АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Выражение эмоций

Читайте также:
  1. Root(Выражение, имя переменной)
  2. В схеме, состоящей из конденсатора и катушки, происходят свободные электромагнитные колебания. Энергия конденсатора в произвольный момент времени t определяется выражением
  3. ВИДЫ И РОЛЬ ЭМОЦИЙ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА
  4. Виды и роль эмоций в жизни человека
  5. Виды эмоций и их общая характеристика
  6. Влияние эмоций на роды
  7. Внешнее выражение правовых норм
  8. Внешнее выражение эмоций.
  9. Выражение граней бытия в художественном времени
  10. Выражение индивидуальности через границы
  11. ВЫРАЖЕНИЕ ЛОГИЧЕСКИХ СВЯЗОК (ЛОГИЧЕСКИХ ПОСТОЯННЫХ) В ЕСТЕСТВЕННОМ ЯЗЫКЕ
  12. Выражение мощности через симметричные составляющие

Безусловно, самый простой способ узнать об эмоциональном состоянии другого человека — это спросить его об этом. «Мне весело», «Мне грустно», «Я боюсь» — каждый из нас может облечь в словесную форму свое переживание. Однако внимание номотетически ориентированных ученых всегда привлекали объективные, не связанные с самоотчетом признаки эмоциональных состояний.

П. Экман и В. Фризен (P. Ekman, W. Friesen) в 1969 г. выделили пять классов невербальной эмоциональной экспрессии:

1) адаптационные проявления — неспецифические выражения эмоций, которые сигнализируют об общем состоянии организма, например ходьба «из угла в угол» при душевном волнении, подпрыгивание на месте при радости;

2) регуляторы — движения, придающие ритм течению эмоционального процесса, например покачивание головой при переживании печали, постукивание пальцами при состоянии неопределенности;

3) иллюстраторы — телесные выражения интенсивности эмоции, например размахивание руками в состоянии возбуждения;

4) демонстрация — намеренное усиление эмоционального выражения с помощью мимики, например нахмуривание бровей при гневе, улыбка и

5) знаки — культурно обусловленные жесты, значения которых колеблются в различных сообществах. К этим выразительным средствам можно добавить и интонационные характеристики голоса (печальный голос, гневный возглас и т.д.).

Хотя, по данным Дж. Питтами и К. Шерера (J. Pittam, К. Scherer, 1993), интонация сама по себе не является достаточной для верного опознания эмоции. В одном из исследований испытуемым, которые не владели голландским языком, давали прослушать аудиозапись эмоционально насыщенных фраз. Жители Азии не могли идентифицировать интонации удовольствия, а печальный голос часто путали с

тревожным. С другой стороны, непроизвольное интонационное повышение голоса при лжи позволяло испытуемым П. Экмана и О'Салливана (1991) в 86% правильно отличить субъектов, которые от тех, кто говорил правду.

Наиболее широко в настоящее время исследованы экспрессивные проявления, относящиеся к четвертому и пятому классу.

5.1.4.Универсальность выражения дифференциальных эмоций

Гипотеза об универсальности выражения эмоций опирается на три типа аргументов. Во-первых, это концепция выразительной составляющей эмоций как рудимента активных реакций у животных. Ч. Дарвин выдвинул гипотезу, согласно которой мимические движения образовались из «полезных» действий. Другими словами, то, что на уровне человека опознается как выражение



^Ж"^ -Jffэмоций, в животном мире

^vfev-.- Jm было реакцией, имевшей

^&L ■ ,ipm Jmrопределенное приспосо-

^^Efo^aF^^gp^ бительное значение. Ми-

^SMP*^ мические движения, воз-

никшие из преобразованных полезных движений, представляют собой либо ослабленную форму этих полезных движений (например, оскаливание зубов при гневе является

остаточной реакцией от использования их в борьбе), либо их противоположность (например, расслабление мышц лица — улыбка, выражающая приветливость, является противоположностью напряжения мышц, характерного для враждебных чувств), либо прямое

Рис. 29. Исследование мускульных

движений лица при испуге

(Дж. де Болон, Н. Турнашон.

Mecanisme de la Physionoomie humaine..

