АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Проблема специфичности эмоций

Читайте также:
  1. II частина. Проблема спеціальних здібностей у сучасній диференційній психології
  2. II. Проблема источника и метода познания.
  3. III. Проблема субстанции.
  4. IV. Проблема соціальної справедливості і соціальних гарантій.
  5. XX век как литературная эпоха. Проблема периодизации.
  6. Альтернативні моделі розвитку. Центральна проблема (ринок і КАС). Азіатські моделі. Європейська модель. Американська модель
  7. Антропогенное влияние на природу. Экология как проблема.
  8. Антропологическая проблема в русской философии
  9. Безопасность как проблема дипломатической практики
  10. Бессознательное как философская проблема.
  11. Билет № 35 Проблема познания в философии. Основные направления в теории познания.
  12. Билет № 37 Проблема истины в философии и в науке. Ложь, дезинформация и заблуждение в познании.

Всякое эмоциональное состояние включает в себя компонент физиологических изменений. Центральными для теории эмоций являются два вопроса: во-первых, вопрос о специфичности физио-

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и

воля

5.1. Общая характеристика эмоций

1| |

логического проявления эмоций. Другими словами, соответствует ли каждому эмоциональному состоянию уникальная конфигурация физиологических реакций? Положительный ответ на этот вопрос предполагает возможность создания «словаря» эмоциональных проявлений, по которому можно безошибочно отличить одну эмоцию от другой.

Во-вторых, это вопрос о соотношении внешнего проявления и внутреннего переживания эмоций. Что возникает сначала: физиологические изменения или субъективное переживание? Влечет ли за собой переживание телесные изменения? Или может быть, что именно телесные реакции вызывают субъективные переживания? Как ни парадоксально, существует традиция «периферического» толкования эмоций (теория Джеймса — Ланге), суть которой заключается в следующем: мы испытываем страх оттого, что дрожим, а не дрожим оттого, что нам страшно; грустим, оттого, что у нас на глазах выступили слезы, а не плачем оттого, что нам грустно.

Попытаемся ответить на первый вопрос. По мнению сторонницы бихевиористского подхода Е. Даффи (Е. Duffy, 1962), физиологическое проявление эмоций настолько генерализовано, что опознать по физическим характеристикам конкретное эмоциональное состояние невозможно.

Значительно раньше аналогичного толкования проблемы специфичности эмоциональных состояний придерживался и В. Вундт (1896). Он предположил, что любое эмоциональное состояние может быть представлено в виде точки в трехмерном пространстве, координатные оси которого образуются парами возбуждение — успокоение; удовольствие — неудовольствие; напряжение — разрядка (рис. 27).

Возбуждение

 

Удовольствие

Напряжение Е

Разрядка . ■ ' F_______Неудовольствие

В

D

Успокоение

Рис. 27. Трехмерное пространство эмоциональных состояний по В. Вундту

I, Некоторые простейшие эмоциональные формы включают в себя жолько одно из измерений, в то время как другие — два или три. Например, согласно В. Вундту, при прослушивании ударов метронома в промежутке от одного удара до другого появляется особое эмоциональное состояние напряжения, которое после наступления удара переходит в свою противоположность — разрядку (включено одно измерение). Созерцание красного и голубого цветов характеризуются двумя различными эмоциональными состояниями, первое из которых может быть задано как удовольствие — возбуждение, а второе — как удовольствие — успокоение (включены два измерения). Таким образом, эмоция представляет собой комбинацию трех простейших пар переживаний, что означает отсутствие качественного своеобразия эмоциональных состояний. «Все простые чувства образуют одно целое связное многообразие, так как нет ни одного чувства, отправляясь от которого нельзя было бы через ряд промежуточных ступеней и полосу безразличия дойти до всякого другого чувства», — пишет В. Вундт в своем фундаментальном труде «Основы физиологической психологии».



Гипотеза В. Вундта о динамике эмоциональных состояний как переходе в противоположное в рамках одного измерения (напряжения в разрядку, удовольствия в неудовольствие, возбуждения в успокоение) недавно получила свое развитие в модели оппонентных эмоциональных процессов Р. Соломона (R. Solomon, 1974, 1980). Р. Соломон попытался объяснить широко известный факт, что за приятным эмоциональным состоянием часто следует своеобразная «эмоциональная расплата» в виде опустошения и подавленности, а за неприятным переживанием, наоборот, приподнятое настроение. Согласно этой концепции, каждая эмоция через несколько мгновений после своего возникновения пробуждает противоположную эмоцию. Действие противоположной эмоции приводит к угасанию Первоначальной эмоции и возвращению организма к состоянию равновесия. Поскольку противоположная эмоция развивается позже, чем первоначальная, ее действие продолжается и после того, как Первоначальная эмоция исчерпала себя. Например, страх перед прыжком с парашютом вызывает противоположную эмоцию — восторг, который вы чувствуете еще некоторое время после приземления. Семейная ссора может привести ее участников в состояние благодушия и расслабленности.

‡агрузка...

