АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

РАЗВИТИЕ ГЕОГРАФИИ В ДРЕВНЕМ РИМЕ

Читайте также:
  1. I. Развитие аналитических техник
  2. II. Развитие политической рекламы и PR.
  3. IV. Коммуникативное развитие
  4. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 1 страница
  5. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 10 страница
  6. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 11 страница
  7. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 12 страница
  8. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 13 страница
  9. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 14 страница
  10. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 2 страница
  11. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 3 страница
  12. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 4 страница

1 Полибий и Посидоний как выдающиеся историки и географы Римской республики.

2 Географические взгляды и представления Страбона.

3 Клавдий Птолемей – выдающийся картограф, географ и астроном античного мира.

4 Страбон и Птолемей о предмете, задачах и содержании географии.

 

1 Полибий и Посидоний как выдающиеся историки и географы Римской республики. С середины II в. до н.э. господство на Средиземном море переходит к Риму. В 146 г. до н.э. римляне лишили Грецию самостоятельности; в том же году завоевали и разрушили Карфаген. К 30 г. до н.э. Римское государство охватывало все Средиземноморье, включая Египет, часть Ближнего Востока до Евфрата (21).

Римское общество, оказавшись наследником эллинистической культуры в период, когда древние рабовладельческие государства переживали глубокий социально-экономический кризис, восприняло философию в ее поздних, упаднических и эклектических формах и с преимущественным интересом не к естественнонаучным, а к этическим проблемам.

Единственным видным представителем философии материализма был Тит Лукреций Кар (99-55 гг. до н.э.), последователь Демокрита и Эпикура. В своей философской поэме «О природе вещей» он отвергал божественное вмешательство в явления природы и общества и пытался дать этим явлениям естественнонаучное объяснение.

Сами римляне мало интересовались философскими или естественнонаучными проблемами и видели смысл лишь в тех знаниях, от которых можно было получить непосредственную практическую пользу: например, для военного дела или государственного управления. Большинство ученых и философов того времени составляли греки. Многие из них стали сторонниками власти Рима, переехали в Рим и успешно приспособились к практицизму римской верхушки.

В римскую эпоху шарообразность Земли рассматривалась как установленный факт. По свидетельству Сенеки, существовала гипотеза о вращении Земли вокруг своей оси. Но многие ученые были против этой идеи. Одним из них был Птолемей, который приводил против этой гипотезы наивные возражения, утверждая, что, если бы Земля вращалась, то птицы, поднявшись в воздух, отставали бы от нее и не возвращались бы в свои гнезда. Тем самым своим авторитетом Птолемей способствовал утверждению геоцентрической системы мироздания (110,126,220).



Географические сведения периода Римской республики содержатся главным образом в сочинениях историков, среди которых наибольший интерес для географической науки представляют труды романизированных греков Полибия (201-120 гг. до н.э.) и Посидония (135-51 гг. до н.э.).

Полибию принадлежит «История» в 40 книгах, одна из которых посвящена вопросам географии. К сожалению, эта книга не сохранилась, но на нее неоднократно ссылался Страбон (126). Полибий очень много путешествовал. Он был тесно связан с римской правящей знатью и воспринял ее сугубо утилитарный подход к науке. Значение географии он видел главным образом в том, что она чрезвычайно необходима для военных походов. Поэтому он категорически отвергал изучение таких «теоретических» вопросов, как форма и фигура Земли и др. Полибий сводил географию к эмпирическому описанию областей, причем лишь тех, которые входили в сферу жизненно важных интересов Рима.

Посидоний был ученым несколько иного склада и характера. Он также написал «Историю» с географическими вставками, задуманную как продолжение труда Полибия. Кроме того, Посидоний создал сочинение «Об океане». Оба эти сочинения не сохранились, но они были широко использованы Страбоном (11,126). У Посидония география имеет не столько описательный, сколько объяснительный характер, что вызывало недовольство Страбона, упрекавшего Посидония за приверженность к математике и физике, а также за то, что он «много занимается исследованием причин и подражает Аристотелю». Труд «Об океане» по своему построению и содержанию имеет некоторое сходство с «Географией» Эратосфена. Он начинается с истории географии, а именно с подробного анализа пространственных представлений Гомера. Далее описываются древние плавания, затем автор рассматривает изменения, происходящие от поднятий и опусканий земной поверхности. Посидоний допускает реальное существование Атлантиды, впервые описанной Платоном. Он также тщательно разбирает учение о тепловых поясах, вопросы изменения земного шара, деления суши на сфрагиды и дает описание ойкумены.