Париж, 1862)

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и воля

5.1. Общая характеристика эмоций

выражение эмоционального возбуждения (дрожь — это следствие напряжения мышц при мобилизации организма, скажем, для нападения). Таким образом, согласно Дарвину, мимика обусловлена врожденными механизмами. Отсюда следует, что мимические реакции должны быть тесно связаны с определенными эмоциями. Установление таких связей сделало бы возможным однозначное распознавание эмоций по мимическому выражению.

Джулиан Дюшен де Болон в 1862 г. с помощью брата — великого фотохудожника Надара Адриена Турнашона — выпустил книгу, посвященную универсальному выражению эмоций у человека (рис. 29). На лица моделей помещались электроды, которые, передавая слабые разряды тока, вызывали механическое сокращение мышц, якобы соответствующее различным эмоциям. «Гальванизированная маска», в которую был превращен человек, выражала удивление, удовольствие, горе, тоску, страх.

‡агрузка...

Данный цикл исследований можно рассматривать как предтечу периферической теории эмоций Джеймса — Ланге, сводившей субъективные эмоциональные переживания к отсроченной интерпретации телесных проявлений, вызванных естественными изменениями внутреней среды организма (5.1.5).

Однако вопрос о том, насколько человек способен правильно распознавать мимические реакции других людей, до сих пор остается открытым. В одном из исследований испытуемым демонстрировались фотографии актеров, изображавших различные эмоции. Было установлено, что число правильных оценок чувств, которые хотел изобразить актер, составляет от 17 до 58%. Впрочем, нельзя сказать, что идея классификации душевной жизни индивида вовсе не привела к значительным достижениям.

К числу примеров продолжения исследования эмоциональных проявлений с помощью фотографии относятся эксперименты К. Лэндиса (С. Landis, 1924). Лэндис стремился преодолеть условность показа моделями эмоциональных состояний за счет использования «экологичных» экспериментальных процедур, которые включали даже элементы жестокости. Так, чтобы вызвать сильные отрицательные эмоции, за спиной испытуемого неожиданно раздавался выстрел; испытуемому приказывали отрезать большим ножом голову живой белой крысе, а в случае отказа экспериментатор у него на глазах сам совершал эту операцию. В других случаях испытуемый, опуская руку в ведро, неожиданно находил там трех живых лягушек и одновременно подвергался удару электрического тока. Каждое эмоциональное состояние фиксировалось на фотографии. При этом основные группы лицевых мышц обводили углем. Это

дозволяло впоследствии измерять смещения, которые происходили при различных эмоциональных состояниях в результате сокращения мышц. Попытки точно установить, какие группы мышц участвуют в выражении конкретных эмоциональных состояний, дали Етрицательные результаты. Вопреки ожиданиям оказалось невозможным найти мимику, типичную для страха, смущения или других эмоций. К. Лэндис предположил, что только мимическая имитация эмоции соответствует общепринятым формам экспрессии, в %о время как внешнее выражение переживания подлинной эмоции индивидуально. Таким образом, на сегодняшний день признано необходимым различать закрепленную в культуре конвенциональную мимику и спонтанное проявление эмоций (Я. Рейковский, 1979). I. Р. Плутчик (R. Plutchik, 1962) определяет эмоцию как комплексный ответ организма, соответствующий одному из адаптивных биологических процессов, которые являются общими для всех живых организмов. Таким образом, эмоции различаются относительно классов общих ситуаций, которые их вызывают (табл. 10).

Таблица 10

Соответствие адаптивных биологических комплексов и базовых эмоциональных состояний, по Р. Плутчику

Адаптивный комплекс Эмоция
Объединение со средой — поглощение пищи и воды Неприятие — реакция устранения, выделение, рвота Разрушение — устранение препятствия на пути удовлетворения потребности Защита — ответ на боль или угрозу боли Воспроизведение — ответы, связанные с сексуальным поведением Лишение — потеря объекта, приносящего удовлетворение потребности Ориентировка — ответ на контакт с новым незнакомым объектом Исследование — случайные действия в изучаемой окружающей среде Принятие Отвращение Гнев Страх Радость Горе Испуг Ожидание или любопытство

