АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода

Читайте также:
  1. COBPEMEННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ
  2. I. ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА
  3. I. Современное состояние проблемы
  4. II звено эпидемического процесса – механизм передачи возбудителей.
  5. II. Основная часть.
  6. II. Основные проблемы, вызовы и риски. SWOT-анализ Республики Карелия
  7. II. Принципы процесса
  8. II. Расчетная часть задания
  9. VI. Педагогические технологии на основе эффективности управления и организации учебного процесса
  10. VII. По степени завершенности процесса воздействия на объекты защиты
  11. XX век: судьба проблемы бытия
  12. АВТОМАТИЗАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА


 


дающим. Это определяется самой природой пере­вода, который многие исследователи определяют как межъязыковую трансформацию, то есть пре­образование текста оригинала в текст перевода. Заметим, кстати, что о преобразовании текста ори­гинала можно говорить лишь условно, поскольку сам по себе текст оригинала не меняется, а остает­ся в прежнем виде. Речь идет лишь о выявляемых в результате сопоставления существенных различи­ях между текстами оригинала и перевода на уров­не формы и содержания. В качестве причин подоб­ных расхождений между оригиналом и переводом можно назвать такие явления, как несовпадение объемов понятий в разных языках, несовпадение самих систем понятий, наличие разной по своей природе многозначности в словах сопоставляемых языков, способность якобы эквивалентных языков ИЯ и ПЯ осуществлять совершенно различную со­отнесенность слова с различными семантически­ми уровнями, их различная коннотативная соотне­сенность, несовпадение грамматического строя языков371.

Принимая во внимание существенные изменения формы и содержания текста в результате перевода, уместно задать вопрос: а что же есть то общее, что позволяет отождествлять текст перевода с текстом оригинала и считать его равноценным оригиналу? Что остается неизменным после всевозможных преобразований текста?

То, что остается неизменным в результате каких-то преобразований, принято называть инвариантом. Термин «инвариант» заимствован из математики, где он означает выражение, остающееся неизмен­ным при определенном преобразовании перемен­ных, связанных с этим выражением372.


371СтрелковскийГ. М., Л а т ы ш е в Л. К. Научно-технический перевод. М: Просвещение, 1980. С. 23.

372 Словарь иностранных слов. Изд. 15-е, испр. М.: Рус. яз., 1988. С 190-191.


270 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

«Словарь русского языка» определяет инвариан­тность следующим образом: «Свойство величин, уравнений, законов оставаться неизменными, со­храняться при определенных преобразований ко­ординат и времени»373. «Словарь иностранных слов» дает и лингвистическое определение инварианта: «Структурная единица языка (фонема, морфема, лексема и т.д.) в отвлечении от ее конкретных реа­лизаций»374.



В лингвистике термин «инвариант» трактуется по-разному: а) как языковая реальность, проявляю­щаяся в общности значений или тождества рефе­ренции; б) как конструкт, идеальная сущность, воз­никающая в результате абстрагирования, которое позволяет выделить обобщенное свойство или на­бор общих признаков; в) как множество или сово­купность вариантов375. В любом случае каждая трактовка инварианта подразумевает наличие чего-то общего, неизменного, присутствующего во всех без исключения вариантах.

Инвариант перевода можно рассматривать как нечто общее, присущее всем вариантам перевода и тексту оригинала, как нечто такое, что остается не­изменным при переводе на другой язык или языки. Как пишет Л.Г.Нечаев, «...инвариант характеризует­ся свойствами сохранения определенных парамет­ров и тождества своим вариантам. Его варианты, на­оборот, характеризуются изменчивостью тех или иных свойств и различием, которые и позволяют объе­динить их в некоторое совокупное множество вари­антов»376. Совокупность вариантов есть форма суще­ствования инварианта, «проявление экзистенциаль-

373 Словарь русского языка в 4-х томах. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Рус.

яз., 1981. С. 664.

ЗУаСловарь иностранных слов. Изд. 15-е, испр. М: Рус. яз., 1988. С. 191.

