АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода. живается) и на наличие или отсутствие в тексте ал­литераций и ассонансов (которые могли там появит­ся только случайно

Читайте также:
  1. I. Методические основы
  2. I. Основы применения программы Excel
  3. I. Основы экономики и организации торговли
  4. II. Основная часть.
  5. II. ОСНОВЫ МОЛЕКУЛЯРНОЙ ФИЗИКИ И ТЕРМОДИНАМИКИ
  6. II. Расчетная часть задания
  7. II.1. Основы государственности
  8. III. Методологические основы истории
  9. XIII. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО АУДИТА
  10. Административно-правовые основы деятельности центров ГСЭН
  11. Акмеологические основы самосовершенствования личности
  12. Алекс, Стивенсон и часть группы заняли свои места на диванчиках по обе стороны от экрана, на котором сейчас было изображение эмблемы передачи.


живается) и на наличие или отсутствие в тексте ал­литераций и ассонансов (которые могли там появит­ся только случайно, т.к. их использование никак не влияет на восприятие информации). При переводе же произведений поэтов-формалистов, футуристов или ОПОЯЗовцев, символистов или экспрессионис­тов, где форма заведомо важнее содержания, прихо­дится воспроизводить форму, жертвуя содержани­ем — если в применении к конкретному тексту о нем вообще уместно говорить (по крайней мере, в тради­ционном значении этого слова), как, скажем, в слу­чае с известным текстом Андрея Вознесенского:

Совершенно очевидно, что в таких случаях основ­ным (а иногда и единственным) средством вырази­тельности служит форма.

Ориентируясь на читателя и переводчика, тек­сты можно классифицировать и так, как это делает Эльза Таберниг де Пуккиарелли461:

• технические и естественнонаучные;

• философские;

• литературные.

Первый тип выделяется на основе того, что для восприятия таких текстов знание предмета важнее языка. Второй тип выделяется потому, что при вос­приятии этих текстов нужно еще и следовать за мыслью автора. Литературные же тексты отлича­ются тем, что в них, кроме содержания, выявлению при чтении и воссозданию в переводе подлежит ху­дожественная форма.

*' Излагается по указанной работе К.Райс.


 

348 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Классифицируя не столько сами тексты, сколь­ко переводы, Вилен Наумович Комиссаров пишет: «Жанрово-стилистическая классификация перево­дов в зависимости от жанрово-стилистических осо­бенностей оригинала обусловливает выделение двух функциональных видов перевода: художе­ственный (литературный) перевод и информатив­ный (специальный) перевод». И далее: «Произведе­ния художественной литературы противопоставля­ются всем прочим речевым произведениям потому, что для всех них доминантной является одна из ком­муникативных функций, а именно художественно-эстетическая или поэтическая. Основная цель лю­бого произведения этого типа заключается в дости­жении определенного художественного воздействия, создании художественного образа. Такая эстетичес­кая направленность отличает художественную речь от остальных актов речевой коммуникации, инфор­мативное содержание которых является первич­ным, самостоятельным»462.



Думается, что противопоставление художествен­ных текстов информативным не вполне корректно, Во-первых, это предполагает отсутствие информа­ции в художественных текстах, что явно не соответ­ствует действительности. Отвлекаясь временно от обсуждения того, что для литературного текста яв­ляется главной функцией, вспомним, какой огром­ный процент знаний об окружающем мире, о жиз­ни (в том числе и фактических знаний) человек получает из произведений художественной литера­туры. В отличие от музыки или, скажем, абстракт­ной живописи, ориентированных практически пол­ностью на оказание эмоционального и эстетическо­го воздействия путем непосредственного влияния на органы слуха и зрения, художественная литерату­ра в подавляющем большинстве случаев оказывает это воздействие через сообщение определенной ин­формации. Более того, создание художественного

462 Комиссаров В. Н. Теория перевода. М.: Высш. шк., 1990. С. 95.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 349

образа — не цель литературного произведение, а тоже средство передачи информации, особый способ оказания воздействия на читателя.

Безусловно, одно из основных отличий художе­ственного текста от любого другого состоит в том, что в нем действительность (а точнее — то или иное ее отражение) представлена в виде образа. По сути дела, деление текстов на художественные и нехудо­жественные основывается на том, что у человека существуют две разные системы мышления: логи­ческое и образное. Если научные, документальные и прочие нехудожественные тексты опираются на систему логического мышления, на логическое от­ражение мира, то тексты художественные апелли­руют к образному мышлению, к способности чело­века познавать мир образно.463

Во избежание дальнейших терминологических неточностей и разногласий условимся в дальнейшем говорить о существовании текстов логических (ос­нованных на логическом отражении мира и пред­назначенных для передачи фактической информа­ции) и текстов художественных, опирающихся на образное отражение мира и существующих для комплексной передачи разных видов информации — интеллектуальной, эмоциональной, эстетичес­кой, — а также обладающих функцией эмоциональ­ного воздействия на читателя.

‡агрузка...

