АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Эффективность использования факторов инвестиционного потенциала

Читайте также:
  1. VI. По размеру предприятий (по мощности производственного потенциала)
  2. Анализ активов организации и оценка эффективности их использования.
  3. Анализ взаимосвязи между обобщающими, частными показателями экономической эффективности деятельности предприятия и эффективностью каждого научно-технического мероприятия
  4. Анализ влияния инноваций на эффективность производственной деятельности предприятия
  5. Анализ влияния использования прибыли на финансовое положение предприятия
  6. Анализ влияния эффективности использования материальных ресурсов на величину материальных затрат
  7. Анализ возможности одновременного наступления на объекте инвестиционного проекта сопутствующих видов технического риска
  8. Анализ использования материальных ресурсов
  9. Анализ использования производственной мощности
  10. Анализ использования производственной мощности предприятия
  11. Анализ использования рабочего времени
  12. Анализ использования собственных ОПФ

 

 

Развитие экономической деятельности на территориях с момента либерализации возможностей совместной предпринимательской деятельности и внешней торговли и до сих пор опирается на традиционно сложившуюся структуру связей промышленности и торговли территорий с партнерами, т.е. на использование фактически сложившегося экономического и торгового потенциала территории. Новые направления экономической деятельности крайне медленно внедряются в практику, как по видам деятельности, так и по территориям-партнерам. Диверсификация видов и объектов внешнеэкономической деятельности ограничивается рядом факторов, в том числе привлекательностью взаимного размещения инвестиций, которая, в свою очередь, определяется инвестиционным потенциалом территории.

Рассматривая причины относительно низкой активности экономических процессов, можно в качестве одного из ключевых факторов назвать низкий коэффициент использования инвестиционного потенциала, а также низкие темпы его роста.

Коэффициент использования инвестиционного потенциала можно разделить на следующие виды:

коэффициент объемного использования инвестиционного потенциала;

коэффициент экономического использования инвестиционного потенциала;

коэффициент социального использования инвестиционного потенциала.

Коэффициент объемного использования инвестиционного потенциала можно определить как отношение полученных территориями инвестиций (как внешних, так и внутренних) к запрашиваемым (планируемым в программах социально-экономического развития), деленное на такое же соотношение в мировой практике. С точки зрения внешнеэкономической деятельности этот коэффициент отражает фактически полученные прямые иностранные инвестиции в территории по отношению к общему объему инвестиционных предложений для иностранных партнеров. Данный показатель характеризует организационную эффективность инвестиционного процесса на территории.

Отношение генерируемой территориями средневзвешенной нормы прибыльности инвестиций к проектной (планируемой) норме прибыльности, деленное на такое же соотношение в мировой практике, будет характеризовать коэффициент экономического использования инвестиционного потенциала. Этот показатель характеризует условия территориального бизнеса и риски.



Для оценки социального эффекта использования инвестиционного потенциала можно применить отношение прироста валового внутреннего продукта за счет прироста инвестиционных вложений к такому же приросту в общемировой практике. С помощью данного показателя можно охарактеризовать отдачу от инвестиций для территории и целенаправленность инвестиционного процесса.

Полученная система коэффициентов позволяет оценить отличие использования инвестиционного потенциала на территории от мировых тенденций, тем самым оценить преграды для развития внешнеэкономической деятельности территории.

Увеличение коэффициента использования инвестиционного потенциала априорно приведет к его общему наращиванию, т.е. этот процесс может быть последовательным, и в какой-то мере бесконечным, для конкретных территорий.

Эффект от инвестиций проявляется как в прямом, так и в косвенном виде. Прямой эффект от инвестиций определяется приростом внутреннего территориального продукта. Прирост территориального продукта определяется прежде всего эффективностью вложения инвестиций, особенно в условиях ограниченности финансовых ресурсов. Оптимальное использование мультипликативного эффекта позволяет расширить возможности инвестиционного процесса в территории. Рассмотрим основные принципы оптимального мультипликативного эффекта в зависимости от использования инвестиционного потенциала территории.

Глубина передела ресурса и комплексность его использования являются первыми основными факторами эффективности. Повышение коэффициента использования ресурса позволяет обеспечить отдачу от инвестиций, снизить непроизводительные потери и увеличить резервы ресурсов, т.е. проводить политику ресурсосбережения.

