АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Организация. Федерация вредна, федерация противоречит принципам социал-демократии

Читайте также:
  1. Company Name Организация
  2. II. Организация и этапы статистического исследования
  3. II.Организация проезда студентов и преподавателей на место практики и обратно
  4. III. Разрешение споров в международных организациях.
  5. III.1. Организация уголовной юстиции
  6. S.9. Организация конструкторской подготовки производства на предприятии
  7. Анкета об организациях крупного капитала
  8. Банк как коммерческая организация
  9. Бухгалтерский учет: понятия, объекты учета, принципы, основные задачи и организация
  10. В физкультурно-спортивных организациях
  11. Ведение воинского учета граждан в организациях.
  12. Ведущие медико-социальные проблемы здоровья женщин. Организация акушерско-гинекологической помощи, амбулаторный и стационарный этапы.

Федерация вредна, федерация противоречит принципам социал-демократии. Федерация вредна, ибо она узаконивает обособленность и отчуждение, вводит их в принцип, в закон. Между нами действительно существует полная отчужденность, и мы должны бороться с ней, мы должны решительно признать и заявить необходимость твердо и неуклонно идти к теснейшему единству. Вот почему мы в принципе отвергаем федерацию, отвергаем всякие обязательные перегородки между нами.

В партии и без того всегда будут группировки не вполне единомыслящих товарищей по вопросам и программы, и тактики, и организации – пусть в партии будет деление на группы, но, повторяю, никаких обязательных перегородок мы не признаем и потому федерацию в принципе отвергаем.

 

Связь партийная не может и не должна держаться ни на приятельстве, ни на доверии, ее необходимо базировать именно на формальном, «бюрократическом» (с точки зрения распущенного интеллигента) строгом уставе, только его строгое соблюдение гарантирует нас от кружкового самодурства, от кружковых капризов, от кружковых приемов свалки.

Непосредственным практическим руководителем движения может быть только особая центральная группа (назовем ее хоть Центральным Комитетом). Комитет Российской социал-демократической рабочей партии должен быть один, и в нем должны быть сознательные социал-демократы, посвящающие себя целиком социал-демократической деятельности.

Он должен лично общаться со всеми комитетами, и включать в себя все лучшие революционные силы всех русских социал-демократов, распоряжаться всеми общепартийными делами: распределением литературы, изданием листков, распределением сил, назначением лиц и групп для заведования особыми предприятиями, подготовкой общерусских демонстраций, восстания и т.д.

Надо особенно стараться, чтобы как можно больше рабочих становились вполне сознательными и профессиональными революционерами и попадали в комитет.

Чтобы руководить всем, что происходит в рабочей среде, надо иметь возможность всюду попасть, надо очень многих знать. Поэтому в комитете должны быть все главные рабочие вожаки рабочего движения из самих рабочих.

Число членов комитета должно быть не очень велико (чтобы их уровень был выше и их специализация в революционной профессии полнее), но, в то же время, достаточное для заведования всеми сторонами дела и обеспечения полноты совещаний и твердости решений.



Было бы желательно, чтобы пункт первый устава указывал не только на то, какой орган партии признается руководящим, но также и на то, что местные организации ставят своей задачей активно работать над созданием, поддержкой и упрочением центральных учреждений, без которых наша партия не может существовать как партия.

Надо также, чтобы все участники работы, все и всякие кружки имели право доводить свои решения, желания, запросы до сведения как комитета, так и ЦК. Если мы обеспечим это, то тогда полнота совещания всех партийных работников будет достигнута. Конечно, надо еще стараться устраивать личные совещания возможно большего числа всех и всяких деятелей.

 

Что касается районных групп, то я думаю, что районные группы должны быть главным образом посредниками между комитетами и заводами, посредниками и даже преимущественно передатчиками – постановка правильного распространения литературы, полученной из комитета, должна быть их главной задачей. И эта задача в высшей степени важна, потому что, если обеспечить регулярное общение особой районной группы разносчиков со всеми заводами района, то это будет иметь громадное значение и для демонстраций и для восстания.

Наладить и организовать дело быстрой и правильной передачи литературы, листков и прокламаций и т.д., приучить к этому целую сеть агентов – это значит сделать большую половину дела по подготовке будущих демонстраций или восстания.

