АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Января, 3 часа дня, Москва

Читайте также:
  1. Аналитик. Москва, Россия
  2. В ООО ТОРГОВЫЙ ДОМ «МОСКВА»
  3. Вен. Ерофеев, Москва — Петушки
  4. Внутренний конфликт в идеологии. «Москва — III Рим»
  5. Воеводина Н. А. Социология и психология управления: Учебное пособие.- 2-е изд., стер. - Москва: Омега-Л, 2011.
  6. Дизайнер. Москва,Россия
  7. Духовное развитие. Москва-Третий Рим
  8. Идеологему «Москва – Третий Рим» впервые обосновалФилофей
  9. Инженер. Москва, Россия
  10. Китайцы заинтересовались поставками поездов для магистрали Москва–Казань
  11. М. К. АКИМОВА, зав. лабораторией диагностики и коррекции психического развития ПИ РАО, доктор психол. наук, Москва
  12. Место расположения: Москва

 

– Ты или идиот, или прикидываешься! – сказал Каракоз, едва из приемной Генерального мы вышли в общий коридор. – Ты что?! Не знаешь, что нас могут прослушивать?!

Я психанул. Конечно, я знаю, что кабинет Генерального может прослушиваться спецслужбой КГБ. А тут – если Брежнев поручил нам такое дело, они наверняка уже включились. И кабинет Генерального, и кабинет Каракоза, и мой домашний, и рабочий телефоны у них уже, как мы говорим, «на кнопке». Не зря же именно в те минуты, когда я был у Генерального, ему позвонил Цинев. Напомнил! Но в такой обстановке как мне расследовать это дело? Я остановился посреди коридора и зло сказал Каракозу:

– Слушай, что происходит в Москве? Только не темни!

– Чудак! Я и не собирался, – Каракоз обнял меня за плечо и повел по коридору к лифту, оглядываясь, не слышит ли нас кто-нибудь. – Просто зачем трепаться там, где могут быть уши? Теперь я могу тебе сказать. Две недели назад в Москве началась операция «Каскад» – ты знаешь. С виду все нормально – борьба с коррупцией и левым бизнесом, которые подрывают основы социализма. Но есть нюанс. О подготовке этой операции не знали ни Мигун, ни Брежнев. Обрати внимание: операцию проводят ГУБХСС и Отдел внутренней разведки МВД. Когда такое было – чтобы без ведома Политбюро и без ведома Мигуна? А? Второе – в первые же дни операции они берут именно тех, от кого, как выяснилось, Мигун годами получал взятки, и передают эти материалы не Брежневу, а Суслову! Значит, не борьба с коррупцией вообще, а знали, кого берут и зачем. Готовились. А против кого? Ведь Мигун не просто Мигун, а близкий родственник Леонида Ильича. Ясно? Вот и Брежнев так думает. Все. Остальное ты прочтешь в деле…

– Подожди, что же мне, Суслова допрашивать?

– Суслова не допросишь, он в больнице с сердечным приступом. Лежит с 19-го и неизвестно, когда оклемается…

– Как?! Тоже с 19-го?

– А ты думал! Мигун застрелился после разговора с ним. Это ж не шутка! За это Брежнев тут же наорал на Суслова, и теперь оба лежат – один в больнице, другой на даче. Но 4 февраля заседание Политбюро по результатам операции «Каскад». Поэтому твой доклад по этому делу должен лежать на столе у генсека хотя бы за день до заседания. Пока! – закруглил Каракоз, выходя вмеcте со мной из лифта на пятом этаже.



Я понял, что больше ничего не выжму из Каракоза. Здесь, на пятом этаже, находится следственная часть нашей Прокуратуры – кабинеты прокуроров, следователей по особо важным делам, криминалистический кабинет и кабинет самого Каракоза, то есть слишком много посторонних ушей и глаз. Потому Каракоз и заторопился уйти. Но я удержал его:

– Последний вопрос. Откуда ты узнал про мою курортную девочку? Кто настучал?