Длина технологической цепочки определяет возможности задействования местного производителя. Создание вертикальных интеграционных структур является не просто веянием времени, но и способствует концентрации финансовых ресурсов на территории, увеличивает внутренний продукт, позволяет решать социальные вопросы. Длина цепочки определяется количеством технологических переделов или возможных производителей продукции, а следовательно, и трудоемкостью производственного процесса. Парадоксально, но чем больше трудоемкость изготовления изделия, тем это выгоднее для экономики. Разумеется, речь идет о технологически эффективном производстве с высокой организацией труда.

‡агрузка...

Величина добавленной стоимости определяет количественную сторону мультипликативного эффекта. Этот параметр является еще большим индикатором эффективности производства, чем трудоемкость, так как именно он определяет конкурентоспособность промышленности территории на рынке.

Длительность срока эксплуатации инвестиций - важный фактор мультипликативного эффекта. В какой-то мере стабильные темпы прироста для экономики территории важнее краткосрочных прорывов. Парадигма устойчивого развития предусматривает долгосрочность и стабильность роста, которые могут быть обеспечены только долгосрочными инвестициями со стабильными темпами прироста.

Инновационные технологии являются следующим фактором получения мультипликативного эффекта. Только изменения, выходящие за пределы сложившихся тенденций развития, способствуют получению значительного эффекта. В противном случае сложившиеся тенденции развития будут являться своеобразными границами, не позволяющими получить прорыв в результатах инвестиционной деятельности. Еще одним аспектом являются инновационные ресурсы, задействованные в инвестиционном процессе. Инвентаризация имеющихся на территории ресурсов и попытка их полного использования могут принести достаточно ощутимый успех.

Механизмы отдачи от инвестиций в разные элементы инвестиционного потенциала ресурсов будут разными. Прежде всего, будут различаться способы получения дохода, характер изменения отдачи во времени, способы реновации потенциала.

По способам получения дохода возможно постоянное извлечение дохода из элемента потенциала и разовое получение дохода при продаже данного элемента. Этот момент касается, прежде всего, ресурсной части потенциала, но также характерен для территориального окружения и организационно-системной части. Практика показывает, что единовременная продажа элемента потенциала почти всегда более доходна, однако по совокупности использования этого элемента эффект разового дохода нивелируется из-за неточности прогнозов и определения цен. Особенно остро стоит проблема использования невозобновляемых сырьевых ресурсов, где график их использования должен строиться таким образом, чтобы не уменьшить потенциал системы в целом.

Характер изменения отдачи во времени от элемента потенциала также будет разным. Большинство ресурсной части потенциала имеет пик роста отдачи, после которого ресурсы теряют эффективность использования. Производственные фонды же имеют четко выраженную тенденцию снижения отдачи во времени. Для повышения эффективности и обеспечения устойчивого роста необходимо обеспечить рост отдачи от потенциала во времени в масштабе территориального инвестиционного процесса. Это требование противоречит тенденции снижения отдачи в конкретных проектах, в связи с чем необходима разработка механизма поддержания роста отдачи от инвестиционного потенциала при его непрерывном использовании.

Способы реновации потенциала также будут зависеть от приоритетов использования его частей. Так, возобновление и рост общего потенциала возможен только в условиях реинвестиций части доходов от использования одних его элементов в рост других элементов. Экономическая система должна иметь сбалансированное развитие. Прирост внутреннего продукта как результат прямого эффекта от инвестиций дает возможность для балансировки системы после использования части инвестиционного потенциала.

Сложнее в случае косвенного экономического эффекта, не дающего возможности обеспечения возобновления и роста потенциала за счет прироста ВРП. Возобновление потенциала через налогово-бюджетную систему, как было в плановой экономике, в настоящее время крайне проблематично. Государство, из-за острой нехватки средств, не может сформировать инвестиционную политику даже в бюджетных отраслях. В настоящее время стоит проблема реструктуризации экономической системы, по крайней мере в бюджетной ее части, для снижения потребностей в затратах инвестиционного характера. Это в ряде случаев приводит к снижению объема и качества услуг.