375 Н е ч а е в Л. Г. О понятии «инвариант перевода»//Теория и прак­
тика перевода: Сб. науч. трудов. Вып. 295. М.: МГПИИЯ им. М.Торе­
за, 1987. С. 33-34.

376 Там же. С. 37.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 271

ного аспекта его бытийности»377. При этом будет впол­не логичным к вариантам инварианта перевода от­носить и сам текст оригинала, который по своей сути столь же равноправен, сколь и все переводы этого текста на другой язык или языки (мы говорим «язы­ки», поскольку инвариант перевода можно выделить в результате абстрагирования не только от вариан­тов перевода на один язык, но и от вариантов перево­да этого же оригинала и на все возможные языки, если таковые варианты существуют).

‡агрузка...

Самая сложная проблема в этой связи заключа­ется в определении того параметра или параметров текста, которые сохраняются в процессе перевода и которые, следовательно, должны рассматривать­ся в качестве инварианта перевода. На этот счет высказываются разные мнения. Не случайно в ли­тературе можно встретить терминосочетания, в ко­торых определяемое «инвариант» сопровождается самыми разными определениями, указывающими на сущность самого определяемого: «смысловой инвариант», «функциональный инвариант», «ситу­ативный инвариант», «информационный инвари­ант»378, а также «структурный инвариант»379. Из это­го перечисления не ясно, должны ли оставаться неизменными все указанные параметры текста (смысл, функция, ситуация, информация) или же только сохранение одного из параметров обеспечи­вает тождество текстов на разных языках? Пред­ставляется, что есть необходимость более четко оп­ределить природу инварианта перевода.

Л.С.Бархударов считает, что инвариантом в пе­реводе является общность семантического содер­жания исходного и переводного текстов380. Крити-

377 Там же. С. 36. 378Там же. С. 33.

379 С е м к о С. А. и др. Проблемы общей теории перевода. Таллинн:
«Валгус», 1988. С. 130.

380 М и н ь я р — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный
перевод.
М: Воениздат, 1980. С. 35.


272 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

куя это положение, Р.К. Миньяр-Белоручев указы­вает, что его автор, по сути, ставит знак равенства между исходным и переводным текстами. Но текст перевода создается на основе исходного текста, а не на основе инварианта. Поэтому вряд ли логично выводить инвариант на основе сопоставления тек­ста перевода с оригиналом. Кроме того, Л.С. Барху­даров не принимает во внимание ситуационную ин­формацию, ограничиваясь лишь семантическим со­держанием381. Экстралингвистические компоненты коммуникации не учитываются также и в определе­нии инварианта И.И. Ревзиным и В.Ю. Розенцвейгом, которые называли инвариантом тождество элемен­тарных смысловых единиц языка-посредника, по­ставленных в соответствие с данным выражением382. Таким образом, эти авторы ставят знак равенства не между исходным текстом и текстом перевода, а между исходным текстом и языком-посредником, связь которого с инвариантом опосредствована ис­ходным текстом.

Обращает на себя внимание и определение ин­варианта перевода, предлагаемое А.Д. Швейцером: «...в процессе перевода неизменным всегда остает­ся содержание исходного сообщения (не только се­мантическое, но и прагматическое), детерминируе­мое и модифицируемое функциональными харак­теристиками данного коммуникативного акта и соотношением между ними»383. Как пишет Р.К.Ми­ньяр-Белоручев, достоинством данного определе­ния является то, что в нем учитывается и семанти­ческая, и прагматическая (включающая и ситуа­ционную) информация, а также особенности данного коммуникативного акта. Однако, по мне-

381Миньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный

перевод. М: Воениздат, 1980. С. 36.

382РевзинИ. И., РозенцвейгВ. Ю. Основы общего и машинного

перевода. М.: Высш. шк., 1964. С. 68.

383Миньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный

перевод. М: Воениздат, 1980. С. 37.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 273

нию Р.К.Миньяра-Белоручева, неясно, что для ав­тора определения является содержанием исходно­го сообщения и не отождествляет ли А.Д. Швейцер сообщение с речевым произведением, с текстом? В этом случае определение инварианта не подходит к художественному переводу, при котором переда­ча информации о структуре текста чаще всего пред­ставляется обязательной384.

