АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 30 (MagG)

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. III. Глава о необычных способностях.
  4. IV. Глава об Освобождении.
  5. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  6. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  7. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  8. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  9. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  10. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  11. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  12. В странах, в которых глава государства наделен правитель-

 

Услышав протяжный звон колокола Верна замерла.

- Что это?

- Посвящение, - сказала Бердина останавливаясь и оборачиваясь к Верне. Звук колокола раздавался в просторных помещениях Народного Дворца, отражаясь от мрамора и гранита.

Где бы ни находились люди, все они, словно по команде, поворачивались и направлялись по широкому коридору туда, откуда доносился звон. Никто не спешил, но все двигались в сторону затихающего звука.

Верна непонимающе глядела на Бердину. - Что?

- Посвящение. Ты же знаешь, что это такое?

- Ты имеешь в виду Посвящение Лорду Ралу? Это оно?

Бердина кивнула. - Колокольный звон говорит, что настало время Посвящения. - Она задумчиво и пристально смотрела в ту сторону, куда направлялись все эти люди.

Они были одеты в одежды разнообразных цветов. Верна предположила, что белая одежда с золотой или серебряной каймой была признаком тех, кто служил и проживал во Дворце. Они и вели себя, как настоящие чиновники. Все служащие во дворце, от старших чиновников до посыльных в коротких зеленых туниках, носили на одежде кожаные нашивки с изображением буквы «Р» - знака принадлежности к дому Ралов. Все спокойно двигались в сторону огромного зала, здороваясь со знакомыми, и порой обмениваясь с ними несколькими словами. Торговцы из бесчисленного количества мелких магазинчиков были одеты в соответствии с их профессией. Среди толпы можно было различить торговцев кожаными изделиями, серебром, глиняной посудой, портных, торговцев продуктами, тех, кто выполнял во дворце разнообразные работы от ремонта до уборки.

В толпе было множество людей в простой крестьянской одежде, купцов, мелких торговцев; многие шли с женами, некоторые вели детей. Некоторых из них Верна встречала на нижних этажах Народного Дворца, эти люди что-то продавали или покупали. Были и такие, кто придя посмотреть Дворец, принарядились, словно для похода в гости. Из того, что рассказывала Бердина, Верна знала, что посетители могли снять комнаты прямо во Дворце, если бы захотели пожить тут подольше. Целый квартал в Народном Дворце был отведен для тех, кто жил и работал во Дворце.

Большинство людей, одетых в повседневную одежду двигались спокойно, словно происходящее было для них привычной ежедневной процедурой. Те, кто принарядившись пришли осмотреть Дворец, старались не показывать своего интереса, но Верна замечала, с каким любопытством их широко раскрытые глаза оглядывали все вокруг. Посетители, одетые попроще, двигаясь в толпе, открыто разглядывали помещение. Огромные статуи, изображающие мужчин и женщин в гордых позах, были высечены из разнообразного камня. Они стояли на полированных постаментах, над ними словно парили в вышине балконы, отделанные черным гранитом и ониксом медового цвета.



Верна знала, что эта сложная система запутанных переходов, сложенная из камней, соединенных жидким раствором, была создана самыми талантливыми мастерами Нового Мира. Будучи аббатисой во Дворце Пророков, она однажды вынуждена была заниматься вопросом замены части мозаичного пола, который был поврежден молодыми волшебниками, обучавшимися у них. Какие в точности события предшествовали этому повреждению, как и имена виновников, установить тогда так и не удалось, но в результате заклинание повредило длинную секцию изящно уложенных мраморных плит. Когда обломки плит были убраны, поврежденное место покрыли неприглядным известняком и жизнь Дворца Пророков пошла дальше своим чередом. Обычно отношение к мальчишкам и их шалостям во Дворце было снисходительным. Отчасти это происходило из сочувствия к молодым людям, которые попадали туда против своего желания.

Верну всегда раздражало, что виновники повреждения так и не были найдены, потому что подобное отношение потворствовало плохому поведению воспитанников. Было похоже, что лишь ей одной - кроме, возможно, Ричарда, когда он попал туда - не доставляет удовольствия видеть испорченную красоту. Ричард считал, что мальчишки обязаны были взять на себя ответственность за свои действия. Даже учитывая, что его держали там против его желания, он не любил и никогда не допускал подобных бессмысленных разрушений.

Уоррен воспринимал окружающее точно так же, как Ричард. Возможно, это была одна из причин, почему они стали большими друзьями. Уоррен всегда был серьезным и заботился об окружающих. После ухода Ричарда из Дворца, Уоррен напомнил Верне, что в качестве новой аббатисы она не должна больше жаловаться на состояние пола или поведение воспитанников; он подтолкнул ее действовать в соответствии со своими убеждениями, поскольку теперь она - главная и может устанавливать свои правила. А еще может заняться ремонтом пола.

