АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Плывем в сторону

Читайте также:
  1. В. Воздействие на противостоящую сторону
  2. Виола лишь снова переглянулась с Нейтаном и отвернулась в сторону женщины, которая рассказывала о правилах на балу.
  3. Вовремя отойдите в сторону
  4. Глава 2. Переключение взгляда в сторону любви.
  5. Глава 3. По ту сторону.
  6. Если твоя жена не ладит с твоей матерью, становись на сторону жены или разводись.
  7. З-н Н. : если на т. действ. сила, то тело движется с ускорением, прямо пропорц. действ. силе, обратно пропорц. массе тела и направл. в сторону действ. силы
  8. Заговор генерала Корнилова против революции. Разгром заговора. Переход Советов в Петрограде и Москве на сторону большевиков.
  9. Изменить характеристики человека-оператора в сторону их улучшения можно путем обучения и тренировок.
  10. Куда идти среднему крестьянину? на сторону собственников и богатых или на сторону рабочих и неимущих?
  11. Лицензирование( см тетрадь1 тему и обратную сторону)
  12. Переход партий II Интернационала на сторону своих империалистических правительств. Распадение II Интернационала на отдельные социал-шовинистические партии.

В этом месте русло наших рассуждений имеет ответвление. Очень соблазнительно посмотреть, что находится за изгибом, обозначенным словами: выбор пути... произошел... гораздо раньше и не так... . Без наличия лоции не рекомендуется отправляться в путешествие по незнакомым фарватерам. Но мы не будем углубляться далеко, только чуть-чуть посмотрим, что там впереди: мощное течение или уютное болотце со всеми его неотъемлемыми атрибутами. Однако поворот в сторону - это не только любопытство. Теперь во всей своей необходимости замаячила новая цель: найти как можно больше подтверждений (а, может быть, опровержений?) справедливости предложенных моделей. Поэтому мы вновь готовы совершить путешествие в эволюционные дебри. У нас есть только один компас - тьюрингова модель. Выберем с помощью этого компаса ряд навигационных принципов, или постулатов, которые пригодятся в дальнейшем. Некоторые из них известны или очевидны, другие будут иметь гипотетический характер.

Постулат первый. Любая, произвольным образом составленная таблица, если ее рассматривать как таблицу машины Тьюринга, задает некий процесс переработки информации.

Постулат второй. Не всякая, произвольным образом составленная таблица задает алгоритм, т.е. определенное целенаправленное действие. Таким образом, очевидно, что мощность множества целенаправленных таблиц (назовем так) меньше мощности множества, отмеченного в первом постулате. (Для не математиков поясним, что мощность множества означает количество элементов, в нем содержащихся; это справедливо для множеств с конечным числом элементов. Если же рассматривается бесконечное множество, то мощность характеризует порядок роста этой бесконечности).

Постулат третий. Не всякая машина Тьюринга, образованная из целенаправленных таблиц, самоприменима. Иными словами, мощность множества самоприменимых машин меньше мощности множества машин, выделенных вторым постулатом.

Это, так сказать, очевидные положения, которые к тому же подтверждены экспериментально. Так М.Минский в своей работе Общение с внеземным разумом [47] описывает машинный эксперимент над несколькими тысячами тьюринговых машин, который позволил выделить четыре основных типа. Во-первых, машины, вычислительный процесс в которых прекращался, не приводя к результатам. Во-вторых, машины, стирающие на ленте всю информацию и ничего больше не делающие. В-третьих, зацикливающиеся, т.е. бесконечно повторяющие одну и ту же последовательность действий машины. И, наконец, в-четвертых, очень малое количество машин, которые приводили к каким-то интересным результатам. Конечно, число типов может быть больше; приведенные четыре - получены среди нескольких тысяч наиболее простых машин.



Постулат четвертый. Чем проще модель, тем уже зона ее самоприменимости. При определенном усложнении модели зона ее самоприменимости может расширяться. Очевидно, что под зоной самоприменимости понимается некий диапазон изменений таблицы, в котором модификация алгоритма функционирования модели (опять-таки в определенных пределах) не лишает модель свойства самоприменимости.

Постулат пятый. Универсальная модель, так же как и специализированная, может быть самоприменима и несамоприменима. Универсальная самоприменимая модель, работающая на принципе интерпретации в определенной фиксированной системе кодирования информации, единственна. Можно ослабить это предположение и считать, что число таких машин конечно.