Последнее свойство художественных текстов позволяет говорить о различиях в цели создания тек­стов. Логические тексты пишутся с целью сообще­ния, тогда как художественные — с целью воздей­ствия. Разумеется, как уже было сказано, любой художественный текст что-то сообщает, но не в этом основная цель его написания. Если для логического текста сообщение фактов и есть основная функция и, следовательно, основная цель его создания, то для художественного текста это лишь средство воздей-

463 Подробнее о художественном образе см. раздел «Художествен­ный образ и способы его создания в оригинале и переводе»


350 В.В.Сдобников, О.ВЛетрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

ствия на читателя. Так, например, И.С.Тургенев явно не ставил своей целью сообщить широкому кругу читателей о безвременной кончине собачки по имени Муму. Сообщение этого факта (реального или вымышленного) служит совсем другой цели — вызвать у читателя определенное отношение не столько к событиям, непосредственно описанным автором, сколько к тем событиям и явлениям реаль­ной жизни, концентрированным выражением (т.е. художественным образом) которых стала расска­занная автором история. Функция воздействия в художественном тексте чаще всего также не явля­ется самодостаточной, она ориентирована на фор­мирование отношения — как эмоционального, так и рассудочного — к каким-то явлениям, фактам, со­бытиям. В большинстве случаев автор ставит перед собой задачу не просто заставить читателя плакать или смеяться, а плакать или смеяться по определен­ному поводу. Даже в поэтическом описании приро­ды автор стремится вызвать у читателя то эмоцио­нальное состояние, которое испытал он сам, т.е. ис­пользует поэтическую форму для того, чтобы читатель мог разделить с ним его эмоциональное со­стояние, возникшее не «вообще», а по какому-то поводу.

Какую бы классификацию текстов мы ни приня­ли, она всегда будет достаточно условной — хотя бы уже потому, что практически по всем параметрам (цель написания, роль формы, функция воздей­ствия, характер восприятия) наряду с ярко выра­женными логическими и художественными текста­ми будут обнаруживаться тексты, совмещающие в себе характеристики и тех, и других. Прежде всего это тексты общественно-политические. Наряду с чисто логическими (например, информационное сообщение) здесь обнаруживаются тексты-воззва­ния, тексты-памфлеты и др., ориентированные на воздействие и оказывающие это воздействие бла­годаря своей форме. Следует помнить, что к пере-


 


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 351

воду такого типа публицистических текстов приме­нимы многие требования, которые в дальнейшем будут сформулированы в отношении текстов худо­жественных.

Итак, как уже было сказано, художественные Тексты отличаются от логических не только целью создания, но и характером передаваемой информа­ции, так как в художественном тексте обычно пере­дается информация и интеллектуальная, и эмоцио­нальная, и эстетическая. Вполне естественно, что дляэтого требуются и особые способы передачи информации. Все эти виды информации

передаются через рациональное, эмоциональное и эстетическое воздействие на получателя.

Такое воздействие достигается с помощью язы­ковых средств всех уровней. Для этого использует­ся и ритмическая организация текста, и фоносеман-тика, и лексическая семантика, и грамматическая семантика, и многие другие средства.

Информация в художественном тексте, в отличие от текста логического, может сообщаться экспли­цитно, а может имплицироваться с помощью все­возможных иносказаний — аллегорий, символов, аллюзий и т.д. Аллегория — это «условная передача отвлеченного понятия или суждения посредством конкретного образа»464 (например, волк — олицет­ворение жадности, лиса — хитрости и т.д.). Символ по сравнению с аллегорией более многозначен и ли­шен точности, определенности аллегорического об­раза (например, можно рассматривать крут как сим­вол бесконечности или вечности, птица у некоторых художников становится символом души и т.д.) Ал­люзия — это намек на общеизвестное событие, ли­тературное произведение, высказывание (напри­мер, «То be or not to be», «Перейти Рубикон», «Дядя Степа», «Пришел, увидел, победил», «Демьянова уха», «Ты меня уважаешь?»).

* Краткая литературная энциклопедия. Том I. ЬЛ.\ Сов. энциклопе­дия, 1962. С. 159.


352 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯПЕРЕВОДА

Особо следует отметить такую особенность ху­дожественного текста, как предполагаемая автором степень активности читателя, его соучастие в со­здании произведения, сотворчество. В отличие от логических текстов, где роль получателя сводится к восприятию фактов, в художественной литературе автор в ряде случаев апеллирует к жизненному и читательскому опыту того, кому текст адресован, рассчитывает на появление у читателя определен­ных ассоциаций, на определенную степень «домыс­ливания» и т.д. Этому способствует и выбор типа повествования, и присутствие в тексте фигуры рас­сказчика, и степень адресованности текста. Так, к примеру, совершенно разную степень сотворче­ства предполагают а) как бы отстраненное и объек­тивное повествование от третьего лица, б) значи­тельно более личное, взывающее к сопереживанию повествование от первого лица и в) повествование, непосредственно обращенное к читателю. После­дний тип также может подразделяться на повество­вание, где рассказчик время от времени апеллиру­ет к читателю (как, скажем, Джеймс Олдридж в романе «The Sea Eagle», прерывающий описание событий фразами «Do you understand? Do you?») и повествование, в котором местоимение второго лица используется в качестве обобщающего неопре­деленно-личного. Примером последнего может слу­жить роман Джея МакИнерни «Bright Lights, Big City», где все события происходят с «you» — «You are not the kind of guy who would be at a place like this at this time of the morning. But here you are, and you cannot say that the terrain is entirely unfamiliar, although the details are fuzzy».