‡агрузка...

Посидоний провел повторное исчисление размеров окружности Земли и получил намного меньшую величину по сравнению с той, что была указана Эратосфеном. Он предпринял необходимые измерения, т.к. чувствовал недоверие к работе, проделанной Эратосфеном. Свои вычисления Посидоний строил на наблюдениях за высотой над горизонтом звезды Канопус в Александрии и на острове Родос, полагая, что они находятся на одном меридиане. Расстояние между этими пунктами он определил по среднему времени, затрачиваемому парусным судном на переход между ними. В результате для длины окружности Земли он получил цифру, равную примерно 28 400 км. К тому же Посидоний сильно преувеличил протяженность Ойкумены от крайней западной ее части до восточной оконечности, где, как тогда полагали, находилась Индия. Согласно его утверждению, корабль, отплывший от Западной Европы и следующий в западном направлении через Атлантический океан, должен достигнуть восточного побережья Индии через 11 000 км. Как известно, Колумб, убеждая королевский двор и испанских ученых в том, что он, поплыв к западу, сумеет достичь Индии, исходил из этой преуменьшенной оценки Посидония, в то время как ученые предпочитали доверять вычислениям Эратосфена и считали окружность Земли горазда большей.

Однако Посидоний был прав в другом своем утверждении. Он не соглашался с мнением Аристотеля, что приэкваториальная часть жаркой зоны непригодна для жизни из-за чрезмерного зноя, справедливо настаивая на том, что самые высокие температуры и самые засушливые пустыни расположены в притропических районах умеренной зоны, тогда как вблизи экватора температуры гораздо ниже. Достойно уважения и то, что он пришел к этому выводу чисто теоретическим путем в I в. до н.э. Важно подчеркнуть, что ему не были известны какие-либо достоверные сведения, полученные от тех, кому когда-либо удалось пересечь Сахару. Солнце, утверждал он, дольше всего находится в зените у тропиков и гораздо меньшее время у экватора. Любопытно отметить, что неверное исчисление Посидонием окружности Земли было безоговорочно принято его многочисленными последователями, тогда как правильное утверждение о пригодности для жизни экваториальных районов было отвергнуто (11, 110,126,377).

Страноведческие описания периода Римской республики содержат главным образом номенклатурный материал и различные сведения о народах и племенах; данные о природе в них практически отсутствуют. К описательно-страноведческому направлению античной географии принадлежит Агафархид (II в. до н.э.), автор книг «Перипл Черного моря» (около 132 г.), «Азия» (в 10 книгах) и Европа (в 49 книгах) (11).

Римляне, как известно, уделяли большое внимание межеванию земель. Однако области математической и общей физической географии заметного движения вперед не наблюдалось.

В Римской империи продолжались интенсивные съемочные работы. По приказу императора Августа (30 г. до н.э. –12 в. н.э.) выполнялась съемка дорог для военных целей. Марк Випсаний Агриппа к 20 г. н.э. свел результаты этих съемок в карту империи, которая была изображена на портике одного из дворцов в Риме. Римскую верхушку не интересовало ни определение широт, ни правильное изображение земной поверхности на плоскости. Вся задача сводилась только к измерению расстояний. Поэтому карта, полученная на основе таких измерений, имела очень мало общего с действительностью. Это был скорее условный маршрутный чертеж, чем реальная карта (11,126). Лишь значительно позже Клавдий Птолемей положил начало разработке математических основ картографии (126).

 

2 Географические взгляды и представления Страбона. Крупнейшим географом-страноведом Древнего Рима был, несомненно, Страбон – грек из Амасии в Малой Азии (64/63 г. до н.э. – 23/24 г. н.э.), который написал труд «География» в 17 томах. Этот труд практически полностью сохранился и дошел до наших дней (296). Ему также принадлежит «История» (в 43 книгах), которая, к сожалению, не сохранилась.

Первые две книги страбоновской «Географии» имеют вводный характер. Здесь он кратко касается истории географии, перечисляет первых географов. При этом он особенно высоко оценивает вклад Гомера в развитие географии. Затем Страбон переходит к вопросам изменения земной поверхности и измерения размеров Земли и ойкумены. Далее он тщательно он излагает учение о зонах.