Постулат шестой. Мощность множества самоприменимых универсальных машин существенно меньше мощности множества специализированных самоприменимых моделей.

Постулат седьмой. Если считать действие движущих факторов эволюции случайным потоком, то с понятием мощности множества можно связать понятие вероятности появления той или иной модели.

Следует особо оговорить принципы контролируемости модели, ибо ни одна сложная система не может обойтись без контроля своей работоспособности. Нужно иметь в виду, что нашей модели, поскольку она является природным образованьем, принципиально доступны, особенно на стадиях ее ранней эволюции, только методы внутреннего контроля (самоконтроля). В данном случае можно указать на две его формы - пассивную и активную. Пассивная форма фактически соответствует созданию таких условий, при которых необходимость контроля вообще отпадает, - условий, при которых система жестко консервирует себя (ригидность). Еще одна форма пассивного (почти пассивного) контроля - резервирование вышедших из строя элементов. Однако так как резервирующие элементы ригидны, то такой контроль не вносит в наши рассуждения ничего принципиально нового. Активный контроль - это самоприменимость, при которой или допускается определенная пластичность модели (самоприменимые специализированные модели) или устанавливается сверхригидность модели (самоприменимые универсальные модели).

‡агрузка...

Резюмируя сказанное, сформулируем наш восьмой постулат. Ригидность и самоприменимость - две формы контроля модели. Каждая из них, обеспечивая большую устойчивость модели, одновременно консервирует ее.

Проанализируем поведение различных типов моделей при изменении внешней среды их обитания. При этом следует принять в расчет, что внешние изменения могут проявлять себя, по крайней мере, двумя способами. Во-первых, это могут быть малые изменения входных воздействий, к которым модель приспосабливается, и, во-вторых, большие воздействия, на которые модель реагирует необратимыми органическими изменениями своей структуры.

Несамоприменимая (ригидная) специализированная модель. Изменения входного алфавита или появления нестандартных комбинаций входных символов такой моделью не обнаруживаются, однако ее поведение становится неадекватным изменившимся условиям внешней среды. Модель попадает в зону риска, где более отчетливо проявляют себя факторы естественного отбора. Следует иметь в виду, что изменения условий обитания действуют не на отдельные особи модели, а на всю популяцию . Поэтому в результате мутагенеза определенного числа популяций происходит либо адаптация, либо исчезновение. Если адаптация осуществилась, то мы имеем фактически новую специализированную модель. Если внешние воздействия вносят в модель какие-то структурные изменения, то они касаются не всей популяции , а отдельных особей , однако окончательный итог, по-видимому, тот же, что и в предыдущем случае.

Самоприменимая (пластичная) специализированная модель. Такая модель обнаруживает изменения внешних воздействий, и поэтому ее дальнейшую судьбу будут определять не только факторы естественного отбора, но и ее собственная активность. Совместное действие указанных факторов либо вообще не меняет модели, либо приводит к ее незначительной трансформации. Интенсивные внешние воздействия, изменяя структуру модели (вновь - не у всей популяции , а только у отдельных ее особей ), могут привести к двум ситуациям: либо измененная модель остается самоприменимой (что менее вероятно), и мы приходим к исходной ситуации, либо модель лишается свойства самоприменимости (более вероятный случай), что приводит к появлению неустойчивого типа. Следует иметь в виду, что в хорошо сконструированной системе, если ей суждено выйти из строя при воздействии каких-то непредвиденных ситуаций, сначала отказывают службы контроля. Данное высказывание можно отнести и к самоприменимой тьюринговой модели: как только внешние воздействия выходят за некоторый, допустимый для данной модели, диапазон, она, меняя себя, перестает быть самоприменимой. Далее, пластичность становится источником появления новых специализаций. Резюмируя, можно предположить, что серьезные изменения внешней среды (тем не менее, назовем это микро взрывом ) взрывают самоприменимую пластичную специализированную модель, порождая определенное множество специализированных осколков (ветвей). В результате этого возникают близкие популяции , большинство из которых гибнет; успевшие обзавестись самоприменимостью, сохраняются как обновленные специализированные популяции.