Если в логическом тексте выбор местоимения не имеет принципиального значения (в инструкции к какому-либо прибору можно сказать one must be careful или you must be careful или даже it is necessary to be careful when...), то в художественном произве­дении это становится одним из средств воздействия


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 353

на читателя и тем самым создает серьезные пробле­мы переводчику. Так, например, при попытке сохра­нить повествование от первого лица в переводе анг­лийского текста на русский язык переводчик стал­кивается с проблемой рода, отсутствующего в английском, но обязательного в русском в том слу­чае, если повествование ведется в прошедшем вре­мени. Точно так же перед переводчиком возникает проблема с «you» — «ты» или «вы»? Аналогичные трудности возникнут и при переводе такого текста на немецкий или французский языки. Естественное желание снять эту проблему, заменив местоимение, может привести к значительным искажениям худо­жественного текста, к разрушению авторского за­мысла.

Одной из основных особенностей художествен­ного текста является наличие в нем лирического ге­роя. Пользуясь выражением Виктора Владимирови­ча Виноградова, можно сказать, что в произведении всегда есть образ автора, который и создает внут­реннее единство текста. В отличие от логического, художественный текст не может быть объективным, лишенным авторской позиции, авторского отноше­ния к героям и событиям, авторской интонации. При этом, разумеется, нельзя смешивать образ автора с образом рассказчика, от лица которого ведется по­вествование. У одного и того же писателя могут быть произведения, написанные от лица мужчины и от лица женщины, в одном случае рассказчик может быть негодяем, а в другом — воплощением доброде­тели. Однако даже в тех случаях, когда повествова­ние ведется от лица одного из персонажей, за спиной У него всегда стоит автор со своим отношением к пер­сонажам и к происходящему, автор, ведущий опос­редованный разговор с читателем. И зачастую этот скрытый разговор в художественном произведении оказывается важнее описываемых событий.

Художественные тексты отличаются от логичес­ких и своим структурным разнообразием. Если

**Ч274


354 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

в логическом тексте информация подается линей­но, последовательно, то в художественном произве­дении могут чередоваться эпизоды, относящиеся к разным сюжетным линиям, могут смещаться и даже смешиваться разные хронологические и логические планы, появляться так называемые ретроспективные эпизоды. Прочитанное ранее может переосмыслять­ся после получения новой информации. Автор может сознательно «утаивать» часть информации до опре­деленного момента, сознательно создавать некото­рую двусмысленность. Все это служит созданию у читателя нужного настроения, нужного впечатления, помогает автору подготовить читателя к восприятию дальнейших событий как чего-то ожидаемого или, наоборот, неожиданного и т.д.

Структуру художественного произведения час­то называют композицией. Композиция это «чле­нение и взаимодействие разнородных элементов или, иначе, компонентов литературного произведе­ния»465. По сути дела, композиция — это способ орга­низации текста. При этом можно говорить о внеш­ней организации произведения (деление на главы, части, явления, акты, строфы, т.е. о внешней компо­зиции), а можно — о структуре художественного содержания, о внутренней основе (т.е. о внутрен­ней композиции).

Суммируя разные подходы к определению ком­позиции, Вадим Валерианович Кожинов465 отмеча­ет, что на каждом уровне организации текста мож­но выделить его простейшие элементы — единицы. Так, простейшие единицы ритма — это стопа, такт; простейшая единицы художественной речи — фра­за; единица сюжета — отдельное движение, так на­зываемый «жест»; фабулы — событие или мотив: единицами художественного содержания являют­ся образ человека — характер, образ вещи, явле­ния. Единицей же композиции является такой эле-

465 Краткая литературная энциклопедия. Том III. М.: Сов. энциклопе­дия, 1966. С. 694.


 


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 355

мент, такой «отрезок» произведения, в пределах которого сохраняется одна определенная форма, один способ или «ракурс» литературного изображе­ния — например, динамическое повествование, ста­тическое описание (характеристика), диалог, реп­лика, монолог или так называемый внутренний мо­нолог, письмо персонажа, лирическое отступление и т.п.

Любое литературное произведение состоит из последовательного ряда относительно самостоя­тельных компонентов, каждый из которых принад­лежит к одной из названных форм.

Простейшие компоненты композиции объединя­ются в более сложные. Но на протяжении каждого отрезка-компонента так или иначе сохраняется один ракурс, выдерживается определенная точка зрения — автора, персонажа, стороннего наблюда­теля и т.д. Лев Николаевич Толстой объяснял это так: «Когда вы пишете ..., вы должны найти исходную точку зрения.... Если вы описываете сцену..., то... неминуемо чьими-то глазами..., потому что «вообще» писать невозможно...». Таким образом, компози­ция — «это, прежде всего, установление центра, центра зрения художника»466.