– Не настучал, а протрепался просто из зависти. Твой друг – Коля Бакланов, – Каракоз кивнул в сторону кабинета моего приятеля и коллеги – «важняка» Бакланова. – Он сейчас работает с ГУБХСС. Как только кончил дело с икрой, сразу переключился на операцию «Каскад».

– Ну? А при чем тут я?

– А при том, что в Сочи у них целая бригада работает. Засекают людей с большими деньгами и ведут, раскручивают… Если хочешь узнать, сколько ты потратил там в кабаках на свою циркачку – зайди к Бакланову, он тебе скажет. Между прочим, старик, хорошая девочка? Подруги есть?

– А тебе своих мало?

– Мне всегда мало, ты знаешь, – сказал он не без гордости.

– Ладно, обойдешься. Пока, – я повернулся и пошел в свой, в конце коридора, кабинет.

По дороге я хотел зайти к Бакланову и всыпать ему за болтовню, но дверь его кабинета была закрыта – то ли в столовой стоит в очереди за рыбой, то ли где-то по делам шляется. Закрыты были и другие кабинеты. За их дверьми, в тишине и покое сейфов следователей по особо важным делам хранятся документы о десятках крупнейших ведомственных преступлений, каждое из которых могло бы стать сенсацией на Западе. Я поплелся в свой кабинет, все еще стараясь отвлечься от этой гэбэшной папки – дела Мигуна, которое было у меня в руках. Значит, Коля Бакланов – в операции «Каскад». Что ж, логично, если он в одиночку раскрутил махинации с черной икрой в министерстве рыбного хозяйства и отдал под суд двести человек, всю верхушку министерства вплоть до министра. Восемь лет они там втихаря отправляли за границу черную икру в консервных банках с этикеткой «Шпроты» и выручку – полновесную валюту – делили со своими западными компаньонами. Но тот же Баштанов, который разоблачил эту мафию и спас для государства, наверно, тонны черной икры на сотни миллионов золотых рублей, стоит, возможно, сейчас внизу, в столовой, в очереди за судаком и нататенией…

‡агрузка...

Я усмехнулся этой мысли и вошел в свой кабинет. Ничего не поделаешь, товарищ Шамраев, открывайте эту гэбэшную папочку и вникайте в дело. За то вам тут и зарплату платят и даже судаком иногда подкармливают по сети спецснабжения…

На титульном листе – красная эмблема КГБ: герб Советского Союза, а под ним – щит и меч. Дальше:

 

Совершенно секретно

ДЕЛО ПО ФАКТУ СМЕРТИ МИГУНА СЕРГЕЯ КУЗЬМИЧА

Начато: 19 января 1982 года

Количество документов – 9

Закончено: 21 января 1982 года

Листов в деле – 16

 

Документ первый:

 

ОТВЕТСТВЕННОМУ ДЕЖУРНОМУ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР

ТЕЛЕФОНОГРАММА-СПЕЦДОНЕСЕНИЕ

19 января 1982 года в 14 часов 37 минут мною, личным телохранителем генерала Мигуна С.К. майором госбезопасности Гавриленко А.П., в спецпомещении КГБ, расположенном по адресу: Москва, улица Качалова, дом № 36-А, квартира № 9, обнаружено тело первого заместителя Председателя КГБ СССР генерала армии Мигуна Сергея Кузьмича с признаками насильственной смерти – огнестрельным ранением в область правого виска.

Впредь до Вашего распоряжения место обнаружения тела тов. Мигуна мной охраняется.

Сообщение принял – 19.1.1982 г. в 14 часов 37 минут.

Доложил тов. Ю.В. Андропову ЛИЧНО – 19.1.1982 г. в 14 час.

37 мин.

Ответственный дежурный по Комитету Госбезопасности СССР генерал-майор госбезопасности Никитченко О.С.