Оценим теперь ситуацию с универсальными моделями, которые по определению являются ригидными, начав анализ с универсальной несамоприменимой. Такая модель нечувствительна к изменению внешних воздействий, так как она сможет достаточно быстро выработать новый алгоритм обработки этих изменений с соответствующей сохранению популяции реакцией. Изменения модели (на ее ленте), происходят, но не затрагивают основное ее свойство - универсальность. Теперь остановимся на органических изменениях в модели, причем придется отдельно оговорить таковые как на ленте, так и в структуре таблицы. Информация, записанная на ленте универсальной модели, вообще характеризуется подвижностью, поэтому ее искажения подлежат достаточно быстрому восстановлению или изменению в нужном направлении. Изменения структуры таблицы более опасны: если они не приводят к потере универсальности, то несамоприменимая модель их не обнаруживает, но запас ее устойчивости, естественно, уменьшается.

Наиболее интересным является случай, когда универсальная модель теряет свое главное свойство, т.е. универсальность, и по необходимости становится специализированной (трудно сказать - какой, самоприменимой или нет). Это уже не медленный переход от одной специализации к другой, это скачок. Вновь возникает множество специализированных моделей. Назовем это большим взрывом . Среди осколков (ветвей) бывшей универсальной модели могут сохраниться и несамоприменимые универсальные. Для детального описания этого скачка необходимо знание структуры конкретной универсальной модели, что нам пока не доступно. Поэтому придется ограничиться только констатацией наличия скачка при переходе от универсальности к специализации, что, несомненно, важно.

И, наконец, универсальная самоприменимая модель. Как это ни парадоксально (в свете наших же предположений), но такая модель по отношению к эволюционным факторам действует подобно несамоприменимой. Ее структурные свойства (напоминаем - структурные свойства модели, а не моделируемого объекта) практически не коррелируются с внешними воздействиями: лишь бы они не нарушали эти свойства. Все компенсационные реакции, если они необходимы, реализуются на ленте. Конечно, наличие самоприменимости должно вносить и наверняка вносит качественные изменения в описываемые явления, но так как процесс самоприменимости не формализуем, мы не можем его учесть с помощью нашей модели. Здесь нужны иные подходы, но нам для дальнейшего вполне достаточно полученных выводов.

Теперь следует остановиться на очень важном и еще более трудном вопросе: каким образом возникает универсальная модель? Можно просто предположить, что вслед за общепринятой ригидной моделью (мозг первого типа), специализациям которой несть числа, появилась тоже ригидная по структуре, но зато очень пластичная по операциям на ленте, а стало быть, универсальная модель. Иными словами, преемственность перехода как бы обеспечивается сохранением свойств ригидности. Почему это произошло? Действительно, специализация - это один из принципов эволюции. А Гексли писал: Специализация... это повышение эффективности приспособления к определенному образу жизни... Органическая эволюция сводится главным образом к развитию специализации (цит. по [48,с.331]). Если принцип специализации универсален, откуда же взялась универсальная модель? Можно, конечно, отшутиться, заявив, что универсальная модель - это модель, специализированная на универсальности. Если же считать возникновение универсальности случайным фактором, нужно признать вероятность такого возникновения ничтожно малой.

Построение универсальной модели на путях ее сознательного конструирования - факт весьма распространенный. Человеку свойственно моделировать и строить универсальное: универсальная ЭВМ, универсальная машина Тьюринга, универсальный кухонный комбайн, университетское образование, - список можно продолжат долго. Но как могла возникнуть универсальная модель на путях действия слепых сил? Существует, правда, мнение, что движение к сознанию - это тоже действие одного из принципов эволюции. Так, например, Тейяр пишет: ... в сердцевине жизни, как объяснение ее поступательного движения (находится. - Б.П.) пружина подъема сознания [46,с.124]. Правда, несколькими строками ниже следует иной поворот мысли: Импульс мира, выражающийся в росте сознания, может иметь своим последним источником лишь какой-то внутренний принцип движения, только в нем он находит объяснение своего необратимого устремления ко все более высоким формам психического... Быть может, когда-нибудь мы это лучше поймем [46,с.124,125]. Действительно, нам пока неизвестны какие-то скрытые принципы эволюции.