К. Изард, один из наиболее авторитетных исследователей данной тематики, предложил перечень из десяти фундаментальных эмоций: интерес — возбуждение, удовольствие — радость, удивление, горе — страдание, гнев — ярость, отвращение — омерзение, презрение — пренебрежение, страх — ужас, стыд — застенчивость, вина — раскаяние. Использование двух слов для обозначения большинства фун-

 

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и воля

даментальных эмоций объясняется стремлением показать полюса интенсивности той или иной эмоции (например, страх — средняя интенсивность, ужас — высокая интенсивность). В реальности, по мнению К. Изарда, существует огромное количество смешанных эмоций, которые он назвал диадами (например, страх — стыд или интерес — удовольствие) и триадами (например, горе — гнев — отвращение или интерес — удовольствие — удивление). Из десяти фундаментальных эмоций можно составить (и пережить!) 45 диад и 120 триад. Несмотря на такой удивительно многообразный репертуар эмоциональных состояний, которые потенциально доступны человеку, Изард^считает, что в каждый момент времени возможно испытывать толвко одну преобладающую эмоцию.

Выделение названных 10 эмоций в качестве фундаментальных связано с тремя факторами:

а) наличием характерных мимических выразительных комплексов;

б) уникальным субъективным переживанием (феноменологическое качество) и

в) специфическим нервным субстратом.

Так, существуют данные, что механизмы, связанные с выражением и переживанием положительных эмоций, являются функцией коры левого полушария, а отрицательных эмоций — функцией коры правого полушария. Например, в эксперименте Р. Дэвидсона в 1990 г. регистрировалась ЭЭГ испытуемых при просмотре приятных и неприятных видеоклипов. В первом случае наблюдалось повышение активности в левой лобной области коры, а во втором — в правой (рис. 30).

1. Интерес — возбуждение

2. Удовольствие — радость

3. Удивление

4. Горе — страдание

5. Гнев — ярость

6. Отвращение — омерзение

7. Презрение — пренебрежение

8. Страх — ужас

9. Стыд — застенчивость

10. Вина — раскаяние

 

Рис.30. Фундаментальные эмоции человека, по К. Изарду, 1980

Исследование, проведенное П. Экманом (Ekman) в 1998 г в 21 стране мира, подтвердило универсальность выражения и схожесть в переживании фундаментальных эмоций, описанных К Изардом. По эмоции удивления совпадение имело место в 20 странах по эмоции страха - в 19, по эмоции гнева - в 18. П. Экман проводил свое исследование не только в западных культурах или в культурах,

5.1. Общая характеристика эмоций

подверженных влиянию западной цивилизации. Он отправился в бесписьменную, практически изолированную от внешнего мира культуру Папуа — Новой Гвинеи. Неграмотным испытуемым зачитывались рассказы, описывающие различные эмоционально насыщенные события (например, «у человека умер ребенок») и предлагалось выбрать подходящую фотографию из набора. К. Хайд ер в 1972 г. по Аналогичной методике изучал представителей народности дани в даюдном Иране. Л. Самрасом проводился также анализ мимической активности младенцев в течение первого года жизни (L. Camras, 4992). Полученные данные подтвердили гипотезу об универсальности фундаментальных эмоций.

5.1.5. Периферические теорииэмоций

По мнению В. Джеймса (1884), каждая эмоция имеет свой отличительный физиологический рисунок. Эмоция — это осознание происходящих в организме физиологических изменений. «Мой тезис состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием волнующего факта и что наше переживание этих изменений, по мере того как они происходят, и является эмоцией. Обычно принято говорить: мы огорчены и плачем, нам повстречался медведь — мы испугались и обращаемся в бегство, нас оскорбил соперник — мы разгневаны и наносим удар. Защищаемая здесь гипотеза утверждает, что этот порядок событий является неправильным, что одно психическое состояние не сразу вызывается другим, что между ними необходимо вставить телесные проявления и что правильнее говорить: мы огорчены, потому что плачем, разгневаны, потому что наносим удар, испуганы, потому что дрожим, а не наоборот», — пишет В. Джеймс. Свою гипотезу Джеймс подкрепляет следующими аргументами: 1) существует однозначное соответствие Между определенными переживаемыми эмоциями и типичными для них телесными реакциями («Огромное множество различных сочетаний, в которые способны соединиться физические сдвиги, делают в принципе возможным, что каждому, даже слабо выраженному оттенку эмоции, соответствует свой уникальный, если его рассматривать в целом, комплекс изменений в теле.»); 2) лишенная телесного выражения эмоция перестает переживаться («Чем бы была печаль без слез, рыданий, боли в сердце и стеснения в груди? Бесчувственным заключением о том, что некоторые обстоятельства Достойны сожаления — ничего больше. Полностью лишенная телесного выражения эмоция — ничто.») и 3) невозможно выполнение

