АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Эволюционная социология Г. Спенсера 7 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница


Часть I. Классический этап


альной психологии из поля зрения мыслителя исчезала макросоциальпая структура общества, в рамках которой и формировались реальные меж­личностные отношения.

Тремя основными типами социальных процессов Тард считал повто­рение (подражание), противоположение (оппозицию), приспособление (адаптацию). Соответственно основными социальными законами он на­зывал законы подражания, приспособления, оппозиции. Но все же в каче­стве самого главного социального процесса (и соответствующих ему зако­нов) Тард рассматривал подражание (законы подражания), которое он характеризовал как своего рода гипнотизм. Теорию подражания он рас­пространял на все сферы межличностных и групповых взаимодействий. Наиболее типичным видом социального подражания он считал подража­ние низших слоев высшим.

Подражание рассматривалось ученым в качестве основного объясни­тельного принципа всей жизни — как индивидуальной, так и общественной. Он характеризовал его как «постоянное, всемирное социальное явление» [Тард. 1996. С. 334]. Продуктом подражания являются рост государства, экономическое развитие, язык, религия, другие феномены и процессы соци­ального мира [Там же. С. 288]. Социальное познание — это прежде всего по­знание того, как происходит подражание. Оно имеет внутренние (логичес­кие) и внешние (внелогические) причины. Среди последних он особо выделял социальные причины, к которым относил религиозные, экономи­ческие, политические, эстетические, лингвистические и другие влияния.

Французский социолог настаивал на том, что все главнейшие акты человеческой и общественной жизни совершаются как следствие приме­ра (подражания). В этом смысле все многообразие социальных взаимо­действий имеет в своей основе отношение «учитель — ученик». Под вли­янием психологии подражания Тарда его последователи-социологи стали утверждать, что в обществе реализуются три основных типа подра­жания: взаимное подражание, подражание обычаям и образцам, подра­жание идеалу.

Тард рассматривал подражание в тесной связи с взаимовлиянием людей друг на друга. Теория подражания выходит за рамки отдельно взятого инди­вида и обращается к анализу процесса межличностного взаимодействия. Общество, по мнению исследователя, это продукт взаимодействия индиви­дуальных сознаний через передачу людьми друг другу и усвоение ими веро­ваний, убеждений, желаний, намерений и т.д.



Тард, как и Г. Лебон, уделял большое внимание проблемам гру 111 ювого по­ведения. Он также обращался к характеристике толпы, но постоянно сравни­вал ее с публикой. В отличие от толпы, психическое единство которой созда­ется в первую очередь физическим контактом, публика — это ■«чисто духовная общность», в рамках которой индивиды физически рассредоточены. Публи­ка — это интеллектуальная общность. Если в толпе личность нивелируется, то


Глава 6. Психологическое направление в социологии 109

в публике она получает возможность самовыражения. Тард прослеживал эта­пы становления публики, считая ее продуктом времени. Предпосылки воз­никновения публики конца XIX в. он видел в салонах и клубах XVIII в. Од­нако реальную ее историю он связывал с появлением массовых газет.

Толпу Тард считал зародышем общества в городе, тогда как зародышем общества в деревне называл семью. Он рассматривал толпу как форму орга­низации жизни общества на стадии развитой городской культуры. Занима­ясь проблемами толпы, Тард характеризовал общие черты ее участников, та­кие, как вера, страсть, наличие цели, эгоизм, «коллективное самолюбие», односторонняя иррациональная подражательность. Тард предложил свою классификацию толп, в основу которой положен критерий ее отношения к возможности собственной деятельности. Он писал о выжидающих, внимаю­щих, заявляющих о себе, действующих толпах.

Тард внес свой вклад в учение о методах эмпирического социологическо­го исследования. В качестве основных методов социологии французский те­оретик выделял археологический и статистический. Первый базируется на анализе исторических документов, второй используется для получения ин­формации о процессах подражания. Для этого Тард составлял кривые рас­пространения подражательных актов и потоков. Использование второго ме­тода позволило ему осуществить социально-статистические исследования по проблемам преступности (о них подробнее будет сказано в специальной главе, посвященной историческим истокам эмпирической социологии), ко­торые получили высокую оценку его современников. На основании данных этих исследований он утверждал, что человек не рождается преступником, а ста1 ювится им, причем в полном соответствии с законами подражания и при­способления. Сам же закон подражания использовали в криминалистике и криминологии, а Тарда считали одним из основоположников криминалисти­ческого направления в западной социологии. В этом смысле значение его идей простирается не только на социологию, но и на криминалистику.

‡агрузка...