Что может служить переходным мостиком между специализированной и универсальной моделями? Конечно же, какие-то принципы, существующие в природе или, может быть, в модели. Относительно внешних природных принципов мы не можем судить сколько-нибудь определенно, поэтому попытаемся обратиться к принципам, которые могут существовать в модели.

Нам думается, что убедительно предположение о переходе к универсальной модели от специализированной через пластичность последней. Пластичная - это значит более гибкая и, следовательно, более приспособленная к внешней среде модель. Можно предположить, что пластичность обеспечивается функциональной и структурной избыточности модели. Таким образом, специализированную пластичную тьюрингову модель можно представить или как таблицу, имеющую избыточное число клеток, или как некоторое множество неизменных таблиц, работающих с одной лентой: в зависимости от значений входных воздействий в работу включается та или иная таблица. Из пластичности (изменчивости) структуры управляющего устройства однозначно вытекает требование контролируемости этой изменчивости, которое может быть удовлетворено с помощью процесса самоприменимости. Самоприменимость, как мы видели, есть передача информации из устройства управления на ленту, для чего необходимо специальное перекодирующее устройство.

Что же переносит перекодировщик из устройства управления на ленту? Вот именно - алгоритм функционирования специализированного управляющего устройства. Но на ленте универсальной машины Тьюринга, которую нам нужно создать, как раз и записываются алгоритмы работы интерпретируемых специализированных моделей. Иными словами, лента самоприменимой пластичной специализированной модели по своей разбивки на зоны имеет черты сходства с лентой универсальной (правда, несамоприменимой) модели. Для того чтобы модель превратилась в универсальную, дело за малым: необходим механизм интерпретации данных как алгоритмов.

Интерпретация команд как чисел (слов), подлежащих обработке, и, наоборот, чисел (слов) как команд - прием, хорошо известный в теории и практике программирования (об этом мы упоминали ранее). На заре возникновения вычислительной техники, в отсутствие языков программирования высокого уровня, профессиональные программисты частенько пользовались эти приемом. Программы, выходившие из-под их пера, были компактны и... непонятны. Они выдавали правильный результат, но, как это они делали, большинство не понимало. Нужно было приблизиться к уровню и стилю работы таких программистов, чтобы понять тонкости и хитрости подобного подхода.

Сейчас такой стиль программирования считается признаком дурного тона . Однако то, что отвергнуто в среде специалистов, вполне могло стать непременным атрибутом живых информационных систем. Скажем, модель проигрывает какую-то ситуацию, имевшую место ранее, для того, чтобы выдать прогноз поведения на будущее. Это типичный случай интерпретации зафиксированных ранее данных как последовательности команд (алгоритм поведения). Или - самоприменимость модели (рефлексия): алгоритм работы (т.е. последовательность команд) поступает на вход как данные, подлежащие обработке. Таким образом, самоприменимые пластичные модели уже могут иметь механизм подобной двоякой интерпретации данных, записанных на ленте; при этом следует помнить, что способность интерпретировать данные как команды - это признак механизма универсальности, но, как он возникает, пока неясно. Малое остается пока непреодолимой пропастью. В модели есть механизм перестройки от специализации к универсальности, но нет пока программы его работы.

Отвергая идею направленного скачка, предлагаем обратить внимание на следующее обстоятельство. Искомая нами универсальная структура работает на принципе интерпретации, т.е. подражания. Но именно этот принцип заложен в механизме размножения. Здесь вновь уместно обратиться к автомату фон Неймана.

В основе модели размножения по Нейману лежит некий автомат, способный конструировать другой автомат по его описанию. [41]. Важно подчеркнуть, что автомат-конструктор имеет фиксированную структуру, и его работа основана на том же принципе, что и работа универсальной машины Тьюринга, т.е. на принципе интерпретации. Только работает он не с информацией, а с материальными элементами, из которых он строит другой автомат. Таким образом, мы видим, что ответ на поставленный выше вопрос - откуда взялась программа перестройки специализированной тьюринговой модели мозга в универсальную - следует искать в модели механизма размножения живой материи. Каким образом принципы, лежащие в основе работы этого механизма, были перенесены из сферы размножения в сферу организации обработки информации мозгом, мы, естественно, не знаем. Ясно одно: принцип интерпретации как основа работы механизма размножения зародился гораздо раньше, чем возник самый примитивный ригидный мозг, и поэтому сам факт переноса этого принципа на работу одного из типов мозга не должен казаться неестественным. Другой вопрос, как мог появиться интерпретирующий механизм?