Вторая книга его труда посвящена в основном выяснению расстояний между различными пунктами. В своих общегеографических представлениях Страбон не очень оригинален, основные идеи он заимствует у Эратосфена, Полибия и Посидония, которого он называет «самым ученым философом нашего времени» (296). Правда, со всеми названными авторами, Страбон вступает в острую полемику. Однако, в конечном счете, он принимает все их основные доводы и идеи.

Остальные 15 книг Страбона имеют типично страноведческий характер. Страбон начинает описание известных ему стран с Иберии, далее следуют Кельтика, Британия, Альпы, Гималаи, Греция, Кавказ и т.п. Самые интересные и оригинальные разделы посвящены Малой Азии, Египту и Ливии, при описании которых он выступает как очевидец. Изложение в целом имеет бесплановый характер, имеются длинные вставки, не имеющие отношения к основной теме. При этом основное внимание неизменно отводится номенклатуре и разнообразным сведениям о населении (296).

В своей научной деятельности Страбон нередко пользовался устарелыми и малодостоверными источниками. Современных ему римских авторов он знал и цитировал чрезвычайно редко. Кроме литературных источников, он также широко использовал устные сообщения очевидцев и различные непроверенные слухи. Страбон открыто признавал, что «большую часть сведений как они (другие географы), так и я получаем по слухам» (11,296).

Начала латинской географии: Помпоний Мела, Люций Анней Сенека, Плиний Старший, Марин из Тира. Первую латинскую географию под названием «De Chorographia» написал Помпоний Мела около 43 г. н.э. Этот труд имел небольшой объем и представлял собой типичную компиляцию, составленную по греческим, зачастую полностью устаревшим источникам. В этой работе автор описывает побережья морей, города, реки, народы и разные достопримечательности, некритически повторяя старые легенды о людях с собачьими головами или огромными ушами. Почти никаких достоверных сведений о природе, кроме нескольких случайных замечаний, у него нет. Сам автор считает, что главная задача описания Земли состоит в том, чтобы дать перечень названий народов и мест в определенном порядке. Описание стран ведется вдоль побережий: первые две книги посвящены прибрежным странам Средиземноморья, а третья – остальной части известной суши, расположенной по берегам океана.

К первой половине I в. относятся также сочинения об Индии и Египте римского философа Люция Аннея Сенеки(4 г. до н.э. – 85 г. н.э.). Сенека был также видным политическим деятелем и писателем, ярким представителем стоицизма и, кроме того, воспитателем Нерона. По приказу Нерона он покончил жизнь самоубийством. Презрение к смерти, проповедь свободы от страстей отличают его философско-этические сочинения «Письма к Луцилию», трактаты и риторические трагедии «Эдип», «Медея» и др. Однако эти работы до нас не дошли и известны только по ссылкам Плиния Старшего.

Плиний Старший (23-79 гг. н.э.) был выдающимся ученым-энциклопедистом. Из 37 книг его «Historia Naturalis» четыре посвящены географии. Однако основное их содержание составляет перечисление географических названий и расстояний между населенными пунктами Римской империи. У этого автора, как и Помпония Мелы, приводится довольно много разных небылиц, заимствованных у прежних авторов, к которым добавлены собственные ошибки. Европа, согласно Плинию, занимает около ½ всей обитаемой суши, а Индия – 1/3. Высоту Альп он оценивал в 50 тысяч шагов. Многие исследователи отмечали у Плиния недостаточно глубокое знание предмета географии и некритический подход к источникам информации. Тем не менее, сочинения Плиния, поскольку они были написаны на латинском языке, получили широкую известность в эпоху раннего средневековья; даже в XVII – XVIII вв. они нередко рассматривались как образцовые труды по научной географии (11,110,126).

Особое место в географии римской эпохи занимают труды Марина из Тира (писал около 107-114 гг. н.э.), а также выдающегося александрийского астронома, математика и географа Клавдия Птолемея(90-168 гг. н.э.), автора таких фундаментальных работ, как «Великое построение» и «Руководство по географии» (11).

Марин составил наиболее обстоятельное географическое руководство (до нас не дошло), заключавшее перечень пунктов с указанием их широт и долгот. Работы Марина были широко использованы Клавдием Птолемеем в его теоретических и картографических произведениях.