Таким образом, предложенные дефиниции инва­рианта перевода отличаются либо неполнотой, либо некоторой неопределенностью и, следовательно, не могут считаться удовлетворительными. Р.К.Минь-яр-Белоручев указывает, что при определении ин­варианта необходимо иметь в виду не только рече­вое произведение, которое остается главным сред­ством вычленения инварианта, но и цель, мотивы и интенции источника (курсив мой. — B.C.), потому что в переводе важно сохранить не только содер­жание или форму исходного текста, но и ту инфор­мацию, которая предназначена источником для передачи и которую мы называем сообщением. На­помним, что под сообщением имеется в виду инфор­мация, предназначенная отправителем текста для передачи адресату.

Логика Р.К.Миньяра-Белоручева такова. В рече­вой коммуникации источник имеет целью познако­мить коммуникантов со своими мыслями. Это наме­рение реализуется через передачу сообщения. Для передачи сообщения он должен породить речевое Произведение, способ организации которого ему не безразличен: ему необходимо произвести опреде­ленное воздействие на получателя. В зависимости от различных факторов источник отбирает для ма­териализации в речи ту информацию и тот способ организации речевого произведения, которые в дан­ных условиях могут произвести необходимый ком­муникативный эффект. В конкретном акте комму­никации информация, предназначенная для пере­

Там же. С. 37.


274 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

дачи, то есть сообщение, может включать и семан­тическую, и ситуационную информацию. В этом случае сообщение совпадает со смыслом (напом­ним, что смысл есть производное от сочетания се­мантической и ситуационной информации). В худо­жественном переводе сообщение может включать помимо смысла и дополнительный эстетический эффект. Исходя из этого Р.К.Миньяр-Белоручев де­лает вывод, что инвариантом в переводе является сообщение, или информация, предназначенная для передачи. Это может быть только семантическая или ситуационная информация, или информация о структуре, или сочетание семантической и ситуа­ционной информации, или все информации вместе взятые. Во всех случаях все виды информации, пред­назначенные для передачи, и составляют сообще­ние, структура которого, таким образом вариабель­на, и зависит от цели деятельности385.

На наш взгляд, данное определение инварианта перевода небезупречно. Р.К.Миньяр-Белоручев, в частности, не учитывает необходимость прагма­тической адаптации текста, которая используется именно для воссоздания заданного коммуникатив­ного эффекта, обеспечивает этот коммуникативный эффект. Результатом прагматической адаптации текста является изменение состава и организации передаваемой информации (т.е. сообщения). Следо­вательно, сообщение меняется в переводе и не мо­жет рассматриваться как нечто неизменное, то есть как инвариант перевода. Кроме того, вряд ли право­мерно включать в состав сообщения смысл выска­зывания, ибо природа смысла противоречит самому определению сообщения: смысл есть соотнесение разных видов информации, что представляет собой психологический процесс, в то время как сообщение есть информация, заложенная в значениях языковых знаков (лексических единиц и структур).

385Миньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный перевод. М: Воениздат, 1980. С. 37-39.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 275

Многие переводоведы считают, что инвариантом перевода является смысл высказывания. Действи­тельно, текст перевода, как правило, несет в себе тот же смысл, что был заложен в текст оригинала, хотя семантическая информация может изменять­ся. Достаточно вспомнить приводимый самим Р.К.Миньяром-Белоручевым пример: «Я жду това­рища», «Я живу на первом этаже», «Я предпочитаю ходить пешком» и т.д. В ответ на вопрос «Вы едите (со мной на лифте)?» (конечно же, на английском языке) в переводе может прозвучать один из приве­денных ответов, а перевод может звучать совсем иначе «Please, don't wait for me». Смысл сохранится («Я не еду»), но семантическая информация, несом­ненно, будет иной. Кажется, можно утверждать, что смысл есть то неизменное качество текста, которое сохраняется во всех случаях перевода независимо от того, какие изменения с точки зрения содержа­ния (семантической информации) текст претерпел в процессе перевода.

