АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Января, понедельник, 7.45 утра

Читайте также:
  1. Сочи, 22 января, 6 часов 15 минут утра
  2. Суббота, 23 января, 10 утра
  3. Сумма страхового взноса, уплаченного Дуней 1 января, — 200 000 руб. Величина страховой премии по договору — 300 ООО руб.
  4. Января, 3 часа дня, Москва
  5. Января, воскресенье, 6 часов 17 минут утра
  6. Января, вторник, 9.00 утра

 

Врачи утверждают, что одно полушарие мозга у нас спит всегда, то есть, попросту говоря, в отключке. Боюсь, что в то утро у меня были в отключке оба полушария. И не только у меня – у Ниночки тоже!

Мы умотались за эти три дня безостановочной погони за тенью убийства Мигуна, а вчерашняя попойка в «Славянском базаре» свалила нас с ног окончательно – так, что мы и будильника не слышали. Он надрывался с 7.30 и охрип, а в 7.45 к нему присоединился телефон. После пятого или шестого звонка я с трудом выпростал себя из сна, дотянулся до аппарата, снял трубку?

– Алло…

– Доброе утро, – сказал незнакомый женский голос. – Извините, что разбудила. А Нину можно?

– Она спит. А кто это?

– Это ее подруга.

– Тамара, что ли? Позвони через полчасика…

– Не знаю, смогу ли. Я бегу на работу. Передайте ей, что я записала ее на шесть часов к моей парикмахерше, как она просила. Поэтому мы с ней встречаемся в 5.30 в метро «Маяковская», на правой платформе у последнего вагона. Только пусть не опаздывает! – И гудки отбоя.

Я выругался, заставил себя встать и пошел в ванную, пытаясь припомнить, что было намечено на сегодняшний день.

Н-да… Рабочая неделя и, практически, первый официальный день расследования дела о смерти Мигуна начинались с головной боли. Не исключено, что не сегодня-завтра Краснов и Бакланов подбросят мне новый подарочек – любовника Гали Брежневой Бориса Буранского, который «сознается», что он убил Мигуна. Я бы на их месте так и сделал, и все бы увязалось замечательно: у Буранского были ключи от квартиры Мигуна – Савицкая показала, что он часто приезжал туда раньше Мигуна, это было в порядке вещей. Итак, как говорит Пшеничный, представим такую ситуацию: Буранский приехал в квартиру Мигуна, скажем, в 12 дня. В два приехал от Суслова Мигун. Мигун был зол, раздражен и сорвал злость на Буранском. Они поругались. Буранский скажет, что Мигун даже хотел убить его, Буранского. За что – не знаю. Допустим, из-за того, что Буранский изменяет Гале Брежневой, любимой племяннице Мигуна. Пошли дальше: Буранский показывает, что Мигун выхватил пистолет и выстрелил в него, но промахнулся и попал в форточку. Тогда он схватил Мигуна за руки, началась борьба (на Мигуне лопнул пиджак). В борьбе Буранскому удалось перехватить руку Мигуна с пистолетом, но когда он выкручивал ее (от этого и синяки на запястьях у Мигуна), пистолет находился возле головы Мигуна, и в этот момент раздался выстрел. Таким образом, это даже не преднамеренное убийство и вообще не убийство, а лишь инцидент в момент самообороны, статья 13-я Уголовного кодекса, никакого наказания. Любой преступник пойдет на то, чтобы взять на себя такое «преступление», если пообещать ему, что за его подлинное преступление, скажем, за ограбление артистки Бугровой, ему снизят наказание или вообще прекратят дело. Да, вполне реальная версия Отдела разведки: Мигун погиб от случайного выстрела во время ссоры или драки с Буранским, но Буранский (или любой другой, кого они подсунут) испугался, что ему не поверят, обвинят в убийстве, поэтому он инсценировал самоубийство и подделал предсмертную записку, а затем свернул ковер, поднялся с ним на 12-й этаж в квартиру своей знакомой артистки Снежко и отсиделся там до ночи, а ночью, конечно, сбросил ковер в Москва-реку – и концы в воду. Итак, следователь Шамраев, примите убийцу – мы его взяли по ограблению актрисы Бугровой, а он признался в убийстве Мигуна во время самообороны. Пуля вышла из пистолета Мигуна и прошла через голову Мигуна, – что вам еще нужно, товарищ Шамраев?