Особенно это коснулось транзитивных отраслей, таких как ЖКХ, где попытки коммерциализации не привели к успеху. Переходный характер такой отрасли обусловлен необходимостью государственного вмешательства в объемы и качество услуг как жизнеобеспечивающих для населения. Использование потенциала таких отраслей еще более сложно. Эффект от инвестиций носит скрытый косвенный характер и может проявляться только по «возвратной» цепочке через эффекты для предприятий, государства и населения.

Понятие возвратной цепочки экономического эффекта является достаточно интересным для управления инвестициями. Дело в том, что косвенный эффект считали и раньше. Однако предполагалось, что фактическое его подтверждение в масштабах территории, очевидно, и не требуется. В настоящее время необходим механизм, подтверждающий такой эффект. Им может стать возвратная цепочка косвенного экономического эффекта. Методика ее расчета заключена в выявлении участников инвестиционного процесса, определение их интересов и оценка возможного количественного эффекта для них. Участники инвестиционного процесса формально объединены инвестиционным соглашением, где и проявляется эффект для каждой стороны при исполнении обязательств по инвестициям.

Рассматривая структуру инвестиционных проектов, предлагаемых к финансированию в рамках территориальных программ социально-экономического развития, обычно пользуются формальным набором известных показателей выбора лучших проектов из группы альтернативных. Выбор таких проектов в рамках одного изделия или даже отрасли в целом не представляет сложности. Сложнее тогда, когда ситуация связана с инвестиционной программой в целом. Речь идет о нескольких проблемах.

Первая из них связана с ограниченностью текущих инвестиционных ресурсов. В условиях недостатка финансовых ресурсов для финансирования всех инвестиционных проектов приходится определять приоритеты развития, тем самым изначально задавая ограничения на выбор. Однако одно дело, когда эти ограничения не приводят к устранению заведомо необходимого проекта, а лишь отодвигают его в очереди претендентов на инвестиции, и другое дело, когда ограничения приводят к отбрасыванию проектов еще на этапе предварительного анализа по финансовым причинам. Очевидно, что финансовые ресурсы должны участвовать в ограничениях после процедуры целевого выбора направлений развития. Проект не должен отклоняться только по причине отсутствия собственных финансовых ресурсов. В данном случае он просто из разряда реализуемых в инвестиционной программе проектов переходит в разряд инвестиционных предложений, определяя общую инвестиционную емкость территории и имея, пусть слабую, структурную связь с другими проектами. Такие неявные проекты и связи уменьшают эффективность инвестиционной программы в целом, однако дают эффект в качестве элемента, определяющего инвестиционную привлекательность территории в целом, а также отдельных проектов.

Еще одной проблемой является обеспечение конкурентоспособности инвестиций внутри одной отрасли и одного товара. Дело в том, что качество инвестиционного процесса зависит во многом от подготовки проекта. Зачастую альтернативность в процессе выбора инвестиционных средств появляется только на межотраслевом уровне, перескакивая этапы выбора товара и предприятия. Тем самым сужается возможность проведения оптимальной инвестиционной политики. Разумеется, в отраслях естественных монополий и на небольших предприятиях, не имеющих мощных конструкторско-технологических служб, сложно наладить систему конкурсного альтернативного выбора, однако и в данных случаях необходима процедура сравнения проектов с известными эффективными аналогами, мировыми лидерами.

Достаточно интересной проблемой является оценка конкурентоспособности инвестиций, связанных с входом в новую область деятельности. При этом речь не идет о подлинных инновациях, скорее, входу препятствуют товары и услуги известных на местных территориальных рынках проекты и предприятия, не желающие уступать свои позиции, либо речь может идти о вхождении территории в новый для него продукт, который активно продается в других территориях, и следовательно, данные инвестиционные проекты составляют прямую или косвенную конкуренцию предприятиям других территорий. В этом случае также наблюдается внешняя конкурентоспособность инвестиционных проектов, но уже вызванная немонопольным характером отрасли, недостаточной на данном этапе оценкой привлекательности инвестиции в данный продукт на данной территории. Опасность таких инвестиций в том, что их конкурентные преимущества быстро тают с ростом интереса у крупных внешних инвесторов к проекту.