‡агрузка...

Когда она вплотную занялась этим вопросом, оказалось, что среди тех, кто самонадеянно называли себя мастерами, фактически очень немногие в самом деле являлись ими. Различие между теми, кто говорит и теми, кто действительно знает свою работу, было видно с первого взгляда. Работа первых превращается в кошмар, работа последних - приносит радость окружающим.

Она вспоминала, как гордилась Уорреном, который был тогда рядом и всячески старался помочь. Как же ей его недостает.

Верна внимательно смотрела вокруг на великолепие Дворца, на сложную каменную резьбу. Но даже эта красота вокруг не в состоянии была взволновать ее. После смерти Уоррена ей все казалось бледным, неинтересным, незначительным. Сама жизнь после смерти Уоррена казалась просто тягостной обязанностью.

Повсюду во Дворце встречались патрули гвардейцев. Эти солдаты, вероятно, никогда даже не задумывались, какое количество человеческого воображения, мастерства и сил потребовалось для создания такого места, как Народный Дворец. Они всегда были его частью, частью того, что наполняло его жизнью, точно так же, как тысячи солдат до них в течение многих сотен лет шли по этим залам, охраняя их.

Верна заметила, что некоторые из гвардейцев двигались парами, в то время как другие патрулировали большими отрядами. Мускулистые молодые мужчины были одеты в великолепную униформу с защитными кожаными пластинами на плечах и груди и все были вооружены по меньшей мере мечами. Многие из гвардейцев держали в руках пики с блестящими металлическими наконечниками. Верна заметила особых гвардейцев, на которых были черные перчатки. Эти солдаты были вооружены арбалетами, закинутыми за плечо. На их поясах висели связки арбалетных болтов с черно-красным оперением. Глаза гвардейцев всегда были внимательными, наблюдая за всем и всеми.

- Кажется и помню, как Ричард упоминал что-то о посвящении, - сказала Верна. - Но я не думала, что они все еще совершают его, когда во дворце нет Лорда Рала. Особенно теперь, когда Лордом Ралом стал Ричард.

Верна вовсе не хотела, чтобы ее слова прозвучали так снисходительно, хотя поняла, как это звучит лишь после того, как произнесла их. Просто Ричард был... ну... Ричард.

Бердина искоса глянула на Верну. - Он же Магистр Рал. Наша преданность ему не становится меньше от того, что он далеко. Посвящение во дворце проводится всегда, здесь Лорд Рал или нет. И независимо от того, как к нему относишься ты, он - настоящий Лорд Рал. У нас никогда не было Магистра Рала, которого мы уважали бы так, как уважаем его. И это делает обряд Посвящения более значительным, чем когда-либо раньше.

Верна молчала, но бросала на Бердину весьма красноречивые взгляды, свойственные аббатиссе Сестер Света. Хотя она все понимала, но она была Сестрой Света, посвятившей себя исполнению воли Создателя. Много лет проведя во Дворце Пророков под действием заклинания, замедляющего старение, она видела, что правители приходят и уходят. Сестры Света никогда не склоняли голову ни перед одним из них.

Но тут ей пришлось напомнить себе, что Дворца Пророков больше не существует, а многие Сестры - рабыни Имперского Ордена.

Бердина подняла руку, указывая вокруг себя. - Лорд Рал делает возможным все это. Он дает нам родину. Он - магия против магии. Под его правлением мы в безопасности. Когда-то в прошлом наши правители воспринимали Посвящение как демонстрацию рабства, хотя происхождение этого обряда на самом деле ни что иное, как акт уважения.

Раздражение Верны вот-вот готово было вырваться наружу. Бердина говорила не о каком-то мифическом вожде, не о каком-то мудром старом короле; речь шла о Ричарде. Лесном проводнике Ричарде.

Следом за вспышкой негодования пришел стыд за такие недобрые мысли.

Ричард всегда боролся за то, что считал правильным. Он всегда был готов рисковать жизнью за свои благородные убеждения.

Он был тем, о ком говорило пророчество.

Он был назван Искателем.

Он был Лордом Ралом, Несущим смерть, тем, кто весь мир перевернул вверх дном. Из-за Ричарда Верна стала аббатиссой, хотя все еще не знала - благословлять или проклинать его за это.

А еще Ричард был их последней надеждой.