Москва, 19 января 1982 года

 

Документ второй:

 

ПРОТОКОЛ

осмотра места происшествия и наружного осмотра трупа

гор. Москва 19 января 1982 года

Начальник Главного следственного, управления КГБ СССР генерал-лейтенант госбезопасности Курбанов Б.В., согласно распоряжению Председателя КГБ СССР генерала армии тов. Андропова Ю.В. и руководствуясь ст. 178 УПК РСФСР, выехал на место обнаружения трупа генерала армии Мигуна С.К. и произвел осмотр места происшествия.

Осмотр производился в присутствии понятых: Куравлева Семена Ивановича и Лемина Виктора Васильевича, с участием судмедэксперта Бюро судмедэкспертизы при Мосгорздравотделе – кандидата медицинских наук Живодуева А.П., эксперта-криминалиста Центральной криминалистической лаборатории КГБ СССР – кандидата юридических наук Семеновского П.И.

Осмотр начат в 15 часов 50 минут и закончен в 18 часов 03 минуты при электрическом освещении и температуре +22 °С.

При осмотре установлено:

Квартира № 9 в доме № 36-А по улице Качалова являлась постоянным явочным местом встреч генерала Мигуна С.К. с «источниками» – оперативными агентами КГБ. Трехкомнатная квартира находится на 3-м этаже 12-этажного дома и состоит из большой передней размером 18 кв. метров, коридора, справа от холла расположена гостиная 12x8 метров, слева – кухня размером 15 кв. метров, дальше по коридору – спальня и кабинет. В гостиной пианино марки «Заря», стереопроигрыватель, телевизор и большой стол в центре комнаты.

Справа и слева от стола – два вишневого цвета кожаных дивана, столик красного дерева, бар красного дерева. Два окна гостиной выходят во двор, окна занавешены шторами синего цвета, пол застелен персидским ковром ручной работы. Вдоль левой стены книжный стеллаж с русскими и иностранными книгами популярных писателей – Пушкин, Толстой, Диккенс, Драйзер, а также современные западные издания – книги «КГБ», «Большой террор», «Горький-парк», журналы «Лайф», «Тайм».

Мебель в спальне, кабинете и кухне – импортная, чехословацкой мебельной фабрики, полы покрыты персидскими коврами ручной работы. В кабинете – письменный стол, диван, сейф, кресло и три стула. В сейфе две пачки денег – 115.840 рублей и 91 тысяча американских долларов (купюры по 100 долларов каждая).

Труп Сергея Кузьмича Мигуна находится в гостиной в сидячем положении, в кресле за обеденным столом, головой к столу с наклоном вправо, в правой руке пистолет «ПМ», глаза полуоткрыты, лицо залито кровью. Труп на ощупь теплый. На уровне правого виска имеется входное пулевое ранение круглообразной формы. Вокруг входного отверстия узкий в 1-4 мм темно-коричневый ободок, поверхностные слои кожи содраны, эпидермис подсох. В сантиметре от левого виска имеется выходное отверстие, края его выворочены наружу, неровные, неправильные, рана размером 2x2,5 см.

Согласно заключению судмедэксперта, выстрел произведен на расстоянии 4-5 сантиметров от поверхности кожи. На это указывает отсутствие разрыва кожи газами и несгоревшими порошинками. Ствол пистолета скорей всего был поставлен отвесно по отношению к поверхности кожи, так как входное отверстие образует правильный круг.

Пистолет «ПМ», обнаруженный в правой руке Мигуна С.К., калибра 9,00 мм, номер 2445-С по реестру личного оружия генералов и офицеров высшего состава КГБ является личным оружием генерала Мигуна С.К.

На полу возле трупа обнаружена стреляная гильза от данного пистолета.