В момент возбуждения, стачки, брожения уже поздно налаживать разноску литературы – к этому можно приучить только исподволь, обязательно проделывая это раза по два, по три в месяц. Если нет газеты, то это можно распространять листки, но никоим образом не позволять этому распространительному аппарату бездействовать. Надо стремиться довести этот аппарат до такой степени совершенства, чтобы в одну ночь все рабочее население Петербурга можно было оповестить и мобилизовать.

‡агрузка...

Совещания по всем партийным вопросам, конечно, будут происходить и в районных кружках, но решать все общие вопросы местного движения должен только комитет. Самостоятельность районной группы следовало бы допустить лишь в вопросах о технике передачи и распространения. Районная группа – филиальное отделение комитета.

 

По тому же типу филиальных отделений комитета или его учреждений, должны быть организованы все разнообразные группы, служащие движению, – и группы студенческой и гимназической молодежи, и группы содействующих чиновников, и группы транспортная, типографическая и т.д.

Все искусство организации должно состоять в том, чтобы использовать всех, «дать работу всем и каждому», сохраняя в то же время руководство всем движением, сохраняя, разумеется, не силой власти, а силой авторитета, силой энергии, большей опытности, большей разносторонности, большей талантливости. Это замечание относиться к тому обычному возражению, что строгая централизация слишком легко может погубить дело, если случайно в центре окажется наделенное громадной властью неспособное лицо. Средства против этого не дает никакой устав, его могут дать лишь меры «товарищеского воздействия», начиная с резолюций всех и всяческих подгрупп, продолжая обращением в ЦК и кончая свержением неспособной власти.

 

Перехожу к вопросу о кружках пропагандистов. Пропаганда должна вестись в одном духе всем комитетом, и ее следует строго централизовать, поэтому я представляю себе дело так: комитет поручает нескольким своим членам организовать группу пропагандистов, эта группа, пользуясь услугами районных групп, должна вести пропаганду во всем городе, во всей местности, «подведомственной» комитету.

Кстати, по поводу пропагандистов я хотел бы еще сказать несколько слов против обычного переполнения этой профессии малоспособными людьми и принижения этим уровня пропаганды. С этим надо бороться, ибо вреда от этого бывает очень много. Действительно выдержанных принципиально и способных пропагандистов очень немного (и чтобы стать таким надо порядочно поучиться и поднабраться опыта), и таких людей надо специализировать, занимать их целиком и беречь сугубо. Надо организовать по нескольку лекций в неделю для таких лиц и уметь вовремя вызвать их в другие города, организовывать объезд разных городов умелыми пропагандистами. Массу начинающей молодежи надо ставить на более практические предприятия, которые у нас бывают в загоне по сравнению с тем студенческим хождением по кружкам, которое оптимистически называют «пропагандой».

 

Теперь о заводских кружках. Они для нас особенно важны: ведь вся главная сила движения – в организованности рабочих на крупных заводах, ибо крупные заводы (и фабрики) включают в себя не только преобладающую по численности, но еще более преобладающую по влиянию, развитию, способности к борьбе часть рабочего класса. Каждый завод должен быть нашей крепостью. А для этого «заводская» рабочая организация должна быть «ветвиста» во внешних отношениях, далеко в самые разные стороны просовывать свои щупальца, как и всякая революционная организация.

Я подчеркиваю, что ядром и руководителем должна быть обязательно группа революционеров-рабочих. Заводской комитет (отдельно от других групп, которых должно быть очень много) должен состоять из очень небольшого числа революционеров, получающих непосредственно от Комитета поручения и полномочия вести всю социал-демократическую работу на заводе. Все члены заводского комитета должны смотреть на себя, как на агентов комитета, обязанных подчиняться всем распоряжением его, обязанных соблюдать все «законы» той «действующей армии», в которую они вступили и из которой они в военное время не имеют права уйти без разрешения начальства.

Когда заводской комитет образовался, он должен приступить к созданию целого ряда заводских кружков и групп с разными задачами, например, кружков для распространения литературы, кружков для чтения нелегальной литературы, кружков для слежения за шпионами, кружков для специального руководства профессиональным движением и экономической борьбой, кружков агитаторов и пропагандистов. Заводской комитет должен стараться охватить весь завод, возможно большую долю рабочих сетью всевозможных кружков.

Обилием этих кружков, возможностью проникнуть в них разъездному пропагандисту, а главное правильностью регулярной работы по распространению литературы, получению сведений и корреспонденций должна измеряться успешность деятельности подкомитета.

