потерялась.

Причины, по которым герой не может уехать ни в одну страну – смехотворны – перечисление штампов. Автор явно не хочет заострять проблему.

По другому та же тема исхода революции и судьбы лирического героя на этом фоне возникает в стихотворении «Enfant perdu». Герой называет себя забытым часовым в Войне свободы. Он 30 лет сражался, не ожидая победы и зная, что не уцелеет в борьбе. Он день и ночь блюл свой пост, пока его друзья спали. Он изображает себя как охотника. Если ночью встречал какую дичь, то стрелял ей в брюхо. А бывало, что и его какая-нибудь тварь ранила, тогда он истекал кровью. «Где же смена?» - спрашивает он. Он не побежден. Оружие цело, только сердце в груди разорвалось.

Мы видим, что Гейне в поздней поэзии - реалист. В его стихотворениях нет романтических героев, патетики, сильной страсти, острой борьбы, экзотической обстановки. В некоторых местах его поэзия даже натуралистична (в «Enfant perdu», где герой говорит, как он дрянное брюхо пулей просадит). В тех картинах, которые романтики изобразили патетически, Гейне использует приемы, снижающие торжественность и степень остроты темы. Так, «Enfant perdu» и «Куда теперь», посвященные теме поражения революции и человеческой судьбе, вовсе не патетичны. В первом снижающий эффект – сравнение героя-борца с охотником, по ночам отбивающимся от «тварей». А во втором – ироничным описанием стран, в которые можно уехать, чтобы избежать расстрела. Кроме того, и лирический герой не борец, не герой в романтическом смысле слова. Он борется за свободу, но не готов за нее погибнуть. Очень реалистичная, простая лексика. Сатирические стихотворения (два первых) построены в форме монолога, обращенного к читателю. Форма построения фраз очень простая, разговорная.

Единственное стихотворение из нами прочитанных, наиболее близкое к романтическому высокому пониманию идеалов и борьбы – «Гимн». Оно посвящено теме поэта и поэзии.

Я меч, я пламя.

Я осветил вас в темноте, и когда началась битва, я сражался впереди, в первом ряду.

Вокруг меня лежат трупы моих друзей, но мы победили. Мы победили, но вокруг меня лежат трупы моих друзей. Среди триумфальных песен ликованья звучат похоронные хоралы. Но у нас нет времени ни радоваться, ни скорбеть. Снова грохочут барабаны, предстоит новая битва…

Я меч, я пламя.

Поэт находится в постоянной борьбе. Ни на радость, ни на скорбь времени у него в этом мире нет.

С конца 1830 – начала 1840-х годов Гейне вступает в новый, третий этап своего идейно-эстетического развития. К концу 1830-х годов ставит вопрос о путях развития современного общества. На задний план отходят в его творчестве вопросы философские и литературно-эстетические. Развертывается дарование Гейне как политического поэта – поэта-сатирика, революционного поэта-агитатора, призывающего к революционному объединению Германии.

«Людвиг Бёрне» (1840) -- Тема разочарования в буржуазной революции, тема утраченных иллюзий ставит эту книгу Гейне в один ряд с произведениями европейского критического реализма.

«Лютеция» (1854) -- идея критики буржуазных отношений перерастает в постановку вопроса об общих перспективах развития общества.

В 1844 году Гейне опубликовал сборник «Современные стихотворения», по-новому раскрывающий его поэтический талант. Сборник был составлен из стихов, написанных главным образом в период 1842— 1844 годов. В 1844 году выходит поэма «Германия. Зимняя сказка», которая подводит своеобразный итог творческим достижениям Гейне.

Творчество Гейне последнего периода (1848 – 1856)

Стихотворение «Михель после марта» (1850) – первая реакция на поражение немецкой революции – является гневным обвинением против предавших революцию. Поэт с горечью говорит о слабости, пассивности немецкого Михеля, позволившего либеральной буржуазии повернуть вспять дело революции.

Сборник «Романсеро», составленный преимущественно из стихотворений 1848 – 1851 годов, становится замечательным образцом поэзии Гейне последнего периода.

Поздняя лирика – темы: социальных несправедливостей, неравенства бедных и богатых в обществе, униженным и нуждающимся людям, обывательской «кислятине», которая затмевает людям все хорошее в мире.

48, 49. Жанр и сюжет романа Готорна «Алая буква». Особенности композиции романа Готорна «Алая буква».

Готорн - один из основоположников американской новеллы (наравне с Ирвингом и По). Некоторые новеллы выдержаны в духе эссе, некоторые опираются на старинные предания и легенды (сравнить с "Сонной Лощиной" Ирвинга), другие - близки к притче, есть наброски, "скетчи" и т.д. - везде общность проблематики, назидательность, одинаковая повествовательная манера, авторский взгляд на мир. Наблюдение, описание, размышление важнее сюжетной линии.

Нравственно-философское истолкование действительности. Мало персонажей, почти нет действия. Главные события, решающие судьбу героев, вынесены за пределы повествования. Нет внутренней динамики. Фигуры, а не характеры, портреты, а не личности. В 1ую очередь изображение не внешности, а души. Истоки психологической прозы.

Новеллы и романы Готорна эпизодичны, фрагментарны, многие главы образуют самостоятельные завершенные произведения, иные являются вставными новеллами. Но есть единство целого. Г. создает новый тип романтического повествования. Такого не было ни у американцев до него, ни у европейцев.

Исторические интересы привязаны к эпохе Готорна. Неудовлетворенность современным обществом. В поисках корней общественного зла обращается, как и все романтические гуманисты Новой Англии, к человеческой личности, к ее духовному миру, к "тайнам человеческого сердца". Приобретаются очертания легенды, становятся почвой для морально-философских обобщений. Г. ушел от классического типа исторического повествования, созданного Скоттом и Купером. Прошлое - символический эквивалент истории, далекий источник современного сознания, соединяющий Добро и Зло. Пуританское прошлое Новой Англии - Г. восхищается мужеством, стойкостью и духом независимости и свободолюбия, которые были свойственны пуританам, но фанатизм, жестокость, нетерпимость его огорчают. Поглощен проблемами добра, зла, совести, морального совершенствования - вопросами, составлявщими духовный мир н.англ. пуритан. Г. рассматривает эти вопросы на уровне американского сознания 19в. Эстетические моменты романтического повествования на грани реальности и фантастики, возможного и невероятного.

 

Роман многопланов. Он объединяет черты исторического, нравоописательного и психологического романа.В романе, как и во многих новеллах на историческую тему, история служит лишь фоном. Действие происходит с июня 1642 по конец мая или начало июня 1649 г. Как исторические личности выведены в романе Джон Уинтроп (1587-1649), один из основателей и руководителей пуританской колонии в Массачусетсе, Ричард Белингем (1591 -1667), губернатор колонии Массачусетс, описаны его резиденция, Бостон XVII в., пуританские нравы. Роман является одновременно пуританским и антипуританским по своей направленности.

Сам Готорн назвал «Алую букву» психологическим романтическим романом. Автора всегда интересовали те [390] сложнейшие взаимоотношения, в которые люди вступают между собой, а также с окружающим их миром. Поэтому моральная проблематика преобладает в романе над новоанглййской историей. В центре романа взаимоотношения четырех главных действующих лиц: двух молодых людей - пастора Димсдейла и Эстер Принн; их дочери Перл (прототипом была Уна - старшая дочь


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.382 сек.)