В центре стола, перед телом Мигуна С.К. обнаружена предсмертная записка со следующим текстом, написанным на служебном бланке ген. Мигуна:

«ПРОЩАЙТЕ! В СМЕРТИ МОЕЙ ПРОШУ НИКОГО НЕ ВИНИТЬ ВО ВСЕМ ВИНОВАТ САМ. МИГУН».

Здесь же, на столе, обнаружена золотая шариковая авторучка Мигуна фирмы «Паркер», которой написана предсмертная записка.

По данным медицинского осмотра трупа, смерть Мигуна С.К. наступила примерно за 1 час 30 минут до осмотра тела.

При осмотре места происшествия производилось опыление следов и другие криминалистические мероприятия.

С места происшествия изъяты и приобщены к протоколу осмотра места происшествия:

– пистолет «ПМ», магазин с 8-ю патронами, одна стреляная гильза 9 мм калибра, предсмертная записка, авторучка фирмы «Паркер».

Изготовлен и приобщен к протоколу осмотра схематический план.

Труп вмеcте с одеждой направлен в морг Первого медицинского института на Большой Пироговской улице до распоряжения руководства КГБ СССР.

Начальник Главного следственного управления КГБ СССР

генерал-лейтенант госбезопасности Б. Курбанов

Эксперты: Живодуев А.П., Семеновский П.И.

Понятые: Куравлев С.И., Лемин В.В.

 

Документ третий:

 

ВЫПИСКА ИЗ АКТА

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

трупа генерала армии тов. Мигуна С.К.

21 января 1982 года в гор. Москве, при ярком электрическом освещении ламп дневного света, в морге Первого Московского ордена Ленина медицинского института мною, главным судебно-медицинским экспертом погранвойск КГБ СССР, членом-корреспондентом Академии медицинских наук СССР, профессором, доктором медицинских наук, генерал-майором медицинской службы Тумановым Борисом Степановичем с участием медико-криминалистического эксперта, кандидата медицинских наук Живодуева А.П., в присутствии начальника Главного следственного управления КГБ СССР генерал-лейтенанта госбезопасности Курбанова Б.В. произведено вскрытие и судебно-медицинское исследование трупа первого заместителя Председателя КГБ СССР генерала армии Мигуна С.К.

В результате вскрытия и судебно-медицинского исследования трупа прихожу к следующему заключению:

Смерть Мигуна Сергея Кузьмича, 64-х лет, наступила 19 января 1982 года между двумя и тремя часами дня в результате огнестрельного повреждения, нанесенного в область правого виска пулей, выпущенной из пистолета системы «ПМ» 9-мм калибра, и произошла от разрушения мозгового вещества, жизненно важных центров и частей головного мозга.

Смерть наступила мгновенно.

Данные микроскопического и спектроскопического исследований входного и выходного отверстий, форма дефектов кожи, особенно почерневшие и закопченные лоскуты кожи вокруг входного отверстия, свидетельствуют о том, что выстрел был произведен почти в упор, с расстояния 4-5 сантиметров.

Направление выстрела, отсутствие на теле каких-либо других повреждений, кроме огнестрельной раны, отсутствие следов борьбы и самообороны, описанная в протоколе осмотра обстановка места происшествия и медико-криминалистические исследования дают основания полагать, что данное повреждение головы было нанесено собственной рукой, то есть смерть гр-на С.К. Мигуна наступила в результате самоубийства.

Подписи:

Б. Туманов

А. Живодуев

Б. Курбанов

Круглая печать.

 

Документ четвертый:

 

ОТВЕТСТВЕННОМУ ДЕЖУРНОМУ КГБ СССР

генерал-майору госбезопасности тов. Никитченко О.С.

от майора госбезопасности Гавриленко А.П.,

личного телохранителя генерала армии Мигуна С.К.

РАПОРТ

Докладываю о нижеследующем:

19-го января с. г. я и капитан госбезопасности Боровский М.Г. личный шофер генерала Мигуна С.К., в автомашине «Чайка» МОС 03-04, закрепленной за тов. Мигуном С.К., сопровождали генерала армии Мигуна С.К. в его поездке по служебным делам.