Известно, что гены - образования, состоящие из нескольких миллионов атомов, - способны воспроизводить себя и передавать свои свойства по наследству, т.е. даже они обладают интерпретирующим механизмом. Как он возник, пока неизвестно. Существует только общая концепция, согласно которой в основе его возникновения может лежать абиогенный синтез - цепочка избирательных химических реакций, которые в определенных условиях могли привести к возникновению механизма интерпретации. Академик Р. З. Сагдеев по этому поводу как-то сказал, наполовину серьезно, наполовину, видимо, в шутку: ... рано или поздно придется искать механизм абиогенного синтеза или обратиться, как предлагает религия, за сверхъестественным объяснением [49,с.3].

Как было отмечено ранее (гл.4), применительно к нашему контексту интерпретация означает подражание. Интересную, на наш взгляд, мысль по поводу подражания высказал П. С. Гуревич: ... можно, я думаю, назвать изначальное свойство человека, из которого выросли все остальные... Это свойство... способность человека к подражанию [50, с.203]. Таким образом, мы еще раз убеждаемся, что использование понятия интерпретации для объяснения многих сторон проявления человеческой сущности вовсе не лишено основания.

Является ли принцип интерпретации имманентным живой природе свойством или он вторичен? Вопрос слишком сложен, чтобы дать на него однозначный ответ. Автор, вообще, заметил, что многие обсуждаемые на страницах этой книги темы являются обильным источником все новых и новых проблем и вопросов. С одной стороны, обсуждаемые темы настолько глубоки, что нет ничего странного в появлении из этих глубин нового и неожиданного. С другой стороны, возникающие вопросы лежат, опять-таки, неожиданно, на таком значительном удалении друг от друга, что охватить их одним взглядом просто невозможно. Это обстоятельство не позволило автору рассмотреть все аспекты проблемы на одном уровне профессионализма; данное замечание мы просим критически настроенного читателя принять во внимание.

Так вот, о принципе интерпретации. Как уже было сказано, мы уверены, что он - основа, как процесса размножения, так и процесса построения человеческого сознания. Известно, что в основе процесса размножения лежит деление клетки. Зачем клетка делится? По этому поводу уже написано много книг, и будет написана еще не одна. Приведем интересную мысль, принадлежащую Тейяру: Само по себе деление клетки, видимо, вызывается просто необходимостью для живой частицы избавиться от своей молекулярной неустойчивости и от структурных трудностей, связанных с продолжением своего возрастания. Поэтому самовоспроизведение вначале оказывается простым способом, изобретенным природой для обеспечения постоянства, неустойчивого в случае крупных молекулярных соединений [46, с.91].

Если признать истинность этой мысли, то деление (а значит, и размножение) - это не первичное свойство живой материи, а снова (?!) лишь побочный феномен, как и сознание. Стало быть, интерпретация - вторичный продукт. А что же первично? Первично в этом смысле, нам думается, отражение - действительно имманентное свойство материи. Что должна сделать клетка, чтобы разделиться? (Мы ставим этот вопрос не в биологическом или физическом, а в философском смысле). Она, во-первых, должна рефлектировать, т.е. отразить себя в себе самой, узнать себя, создать свой образ и, во-вторых, отразить этот свой образ как новую живую субстанцию.

До сих пор, говоря о тьюринговой универсальной модели, мы все время сопоставляли ее с мозгом человека. Теперь попробуем задать вопрос: можно ли в природе наблюдать еще какой-нибудь организм, которому по его структурно-функциональным свойствам также можно было бы поставить в соответствие универсальную модель? Мы думаем, что такой организм есть - это живая клетка. Доказательство универсальности ее модели почти очевидно. Действительно, процесс размножения, в основе которого лежит карикиоз (деление) клеток, моделируется интерпретирующим автоматом фон Неймана, последний, в свою очередь, является аналогом универсальной машины Тьюринга. Таким образом, справедливо утверждение: наличие принципа интерпретации является достаточным условием для появления свойства универсальности.