Вопрос о влиянии природной среды на жизнь разных народов был чрезвычайно актуален в Древнем Риме. Например, Страбон доказывал, что Европа обязана своим превосходством в развитии цивилизации не только умеренному климату, но и большой расчлененности береговой линии и разнообразному рельефу. Но все же Страбон в отличие от многих своих предшественников не был склонен к категорическим суждениям об определяющем влиянии природной среды на развитие человека и общества. Некоторые ученые Древнего Рима приписывали небесным телам определяющее влияние на судьбы людей (Птолемей и др.). Даже Сенека, например, не отрицал зависимость судьбы народов от пяти планет, а Птолемей написал специальное сочинение в защиту астрологии (11,110,122).

 

3 Клавдий Птолемей – выдающийся картограф, географ и астроном античного мира. Клавдий Птолемей в истории географической науки известен прежде всего как выдающийся картограф и создатель множества географических карт. Его монументальными работами – «Альмагест» и «Руководство по географии» - фактически заканчивается античный период в географии (126).

«Альмагест» («Великое математическое построение астрономии в 13 книгах») – выдающееся произведение, долгие века остававшееся достоверным справочником по вопросам астрономии и движения небесных тел. Его представление о Вселенной согласовывалось с взглядами Аристотеля: Земля – неподвижная сфера, находящаяся в центре мироздания; все остальные небесные тела вращаются вокруг нее по круговым орбитам. Этот взгляд в силу авторитета Аристотеля и Птолемея оставался незыблемым вплоть до времен Коперника, т. е. до XVI столетия.

После завершения работы над «Альмагестом» Птолемей принялся за подготовку «Руководства по географии», включающего восемь книг. Он начал свою деятельность с усвоения содержания трудов Марина. Птолемей избрал сетку параллелей и меридианов, созданную Гиппархом и основанную на разделении круга на 3600. Таким образом он получил возможность математически точно определить местоположение любого пункта. Птолемей, считая, что карты должны строиться по данным астрономического определения координат, поставил своей целью исправить данные Марина и составить их сводку в качестве объективной основы для новой карты мира.

В первой книге «Руководства» речь идет о картографических проекциях и указывается ряд координат, вычисленных на основе астрономических наблюдений самого автора. В книге содержится теоретическое и методическое введение, в котором рассматриваются способы определения расстояний, положения пунктов и изображения поверхности земного шара на плоскости, т.е. то, что составляет «математическую географию». Здесь же он критически рассматривает данные Марина о размерах известной части Земли и пытается их исправить. Важно заметить, что Птолемей критиковал Марина за то, что он строил карту мира в цилиндрической проекции, которая сильно искажает расстояния по параллелям. Пытаясь избежать ошибок своего предшественника, Птолемей предложил две новые картографические проекции – простую коническую и псевдоконическую равнопромежуточную, которые успешно использовал в своей научной деятельности.

Шесть следующих томов (со второго по седьмой) содержат таблицы широт и долгот и представляют собой перечень географических названий с их координатами. Однако из 8 тысяч приведенных им пунктов только около 400 опираются на наблюдения широт, а все остальные координаты подсчитаны по определениям расстояний. Естественно, что в данных Птолемея оказались грубые ошибки (особенно в долготах), которые привели его к сильному преувеличению общей протяженности суши с запада на восток. Во многих случаях Птолемей принимал различные наименования одних и тех же пунктов из старых источников как относящиеся к разным объектам, что создавало немало путаницы (110,126,220,279).

В то время не существовало точных способов определения географической долготы. Поэтому значения долгот различных точек у разных авторов существенно различались. К тому же при проведении измерительных работ картографы использовали несовершенные измерительные инструменты. Именно поэтому фактически каждая из перечисленных Птолемеем географических координат (долгота и широта) представляла собой произвольно выбранную величину из умозрительных оценок самого автора. Более того, Птолемей, следуя Марину, взял в качестве основного меридиана (нулевого, меридиана отсчета) линию, проведенную в направлении север-юг через самые западные из известных тогда островов – либо Канарские, либо Мадейра. Избрав на западе приблизительную (оценочную) долготу, он при движении на восток постоянно увеличивал ошибку. В результате Птолемей, исходивший в своих вычислениях из неправильной оценки размеров земной окружности, сделанной в свое время Посидонием, еще больше преувеличил протяженность земель в восточном направлении. Пользуясь работой Птолемея, Колумб предполагал, что Азия должна быть совсем недалеко от Европы, если следовать на запад (126).