Несколько иную точку зрения высказывают Г.М.Стрелковский и Л.К.Латышев386. Они справед­ливо отмечают, что в процессе перевода «меняются не только знаки, то есть слова одного языка заменя­ются на слова другого, но в ходе этой замены изме­няются и все обозначаемые ими величины»387. Но все же должно быть нечто, что остается самим со­бой, переходя от оригинала к трансляту. Г.М.Стрел­ковский и Л.К.Латышев не считают смысл инвари­антом, поскольку, по их мнению, и смысл претерпе­вает изменения в переводе. Например, в узбекской поэзии традиционным является обращение к жен­щине, которое на русский язык буквально перево­дится, как «О, ты мой несравненный попугай!» (по­пугай в узбекской культуре — символ красоты). В русском языке попугай — символ глупости и пус-

СтрелковскийГ. М., Л а т ы ш e в Л. К. Научно-технический Перевод, м.: Просвещение, 1980. С. 23-26. Там же. С. 23.


276 В.В.Сдобников, О.ВЛетрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

той болтливости. Следовательно, буквальный пере­вод на русский язык невозможен из-за возникаю­щих негативных коннотаций. Возможный вариант перевода: «О, ты моя несравненная роза!». При этом, по мнению авторов, меняется и смысл, ибо смысл связан с реальной действительностью, то есть с реальным объектом этой действительности и замена одного объекта на другой определяет изме­нение смысла.

Что же, по мнению этих авторов является, инва­риантом перевода? «Инвариантом перевода мы бу­дем называть неизменное содержание мысли со все­ми ее оттенками. Это исходное содержание мысли полностью сохраняется в переводе», пишут они388. Инвариант — это такое понятие, которое человек создал в своем сознании, изучая процессы преобра­зования выражений. Сам инвариант не может быть выделен в материальную оболочку, инвариант мож­но лишь мысленно ощутить, но даже представить его нельзя, так как он материально представлен в своих вариантах. Содержание мысли всегда можно выра­зить разными предложениями (вариантами):

1. Обучение переводу — дело очень сложное.

2. Обучить переводу совсем не просто.

3. Крайне сложно осуществить обучение искус­
ству перевода.

4. Научить переводить отнюдь не легко.

Это — варианты одного инварианта, в которых сохранено одно и то Же содержание мысли.

Вполне очевидно, что в данном случае расхожде­ния с традиционной точкой зрения обусловлено лишь нетрадиционным использованием терминов. То, что в представлении Г.М.Стрелковского и Л.К.Латышева является смыслом, в нашем представ­лении есть содержание или даже значение языко­вых единиц. А то, что они называют неизменным содержанием мысли, на самом деле и есть смысл.

388 С т р е л к о в с к и й Г. М., Л а т ы ш е в Л. К. Научно-технический перевод. М.: Просвещение, 1980. С. 24-25.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 277

Таким образом, наиболее убедительной является точка зрения, согласно которой именно смысл явля­ется инвариантом перевода. Но это противоречит определению перевода с точки зрения коммуника­тивно-функционального подхода. Если смысл — ин­вариант перевода, тогда он действительно должен сохраняться во всех случаях перевода. Но это быва­ет только тогда, когда перевод действительно каче­ственный. А если нет?

Например, в свои переводы Ч.Диккенса Иринарх Введенский вносил множество отсебятин, необос­нованных дополнений; были и откровенные пере­водческие ляпы. Вероятно, в результате этого и смысл текста изменялся. Однако это не мешало чи­тателям в течение восьмидесяти лет воспринимать эти тексты как вполне качественные переводы, со­храняющие смысл оригинала.

Смысл, несомненно, меняется и в некоторых слу­чаях выполнения переводчиком прагматической сверхзадачи. Вспомним переводы стихов Беранже Курочкиным, который привносил в них революци­онный пафос, не предусмотренный автором ориги­нала.