В 11 часов 53 минуты по приказу генерала Мигуна С.К. прибыли в ЦК КПСС, где я сопровождал тов. Мигуна до кабинета Секретаря ЦК КПСС тов. Суслова М.А. и ожидал его в приемной.

В 13 часов 47 минут тов. Мигун вышел из кабинета тов. Суслова и приказал шоферу капитану Боровскому следовать на улицу Качалова.

Прибыв к дому номер 36-А по улице Качалова, тов. Мигун С.К. в моем сопровождении последовал в дом.

Здесь тов. Мигун С.К. приказал мне ждать его в холле первого этажа. Поскольку инструкция правительства № 427 от 16 мая 1969 года предусматривает ситуации, когда присутствие телохранителей при личных контактах охраняемых лиц с нужными им людьми нежелательно, и учитывая, что квартира № 9 в доме 36-А по улице Качалова является явочной квартирой для встреч генерала Мигуна с его осведомителями и агентурой, я, как бывало и прежде, выполнил приказание тов. Мигуна и остался внизу, в холле дома 36-А.

За время моего пребывания там никакие люди в дом не входили и из дома не выходили.

Примерно через 20 минут шофер капитан Боровский М.Г. вошел с улицы и спросил, не знаю ли я, как долго задержится тов. Мигун С.К. и куда он поедет дальше. «Если он разрешит, – сказал капитан Боровский, – я бы сгонял на заправку к Тишинскому рынку, это две минуты!» Не желая беспокоить тов. Мигуна, мы подождали еще минут десять, после чего капитан Боровский из автомашины «Чайка» попросил радиотелефонистку спецслужбы КГБ соединить его по телефону с квартирой, где находился тов. Мигун С.К. Телефонистка сообщила, что телефон в квартире не отвечает. Обеспокоенный этим, но полагая, что тов. Мигун С.К. отдыхает, я поднялся лифтом к двери его квартиры № 9 и осторожно постучал в дверь условным стуком. Не дождавшись ответа, я позвонил в дверной звонок и снова не получил ответа. Действуя согласно инструкции № 427 пункт II «о чрезвычайных ситуациях», я весом своего тела вышиб дверь и увидел, что генерал Мигун С.К. находится мертвым в гостиной комнате, за столом, с пистолетом в правой руке и пулевым ранением в области правого виска, о чем я незамедлительно сообщил по телефону Вам, Ответственному дежурному КГБ СССР.

Посторонних лиц в квартире я не обнаружил, входная дверь была закрыта на замок, и у меня нет никаких оснований подозревать кого-либо в убийстве тов. Мигуна С.К. Лично я также никаких преступлений не совершал, а действовал согласно инструкции № 427 и приказаниям тов. Мигуна С.К.

Выполняя Ваше распоряжение, данное мне по телефону, я незамедлительно покинул квартиру, не прикасаясь к телу тов. Мигуна С.К. или другим предметам, и охранял квартиру до прибытия следственно-оперативной бригады КГБ во главе с генералом ГБ тов. Курбановым Б.В. о чем доношу.

Майор госбезопасности Гавриленко А.П.

Рапорт-объяснение отобрал

генерал-майор госбезопасности

Никитченко О.С.

19 января 1982 г., 16 часов 45 минут

 

Документ пятый:

 

ОТВЕТСТВЕННОМУ ДЕЖУРНОМУ КГБ СССР

генерал-майору госбезопасности

тов. Никитченко О.С.

от капитана госбезопасности

Боровского М.Г.,

личного водителя генерала ГБ Мигуна С.К.

РАПОРТ

Докладываю о нижеследующем:

18 января с. г. я и майор госбезопасности Гавриленко А.П., личный телохранитель тов. Мигуна С.К., сопровождали тов. Мигуна С.К. в его поездке по служебным делам.