Причем чем интенсивнее первоначальная эмоция, тем более ярко выражена противоположная. Поэтому многие люди обожают смотреть фильмы ужасов или намеренно провоцируют конфликты из-за Радости разрешения ссоры и счастья примирения. Обратное явле-

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и воля

5.1. Общая характеристика эмоций

ние наблюдается в том случае, когда первоначальная эмоция положительная. Так, эйфория от алкогольного опьянения сменяется похмельем, а интенсивная радость, — на первый взгляд, беспричинными слезами. Концепция Р. Соломона помогает нам понять необъяснимое до этого отсутствие логики во многих человеческих поступках. Вопреки здравому смыслу (и концепции 3. Фрейда) люди зачастую ищут отрицательных эмоций и избегают положительных. На самом деле происходит своеобразная «отсрочка» удовольствия, которое неизбежно последует за неприятностями.

Предположение о том, что отдельные формы мимического выражения не имеют качественных особенностей и их можно представить в виде некоторого континуума или шкалы, получило дальнейшее развитие в работах Гарольда Шлоссберга с соавторами (R. Woodworth, G. Schlossberg, 1952,1955). В экспериментах Шлоссберга испытуемым предлагалось оценить выражения лиц людей на фотографиях по двум шкалам, каждая из которых состояла из девяти пунктов. Шкалы повторяли измерения эмоциональных состояний, предложенные В. Вундтом (удовольствие — неудовольствие и принятие — отталкивание). Впоследствии Шлоссберг добавил третью шкалу — сон — напряжение, сделав аналогию с концепцией В. Вундта полной. В результате была создана шкала Шлоссберга для предсказания категории эмоций с помощью оценок удовольствия — неудовольствия и принятия — отталкивания. Шкала является

круговой и включает шесть основных категорий: 1) любовь, радость, счастье; 2) удивление; 3) страдание, страх; 4) решимость, гнев; 5) отвращение; 6) презрение (рис.28).

Чем больше расстояние между отдельными позициями на шкале, тем менее сходны соответствующие мимические выражения. Любое предъявленное мимическое выражение может быть представлено как точка в пространстве, ограниченном окружнос-

ш

Рис. 28. Шкала Г. Шлоссберга

 

тью- Прочертив отрезок из точки пересечения шкал через эту эмпирически полученную точку к ближайшей дуге окружности, можно определить содержание переживаемой эмоции.

Представление о принципиальном «однообразии» эмоциональных состояний привело к созданию теории «параллелизма» субъективного переживания эмоций и их физиологических коррелятов. Ее авторы У. Кэннон и Ф. Бард (1928) считали, что реакции тела недостаточно различимы, чтобы быть однозначно связанными с той или иной эмоцией. Например, учащенное сердцебиение может свидетельствовать и о страхе, и о гневе, и даже о состоянии влюбленности. У. Кэннон в своей работе «Телесные изменения при боли, голоде, страхе и гневе» (1915) связывал эмоциональные состояния с работой вегетативной симпатической нервной системы (ускорение сердцебиения, увеличение частоты дыхания, повышение артериального давления, снижение слюновыделения, торможение пищеварения, выделение адреналина корой надпочечников). Он утверждал, что вегетативные изменения в организме обычно сопровождают развитие эмоциональных состояний, поскольку они биологически целесообразны. Ситуация, вызывающая эмоции, несет в себе определенный «призыв» к совершению действия («потенциал действия», по выражению Н.Х. Фриджды (Frijda, 1986), а телесные изменения служат настройке организма на эффективную реакцию (например, бегство или нападение). Однако они лишь соседствуют с субъективным переживанием, а отнюдь не вызывают его. Концепцию Кэннона — Барда часто называют «таламической», так как в ней центральная роль в запуске эмоциональных состояний отводится таламусу. По их мнению, таламус выполняет роль «диспетчера», который при возникновении эмоциональной ситуации одновременно посылает информацию вегетативной нервной системе и коре больших полушарий мозга.

| Ограниченность подхода Кэннона и Барда, утверждающего психофизиологический параллелизм, стала очевидна при проведении экспериментальных исследований. Например, Дж. Хохман в 1966 г. провел интервью 25 ветеранов Второй мировой войны, получивших ранения позвоночника. Лишенные возможности получать физиологическую информацию от своего тела, они констатировали значительное снижение общей интенсивности переживания эмоций. Причем данный опыт нельзя признать абсолютно «чистым», так как обследованные ветераны, безусловно, помнили сигналы своего тела, которые они испытывали до ранения. Однако заслуга Кэннона и Барда состоит в том, что они переместили акцент исследований эмоций в собственно психологическую плоскость, и благодаря им про-

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и

воля

изошел поворот от преимущественно физиологических воззрений на эмоции к учету когнитивного фактора.

Другая линия развития представлений об эмоциональных процессах берет свое начало с работ Ч. Дарвина и допускает существование дифференциальных эмоций (вызванных уникальными физиологическими изменениями). Согласно данному подходу именно уникальная конфигурация физиологических изменений ведет за собой их осознание в качестве определенной эмоции. Для подобной интерпретации критическую значимость имеет каталогизация физиологических коррелятов различных эмоциональных состояний.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.007 сек.)