Композиция произведения воплощается не в от­дельных его элементах, а в их взаимодействии. Она представляет собой сложное, пронизанное много­сторонними связями единство компонентов. Все компоненты текста — как смежные, так и отдален­ные друг от друга — всегда находятся во внутрен­ней взаимосвязи и взаимоотражении. Сами их от­ношения, их последовательность и перебои содер­жательны

Из сказанного следует чрезвычайно важный вы­вод: в художественном тексте целое не может быть Механически выведено из суммы частей. Правиль­но перевести каждый компонент еще не значит пра-

Цит. по: Краткая литературная энциклопедия. Том 111. М.: Сов. эн­циклопедия, 1966. С.695.

12*


 

356 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

вильно перевести текст в целом. И если логическая и хронологическая последовательность частей за­дана автором и не зависит от переводчика, то сохра­нение заложенных в текст внутренних связей меж­ду частями требует тщательного анализа и поиска соответствующих средств переводящего языка.

Непосредственное отношение к композиции ли­тературного произведения имеет знаменитая «тео­рия айсберга» Эрнеста Хемингуэя, который пола­гал, что «если писатель хорошо знает то, о чем пи­шет, он может опустить многое из того, что знает, и, если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом... Писатель, который многое опуска­ет по незнанию, просто оставляет пустые места»47'.

Обсуждая встающие перед переводчиками Хе­мингуэя проблемы, Иван Александрович Каткий пишет: «Понять недоговоренности в рассказах иног­да помогают кроме контекста, возможного в крупных вещах, и внешне неприметные ключевые фразы, как сгусток, в котором сконцентрирован подтекст.

Буквальный перевод, передавая слова, а не речь, язык, а не слог, частности, а не целое, не может пол­ностью передать текст произведений художествен­ной литературы.

При переводе художественной книги переводить надо не изолированный словесный знак и его грам­матическую оболочку в данном языке, а мысль, об­раз, эмоцию — всю конкретность, стоящую за этим словом, при непременном учете всех выразитель­ных средств, всей многосмысленности знака или многозначности слова.

За каждым словом стоит все произведение как идейно-художественное целое»478.

По словам Льва Николаевича Толстого, «самое важное в произведении искусства — чтобы оно име­ло нечто вроде фокуса, то есть чего-то такого, к чему

161 Цит. по: Кашкин И. А. Для читателя-современника. М, 1968. С. 71 *"Там же. С. 377.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 357

сходятся все лучи или от чего исходят. И этот фокус должен быть недоступен полному объяснению сло­вами. Тем и важно хорошее произведение искусст­ва, что основное его содержание во всей полноте может быть выражено только им»469.

Важность воссоздания переводчиком компози­ции литературного текста во всей полноте взаимо­связей между частями, необходимость сохранения всех способов передачи информации можно пока­зать на примере романа Джеймса Джойса «Улисс».

Композиционно роман состоит из 18-ти эпизодов, каждый из которых связан с одним из эпизодов «Одиссеи» Гомера, на что указывают названия этих эпизодов (к сожалению, в поздних изданиях рома­на они не сохранились). Между соответствующими эпизодами «Улисса» и «Одиссеи» прослеживают­ся тематические и смысловые параллели. Кроме того, каждый персонаж: имеет прототип в поэме Го­мера: Блум — Одиссей (в латинской традиции — Улисс), Стивен — Телемак, Молли Блум — Пенело­па, Белла Коэн — Цирцея и т.д. Таким образом, весь роман в целом представляет собой одну большую аллюзию, состоящую из множества более мелких структурных аллюзий. Но этим решаемые автором формальные задачи не ограничиваются. Во всех так называемых поздних эпизодах, помимо прочих ли­тературных приемов, имеется ведущий прием:

Эпизод 7, «Эол»: имитация газеты — главки-репор­тажи с крикливыми заголовками («В сердце ирланд­ской столицы», «Венценосец», «Представители прес­сы», «С глубоким прискорбием сообщаем о кончине высокочтимого гражданина Дублина» и т.д.).

Эпизод 10, «Блуждающие скалы»: серия проис­ходящих синхронно субэпизодов.

Эпизод 11, «Сирены»: словесное моделирование музыки.

Эпизод 12, «Циклопы»: контрастное чередование городского анекдота и высокопарной пародии.

**Т олстойЛ. Н. О литературе.


358 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Эпизод 13, «Навсикая»: пародирование дамской прессы.

Эпизод 14, «Быки Солнца»: модели английско­го литературного стиля с древности до современ­ности.

Эпизод 15, «Цирцея»: драматическая фантазия.

Эпизод 16, «Евмей»: «антипроза» — нарочито вя­лое, заплетающееся письмо.

Эпизод 17, «Итака»: пародийный катехизис (дей­ствительно вопросно-ответная форма).

Эпизод 18, «Пенелопа»: непрерывный поток со­знания470.