Приблизительно в 13 часов 55 минут по приказанию тов. Мигуна С.К. я довез его в автомашине «Чайка» МОС 03-04, закрепленной за тов. Мигуном С.К., до дома № 36-А по улице Качалова, куда тов. Мигун С.К. ушел в сопровождении телохранителя майора Гавриленко.

После 20 минут ожидания я предположил, что тов. Мигун С.К. задерживается, и я, с его разрешения, могу подъехать на соседнюю, у Тишинского рынка, колонку, чтобы дозаправить бак.

Я сказал об этом майору Гавриленко А.П., который, как это часто бывало прежде, дежурил в вестибюле дома № 36-А. Майор Гавриленко А.П. посоветовал мне подождать еще несколько минут и, если тов. Мигун С.К. не появится, связаться с ним по радиотелефону, что я и сделал приблизительно в 14 часов 25 минут. Но телефон в квартире-явке тов. Мигуна не отвечал, о чем я незамедлительно сообщил майору Гавриленко А.П. Он тут же поднялся в квартиру № 9 и обнаружил там труп тов. Мигуна С.К., о чем я узнал позже, поскольку в квартиру сам не поднимался, а дежурил, согласно приказанию майора Гавриленко А.П., у подъезда, не допуская в дом посторонних до прибытия следственно-оперативной группы КГБ во главе с генералом госбезопасности Курбановым Б.В.

Ничего подозрительного за время моего пребывания у дома № 36-А по улице Качалова я не наблюдал, приказания генерала Мигуна С.К. не нарушал, о чем доношу.

Капитан госбезопасности Боровский М.Г.

Рапорт-объяснение отобрал

генерал-майор госбезопасности

Никитченко О.С.

19 января 1982 г., 16 часов 55 минут

 

Документ шестой: отрывной лист из личного блокнота Мигуна с грифом:

 

ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР ДЕПУТАТ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР ГЕНЕРАЛ АРМИИ С.К. МИГУН

 

Текст от руки, почерк разборчивый, с нажимом:

 

«ПРОЩАЙТЕ!

В СМЕРТИ МОЕЙ ПРОШУ НИКОГО НЕ ВИНИТЬ,

ВО ВСЕМ ВИНОВАТ САМ.

МИГУН».

 

Я посидел над этим документом. С характером мужик: по-военному коротко, четко и ясно. Размашистая внятная подпись. Почерк округлый и ровный – все-таки учителем был в молодости, почерк с годами не меняется. Я записал себе в блокнот: «Почему телохранитель не проводил его на 3-й этаж?» – и стал читать дальше.

Документ седьмой:

 

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА

заседания Коллегии Комитета Государственной Безопасности СССР

20 января 1982 года в 16 часов в г. Москве (пл. Дзержинского, 2) состоялось внеочередное заседание Коллегии КГБ СССР. Ввиду экстренности заседания члены Коллегии – Председатели КГБ союзных республик – в Москву не вызывались.

Присутствовали: Председатель Комитета тов. Андропов Ю.В., заместители Председателя Комитета тов. тов. Цинев Г.К., Пирожков В.П., Чебриков В.М., Панкратов Л.И., Матросов Ю.А. и другие ответственные работники КГБ СССР.

От ЦК присутствовал – Заведующий отделом административных органов тов. Савинкин Н.И.

Всего присутствовало 14 человек.

Председательствовал на Коллегии тов. Андропов Ю.В. Вел протокол – начальник канцелярии тов. Баранов Ю.Н.

Слушали: доклад тов. Андропова Ю.В. о чрезвычайной обстановке, возникшей ввиду гибели тов. Мигуна С.К.