И вдруг простая идея пришла мне в голову. Простая, как слеза. Если Мигуна убили сотрудники КГБ или МВД, то они знают, какая группа крови у человека, в которого попал Мигун. И если они будут вешать это убийство на Буранского ДО того, как Сорокин сделает экспертизу на группы крови, значит, они знают, что группы крови СОВПАДАЮТ. Собственно, именно это и пытался втолковать нам вчера Пшеничный. Но! Но! Но! – билась в мозгу лихорадочная мысль. – Это же нужно использовать!!! Есть два пути!!! Первый – проникнуть к Буранскому и узнать, тянут его на признание или нет, и второй – Боже мой, это же еще проще…

Пораженный своим открытием, я замер под душем и только теперь услышал, что в ванную стучит, бьет кулачками Ниночка. Я испуганно открыл ей дверь:

‡агрузка...

– Что случилось?

– Это с тобой что случилось?! – напустилась она на меня. – Ты тут уже пятнадцать минут звука не подаешь! Я кричу, стучу – уже хотела «скорую» вызывать!

– Извини, я просто задумался… – и вышел из ванной.

– Задумался он!… Мыслитель!… – она обиженно захлопнула за собой дверь ванной.

– Тебе звонила Тамара, вечером вы идете к ее парикмахерше! – крикнул я ей.

– Зачем? – донеслось оттуда.

– Откуда я знаю?! Ты же сама просила! – ответил я, листая телефонную книгу.

– О чем я просила? – высунула Нина голову из ванной.

– О том, чтоб записать тебя к ее парикмахерше. В 5.30 вы встречаетесь на «Маяковской», правая платформа, последний вагон… – я выписал из телефонной книги домашний адрес Сорокиных: «5-я Песчаная, 162, кв. 14».

Ниночка пожала плечами и скрылась в ванной, а я наспех оделся, написал Нине записку:

 

«Убежал в магазин, будут через 15 минут. Игорь».

 

С авоськой в руках я выскочил из дома и ринулся в соседний, через два квартала, гастроном. На ходу огляделся и увидел, что слежки за мной нет. Видимо, поставили скрытый микрофон в телефонную трубку и тем ограничились, все равно меня целыми днями нет дома, слушать нечего. Все-таки, войдя в гастроном, я тут же вернулся к окну и перепроверил, нет ли хвоста. Слишком острую авантюру я задумал, чтобы проколоться на ерунде. Но слежки не было – темная заснеженная улица была почти пуста, в нашем районе живет так называемая творческая интеллигенция, и встают здесь поздно. Но и такси в такой ранний час тут не найдешь – таксишники знают, что до девяти-десяти утра им в нашем районе делать нечего. Я занервничал – мне нужна была машина и срочно – через каких-нибудь 10-15 минут Сорокины могут уйти на работу, а на улице – ни одной машины, кроме тяжеленного урчащего снегоуборочного комбайна и молочного фургона, с которого вместо молока грузчики сбросили у входа в гастроном несколько ящиков ацидофилина и тут же уехали…

– Берите ацидофилин, молока сегодня не будет! – сказала мне знакомая продавщица, и я быстро выбил в кассе две бутылки ацидофилина, банку рыбных консервов, творожные сырки и «рокфор» – больше на завтрак купить было нечего, витрины были привычно пусты. Сложив покупки в авоську, я выскочил из магазина и понял, что у меня нет выбора, я и так потерял с этим ацидофилином чуть не полторы минуты. Перебежав улицу, я запрыгнул на подножку кабины снегоуборочного комбайна.