Особенность клетки не как модели, а как живого организма состоит в том, что она перерабатывает не информацию, а вещество, осуществляя синтез живого из неживых молекул. Чтобы пройти путь от атомных и молекулярных кирпичиков к кирпичикам клеточным, природе потребовалось перейти от размеров строительных элементов порядка 10-8 см к размерам порядка 10-2 см (в среднем), т.е. линейные размеры строительных блоков увеличились на шесть порядков. Приблизительно в таком же отношении находятся линейные размеры тела млекопитающего и клеток, из которых оно состоит. Эволюционный путь от простейшей клетки до человека длился около 1 млрд. лет. Путь от мертвой материи к живой клетке длился ничуть не меньше (если не больше). О нем мало, что известно из-за отсутствия следов, точнее - из-за их малочисленности. Природа, создавая существующие формы живого, прошла два этих пути, скорее похожих на два витка раскручивающейся спирали: разный строительный материал, разная архитектура, но... одинаковая модель.

Если сопоставить путь от молекулы к клетке с эволюционной лестницей, ведущей от клетки к человеку, то предполагаемый скачок от мертвой материи к живой тоже скорее напоминает идущую вверх лестницу, на которой соседние ступеньки разделены не ощущаемым подошвой уступчиком. Ископаемая история Земли не оставила и не могла оставить каких-либо следов существования первого марша лестницы. Но зато мы располагаем следами и остатками следующего, второго марша, а также его чертежами : от простейшей специализированной машины Тьюринга, образованной одноклеточной таблицей (вспомним квант переработки информации), до универсальной самоприменимой модели, сопоставимой с функциями мозга человека. При подобной фокусировке ретроспективного взгляда в глубины времени возникновение первой жизни это не разовый скачок из мертвого царства - это медленный, трудный и малозаметный ступенчатый подъем от преджизни к жизни - подъем, не отвергаемый современной эволюционной теорией.

Вернемся, однако, к клетке. Если мы сопоставляем с ней универсальную тьюрингову модель (точнее, автомат фон Неймана, работающий не с информацией, а с веществом), то, естественно, возникает вопрос о самоприменимости подобной модели. Внутренняя завершенность структуры клетки, ее специфическая индивидуальность , наконец, ее способность в определенных условиях делиться - все это приводит к мысли, сто такая модель должна быть самоприменимой. Следовательно, клетка изнутри может иметь... субъективное начало. Такой вывод не должен обескураживать, он способен в худшем случае лишь озадачивать.

Это субъективность, так сказать, не идеального, а материального толка, ибо клетка перерабатывает не информацию, а материю. Какого рода сознанием обладает клетка, какова ее воля - представить трудно. Нам думается, что рефлективность клетки (самоприменимость ее модели), ее субъективное начало как раз и проявляется во внутренней способности клетки к делению. Эта способность в зависимости от внешних по отношению к клетке условий может проявляться (клетка делится) или не проявляться (деления нет). Данное предположение (возможны, конечно, и другие) показывает, что психика клетки не есть элементарный кирпичик психики человека. Поэтому, как бы соглашаясь с предположением Тейяра, что психическое изначально присуще материи - внутренняя сторона материи [46,с.53], мы склонны считать это психическое атрибутом не материи, а системной организации, т.е. особой организации, присущей не только человеку. А отсюда следует, что более высокий уровень сознания, свойственный человеку, не есть сумма (или какая-то более сложная функция) элементарных квантов сознания , присущих клетке.

Теперь мы, пожалуй, готовы изобразить все основные этапы эволюции тьюринговой модели, начиная от простейшей одноклеточной таблицы , до универсальной самоприменимой. Естественно, в зависимости от исходного строительного материала должны получаться различные архитектурные ансамбли, но мы ограничимся рассмотрением только их моделей.

Первые простейшие модели были, естественно, специализированными. Подавляющее большинство из них смело может быть отнесено к типу ничего не делающих , все стирающих , зацикленных (см. сформулированные ранее постулаты). Совсем небольшое число из них реализовали какой-то алгоритм, но и тот мог быть неадекватным внешним условиям. И лишь единичные экземпляры попадали, как говорится, в десятку , они противостояли среде; все остальное погибало и распадалось, чтобы сделать новую попытку.