Один из основных источников социального прогресса Тард видел в изобретении (нововведении), начиная от технических новшеств и кончая оригинальными общественно-политическими идеями. Изобретение, так­же как и подражание, являлось у него предметом социологического изу­чения и при этом «психологизировалось». Более того, изобретение и под­ражание оказывались тесно связанными между собой, потому что адаптация и внедрение новшества могли осуществляться только в резуль­тате повторения и подражания.

Тард писал, что изобретение является матерью как верования, гак и жела­ния. Он характеризовал изобретения как первичную причину богатства, рас­сматривая их как результат индивидуального творчества и подчеркивая, что только благодаря им и подражанию осуществляется общественный прогресс в виде развития экономики, политической жизни, искусства, языка, религии И др. [Там же. С. 382-383].


110 Часть I. Классический этап

Французский социолог одним из первых обратил внимание на возраста­ние роли коммуникативных средств: печати (газет), телефона, телеграфа. Он рассматривал их, особенно газеты, как важный фактор интеграции и со­циального контроля. Другая значимая функция газет заключалась в осуще­ствлении просветительства. Тард хорошо понимал, что появление и быстрое распространение газет способствовало формированию публики и росту уровня самосознания людей. Кроме того, как верно отмечал ученый, они иг­рали значительную роль в возникновении и развитии политических партий и религиозных сообществ, равно как способствовали формированию опре­деленного общественного мнения.

Впоследствии эти и другие идеи французского мыслителя, касающиеся средств массовой информации, получили развитие в социологических ис­следованиях общественного мнения, массовых средств коммуникации, тео­риях «массового общества», в становлении новой науки — социальной пси­хологии, одним из создателей которой по праву считают Тарда. Значение его творчества для последующего развития социологии нельзя недооцени­вать. Его работы сыграли большую роль в проводившихся в XX в. исследо­ваниях проблем политической социологии, психологии экономической де­ятельности людей, логики, моды, толпы, публики, преступности и других социологических и социально-психологических явлений.

Что же касается его главного «изобретения» — теории подражания, то — парадоксально, но факт — она не оказала сколько-нибудь заметного воздей­ствия на последующее развитие социологической мысли. Более того, ряд ее основных положений был подвергнут критике. Так, В. Вундт обращал вни­мание на туманность и неопределенность подражания. Критиковал эту тео­рию и Э. Дюркгейм, утверждая, что нельзя любые повторяющиеся дейст­вия характеризовать только с позиций подражания, а людей рассматривать подобно панурговым баранам. Речь шла о некоторой вульгаризации про­цесса подражания, которая иногда допускалась под влиянием этой теории Тарда. Современные исследователи видят ее слабость в том, что она допус­кала лишь подражание «изнутри наружу» и таким образом выводила акт поведения из осознанного мотива. Но «нередко подражание или усвоение нового образца начинается как раз с внешних, поверхностных черт, а созна­ние лишь впоследствии подстраивается под уже сложившуюся экспрессив­ную форму» [История... 1999. С. 71].

§ 8. Зарождение интеракционизма. Творчество Ч. Кули

В рамках теории подражания был совершен постепенный переход от ин­дивида как предмета исследования к межличностному взаимодействию, которое трактовалось больше как механическое и внешнее. Превращение межличностного взаимодействия в действительный предмет социологи-


Глава 6. Психологическое направление в социологии 111

ческого исследования, проникновение в суть межиндивидуальных связей и отношений оказалось связанным с направлением интеракционизма (в переводе с английского языка термин означает «взаимодействие»).

Социологический аспект проблемы межличностного взаимодействия исследовал на первом, раннем этапе интеракционизма (под поздним или зрелым этапом мы подразумеваем символический интеракционизм, рассмо­трение которого не входит в нашу задачу в этой главе, но станет предметом специального анализа во второй части учебника) американский ученый, профессор Мичиганского университета Чарльз Хортон Кули (1864—1929). Кули провел большую часть жизни в Анн-Арборе, штат Мичиган. Вся его профессиональная карьера была связана с преподавательской деятельнос­тью в Мичиганском университете, где он работал с 1982 г. до самой смерти. Основные работы Кули, написанные на раннем этапе интеракционизма: «Человеческая природа и социальный порядок» (1902), «Социальная орга­низация» (1909), «Социальный процесс» (1918).

Свои первые две книги Кули посвятил изучению индивидуального, личностного аспекта «живого социального процесса». В них общество рассматривалось как социальное целое. Основное внимание американ­ский социолог уделял общественному сознанию, несводимому к созна­нию отдельных индивидов. В этом смысле общественное сознание явля­ется более широким по объему, чем индивидуальное.