- Хорошо. Но если он не поспешит присоединиться к нам, чтобы повести армию Д»Хары в последнюю битву, не останется никого, чтобы хранить ему верность.

Бердина отвела укоризненный взгляд и решительно двинулась по коридору, поворачивающему налево - туда, откуда доносился звук колокола. - Мы - сталь против стали. Лорд Рал - магия против магии. Если он не вместе с армией, то лишь потому, что должен защищать нас всех от темных магических сил.

- Простодушная ерунда, - бормотала Верна, стараясь не отставать от Морд-Сит. - Куда ты? - окликнула она Бердину.

- К Посвящению. Никто во Дворце не пропускает Посвящения.

- Бердина, - зарычала Верна, хватая Бердину за руку, - для этого у нас нет времени.

- Это - Посвящение. Оно - часть наших обязанностей перед Лордом Ралом. Для тебя будет благоразумнее пойти к Посвящению, и возможно тогда ты успокоишься.

Верна застыла посреди огромного зала, ошеломленно наблюдая, как Морд-Сит гордо двинулась прочь. Она ясно помнила то время, когда узы с Ричардом были разорваны. Это было недолго, но когда Ричард покинул мир живых, защитные узы Лорда Рала потеряли свою силу.

В то краткое время, когда узы перестали действовать, Джегань пробрался в сны Верны, чтобы завладеть ее разумом. Уоррена он тоже захватил. Чувствовать, что Сноходец контролирует ее сознание, было ужасно, но сознавать, что Уоррен так же беспомощен перед ним было еще хуже. Джегань контролировал все их мысли и поступки. Они больше не имели собственной воли, подчиняясь только желаниям сноходца. Воспоминание о жгучей боли, которую Джегань причинял Уоррену - и ей - неожиданно обожгло слезами глаза Верны.

Быстрым движением она с силой вытерла слезы и поспешила вслед за Бердиной. У них было много важных дел, но стараясь выбраться в одиночку из обширного лабиринта Народного Дворца она только зря потеряет время. Морд-Сит нужна ей, чтобы показать дорогу. Если бы Верна могла контролировать свой дар, она могла бы легко найти правильный путь, но тут, во дворце, ее Хань был практически бесполезным. Она вынуждена была согласиться с Бердиной и только надеялась, что они не потеряют драгоценного времени слишком много.

Левый коридор проходил под внутренним мостиком с балюстрадой и перилами, вырезанными из серого мрамора с белыми прожилками. Там, где четыре прохода соединялись, образовался квадратный зал под открытым небом. В центре был водоем, обнесенный невысоким парапетом из полированного серого гранита. Из воды немного не в центре торчал огромный валун. На его вершине был установлен колокол, очевидно тот самый, который и звонил, приглашая на Посвящение.

Через отсутствующую крышу в помещение попадал мелкий дождь, капли тревожили гладкую поверхность водоема. Верна заметила, что пол в зале слегка наклонен, очевидно, чтобы дождевая вода стекала в канализацию. Мокрые глиняные плиты были лишним подтверждением того, что помещение действительно находилось под открытым небом.

Все присутствующие опустились на колени, повернувшись в сторону камня в водоеме. Колокол издавал тихий бронзовый звон.

Мрачное настроение Бердины испарилось, когда она увидела, что Верна следует за ней. Она улыбнулась счастливой улыбкой и сделала очень странную вещь. Она потянулась и взяла Верну за руку.

- Давай подойдем поближе к водоему. Там живут рыбки.

- Рыбки?

Улыбка Бердины стала шире. - Да. Я люблю площадку с рыбками.

Они уверенно пробрались между стоящими на коленях людьми и подошли совсем близко к воде. Сквозь слой воды Верна разглядела стайку оранжевых рыбок. Вокруг бассейна было столько людей, что они едва нашли местечко для себя.

- Разве не замечательно? - Спросила Бердина. В этом месте она опять чувствовала себя маленькой девочкой.

Верна пристально посмотрела на молодую женщину. - Это - всего лишь рыбы.

Бердина спокойно опустилась на колени на освободившемся месте, когда стоящие рядом люди чуть подвинулись в сторону. Скосив глаза, Верна могла наблюдать, реакцию окружающих на Морд-Сит - от спокойного уважения до откровенного страха. Хотя никто из этих людей не был напуган достаточно, чтобы уйти, им явно не хотелось находиться столь близко от Бердины. Они были взволнованы тем, что Морд-Сит участвует в посвящении, словно кающийся грешник, и в любой момент ожидали кровопролития.