– Эй! Куда? – заорал на меня водитель.

Я знал, чем смягчают такую публику, и показал ему приготовленную еще в магазине 25-рублевку:

– На Пятую Песчаную подбросишь? Только в темпе – туда и обратно за пятнадцать минут. Успеем?

– Садись!

Машина взревела двигателем и, задрав кверху снегоуборочный ковш, рванула с места. Минут через восемь я уже бегом взбегал на третий этаж дома № 162 по Пятой Песчаной, к квартире Сорокиных. И как раз вовремя – Алла, уходя на работу, уже запирала двери своей квартиры.

– Привет! – сказала она изумленно. – Что случилось?

– А где твой Сорокин?

– За домом, во дворе, в снегу со своим «Москвичом». А что случилось?

– Ничего, надо поговорить… – я сбежал по лестнице вниз.

Во дворе, заваленные снегом, стояли четыре частные машины – два маломощных «Запорожца», «Москвич» Сорокина и «Жигули». Хозяева, в том числе Сорокин, чертыхаясь, выкапывали их из снежных сугробов, но сразу было видно: за ночь снегу навалило столько, что им тут копать и копать!

Проваливаясь чуть не по пояс в снег, я добрался до Сорокина, сказал:

– Привет! Я на вездеходе, могу тебя вытащить в минуту, но при одном условии.

– Знаю я твое условие, – сказал он покорно. – Тебе нужен сравнительный анализ крови. Будет, вытаскивай.

– Нет, условие другое. Независимо от того, какой будет результат анализа, ты через час позвонишь мне в Прокуратуру и скажешь, что группы крови на пуле и у Мигуна НЕ совпадают.

Он отрицательно покачал головой:

– Я не могу давать ложных заключений. Я подписку давал.

– А ты и не давай ложных заключений! Телефонный разговор не является документом. Мало ли кто что скажет по телефону! Реальное заключение экспертизы ты мне дашь потом…

– Ты хочешь проверить, прослушивают твой рабочий телефон или нет?

– Вот именно! – соврал я.

– А если прослушивают, то что?

– То ровно через полчаса после этого звонка к тебе явится Бакланов, Краснов или Олейник, потому что это смешает им всю игру. Или – я полный кретин.

– Ну, одно не исключает другого, – заметил он и сказал: – Старик, я не могу сделать того, что ты просишь.

Я посмотрел ему в глаза.

– Извини, – добавил он. – С таким огнем я не играю и тебе не советую…

– Да ты понимаешь, что я могу их на этом подсечь! – закричал я ему в лицо. – Я буду знать, подсовывают мне липового убийцу или нет! А тебе это ничего не стоит, один телефонный звонок! Если они к тебе прибегут – значит, они уже давно знают, что у Мигуна, и у того, в кого Мигун стрелял, – одна и та же группа крови! И я их подсеку на этом! Ну, я прошу тебя, Саша!…

– Игорь, я тебе уже ответил… – сказал он сухо, снял мои руки с воротника своей куртки и опять заработал лопатой, откапывая свой «Москвич».

– Мальчики, что там у вас происходит? – крикнула нам издали Алла Сорокина.

– Дурак! – сказал я Сорокину, повернулся и, стараясь попасть в свои собственные следы и проваливаясь все равно в снег по пояс, побрел прочь. Гениальная идея провалилась из-за этого труса.

– Игорь! – окликнула меня Алла, но я молча прошел мимо нее.

На улице я забрался в кабину снегоочистительной машины, в сердцах откупорил бутылку с ацидофилином, отхлебнул и сказал водителю:

– Назад, на Аэропортовскую…

Но через два квартала все-таки приказал ему вернуться, мы вкатили во двор дома Сорокиных и в течение минуты вызволили из снежного плена сорокинский «Москвич». А потом, так и не сказав Сорокиным ни слова, я поехал домой.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.182 сек.)