Изменение смысла перевода по сравнению с ори­гиналом может иметь место и при переводе реклам­ных текстов. Причем, собственно перевод в данном случае может уступить место тому, что уже принято называть «рирайтинг». Составляется параллельный текст на другом языке, смысл которого будет иным с учетом восприятия аудитории ПЯ (вместо «Эта зуб­ная паста экономичнее» — «Эта зубная паста де-шевле»). Меняется аргументация, меняются логи­ческие акценты, используются иные способы воз­действия на потенциальных покупателей. Что же Остается? Сохраняется коммуникативная интенция отправителя исходного сообщения (рекламодателя) : «Купите товар!».

Наконец, многие переводы выполняются с низ-Ким качеством, с изменением смысла, причем весь-



В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА


ма нежелательным, по вине переводчика. Тем не менее, они все равно используются получателями в тех целях, ради которых они и были созданы. В кон­це концов, плохой перевод или хороший — это в лю­бом случае перевод до тех пор, пока он заменяет со­бой оригинал («Перевод — это все, что выдается за перевод»!).

Из вышесказанного следует, что единственное, что остается неизменным во всех случаях перевода, сохраняется во всех вариантах перевода, является функция текста, соответствующая коммуникатив­ной интенции отправителя автора оригинала. Это, однако, не означает, что прочие параметры не могут и не должны сохраняться в переводе. Существует диалектическая связь между разноуровневыми ка­тегориями высказывания (сообщение — смысл — функция) и именно благодаря этой связи инвариант часто приобретает комплексный характер и вклю­чает разные параметры текста. Это положение мож­но проиллюстрировать следующей схемой:



Функция

Смысл

Сообщение

 


Составляющая инварианта высшего уровня (яру­са), то есть функция, находится в относительной за­висимости от параметров низших ярусов (смысл


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 279

и сообщение). То есть для воспроизведения в пере­воде функции текста необходимо воспроизвести и сообщение, и смысл. Такая ситуация возникает в специальных видах перевода (научно-технический, Официально-деловой), где передача заложенной в

тексте информации является условием воспроизве­дения смысла и функции текста. Мы утверждаем,

что для воспроизведения функции текста необхо­димо сохранить в переводе те характеристики тек­ста, которые определяются коммуникативной интенцией автора оригинала и сами определяют возможные реакции со стороны получателей сооб­щения389. Точно также воспроизведение смысла ча­сто зависит от передачи в переводе сообщения, то есть информации, предназначенной для передачи. Но связь между отдельными компонентами инвари­анта перевода условна. В некоторых ситуациях

межъязыковой коммуникации необходимо отка­заться от максимально полной передачи сообщения именно ради воспроизведения смысла и, следова­тельно, функции текста (поэтический текст). А в других случаях, как мы уже отмечали, меняется и сам смысл высказывания, но остается главное — Функция. В последнем случае воспроизводится бу­дет лишь та характеристика высказывания, которая На схеме обозначена верхним треугольником.

Сдобников В. В. О некоторых «вечных» проблемах теории перевода//Нормы человеческого общения: Тезисы докладов между-нар. науч. конф-ции. Н.Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 1997. С.136.


280 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

ЕДИНИЦА ПЕРЕВОДА

Из содержания предыдущих разделов должно быть понятно, что в процессе перевода переводчик оперирует какими-то единицами языка, анализиру­ет их с целью уяснения их значения и нахождения соответствий в ПЯ. Как пишет С.А.Семко, «Пере­вод текста, особенно текста значительных разме­ров, не может быть осуществлен в виде некоего си­мультанного акта, он производится «поэлементно», «поблочно». Переводчик производит некоторую смысловую сегментацию оригинала, т.е. членит его на отрезки и затем подыскивает им соответствия в ПЯ»390. В целях адекватного описания процесса пе­ревода необходимо уяснить, какие именно едини­цы выступают в качестве тех сегментов, которыми оперирует переводчик, то есть что именно является «единицей перевода» (терминируемой также как «переводема» или «транслема»). Но прежде следу­ет определиться с самими принципами выделения единицы перевода.