Бердина через плечо оглянулась на Верну и склонилась вперед, опершись руками на плиты пола. Этот беглый взгляд говорил Верне, что она должна сделать то же самое. Верна видела, что охрана наблюдает за ней. Это сумасшествие; она же Аббатисса Сестер Света, советник Ричарда, одна из его близких друзей.

Но охране это было неизвестно.

Верна отлично знала, что ее сила во Дворце почти пропала. Это было наследственное владение Дома Ралов. Дворец был построен в форме заклинания, разработанного, чтобы увеличить силу хозяина дворца и отнять, или хотя бы уменьшить ее у других.

Верна вздохнула и опустилась на колени, наклоняясь вперед и опираясь на руки, так же, как остальные. Они были рядом с водоемом, но отверстие в крыше было того же размера, что и бассейн, поэтому дождевые капли падали главным образом в воду, нежным бризом нарушая ее гладкую поверхность. Немногие брызги, попадавшие на нее были скорее освежающими, учитывая ее горячее настроение.

- Я слишком стара для этого, - шепотом пожаловалась Верна своей соседке.

- Аббатиса, ты же молодая, здоровая женщина, - упрекнула Бердина.

Верна вздохнула. Бесполезно рассуждать, насколько глупо стоять на коленях и высказывать преданность, которую она уже не раз доказывала сотней разных способов. Это глупо. Это более чем глупо. И кроме того это пустая трата времени.

- Магистр Рал ведет нас, - произнесла толпа одновременно. Если слова звучали не слишком гармонично, то только лишь от того, что их лбы были опущены к полу.

- Магистр Рал наставляет нас, - в унисон произносили люди.

Бердина, склоняясь к полу, умудрилась все же бросить пламенный взгляд в сторону Верны. Верна закатила глаза и наклонилась вперед, почти касаясь лбом плиток пола.

- Магистр Рал защищает нас, - пробормотала она, присоединяясь к посвящению, слова которого она знала наизусть и которые уже говорила однажды самому Ричарду, принося ему присягу. - В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

У Верны появилась неприятная мыслишка, что судя по тому, как Ричард старается скрыться от д»харианской армии - он вовсе не намерен никого защищать.

Толпа слаженно снова начала повторять слова Посвящения.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Верна немного наклонилась к Бердине и шепотом спросила. - Сколько времени должно длиться Посвящение?

Бердина, выглядевшая как истинная Морд-Сит, словно выстрелила строгим взглядом. Она не сказала ни слова, да в этом и не было необходимости. Верна узнала этот взгляд. Много раз она сама не раз свысока смотрела на новых воспитанников, которые плохо себя вели или на молодых волшебников, которые проявляли слишком большое упрямство. Верна перевела взгляд на плитки пола, чувствуя себя новичком, и мягко, в едином ритме с остальными, начала нараспев повторять знакомые слова.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Голоса людей на площадке сливались в единый мощный хор, эхо которого перекатывалось в коридорах Дворца.

После взгляда, которым одарила ее Бердина, Верна сочла за лучшее пока оставить при себе все возражения и вместе со всеми произносила слова Посвящения.

Она мягко произносила слова, думала о том, что они означают, и насколько верны они лично для нее. Ричард изменил всю ее жизнь. Верна всегда считала, что главная, самая важная миссия Сестер Света состояла в том, чтобы надев Рада-Хань на шею одаренного мальчика, обучить его пользоваться своим даром. Ричард разрушил эту ее бездумную веру. Он все изменил и заставил ее переосмыслить многое.

Если бы не Ричард, Верна никогда бы не встретила Уоррена, и их взаимная нежность никогда не превратилась бы в любовь. Ричард дал ей самое важное из того, что происходило с ней в жизни.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Звук множества голосов, произносивших единые слова, объединился в мощный звук, настолько сильный, что, казалось, им был заполнен весь огромный зал.

Верна чувствовала себя совершенно одинокой, даже среди этой огромной толпы людей, собравшихся в зале. Она с болью осознавала, насколько ей тоскливо без Уоррена. Она пыталась выстроить в душе стену, за которой можно спрятать чувства и мысли. Она словно отгораживалась этой стеной от окружающих, надеясь, что скрытая, загнанная в глубину боль утихнет хоть немного. И вдруг сейчас внезапно, она была поражена силой своего страдания, своей тоски по Уоррену, силой своей любви к нему. Он был лучшим, что досталось на ее долю за долгую жизнь - и теперь он ушел. От этого безысходного страдания слезы хлынули потоком. Насколько же она одинока!