Если читатель оригинала не знаком с «Одиссе­ей», он не воспримет и десятой доли информации, заложенной автором в роман. Но Джойс и не рас­считывал на такого читателя. Если же с «Одиссеей» не знаком переводчик (или если он не дал себе тру­да воссоздать в переводе все особенности компози­ции и все подтексты оригинала), то получить инфор­мацию не сможет читатель перевода, сколь хорошо он ни был бы подготовлен к чтению романа.

Следующая особенность художественного тек­ста состоит в том, что, в отличие, скажем, от науч­ных статей или технических описаний, он обычно характеризуется высокой степенью национально-культурной и временньй обусловленности. Любой художественный текст характеризуется определен­ным соотношением компонентов «общечеловечес­кое — национальное» и «всегда — сейчас (тогда)». Независимо от того, стремится автор к этому или нет, художественный текст всегда отражает особенно­сти того народа, представителем которого автор яв­ляется и на языке которого он пишет, и того време­ни, в котором он живет. Кроме того, писатель может сознательно вводить в свой текст национально-куль­турные реалии, ассоциирующиеся к тому же с оп­ределенным временем в жизни народа.

470 См.: Д ж о й с Д ж. Улисс. Пер. с англ. В.Хинкиса и С.Хоружего. Комментарий С.Хоружего М.: Изд-во «Республика», 1993.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 359

Вообще все реалии в художественном тексте можно разделить на упомянутые и неупомянутые, присутствующие имплицитно, в виде фоновых зна- ний, наличие которых у читателя писатель созна­тельно или бессознательно предполагает. Примером сознательной апелляции к фоновым знаниям может служить аллюзия: автор намекает на какое-то собы­тие, провоцируя появление у читателя совершенно определенных ассоциаций, необходимых для пони­мания авторской мысли. Часто же у писателя расчет на наличие общих с читателем фоновых знаний бы­вает подсознательным. Это объясняется тем, что обычно писатель представляет себе своего возмож­ного читателя, ориентируется на людей с более или менее определенными знаниями, определенным . уровнем восприятия, настраивается на этот уровень.

Примером того, как много может быть в тексте неупомянутых реалий, может служить начало рома­на Андрея Георгиевича Битова «Пушкинский Дом»:

«Где-то, ближе к концу романа, мы уже пытались описать то чистое окно, тот ледяной небесный взор, что смотрел в упор и не мигая седьмого нояб­ря на вышедшие на улицы толпы... Уже тогда каза­лось, что эта ясность недаром, что она чуть ли не вынуждена специальными самолетами, и еще в том смысле недаром, что за нее вскоре придется попла­титься.»

Читателю, не знакомому с советскими традиция­ми, упоминание вышедших седьмого ноября на ули­цы толп вряд ли будет понятно. В лучшем случае он решит, что в своей особой, с самого начала заявлен­ной алогичной манере автор собирается рассказать о каком-то чрезвычайном событии, происшедшем в этот день и вызвавшем появление на улицах толп народа. Но автор обращается к советскому читате­лю (роман был написан в 1971 году), которому пре­красно известно, что речь идет о традиционной, обя-зательной демонстрации, посвященной очередной годовщине Великой Октябрьской Социалистичес-


360 В.В.Сдобников, О.В. Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

кой Революции. Ему также известно, что в случае плохой погоды в Москве и Ленинграде на время де­монстрации специальные самолеты разгоняли тучи, так что загадочная для не знающих этого читателей фраза о ясности, чуть ли не вынужденной специаль­ными самолетами, не вызывает никаких неясностей у тех, кому она адресована. Автору просто не нужно упоминать такие реалии, как демонстрация, рево­люция и т.д., поскольку он пишет о том, что хорошо известно и ему, и его читателям. Вполне понятно, что «переадресовка» этого текста иноязычным, а точ­нее — «инокультурным» читателям может вызвать серьезные проблемы.

Упомянутые в тексте реалии также неоднород­ны. Они могут там появляться по воле автора и как бы без ведома автора. Так, например, когда Алек­сандр Иванович Куприн в своей повести «Сула-мифь» говорит о приставниках, телохранителях, рабах и т.д., он делает это сознательно, чтобы погру­зить русскоязычного читателя в атмосферу восточ­ного царства (в России того времени стражу и охра­ну не называли телохранителями, а слуг никогда не называли рабами). Но когда в рассказе Антона Пав­ловича Чехова «Унтер Пришибеев» один из персо­нажей говорит: «Позвольте, вы ведь не урядник, не староста, разве это ваше дело народ разгонять? -...На это есть урядник, староста, сотский...», то делается это отнюдь не с целью создания особого колорита или сообщения читателю о наличии в Рос­сии того времени урядника, старосты или сотского и об их функциях. Так же, как и в случае с фоновы­ми знаниями, автор пишет о повседневной жизни в той стране и в то время, где и когда создается про­изведение, и все реалии — просто часть этой повсед­невной жизни. Реалиями они становятся только в восприятии читателя из другой страны или друго­го времени.