Последняя книга состоит из карт различных районов Земли, построенных на основе этих таблиц. До сих пор остается неясным, составил ли сам Птолемей карты, которые ему приписываются по традиции, или же только подготовил материал и теоретическое обоснование для этих карт (220,279).

«Руководства по географии» - уникальный географический справочник, по данным которого была осуществлена корректировка карт мира. Однако на этих «откорректированных» картах есть немало неточностей и пробелов. Например, на карте мира Индийский океан оконтурен с юга обширным земным массивом. Возможно, что эту идею Птолемей заимствовал у Гиппарха, но остается невыясненным, на каких именно сведениях основывался сам Гиппарх. Эта «Неизвестная Южная Земля» (Terra Australis Incognita) сохранялась на всех мировых картах вплоть до XVIII в., т. е. до плаваний капитана Джеймса Кука, сообщившего, что такой земли не существует.

Птолемей разделял весьма распространенное в то время ошибочное представление о необитаемости из-за чрезмерной жары тех территорий, которые расположены вблизи экватора (110,126).

 

4 Страбон и Птолемей о предмете, задачах и содержании географии.Совершенно очевидно, что античная география получила свое завершение в работах Страбона и Птолемея. Однако труды названных ученых выражают два разных взгляда на предмет, содержание и задачи этой науки.

Страбон видел в географии прежде всего ее прикладное и утилитарное значение. В самом начале своего труда он отмечает, что география входит в круг занятий философа, подчеркивает, что все первые географы – Гомер, Анаксимандр и Гекатей, а затем Демокрит, Эвдокс, Дикеарх и их преемники - Эратосфен, Полибий и Посидоний – были в некотором смысле философами. На последующих страницах своего труда Страбон старается убедить читателя в той практической пользе, которую может принести знание географии (296).

«…Большая часть географии, - говорит он, - служит нуждам государства, ибо арена деятельности государств – земля и море есть местообитание человека» (296). География, по мнению Страбона, имеет прямое отношение к деятельности властителей: ведь она размещает на карте материки и моря. И размещение, которое дает география, имеет значение для людей, заинтересованных в том, чтобы знать, так или иначе расположены страны и моря, известны ли они или еще не исследованы. «Ведь государи могут лучше управлять каждой отдельной страной, зная, как она велика, как расположена, в чем отличительные особенности ее климата и почвы» (296).

Польза географии, говорит далее Страбон, очевидна и в малозначительных делах, например в охоте, и особенно в великих предприятиях, «поскольку и награды за победы, и расплата за поражения, которые являются результатом знания и невежества, еще более велики» (296). Он приводит примеры военных успехов, достигнутых благодаря знанию местности, и больших поражений, причиной которых явилось ее незнание. Страбон считает, что его книга должна быть «одинаково полезной и для государственного деятеля, и для широкой публики», но все же предназначена «преимущественно для людей, занимающих высокое положение» (11,126,296).

В этих мыслях и рассуждениях мы впервые встречаемся со столь ясно сформулированным взглядом на географию как на прикладную науку. Страбон довел этот взгляд до крайности. Фактически он лишил географию теоретического содержания и свел ее к сугубо утилитарному описанию одной лишь ойкумены. Страбон полагал, что географу не следует заниматься областями за пределами нашего обитаемого мира, … «ибо для правительственных нужд нет никакой пользы от знакомства с такими странами и их обитателями, особенно если последние живут на таких островах, что не могут ни вредить нам, ни приносить пользы» (296).

Вместе с тем Страбон замечает, что «было бы смешно, если кто-нибудь, стремясь точно описать обитаемый мир, не обратил бы внимания на Землю как целое (часть которого занимает обитаемый мир), на ее величину, характер, положение во Вселенной….» И далее: «Как велика необитаемая часть мира, каков ее характер и почему она необитаема?» (296). В этих замечаниях и вопросах довольно ясно просматривается определенный интерес автора к вопросам теоретического характера.

Страбон подчеркивает, что для занятия географией необходимо широкое образование. При этом особенно важно хорошо знать геометрию и астрономию. Но все, что касается Земли в целом, по мнению Страбона, географ должен принять на веру без доказательств, полагаясь на геометров, астрономов и физиков. Для изучения географии необходимо «принять в качестве гипотез много основных положений физики и математики» (296).