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Верна сдерживала рыдания, вспоминая, как в последний раз целовала Уоррена. Это был самый ужасный момент ее жизни. Несмотря на прошедшее время, все случившееся словно произошло вчера. Она так тосковала, что, казалось, даже кости болят от этой тоски.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Она не могла забыть его последние слова, обращенные к ней: - Поцелуй меня, - шептал Уоррен, пока жизнь оставляла его. - И не надо плакать. Несмотря на такой конец, мы прожили хорошую жизнь. Поцелуй меня, любимая.

От боли и тоски ее внутренности словно скручивала судорога. Ее мир был покрыт пеплом. В нем не было ничего настоящего. Она больше не хотела жить.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Насколько же все было бессмысленно. Молодой парень, не годный ни на что, не имеющий представления о человеческих ценностях, не принесший пользы никому, включая самого себя, убил Уоррена просто так, чтобы доказать свою преданность Имперскому Ордену. Ведь по их понятиям, такие люди, как Уоррен, не имели права жить, от них требовалось лишь пожертвовать свою жизнь на благо людей, подобных его убийце.

Ричард боролся, чтобы прекратить это безумие. Ричард боролся, используя все средства, которые имел в своем распоряжении, чтобы остановить тех, кто нес миру подобное бессмысленное зверство. Ричард поклялся довести свою борьбу до конца, чтобы другие не теряли своих любимых как потеряла Уоррена она, Верна. Ричард на самом деле понимал ее боль.

Верна втянулась в ритм скандирования, позволяя словам свободно течь сквозь нее. Ричард принес в ее жизнь то, чего ей всю жизнь не хватало - основательность, значение, цель. Посвящение такому человеку перестало казаться богохульством, казалось, все происходит совершенно правильно. В каком-то смысле, это было посвящение самой жизни, и все из-за того, каким человеком был Ричард и какие цели он преследовал.

Ричард был другом Уоррена. Его первым настоящим другом. Ведь это Ричард вывел его из хранилищ в солнечный свет, в огромный мир. Уоррен любил Ричарда.

Мягкое напевное скандирование стало успокаивающим убежищем.

Верна почувствовала теплый луч солнечного света, пробивавшегося через облака. Она купалась в его нежном золотом тепле. Это тепло охватило ее, просачиваясь внутрь и согревая душу.

Уоррен хотел бы, чтобы она узнала всю драгоценную красоту жизни, пока это возможно.

В нежном прикосновении света она ощутила умиротворение. Впервые за последнее время.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Пока она стояла на коленях в теплых лучах солнечного света, мягкий поток слов Посвящения заполнял ее глубоким спокойствием, безмятежностью, чувством принадлежности к чему-то, до сей поры неведомому. Она шептала слова, позволяя им разгонять острые осколки боли. Так, стоя на коленях, склоняясь к плиткам пола, вкладывая душу и сердце в произносимые слова, она чувствовала как всякое беспокойство покидает ее, как она наполняется благоговейной и простой радостью жизни. Она пела вместе со всеми, она грелась в нежном тепле солнечного света. Она чувствовала себя в тепле и безопасности. Она чувствовала любовь.

Это чувство напоминало то, что она чувствовала в любящих объятиях Уоррена.

Так пела она вместе со всеми, снова и снова, без пауз, без передышки. И незаметно текло время, и ничто не имело значения по сравнению с тем теплым островком спокойствия, которое она ощущала внутри себя.

Дважды прозвучал колокол - мягкое, нежное, утешающее предупреждение, что Посвящение закончено, но всегда останется с ней.

Верна подняла глаза только когда почувствовала на плече прикосновение чьей-то руки. Это была улыбающаяся Бердина. Оглядевшись, Верна увидела, что большинство людей уже разошлось. Лишь одна она все еще стояла на коленях, склонившись к полу перед бассейном. Бердина опустилась на колени возле нее.

- Верна, с тобой все в порядке?

Она выпрямилась, не поднимаясь с колен. - Да... мне было так хорошо в солнечном свете.

Бердина вздернула брови. Она взглянула на струи дождя, танцующие на поверхности водоема.

- Верна, все время шел дождь.

Верна оглянулась вокруг и поднялась на ноги. - Но... я же чувствовала... Я видела, как меня окружает солнечный свет.

Бердина легко прикоснулась к спине Верны. - Я понимаю.

- Правда?

Бердина кивнула и сострадательно улыбнулась. - Посвящение дает возможность пересмотреть свою жизнь, иногда это приносит душевный покой. Может быть тот, кто тебя любит, пришел, чтобы облегчить твою боль.

Верна не могла отвести глаз от мягкой улыбки на лице Морд-Сит. - С тобой тоже такое бывало?

Бердина сглотнула и кивнула головой. Ответ дали ее глаза, наполнившиеся слезами.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.02 сек.)