Вообще национальная специфика текста возни­кает неизбежно уже в силу того, что язык хранит


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода



в себе национальную историю, национальную куль­туру. По образному выражению Евгения Василье­вича Клюева, « у слов прекрасная память. Любое слово обросло уже бессчетным множеством смыс­лов — и его невозможно употребить так, чтобы реа­лизовался лишь один из них. А потому независимо от того, хочется мне подразумевать или нет, я все равно что-нибудь да подразумеваю»471 . И посколь­ку слово «обрастало» всеми этими значениями в рамках определенной культуры, оно невольно от­ражает ее специфику и «заставляет» нас подразу­мевать что-то такое, что понятно только людям, го­ворящим на том же языке. Язык закрепляет в себе исторически сложившиеся особенности народа в восприятии и отражении окружающего мира, в том числе и в образном его отражении. Это прояв­ляется в наличии устойчивых сравнений, языковых метафор, эпитетов, метонимических номинаций. К примеру, англичанам совершенно не поняты кон­нотации, закрепившиеся у нас за словом «свинья»: у англичан это животное не ассоциируется с грязью и дурными манерами. И когда герой романа Джеф­фри Арчера «First Among Equals», молодой аристок­рат, обращаясь к своей не менее аристократичной жене, говорит, что завидует ей, потому что она не полнеет, хотя ест «like a pig», он вовсе не хочет ее оскорбить, он просто хочет сказать, что ест она мно­го, не ограничивая себя. По-русски же фраза «ты ешь, как свинья»,* будет означать, что человек ест по-свински, т.е. неаккуратно или с вызывающей от­вращение жадностью.

Иногда почти не преодолимая для переводчика национальная специфика оказывается закреплен­ной в самих языковых формах. Типичный пример тому — наличие в русском языке местоимений «ты» и «вы». Если для переводчиков на немецкий или французский язык здесь особых проблем не воз­никает, то перевод, скажем, пушкинского «Ты и

4" К л ю о в Е. В. Между двух стульев. М: Педагогика, 1989. С.114.


362 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Вы» на английский становится весьма проблема­тичным:

Пустое вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила

И все счастливые мечты

В душе влюбленной возбудила.

Пред ней задумчиво стою;

Свести очей с нее нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!

Столь же трудно перевести рассказ Антона Пав­ловича Чехова «Моя «Она»», целиком построенном на том, что в русском языке слово «лень» — женс­кого рода. По-английски, где у существительных вообще нет категории рода, трудно создать текст, где бы у читателя до последнего предложения было впечатление, что речь идет о женщине.

Помимо постоянных, уже в самом языке закреп­ленных ассоциаций, в речи всегда присутствуют слова-времянки, выражения-однодневки, понятные только в контексте сегодняшних, сиюминутных со­бытий. Писатели часто вводят их в текст своих про­изведений, чтобы сделать речь персонажей-совре­менников узнаваемой и психологически достовер­ной. Однако по прошествии некоторого, порой даже очень незначительного времени восстановить их быстро забывшееся значение бывает очень трудно, особенно переводчикам, для которых язык ориги­нала — иностранный. К примеру, многие российс­кие писатели-юмористы и сатирики использовали столь узнаваемые еще недавно слова и выражения, характерные для речи того или иного политика: «де­мократия, понимаешь», «упал, отжался», «однознач­но» и др. Однако как только эти политики сходят с политической сцены и перестают быть популярны­ми, эти словечки перестают быть узнаваемыми и со­здают большие проблемы как новым поколениям читателей, так и переводчикам. В качестве приме-


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 363

ра можно привести фразу «Тоже мне, Зиганшин на­шелся», совершенно непонятную сегодня большин­ству представителей молодого поколения, ничего не знающих о том, как в начале 60-х годов четверых советских моряков унесло в море и как они боро­лись там за свою жизнь, став на какое-то время на­циональными героями, имена которых знала вся страна.

Такой временньй колорит также может быть на­меренным и ненамеренным. Автор может сознатель­но добиваться эффекта злободневности, а может просто воспользоваться сиюминутным выражени­ем как обычной единицей речи.

В технических описаниях, научных трактатах и других текстах подобного рода подобного рода явле­ния встречаются редко. Таким образом, националь­но-культурная и временнбя обусловленность — это также специфическая особенность художественно­го текста. Следует, правда, отметить, что именно эту особенность чаще всего делят с художественными текстами тексты публицистические.

С проблемой национально-культурной обуслов­ленности художественного текста тесно соприкаса­ется проблема его самодостаточности. Будучи час­тью национальной культуры, любое художествен­ное произведение опирается на определенные литературно-художественные традиции, без знания которых его иногда невозможно понять. Кроме того, автор может использовать аллюзии, отсылающие читателя к фактам иной культуры, знание которой У читателя предполагается. Наглядный тому при­мер — уже обсуждавшийся роман Джеймса Джой­са «Улисс».