Юрий Владимирович Андропов сообщил о том, что 19 января 1982 года на одной из явочных квартир выстрелом в висок покончил жизнь самоубийством тов. Мигун С.К. Причиной самоубийства генерала Мигуна послужило разоблачение его многолетних связей с незаконной деятельностью крупных расхитителей государственной собственности и другими хозяйственно-экономическими преступлениями, данные о которых получены в ходе проводимой ГУБХСС МВД СССР операции под кодовым названием «Каскад». Ввиду грозящего отстранения от должности и привлечения к партийной и судебной ответственности, тов. Мигун С.К. покончил с собой.

Тов. Андроповым Ю.В. предлагается план мероприятий, позволяющих сохранить спокойствие в центральном и периферийных аппаратах КГБ, вскрыть допущенные тов. Мигуном нарушения по службе административного характера, а также активизировать работу аппарата КГБ СССР с тем, чтобы в дальнейшем избежать тех отрицательных и порочных результатов в работе, которые были допущены в бытность тов. Мигуна С.К. первым заместителем Председателя КГБ СССР.

Выступили: Тов. тов. Савинкин, Цинев, Чебриков, Пирожков, Матросов, Черкасов.

Постановили:

1. Выступления в протокол не заносить.

2. Принять к сведению сообщение тов. Андропова Ю.В. о том, что самоубийство тов. Мигуна С.К. произошло в результате малодушия.

3. Принять к исполнению переданное тов. Савинкиным Н.И. указание правительства о нежелательности компрометации правительственных органов и руководства КГБ как внутри страны, так и за рубежом фактом самоубийства члена ЦК КПСС зам. Председателя КГБ СССР тов. Мигуна С.К.

В связи с этим:

а) строго засекретить факт самоубийства тов. Мигуна С.К.;

б) изготовить медицинское заключение о смерти тов. Мигуна С.К. в результате тяжелой болезни;

в) на основе этого медицинского заключения поручить ТАСС опубликовать некролог о смерти первого заместителя Председателя КГБ СССР тов. Мигуна С. К;

г) произвести косметическую обработку лица тов. Мигуна С.К. с тем, чтобы скрыть следы пулевого ранения;

д) выставить тело Мигуна С.К. на два часа 22 января 1982 года в клубе имени Дзержинского только для прощания с ним близких родственников и сотрудников покойного, не допуская в зал посторонних лиц и иностранных корреспондентов;

е) захоронить тело тов. Мигуна С.К. на Ваганьковском кладбище. Похороны произвести по второму разряду с отданием воинской чести.

4. Должностные функции первого заместителя Председателя КГБ СССР временно распределить между тов. тов. Циневым, Чебриковым и Пирожковым.

5. Принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели тов. Мигуна С.К. ввиду ясности случая.

Подписано: Председатель Коллегии Комитета Государственной Безопасности СССР

генерал армии Ю. Андропов

Секретарь Коллегии

генерал-майор Ю. Баранов

 

Дальше можно было не читать – липовое медицинское заключение о болезни (гипертонический криз, сердечная недостаточность и т.п.) и формальное «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду ясности случая». Ладно, подведем итоги. Как говорила моя еврейская бабушка: «Что имеем с гуся?»:

а) Мигун застрелился после визита к Суслову, но – только ли в результате этого визита? б) где те документы, которыми уличал его Суслов? в) почему телохранитель не проводил его до 3-го этажа? г) где пистолет Мигуна, авторучка, стреляная гильза, ключи от квартиры? Впрочем, то, что мне не прислали это все вмеcте с делом, к Мигуну отношения не имеет. Это мелкая месть Пирожкова или начальника следственного управления Курбанова – хотят, чтобы я все-таки сам, лично притащился к ним в КГБ. Значит, этот пункт отбросим. Остаются три вопроса. Прямо скажем, и этого предостаточно!

Я перелистал дело Мигуна с конца на начало. Отпечатанное Каракозом постановление следователя Шамраева о возбуждении уголовного дела по факту смерти Мигуна лежало передо мной – чистенькое, еще не подписанное ни мной, ни Генеральным прокурором. Ну что, товарищ Шамраев, подписываем? Впрягаемся в это дело?