Считается, что в качестве единицы перевода можно принять уже известную, выделяемую в язы­кознании единицу или единицы, либо выделить со­вершенно особую, «собственно переводческую» единицу. Кроме того необходимо решить, будут ли единицы перевода выделяться в одном из языков, участвующих в процессе перевода, или они будут представлять собой какое-то отношение между от­резками текстов оригинала и перевода391.

Единицей перевода может считаться минималь­ная языковая единица текста оригинала, переводи­мая как одно целое в том смысле, что в тексте пере­вода нельзя обнаружить единиц ПЯ, воспроизводя­щих значение составных частей данной единицы,

390Семко С. А. и др. Проблемы общей теории перевода. Таллинн: «Валгус», 1988. С. 115.

391 Комиссаров В. Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического учения о переводе). М.: Междунар. отношения, 1973. С. 185-186.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 281

если таковые у нее имеются392. Именно эта точка зрения была высказана первой. Еще Ж.-П. Вине и Ж.Дарбельне под единицей перевода понимали «наименьший сегмент сообщения, в котором сцеп­ление знаков таково, что их нельзя переводить раз­дельно»393. Л.С.Бархударов, исходя из того, что под единицей перевода понимается единица в исходном тексте, которой может быть подыскано соответ­ствие в тексте перевода, но составные части кото­рой по отдельности не имеют соответствий в тексте перевода, считал, что в качестве такой единицы мо­жет выступать единица любого языкового уровня394. Другими словами, перевод может осуществляться на уровне фонем или графем (например, английс­кая фамилия Heath переводится как Xum, a фами­лия Lincoln — как Линкольн с использованием транскрипции в первом случае и транслитерации во втором), на уровне морфем (backbencher — зад-нескамеечник), на уровне слов (Не came home — Он пришел домой), на уровне словосочетаний (to come to the wrong shop — Обратиться не по адресу), на уровне предложений (Many happy returns of the day — Поздравляю с днем рождения) и на уровне тек­ста (например, поэтического)395. С подобным подхо­дом к выделению единицы перевода не согласен А.Д. Швейцер, который указывает, что любая еди­ница — это, во-первых, постоянная величина, во-вторых, она образует тот или иной уровень языка, в-третьих, она позволяет как бы «измерить» одно­родные величины, представив их в виде линейной последовательности или совокупности определен­ных единиц. Между тем в определении Л.С. Барху­дарова единица перевода предстает как перемен­ная величина; за единицу перевода принимаются

392 Там же. С. 187.

Цит. по: Т о п e р П. М. Перевод в системе сравнительного литера-тУроведения. М: «Наследие», 2000.

Бархударов Л. С. Язык и перевод /Вопросы общей и частной теории перевода). М.: Междунар. отношения, 1975. С. 175. "'Там же. С. 176-185.


282 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

варьирующие и неопределяемые в лингвистических терминах речевые отрезки исходного языка; кроме того, процесс перевода не удается представить как простое соединение единиц перевода396.

В.Н.Комиссаров отмечает, что единица перево­да может определяться как минимальная единица текста, выступающая в процессе перевода в каче­стве самостоятельного объекта этого процесса397. В.Н. Комиссаров исходит из того, что переводчик делит текст оригинала на какие-то отрезки и при­ступает к переводу очередного отрезка только пос­ле перевода предыдущего. Проблема заключается в определении величины таких отрезков. По мне­нию В.Н.Комиссарова, такие отрезки будут неоди­наковыми для разных языков и разных видов пере­вода. Для англо-русского письменного перевода минимальной единицей переводимого текста будет, как правило, одно предложение, а в некоторых слу­чаях — два предложения. Величина такой единицы определяется тем, что в ней содержится вся инфор­мация, необходимая для определения структуры соответствующего предложения в русском перево­де. В синхронном переводе таким минимальным от­резком переводимого текста чаще всего является смысловая группа. Но и в этом случае предложение может оказаться единицей перевода398.

Можно предложить и иной путь выделения еди­ницы перевода, ориентирующийся на единицы ПЯ. При таком подходе за единицу перевода принима­ется минимальный набор лексем или граммем ИЯ, который можно поставить в соответствие с некото­рой лексической или грамматической категорией ПЯ. При таком подходе система лексических и грам­матических категорий ПЯ как бы проецируется на

396Ш в е й ц е р А. Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1975.