 

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции и воля

движений, соответствующих одной эмоции, и одновременное переживание другой. Из последнего пункта для Джеймса разворачивается целая философия управления эмоциями. Достаточно намеренно начать демонстрировать нужную эмоцию, как она заменит нежелательную. «Подавите внешние проявления страсти, и она умрет... Расправьте морщины на лбу, зажгите взор огнем, выпрямите корпус, заговорите в мажорном тоне, скажите что-нибудь сердечное, и ваше сердце должно быть поистине ледяным, если оно постепенно не оттает», — наставляет В. Джеймс.

Аналогичную позицию занял в последовавшей через год (1885) публикации датский ученый Г. Ланге. В связи с этим теория получила двойное Название. По данным Р. Зайонца (R. Zajonc, 1989), повторение звуков «и» и «а», артикуляционные характеристики которых схожи с теми, что задействованы в естественной улыбке, приводят к переживанию приподнятого настроения. Интересно, что задолго до появления периферической концепции эмоций данный прием, помогающий «властвовать собою», получил широкое распространение в странах Азии. Американский журналист Дональд Ричи, живущий в Японии с 1960-х гг. и постоянно пишущий о своеобразии японской культуры, в эссе «Жесты как язык» указывает на особую функцию улыбки как средства контроля над собственными негативными эмоциями: «В Японии функция улыбки интернализована, введена вовнутрь. Улыбка стала здесь бессознательным жестом и наблюдается даже тогда, когда улыбающийся человек думает, что за ним не наблюдают. Скажем, он хочет успеть на поезд метро. Уже почти успел, но — дверь закрывается. Какова будет его реакция? Почти наверняка улыбка. Эта улыбка не означает радости. Но она означает, что к неприятности отнеслись без ропота и с бодростью. С самых юных лет японцев учат воздерживаться от выражения эмоций, которое могло бы нарушить столь непрочную гармонию».

Одно из явлений, к которым может быть продуктивно приложима периферическая концепция эмоций Джеймса — Ланге, это массовое переживание экстатических состояний на концертах современной музыки (рис. 31).

Ритмическая основа многих популярных произведений воспроизводит учащенный ритм сердца. Таким образом, под ее воздействием активируется симпатическая нервная система — в организмах слушателей происходят соматические изменения, сходные с естественным состоянием экстаза. Телесные изменения, индуцированные музыкой, приводят к переживанию крайне интенсивной эмоции удовольствия.

5.1. Общая характеристика эмоций

 

(рдной из версий периферических теорий эмоций является теория мимической обратной связи д. Экмана, Р. Левинсона и g, фризена (P. Ekman, R. Le-vinson, W. Friesen, 1983). В отличие от классической версии Джеймса — Ланге она концентрируется не на физиологических измене- £-ниях, продуцируемых симпатической вегетативной нервной системой, а на изменениях лицевых мышц. Согласно этому взгляду, автоматическое изменение конфигурации лицевых мышц, развивающееся как

реакция на воздействие стимула, приводит к осознанию эмоционального состояния, соответствующего этой конфигурации и, как Следствие, к возникновению эмоции.

А

Рис. 31. Концерт группы «Битлз»

в Манчестере, ноябрь 1963 г. (из архива Press Association, UK)

5.1.6. Когнитивные теории эмоций

С. Шахтер и Дж. Сингер (S. Schachter, J. Singer) в 1962 г. выдвинули когнитивную теорию эмоций, являющуюся по сути «компромиссом» между периферической теорией Джеймса — Ланге и та-Яамической теорией Кэннона — Барда. С. Шахтер и Дж. Сингер предположили, что эмоции есть следствие познавательной интерпретации многозначной физиологической активации. Важное отличие этой теории от теории Джеймса — Ланге заключается в том, что связь «физиологическое изменение — осознание эмоции» носит Вариативный характер. Опознание эмоции зависит от контекста ситуации, в которой произошло то или иное телесное изменение. Например, слипание глаз переживается нами как скука, если мы в Данный момент слушаем неинтересную лекцию, или как реакция на экстремальное напряжение, если мы только что нашли решение °Чень сложной проблемы.