Я достал сигарету, закурил и тут же сам поймал себя на этом жесте. Интересно! Прежде чем ставить свою подпись под этим, возможно, смертельным для меня документом, я закурил. А как же Мигун перед самоубийством? Ведь он курил, да и пил, я сам это видел неоднократно. Последний раз месяца три назад я видел его на партактиве в Колонном зале Дома союзов, точнее – в буфете: он сидел там с Юрием Брежневым и еще с кем-то за бутылкой коньяка и курил, я хорошо помню. Так неужели перед тем, как пустить себе пулю в висок, он не выкурил сигарету и не хлопнул хоть рюмку коньяку? Между тем в протоколе осмотра места происшествия нет ни слова о каком-нибудь окурке или коньяке.

Я взглянул на часы. Было около пяти, через несколько минут Курбанов и все Следственное управление КГБ разъедутся по домам, они там по-армейски сидят от звонка до звонка. В телефонном, с грифом «секретно, для служебного пользования», справочнике правительственных учреждений я нашел прямой телефон Главного следственного управления КГБ СССР и набрал номер.

– Лидия Павловна, добрый вечер, это Шамраев из Прокуратуры. Можно Бориса Васильевича?

– Минутку, – сказала секретарша Курбанова, а через несколько секунд в трубке прозвучал голос ее начальника:

– Курбанов слушает.

– Добрый вечер, это Шамраев. Нельзя ли мне сегодня получить приложение к делу генерала Мигуна – его пистолет, гильзу, ключи от квартиры на улице Качалова?

– Такая срочность? – усмехнулся его голос.

Я промолчал. Срочность или не срочность – это уже мое дело.

– Хорошо, если вам это нужно, заезжайте к нам, пакет будет ждать вас внизу, у дежурного. Только имейте в виду, что пистолет уже вычищен, без пороховой гари. Кто же знал, что будет повторное следствие?

– А как насчет его записных книжек? И я хотел бы допросить его сотрудников, в том числе телохранителя и шофера.

– Их показания есть в деле. Мы считаем, что этого вам достаточно. Вы должны понимать, что генерал Мигун и его окружение связаны не только с внутренними делами в стране. Специфика их работы…

– Мои вопросы не будут касаться специфики их работы.

– Не знаю… Допрашивать сотрудников Комитета вам может позволить только Юрий Владимирович Андропов, – сказал он голосом, завершающим разговор.

– Извините, Борис Васильевич, Прокуратура Союза, как вы знаете, не нуждается в чьих-то разрешениях, – разозлился я. – Все, что мне нужно, – это их адреса. И адреса понятых, которые были при осмотре места происшествия.

– Я не думаю, что без разрешения Юрия Владимировича они будут отвечать на ваши вопросы, – снова усмехнулся его голос. – Понятые – тоже наши работники. Как вы понимаете, в таком деле случайных людей быть не могло.

Во время этого разговора я, даже не видя его, чувствовал в его тоне эдакую высокомерность гэбэшного генерала к докучливой маленькой пешке – следователю какой-то там прокуратуры. Точно такой же тон был три часа назад у Пирожкова. Я спросил:

– Скажите, а вы-то можете ответить на мои вопросы без разрешения Андропова?

– На какие именно?

– Сергей Кузьмич курил?

– Что? Что? – спросил он удивленно.

– Я спрашиваю: генерал Мигун был курящий?

– Да. А что?

– Спасибо. Вы можете дать мне адрес его вдовы?

– На какой предмет? – насторожился он.

– Борис Васильевич, – сказал я примирительно. – Вы же понимаете, что я не могу вести следствие, даже не поговорив с его вдовой. Или для встречи со мной ей тоже нужно разрешение Андропова?

– Хорошо, – буркнул он. – Ее адрес будет в том же пакете с вещдоками[3], у дежурного…

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.222 сек.)