Через некоторое, достаточно продолжительное, время образовалось какое-то конечное число популяций еще достаточно простых специализированных моделей, и пока действовали условия спонтанной генерации первичных моделей, это число возрастало. После изменения этих условий (а это условия внешней среды) начинается следующий этап эволюции. Характеризуется он тем, что модели перестают возникать из ничего : каждая новая - результат трансформации части популяции старой. Если внешние условия спокойны, то процесс трансформации идет медленно, ветви эволюционного дерева редки. На этом спокойном этапе процесс возникновения свойства пластичности, а вслед за ней - самоприменимости в специализированных моделях протекает вяло.

При активизации среды или при возникновении каких-то других стимулирующих факторов (например, когда выходная информация одних моделей становится входной для других) процесс возрастания количества самоприменимых моделей может ускоряться. Ясно одно: на ранних этапах это количество еще невелико. Остальные модели или ригидны, или, будучи пластичными, но несамоприменимыми, неустойчивы. Накопление признаков универсальности - это наиболее слабое место наших построений, но тезис о том, что это накопление должно происходить у пластичных самоприменимых, менее спорен, чем другие возможные предположения. Следовательно, будем считать, что пластичная самоприменимая модель является потенциально универсальной несамоприменимой моделью.

Каково количество потенциально универсальных моделей? Согласно одному из выдвинутых ранее постулатов оно не должно быть большим. Возможно, в будущем его удастся вычислить, если определить ряд количественных факторов: частоту и интенсивность внешних воздействий, порог чувствительности модели, некоторые вероятностные характеристики и т.д. Иными словами, пользуясь ранее выдвинутыми постулатами, а также параметрами взаимодействия модели и среды, можно качественную картину превратить в количественную.

Все идет медленно и спокойно до тех пор, пока не происходит резкий скачок внешних условий. Ригидные модели во множестве погибают или, трансформируясь, резко сужают зоны своего обитания. Самоприменимые тоже частично погибают, частично трансформируются: во всяком случае, число ригидных и самоприменимых моделей несколько выравнивается, потенциально универсальных, поставщиком которых являются самоприменимые пластичные, становится еще меньше, а их продвинутость к универсализму - больше. Процесс идет эволюционно, т.е. без скачков (те, которые все же случаются, мы ранее назвали микро взрывами ). Таким образом, в эпоху существования специализированных моделей резкие внешние изменения, обрекая на гибель многие популяции , не вызывают адекватного по силе ветвления дерева эволюции.

Многое меняется после появления первой универсальной модели (одновременно могло появиться несколько таких моделей). Собственно, появление универсальной модели (еще несамоприменимой) остается незаметным, и события приобретают революционный характер только тогда, когда одновременно имеют место два фактора: наличие универсальной не самоприменимой модели и резкое изменение внешних условий. Какие-то популяции универсальной модели, теряя свою универсальность, взрываются , выбрасывая множество новых специализированных осколков (ветвей), при этом количество не взорванных универсальных моделей или сохранившихся после взрыва универсальных осколков (ветвей) становится еще меньше. Не будет ничего странного, если после нескольких таких катастроф останется только одна универсальная модель, и то факт ее дальнейшего выживания следует поставить в прямую зависимость от появления у нее самоприменимости. А что же осколки ? Большинство из них гибнет, оставшиеся образуют новые специализированные, законсервированные самоприменимостью, ветви.

Сформулируем еще один, девятый по счету, гипотетический постулат. Несамоприменимые модели постоянно являются источником появления новых специализаций: несамоприменимая пластичная специализированная модель дает ветвление малой, а универсальная - большой интенсивности. И далее, в этом же постулате: аккумулятором накопления признаков и механизмов универсальности являются самоприменимые пластичные специализированные модели.

Зададим провокационный вопрос: а как быть с ригидными самоприменимыми специализированными моделями? С одной стороны, такая модель, если она реально существует, как бы защищена двойным контролем и, следовательно, особо устойчива, а с другой - из-за наличия самоприменимости должна обладать элементами сознания, как это определено раньше. Читатель догадался уже, что автор подвел его к мысли о наличии такой модели, по крайней мере, у некоторых современных насекомых. Однако развивать эту мысль дальше мы не имеем возможности.

И краткий последний эпизод. После того, как сохранившаяся универсальная ветвь обзаведется самоприменимостью, универсальная модель также консервирует себя: дерево эволюции модели, выросшее на почве образующих его элементов, прекращает свой рост. Новое сможет вырасти уже на другой почве, в других условиях.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.014 сек.)