Кули выступил против инстинктивизма и теории подражания. По его мнению, нельзя придавать инстинктам значения универсальных мотивов социального поведения. Нет единого закона, который управлял бы поступ­ками человека. Человеческая природа пластична, динамична, и одни лишь инстинкты мало могут помочь в ее познании. Столь же неудовлетворитель­ны, считает американский социолог, попытки интерпретировать поступки личности с помощью принципа подражания.

Кули называет свой подход «органическим», поскольку исходит из признания единства организма, представляющего собой взаимодействие личности и общества. «Личность» и «общество» — не две разные сущнос­ти, а разные аспекты процесса человеческого взаимодействия: Вместе с тем общество раскрывается индивиду в виде социальных аспектов его собственной личности. Кули писал, что «общество и индивиды — неотде­лимые аспекты какого-то одного общего целого, так что где бы мы ни об­наруживали индивидуальный факт, мы можем отыскать и сопутствую­щий ему социальный факт» [Кули. Первичные группы. 1996. С. 332].

Истинно общественное существо, по Кули, обладает социальным со­знанием, что означает в первую очередь способность выделять себя из группы, сознавать свое «Я», свою личность. Речь идет о самосознании, проявляющемся в общении с другими людьми и усвоении их мнения. По­этому «Я» и «Мы» всегда связаны, и эта связь есть социальное действие (интеракция).



Часть 1. Классический этап


Каждый акт социального сознания есть одновременно акт самосознания. Но социальное сознание индивида не совпадает с социальным сознанием об­щества. Последнее выходит за пределы внутреннего мира человека. Это бо­лее широкое сознание (larger mind), которое Кули в противовес индивиду­альному иногда называет термином «общественное сознание» (public mind).

В трактовке Кули существует как минимум три аспекта сознания, кото­рые полезно и необходимо различать. Во-первых, это самосознание, или что я думаю о себе. Во-вторых, это общественное сознание (в его индивидуаль­ном аспекте), или что я думаю о других людях. В-третьих, это публичное со­знание, или коллективная точка зрения людей, организованных в коммуни­кативные группы. Все эти три аспекта представляют собой уровни единого целого. Приведенная трактовка сознания в творчестве ученого оказалась связанной с его представлением о личности.

Подход к ней был сформулирован в теории «зеркального "Я"» (looking-glass self), одним из авторов которой явился Кули. В соответствии с ней личность представляет собой совокупность психических реакций человека на мнения о нем окружающих. «Я» человека — это воспринятое им зеркаль­ное отражение впечатлений, которые, по его мнению, он произвел на окру­жающих его людей. Кули следующим образом раскрывает существо «зер­кального "Я"»: «Самопредставление такого рода, очевидно, имеет три основных элемента: образ нашего облика в представлении другого челове­ка, образ его суждения о нашем облике и какое-то самоощущение, напри­мер гордость или унижение» [Кули. Социальная самость. 1996. С. 319|.

Из трактовки личности, ее взаимодействия с людьми и обществом, со­отношения общественного и нндшждуального сознания, сознания и са­мосознания, теории «зеркального "Я"» следует еще одна, крайне важная линия социологического анализа Кули, которая касается его учения о первичных и вторичных группах, прежде всего первичных (ибо им он уделял основное внимание). В отечественной литературе учение Кули о группах излагается иногда как самостоятельное. Между тем оно совер­шенно логично вытекает и является продолжением трактовки им приро­ды межличностных взаимодействий, социального генезиса «Я», в целом проблемы личности. Он рассматривает человеческую природу как про­дукт коммуникации, «не разрывает» индивидов в их отношениях друг с другом, а, наоборот, стремится показать эту взаимосвязь через понятие «Мы». Одним из основных средств такого анализа у него выступает уче­ние о первичной группе.

«Под первичными группами, — писал Ч. Кули, — я подразумеваю груп­пы, характеризующиеся тесными, непосредственными связями (associa­tions) и сотрудничеством. Они первичны в нескольких смыслах, но главным образом из-за того, что являются фундаментом для формирования социаль­ной природы и идеалов индивида. Результатом тесной связи в психологиче­ском плане стало определенное слияние индивидов в некое общее целое, так


Глава 6. Психологическое направление в социологии



что даже самость индивида, по крайней мере во многих отношениях, оказы­вается общей жизнью и целью группы. Возможно, наиболее простой способ описания этой целостности — сказать, что они есть некое "мы"; она заключа­ет в себе тот тип сопереживания и взаимного отождествления, для которого "мы" являемся естественным выражением. Человек живет, погружаясь в эту целостность ощущения, и обнаруживает главные цели своей воли именно в этом ощущении» [Кули. Первичные группы. 1996. С 328].