Таким образом, при оценке конкурентности инвестиций следует учитывать факторы комплексности оценки возможных вложений по предложению в различных отраслях, а также возможность охвата инвестиционной деятельностью всех направлений экономики территории. Этот момент тем более важен при подходе к территории как к целостной экономической системе, инвестиционная привлекательность которой образуется не только из показателей отдельных проектов и отраслей, но и от деятельности всей системы в целом.

Сложной является также задача оценки привлекательности и конкурентоспособности инвестиционной программы территории в целом. Традиционно в политике государственной федеральной поддержки территорий при оценке таких программ используется либо метод поэлементного экономического анализа привлекательности отдельных проектов, либо, скорее, политически обоснованный метод помощи территории в целом, а следовательно, и финансирования инвестиционных территориальных программ. Оба этих подхода не дают представления о конкурентоспособности территориальных инвестиционных программ на рынке инвестиций.

Оценкой такой конкурентоспособности, очевидно, могут служить только динамика и структура совокупных инвестиций в территории. В качестве конкретных коэффициентов можно рассматривать динамику структуры инвестиций приходящихся на одного жителя либо на рубль ВРП, с учетом времени инвестиционного лага. При этом инвестиционный лаг между началом инвестиционных вложений и получением отдачи от них в последнее время носит вероятностный характер, т.е. во многом не может быть определен для территориальной программы в целом в прогнозном либо фактическом периоде достаточно достоверно. Нельзя точно указать является ли результат экономической деятельностью ответом на воздействие инвестиций или он обусловлен другими факторами рыночной конъюнктуры. Такой анализ причинно-следственных связей стал затруднителен не только на уровне территориальных инвестиций, но и для отдельных проектов. Таким образом, конкурентность территориальных инвестиционных программ, особенно для неинституционального инвестора, является крайне проблематичной.

Эффективность использования факторов определяется их отдачей в общей структуре ВРП, а также изменением этой отдачи во времени. Рост ВРП, соотнесенный со структурой инвестиций и со структурой используемых ресурсов (человеческих, производственных, природных и финансовых) по отраслям, дает представление о эффективности использования каждого из ресурсов в каждой отрасли. При этом возможен расчет коэффициента производительности ресурса, который равен соотношению объемов используемых ресурсов к объему продукции генерируемой отраслью. Динамика изменения коэффициента производительности ресурса дает представление об эффективности использования данного ресурса в данной отрасли. Разумеется, эффективность определяется рядом факторов, носящих организационно-технический и финансово-экономический характер, и выявление причинно-следственных связей изменения коэффициентов производительности - сложная задача. Частично, ее можно выявить, оценивая инновационность инвестиций в отрасли.

Другой подход к выявлению значимости факторов, влияющих на эффективность использования факторов инвестиционного потенциала -использование качественных методов анализа, основанных на причинно-следственной диаграмме и ранжировании проблем. Объединение этих известных методов анализа дает неплохой результат при определении влияния каждого из внутренних факторов на конечное значение.

Рассматривая задачу оценки эффективности использования факторов инвестиционного потенциала во времени, можно отметить, что возможны три основных варианта развития процессов.

В первом случае, как показано на рис. 1.4, эффективность использования фактора инвестиционного потенциала снижается.

 

а б

       
   
 
 

 


Т

Рис. 1.4. Исчерпывание отдачи от фактора во времени

 

Возможны два варианта развития событий, показанные кривыми а и б. Эффект снижения отдачи от факторов потенциала особенно четко проявляется на ресурсной его части, хотя характерен для всех его составляющих.

Во втором случае возникает противоположный эффект нарастания отдачи от фактора инвестиционного потенциала (рис. 1.5).

 

 

а б

     
 
 
 

 


Рис. 1.5. Нарастание отдачи от фактора во времени

 

И, наконец, в третьем случае возникает комбинированная кривая эффекта от факторов во времени, похожая на кривую производительности или кривую жизненного цикла, иначе кривая производительности (рис. 1.6).

 
 

 


Рис. 1.6. Кривая комбинированного эффекта от факторов

 

Рассмотрение закономерности возникновения эффекта от факторов инвестиционного потенциала и группирование факторов по данному признаку позволяет разделить методу управленческих воздействий на факторы. В приведенных трех группах для получения долгосрочного эффекта методы будут разными.