Данная модель получила название «двухфакторной», так как Предполагала необходимость и физиологических изменений, и осоз-

Глава 5. Регуляторные процессы психики. Эмоции

и воля

5.1. Общая характеристика эмоций

нанной интерпретации как двух взаимодействующих факторов g развитии эмоционального состояния. В критическом эксперименте Шахтера и Сингера испытуемым была сделана инъекция гормона адреналина, вызывающая активацию симпатической вегетативной нервной системы. Одной половине испытуемых сообщили о том, какие симптомы вызывает инъекция, в то время как другой половине сказали, что им введен физиологический раствор. Затем каждый из испытуемых по очереди попадал в помещение, где находился актер, изображавший либо гнев (он читал некое письмо и будто бы в припадке бешенства рвал его на мелкие кусочки), либо эйфорию (он читал письмо и начинал прыгать от радости). Испытуемые были отделены от актера прозрачной перегородкой и поэтому не могли вступить с ним в контакт. Все испытуемые испытывали аналогичные физиологические изменения в организме (учащенное сердцебиение, потоотделение и т.д.), однако те, кто был предупрежден о действии адреналина, не испытывали сколько-нибудь отчетливых эмоций. Другие же испытуемые, напротив, переживали достаточно выраженные эмоциональные состояния, заражаясь от актера соответственно гневом или радостью. Тот факт, что одно и то же физиологическое состояние мы можем переживать как различные эмоции в зависимости от когнитивных факторов, подтвердился во многих исследованиях. В работе, посвященной восприятию алкогольного опьянения у подростков, две группы испытуемых получали идентичные дозы алкоголя. Те, кто знал, что за «лекарство» они приняли, демонстрировали типичное «пьяное» поведение, находились в подчеркнуто приподнятом настроении, а те, кто употребил алкоголь под видом неизвестного медикамента, отчитывались о разного рода недомоганиях.

В классических исследованиях Р. Лазаруса и его коллег (Lazarus, Mordkoff&Davison, Speisman), проведенных в 1964 г., специально проверялось влияние интерпретации событий на силу возникающих переживаний. Четырем группам испытуемых демонстрировался один и тот же фильм с жестоким ритуалом, принятом в отсталых племенах, но титры в каждой группе были разными. При этом фиксировалась динамика сопротивления кожи (КГР), являющаяся объективным показателем силы эмоции. Первой группе давалась информация о том, что данная процедура очень болезненна и травматична, второй — фильм демонстрировали без всяких пояснений, третьей группе сообщалось, что этот ритуал не вызывает боли и абсолютно необходим для превращения юноши в настоящего мужчину, четвертой — ничего не говорилось о чувствах, а просто подчеркивался факт существования своих обычаев в других куль-

 

турах. Соответственно, сила эмоций участников эксперимента уменьшалась от первой «травматической» группы к четвертой, названной авторами «интеллектуальной», что, безусловно, доказывает решающую роль нашего понимания происходящего как условия возникновения определенных эмоциональных процессов. Многие современные психотерапевтические практики используют приемы переинтерпретации травмирующих жизненных событий для преодоления негативных эмоциональных состояний человека.

Когнитивные теории эмоций позволяют вырваться из порочного круга вопроса «Что первично — курица или яйцо?». В данном случае вопрос звучит так: что было вначале — телесное изменение (периферические теории) или субъективное переживание (центральные теории)? Для когнитивных теорий важна именно взаимосвязь познавательных и физиологических процессов, при этом они допускают, что как когнитивная интерпретация может базироваться на уже состоявшемся физиологическом изменении, так и физиологическое изменение может быть результатом психологического переживания (например, эмоциональной памяти, воображения, подражания).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.017 сек.)