С. 71-72.

"Комиссаров В. Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического

учения о переводе). М.: Междунар. отношения, 1973. С. 186.

396 Там же. С. 186-187.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 283

язык оригинала. В результате в ИЯ выделяются со­вокупности разнородных единиц, и появление в ори­гинале любого члена такой совокупности сигнали­зирует о необходимости использовать в переводе определенную лексическую или грамматическую категорию ПЯ. Как отмечает В.Н.Комиссаров, не­достатком такого подхода является, во-первых, раз­нородный характер единиц, составляющих совокуп­ности, принимаемые за единицы перевода, а во-вто­рых, подобные единицы являются, по сути, не единицами перевода, а соотносимыми единицами двух языковых систем399.

Интерес представляет и другое направление, в рамках которого поиски единицы перевода осу­ществляются с ориентацией исключительно на план содержания оригинала. Единица перевода оп­ределяется как минимальная единица содержания текста оригинала, воспроизводимая в тексте пере­вода. То есть единицы перевода обнаруживаются среди элементарных смыслов различных уровней содержания оригинала400.

Схожую по сути, хотя и не идентичную, точку зре­ния высказывает Л.А.Черняховская401. Она катего­рически отказывается воспринимать в качестве единицы перевода какую-либо единицу языка или сегмент текста оригинала. В качестве примера неправомерности отрицаемого ею подхода она при­водит переводы стихотворения Э.По «Ворон», в ко­тором английское словосочетание never more вы­полняет звукоподражательную функцию. Соответ­ственно, переводчики поставили своей целью воспроизвести эту функцию в переводе. М.Зенке­вич использовал транслитерацию «невермор» («каркнул ворон: невермор!»), что расценивалось

399 Там же. С. 188. ""Там же. С. 189.

'Черняховская Л. А. Существует ли «единица перевода»?// Теория и практика перевода: Сб. науч. трудов. Вып. 295. М: МГПИИЯ им. М.Тореза, 1987.


284 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

как перевод на уровне фонем; С.Хвостову удалось передать и смысловую, и звукоподражательную функции английского словосочетания («каркнул ворон: не вернуть!»). Л.А.Черняховская заключает, что объектом перевода в данном случае была не фо­нема и не части речи, а определенные смысловые функции этого словосочетания. Просто так получи­лось, что аналогичную функцию в русском языке выполняет определенная фонема. «Если стоять на той точке зрения, — пишет Л.А.Черняховская, — что переводятся не знаки текста (на том или ином уровне языка), а заключенная в них информация, ко­торая содержится в тексте и эксплицитно (в знаках), и имплицируется ими, то попытки поиска языковых единиц перевода оказываются и вовсе нелепыми, так как одно слово оригинала может, как видно из при­веденного примера, содержать весьма разнородную информацию. И никогда не известно, удастся ли отыс­кать в языке перевода аналогичное слово, вмещаю­щее всю исходную информацию»402. Л.А.Черняхов­ская предлагает иной подход к переводимому тек­сту — выделению в нем той информации, которая составляет его содержание (если одно слово исход­ного языка содержит массу разнообразной инфор­мации, эта же информация может быть представле­на и целым абзацем в языке перевода, особенно если хотя бы часть ее требует в ПЯ подробной эксплика­ции). В соответствии с этим подходом Л.А.Черняхов-ская утверждает, что объектом перевода должны быть не те или иные знаки языка, но качественно раз­нообразная эксплицитная и имплицитная информа­ция текста ИЯ. «Выделение в тексте ее качественно разнообразных составляющих, независимо от того, фонемой или абзацем они представлены, и даст нам пресловутые единицы перевода»403.

402 Черняховская Л. А. Существует ли «единица перевода»?//
Теория и практика перевода: Сб. науч. трудов. Вып. 295. М: МГПИИЯ
им. М.Тореза, 1987. С. 27-28.

403 Там же. С. 28-29.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.025 сек.)