Социальный эффект от внедрения инвестиционных проектов традиционно оценивают количеством вновь созданных рабочих мест и величиной сгенерированной проектом заработной платы и иных социальных выплат. В краткосрочном плане, особенно в условиях проблемных территорий, такой подход оправдан. Однако для стратегической оценки социальной эффективности данных показателей будет недостаточно. Действительно, в стабильно развивающейся экономической системе количество рабочих мест в новых проектах будет, скорее, ограничением (особенно в условиях демографического кризиса), а заработная плата усредняется и является вторичным показателем от добавленной стоимости, т.е. степени инновационности проекта. Очевидно, что для оценки долгосрочного социального эффекта необходимы другие показатели.

Первыми из них будут социальные нормативы, являющиеся в настоящее время целевыми критериями программ социально-экономического развития. Действительно, через установление и достижение обоснованных социальных нормативов можно оценить эффективность инвестиционной политики для населения, особенно в сравнении с другими территориями. Социальные нормативы будут являться также основой для разработки инвестиционных программ и расчета потребностей в их финансировании. Следует отметить, что именно через достигнутые и планируемые социальные нормативы проверяется реальность инвестиционных программ. Так, некоторые расчеты показывают, что в ряде случаев общероссийские социальные нормативы для ряда территорий недостижимы в ближайшем будущем и являются, скорее, политическими показателями, а не реальными экономическими критериями.

Вторым аспектом расчета социального эффекта является устойчивое развитие и нарастание экономического потенциала системы. Критерием роста экономического потенциала будет предельное значение широко распространенного показателя ВРП на душу населения. Под предельным значением понимается значение ВРП при условии полного использования производственных мощностей промышленности. Разумеется, этот показатель оценочный, так как использование мощностей является результатом конкретной рыночной ситуации, но в первом приближении, при увеличении экономической активности в территории именно он будетопределять возможность быстрого развития без вложения больших инвестиционных средств для увеличения мощностей производственной системы. Для более точного использования возможно введение отраслевых коэффициентов, корректирующих значение спроса на продукцию в зависимости от рыночной ситуации. Таким образом, показатель роста экономического потенциала будет равен:

(14)

Третьим подходом является социальный эффект, рассчитанный через неупущение будущей выгоды. Речь идет о правильности выбора направления инвестиционной политики. Для сравнения необходим расчет вмененного продукта, получаемого при всех вариантах инвестиционной политики, и расчет реальных потерь от отсутствия альтернативного продукта. В этом случае эффект будет заключаться в разнице между расчетом по выбранному направлению вложений и максимальному (минимальному) альтернативному варианту:

(15)

Четвертым подходом является расчет социального эффекта через рост объемов потребления. Дело в том, что в инвестиционном процессе возникает следующая цепочка. Инвестиции через рост объемов производства и качества услуг приводят к росту затрат и росту цен, а следовательно, к снижению реальных денежных доходов населения. Рост доходов не всегда в результате инвестиционной политики опережает или равен росту цен на продукцию. Особенно это характерно для базовых отраслей (ЖКХ, энергетика), где инвестиции дают долгосрочную или косвенную отдачу и практически всегда приводят либо к уменьшению объемов потребления данных товаров (услуг), либо к реструктуризации расходов населения для поддержания потребления продукта данной отрасли на прежнем уровне за счет других факторов.

В развитие предыдущего подхода возможен пятый подход к социальному эффекту от инвестиций через реструктуризацию семейных затрат. Критерием будет снижение семейных затрат на продукт данной отрасли без уменьшения его потребления.

Возможен также подход к социальному эффекту через реструктуризацию затрат трудового времени. Критерием будет снижение доли неоплаченного труда в балансе времени населения. Этот критерий отражает уровень жизни населения в целом и возможность эффективного приложения производительных сил. Он показывает уровень благополучия общества.

Рассмотренные выше подходы к оценке социального эффекта от инвестиций показывают, что социальный эффект носит, скорее, стратегический характер и проявляется обычно за рамками горизонта расчета инвестиционного проекта. Поэтому можно считать, что срок реализации инвестиций будет складываться из инвестиционного лага (когда инвестиции начнут давать отдачу), срока экономической окупаемости (возврата первоначальных средств и получения запланированной прибыли) и срока социальной окупаемости (реальной социальной отдачи для населения).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.043 сек.)