Особенно ярко зависимость одного литературно­го текста от другого проявляется в произведениях, написанных в жанре литературной пародии. Паро­дийный текст никогда не может быть самодостаточ­ным, для его понимания необходимо знать то произ­ведение, которое пародируется. Однако опираться



В.В.Сдобников, О.В.Петрова * ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА


на другие литературные произведения могут не толь­ко пародии. Достаточно обратиться к списку пер­сонажей книги Евгения Васильевича Клюева «Меж­ду двух стульев», чтобы понять, сколь велика может быть зависимость одного художественного произ­ведения от других. Вот некоторые из них:


Шармен

Всадник-с-Двумя-Головами

Ой ли-Лукой ли

Гуллипут

Дама-с-Каменьями

Белое Безмозглое

Мясной Царь

Тетя Капитана-Франта

Шпрот -в - Сапогах


Петропавел Воще Бессмертный Тридевятая Цаца Слономоська Тупой Рыцарь Муравей-Разбойник Соло Вий

Смежная Королева Бон Жуан


В левом столбце собраны персонажи, имена ко­торых представляют собой аллюзии, требующие знания зарубежной литературы, так как в них обыг-рываются названия произведений и персонажи Проспера Мериме (Кармен), Томаса Майна Рида (Всадник без головы), Ганса Христиана Андерсена (Ойле Лукойле), Джонатана Свифта (лиллипут), Александра Дюма-сына (Дама с камелиями), Дже­ка Лондона (Белое безмолвие), Иогана Вольфганга Гете (Лесной царь), Жюля Верна (Дети капитана Гранта), Шарля Перро (Кот в сапогах).

В правом столбце — имена, основанные на явле­ниях русской культуры. Чтобы понять, почему ге­роя зовут Петропавел, нужно не только и не столько помнить о святых Петре и Павле, сколько знать о традиции соединения их в одном названии (Петро­павловский собор, Петропавловская крепость). Воще Бессмертный, Тридевятая Цаца, Муравей-Разбойник основаны на русских народных сказках (Кощей Бессмертный, Тридевятое царство, Соло-


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 365

вей-разбойник). СолоВий объединяет в себе Соловья с гоголевским Вием. Крыловские Слон и Моська объе­динились в Слономоську. Два последних в этом стол­бце имени занимают особое положение. Смежная Королева могла прийти в книгу и из «Снежной ко­ролевы» Евгения Львовича Шварца, и из сказки Ган­са Христиана Андерсена. Бон Жуан — это легко уз­наваемый Дон Жуан, который нам также хорошо знаком по целому ряду произведений как русской (Александр Сергеевич Пушкин), так и зарубежной литературы (Тирсо де Молина, Жан Батист Мольер и многие другие).

Более того, для понимания происходящих в книге событий совершенно недостаточно знать названия всех перечисленных и многих других произведений и основные характеристики их главных героев. Нужно еще и помнить их текст, чтобы понять, что такое «богатырский пописк», почему «рожденный ползать понять не может», что означают заявле­ние «Итутяпонял, что весь я не умру», фраза «Дело в том, что кого-то водят по улицам: наверное, это напоказ» или такой диалог:

Чего это вы его тут водите?

А они в диковинку у нас.

Герои книги сталкиваются с не вполне стендалев-ской Хамской Обителью и явно не пушкинской Ка­питанской Дачкой, попадают на Гиперболото Ин­женера Гарина (о котором не подозревал ни Алек­сей Николаевич Толстой, ни его инженер Гарин, создавший свой гиперболоид). Нужно знать не толь­ко русскую литературу, но и биографии писателей, чтобы в Частной Поляне угадать толстовскую Яс­ную Поляну.

Речь пока идет не о том, как такой текст перево­дить, как сделать понятной для иноязычного чита­теля всю эту языковую игру. Речь идет лишь о том, что читатель оригинала (в том числе и переводчик) должен быть в состоянии распознать все то, к чему его отсылает автор, и понять, для чего он это делает.


366 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

А это возможно лишь в том случае, если читатель (переводчик) хорошо знаком с национальной куль­турой той страны, на языке которой написно произ­ведение.

Разумеется, произведения с такой степенью за­висимости от культурного контекста, как у Евгения Васильевича Клюева, встречаются нечасто. Эта книга — крайний случай, однако именно поэтому она дает возможность столь наглядно показать, что литературный текст далеко не всегда самодостато­чен, что он может быть теснейшим образом связан со всей национальной культурой (включая все те произведения и факты других культур, которые были ею ассимилированы). В той или иной степени это качество присуще любому художественному тексту.

В связи с этим возникает вопрос о читателе. Разу­меется, каждый текст, не только художественный, всегда создается для кого-то, автор всегда исходит из наличия у читателя определенного минимума зна­ний, необходимых для понимания текста. В случае с документами и научными текстами вопрос адре­сата решается очень просто, поскольку круг лиц, ко­торым этот текст предназначается, всегда достаточ­но четко очерчен. С художественными же текстами дело обстоит сложнее.

В большинстве случаев писатель сознательно или подсознательно ориентируется на определенный круг читателей, представляет себе примерный объем их знаний, отношение к определенным про­блемам и ценностям. Иногда, однако, писатель об этом не задумывается и пишет, исходя из собствен-ног кругозора, собственного эмоционального скла­да и т.д. В этом случае круг читателей, на которых ориентировано произведение, тоже оказывается вполне определенным: это люди того же уровня, что и сам писатель. Так или иначе, художественный текст всегда адресован не просто носителям опре­деленной культуры, но ее представителям, облада-


 

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 367

ющим определенным уровнем культурной компе­тенции.