То, что Земля шарообразна, Страбон принимает как очевидный факт. Обращаясь к самой ойкумене, Страбон пишет, что «для географа безразлично, представляем ли мы обитаемый мир островом или просто допускаем то, чему научились из опыта» (296). По его мнению, лишь немногие участки ойкумены остаются неизвестными. Однако, что касается этих участков, то безразлично, ограничены ли они морем или необитаемой землей. Ведь географ имеет в виду описание известных частей обитаемого мира, но опускает без рассмотрения неизвестные его части, так же как он упускает из сферы своего внимания и части, лежащие за пределами обитаемого мира. В другом месте у Страбона сказано, что нет серьезной необходимости заниматься выяснением вопроса о северных и южных пределах ойкумены. Касаясь проблемы обитаемости экваториальной зоны, Страбон говорит, что «этот вопрос выходит за пределы географии». По той же причине он не считает нужным подробно останавливаться на предположении о существовании других обитаемых миров в северном умеренном поясе (296).

Метод Страбона чисто описательный. Он никогда не стремился к объяснению причин или к теоретическим обобщениям. Причем он очень гордился тем, что только добросовестно собирал и излагал различные факты и сведения. Объяснение природных явлений он предоставлял философам. С этих позиций Страбон резко критиковал Посидония за то, что тот «много занимается исследованием причин и подражает Аристотелю» (296). Многие идеи Посидония он считал относящимися не к географии, а к физике и философии (296).

«География» Страбона рассчитана на определенный социальный заказ (126). Этот труд был призван обеспечить вкусы и потребности правящей верхушки. С другой стороны, на нем лежит отпечаток кризиса рабовладельческого мировоззрения, упадка натурфилософии и влияния стоицизма, отвергавшего выяснение причин. Отсюда его типично описательный страноведческий характер и чисто «размещенческий» подход, в котором содержатся известные черты будущей хорологической концепции (110,126,220).

Птолемей понимал цели, задачи и содержание географии совершенно иначе, чем Страбон. Согласно его определению, география есть линейное изображение всей ныне известной нам части Земли со всем тем, что на ней находится (126). География дает возможность обозревать всю Землю в одной картине, но лишь в самых крупных ее чертах. От географии Птолемей отличал хорографию, которая, беря отдельные местности, рассматривает каждую из них особо, приводя в своих описаниях даже такие мелочи, как, например, гавани, селения, округа, притоки главных рек и т.п. Различие между географией и хорографией состоит, следовательно, в том, что «хорографии» разумно и полезно передавать даже самые мелкие особенности стран, географии же – только крупные черты (126).

Но между этими двумя науками имеется еще одно существенное различие: хорография, по мнению Птолемея, занимается преимущественно качеством, а не количеством; она всегда заботится о сходстве, а вовсе не о соразмерности положений. География же занята скорее количеством, т.к. она неизменно заботится о соответствии расстояний, а о сходстве только тогда, когда изображает большие части и общие очертания. География изображает положения и очертания с помощью одних только линий и условных знаков. Вследствие этого хорография нисколько не нуждается в математическом методе, а в географии это – самая главная черта. Отсюда основой географии должно служить астрономическое определение положения пунктов. Содержание птолемеева «Руководства по географии» вполне отвечает представлениям автора о географии, тогда как «Географию» Страбона, с точки зрения Птолемея, следовало бы назвать «хорографией» (126).

Труды Птолемея часто называют вершиной античной географии. Однако это было бы справедливым, если под географией понимать только определение мест и их фиксацию на карте. Однако сущность географии значительно более сложная и глубокая. В этой связи мы не можем назвать труды Птолемея вершиной античной географии, оценивая его место в развитии географических идей. Ведь Птолемея интересовало только положение пунктов на Земле, но не сущность географических явлений. В известном смысле представления Птолемея можно рассматривать как реакцию против чисто описательного подхода в географии и попытку противопоставить ему точные количественные методы. Именно в этом противопоставлении и состоит заслуга Птолемея перед мировой географией (110,126).

Итак, в античной географии сложились различные направления. Описательно-страноведческое («хорографическое») направление, одним из ярких представителей которого был Страбон, имело гуманитарный характер и было тесно связано с историей. Второе направление, олицетворявшее Птолемеем, можно назвать математико-географическим. В его сферу входили вопросы выяснения фигуры и размеров нашей планеты, разработка картографических проекций и, главное, определение географических координат пунктов в целях создания карт Земли. Третье, но еще окончательно не оформившееся в самостоятельную научную концепцию, это – физико-географическое направление (11,110,126,296,377).

ТЕМА 7


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.012 сек.)