В приведенном фрагменте из книги Кули «Социальная организация» раскрывается ключевое понятие его концепции, оказавшей впоследствии значительное влияние на развитие социологической науки. Что следует из процитированного фрагмента и его последующей конкретизации в этой работе?

Прежде всего, первичные группы первичны потому, что они дают инди­виду самый ранний и наиболее полный опыт социального единства. Кули подробно рассматривает процесс социализации детей в первичной группе и доказывает, что, действительно, первое и самое фундаментальное освоение опыта отношений между людьми осуществляется в первичной группе. При­чем наиболее интересно он это делает на материалах собственного наблюде­ния за процессом социализации его малолетней дочери. Далее, первичные группы мало подвержены изменениям. Они выражают всеобщую природу человека, считает он, и являются источниками жизни как для индивидов, так и для социальных институтов (выступающих в качестве вторичных групп). Наконец, эти группы распространены во всех обществах, являясь повсеместными и универсальными.

К первичной группе Кули относит кооперацию и ассоциацию индиви­дов, непосредственно взаимодействующих друг с другом по принципу «ли­цом к лицу» (face to face). Под ней он понимает небольшой круг людей, под­держивающих устойчивые тесные отношения, которые, как правило, отличаются взаимной симпатией и пониманием. Наиболее распространен­ные первичные фуппы, которые подробно анализирует Кули, — это семья, детская игровая группа, соседи и общинная группа старших. Кроме них, он пишет о клубах, братствах, школах, объединениях рабочих одной профессии и т.п., основанных на сходстве, которое может привести к реальной близос­ти [Там же. С. 330].

Американский социолог стремится доказать, что первичные группы независимы от макросоциальных структур (хотя временами подвержены их влиянию). Один из главных аргументов при этом состоит в том, что та­кие группы существуют в любом обществе, начиная от первобытного, примитивного и кончая современным, индустриальным. Некоторые из образцов первичных групп он рассматривает подробно, например, сель­ские общины в России и Германии, выделяя такие их особенности, как доминирование непосредственных родственных, дружеских или сосед­ских связей и отношений, единогласие при принятии решений, наличие


114 Часть I. Классический этап

прямой демократии. Осуществляя такой анализ, он противопоставляет эти первичные группы господству вторичных групп, характерных для крупных индустриальных городов, в которых происходит распад тесных социальных и межличностных связей, составляющих главную особен­ность первичных групп. Исследователи творчества Кули верно отмечают его близость в этом вопросе концепции немецкого социолога Ф. Тенниса (подробно будет рассмотрена в следующей главе), в которой проводится противопоставление общины и общества.

Что касается вторичных общественных групп, то к ним Кули относил институты, образующие социальную структуру общества и выражающие его организацию. Среди них он называл и характеризовал правительство, церковь, язык, образование, промышленные системы, собственность. Кули считал их институтами, так как они являются продуктом реализации по­стоянных потребностей человеческой природы. В них царят безличные, формализованные отношения, а индивид оказывается не более чем носите­лем определенных функций. Вторичные группы по своим размерам могут значительно превышать первичные, но отличают их не только количест­венные параметры. Они создаются людьми сознательно в строго опреде­ленных «деловых» целях, эмоциональные отношения и взаимодействия между их членами уходят на задний план. В этом смысле вторичные груп­пы противостоят первичным.

Несмотря на терминологические попытки выходить на уровень соци­ального, по существу, социальное взаимодействие у Кули выступает как межличностное общение. Ограниченность подхода американского социо­лога к проблеме социального взаимодействия проявляется в том, что он ис­ключает из этого общения его предметно-материальную начинку — прежде всего труд и отношение к макросоциальной системе, т.е. к обществу.

Между тем, любая первичная группа есть часть общества, однако по--следнее выступает не только как совокупность первичных и вторичных групп. Для ученого взаимоотношения индивидов по принципу «лицом к лицу» оказываются более значимыми, чем производственные отношения. Даже последователь Кули Дж.Г. Мид, высоко ценивший его теорию, от­мечал неправомерность сведения социального взаимодействия индиви­дов к обмену их мнениями друг о друге.

Несмотря на ряд ограничений и недостатков социологической концеп­ции Кули, связанных прежде всего с абсолютизацией субъективно-лично­стных аспектов социальных процессов и игнорированием материальной, производственной, трудовой сферы отношений и взаимодействий между людьми, значение его идей не следует принижать. Они сыграли большую роль в появлении одной из первых парадигм социологии — символическо­го интеракционизма, дали толчок развитию социальной психологии, сти­мулировали возникновение Чикагской социологической школы (о ее воз­никновении и начальном этапе развития далее будет рассказано).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.158 сек.)