В применении к переводу в этой связи встает воп­рос: какова вероятность того, что найдется чита­тель перевода, совпадающий по своему общекуль­турному уровню, по знаниям в области культуры той страны, на языке которой был создан оригинал, по восприятию традиционных для этой культуры ценностей с тем читателем оригинала, на которого ориентировался автор? Иными словами, может ли произведение, ориентированное на представите­лей одной культуры, адекватно восприниматься представителями другой культуры, о которой автор, вполне возможно, ничего не знал и на которую он, безусловно, не ориентировался? Иными словами, здесь возникает проблема потенциальной возмож­ности или невозможности совпадения типа читате­ля на исходном и переводящем языках.

Серьезность этой проблемы усугубляется также и тем, что любой художественный текст допускает множество прочтений. В отличие, скажем, от тех­нического описания, которое должно быть написа­но так, чтобы при чтении не появлялось никаких вариантов толкования сказанного, художественный текст может содержать достаточно высокую сте­пень неопределенности, возникающей за счет мно­гозначности слов и грамматических форм, за счет использования столь неопределенных художе­ственных средств, как, скажем, символы, и т.д. Мно­гозначность может быть даже сознательно заложе­на автором (как, например, в пьесах Эжена Ионес­ко, прямо говорившего о том, что каждый волен трактовать их по-своему, что они не предполагают какого-то одного определенного прочтения), Одна­ко такая многозначность всегда ориентирована на читателей оригинала. Прочтение же художествен­ного текста в очень большой степени зависит от на-Ционально-культурных стереотипов. Так, напри-Мер, в каждом языке существует определенный за-


368 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

пас стереотипных сравнений, метафор, эпитетов, которые носителями этого языка уже не восприни­маются как художественные. Для носителей же дру­гого языка эти сравнения, метафоры и эпитеты могут оказаться неожиданными и яркими. И если читатель оригинала воспримет произведение, написанное с их использованием, как низко художественное, ба­нальное и даже пошлое, читатель перевода, в кото­ром сохранены все эти средства, будет пленен све­жестью и выразительностью языка, яркостью об­разов.

Прочтение художественного произведения зави­сит и от индивидуального склада читателя, от его личного восприятия, от его читательского опыта. Чем больше этот опыт, чем больше читатель прочел раз­ных художественных произведений, тем больший процент заложенной автором информации он при чтении увидит. (Вспомним в этой связи об уже об­суждавшемся сотворчестве автора и читателя худо­жественного текста).

Помимо всего этого, то или иное прочтение худо­жественного текста может еще зависеть и от того, насколько читатель знаком с концепцией автора. Неверно понятая концепция заставляет совершен­но по-иному воспринимать читаемое. А если чита­тель оригинала одновременно еще и переводчик, то возникает замкнутый круг: неверно поняв идею про­изведения, он выбирает варианты перевода, «рабо­тающие» на эту идею, навязывая тем самым свое прочтение читателю перевода. Тамара Исааковна Сильман по этому поводу пишет: «...бывают случаи, когда, под влиянием неточной общей концепции произведения, в работе чрезвычайно опытных пе­реводчиков происходят такие стилистические и смысловые сдвиги, в результате которых по-русски произведение начинает звучать несколько иначе, чем в подлиннике»472. Иллюстрируя это положение,

472 С и л ь м а н Т. Концепция произведения и перевод//Мастерство перевода. 1962. М: Сов. писатель, 1963. С.281.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 369

она рассматривает роман Томаса Манна «Призна-нияавантюриста Феликса Круля». Встречающее-ся в нем существительное Bildung (которое в дан­ном случае становится ключевым) читатель, пола-лающий, что у него в руках авантюрный роман, воспримет как образовсшие=просвещение. Чита­тель же, воспринимающий эту книгу как роман вос­питания, прочтет это слово как образование—фор­мирование. И наоборот: прочтение Bildung как об-разование=просвещение (особенно если речь идет о переводе, где переводчик уже выбрал вариант, снявмногозначность) позволяет воспринять все про­изведение как авантюрный роман, тогда как про­чтение его как образование=формирование откры­вает путь к трактовке книги как романа воспитания.

Таким образом, существует три группы причин, вызывающих неоднозначность восприятия художе­ственного текста: языковая неопределенность, на­мерение автора и подготовленность читателя.

Говоря об особенностях художественного текста, о его отличиях от прочих типов текстов, нельзя не упомянуть тексты поэтические. В целом они харак­теризуются всеми теми же свойствами, что и худо­жественный текст вообще, однако некоторые из этих свойств приобретают в поэтических произве­дениях наиболее полную степень выражения. В по­этических произведениях наиболее велика роль формы, фонетической организации "екста, много-Кратно возрастает роль образности, всех средств Эмоционального и эстетического воздействия на Читателя. О том, какие в связи с этим возникают проблемы у переводчиков, речь пойдет в разделе, посвященном проблемам поэтического перевода.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.049 сек.)