 

Итак, общий тип организации должен быть такого рода: во главе всего движения, всей социал-демократической работы стоит комитет.

От него исходят соподчиненные ему учреждения и филиальные отделения – сеть исполнительных агентов, обнимающая всю (по возможности) рабочую массу, организованных в районные группы и заводские (фабричные) подкомитеты. Эта сеть в мирное время будет распространять литературу, в военное время устраивать демонстрации и т.п. коллективные действия.

От комитета же исходит ряд всяких обслуживающих все движение кружков и групп (пропаганда, транспорт и т.д.).

Все группы, кружки, подкомитеты и т.д. должны стоять на положении филиальных отделений комитета. Одни из них прямо заявят о своем желании войти в состав Российской социал-демократической рабочей партии и, при условии утверждения комитетом, войдут в ее состав, примут на себя известные функции, обяжутся повиноваться распоряжениям органов партии, получат права всех членов партии и т.д. Другие не войдут в Российскую социал-демократическую рабочую партию, будучи на положении кружков, устроенных членами партии, или примыкающих к той или иной группе партии и т.д.

Во всех своих внутренних делах члены всех этих кружков, разумеется, также равноправны, как и члены комитета между собой, которые имеют такое же право обращаться с заявлениями и в местный комитет, и в ЦК.

Но в одном отношении мы должны, безусловно, требовать максимальной оформленности дела во всех этих группах, именно: каждый член партии, в них участвующий, обязан формальной ответственностью за ведение дела в этих группах, обязан также принять все меры к тому, чтобы перед ЦК были наиболее открыты и состав такой группы, и весь механизм ее работы, и все содержание этой работы.

Это необходимо для того, чтобы центр имел полную картину всего движения, и для того, чтобы можно было из наиболее широкого круга выбирать лиц на разные партийные должности, и для того, чтобы у одной группы могли учиться (через посредство центра) все группы подобного рода по всей России, и для того, чтобы предупреждать появление провокаторов и сомнительных лиц, – одним словом, это безусловно и во всех случаях настоятельно необходимо.

 

Мы подошли тут к весьма важному принципу всей партийной организации и партийной деятельности: если в отношении идейного и практического руководства движением и революционной борьбой пролетариата нужна возможно большая централизация, то в отношении осведомленности о движении центра партии (а следовательно и всей партии вообще), в отношении ответственности перед партией нужна возможно большая децентрализация.

Руководить движением должно возможно меньшее число возможно более однородных групп, искушенных опытом профессиональных революционеров. Участвовать в движении должно возможно большее число возможно более разнообразных слоев пролетариата (и других классов народа).

Мы должны централизовать руководство движением.

Мы должны децентрализовать ответственность перед партией каждого отдельного ее члена, каждого участника работы, каждого входящего в партию или примыкающего к ней кружка.

Эта децентрализация является необходимым условием революционной централизации. Когда централизация будет доведена до конца и у нас будет ЦК, тогда возможность (и регулярность) обращения к ним со стороны каждой мельчайшей группы, устранит возможность печальных результатов случайной неудачи состава того или иного местного комитета.

Децентрализация есть обратная сторона того разделения труда, которое составляет одну из самых насущных практических потребностей нашего движения. Никакие официальные признания известной организации руководящей, никакие учреждения формальных ЦК не сделают наше движение действительно единым, не создадут прочной боевой партии, если партийный центр будет по-прежнему заслонен от непосредственной практической работы местными комитетами старого типа – в которые, входит целая куча лиц, занимающихся сразу всем, не посвящающих себя отдельным функциям революционной работы, ни за что не отвечающих, не доводящих до конца раз взятого, хорошо обдуманного и подготовленного дела, тратящих уйму времени и сил на радикальскую сутолоку, когда рядом с ними имеется целая масса студенческих и рабочих кружков, наполовину вовсе неизвестных комитету, наполовину таких же громоздких, не специализированных, не вырабатывающих профессионального опыта, не пользующихся опытом других и занятых точно также, как и комитет, бесконечными совещаниями «обо всем», выборами и составлением уставов.

Чтобы центр мог хорошо работать местные комитеты должны стать специализированными, «деловыми» организациями, достигающими «совершенства» то в определенной практической функции. Чтобы центр мог не только советовать, убеждать, спорить (как делалось до сих пор), а действительно дирижировать оркестром, для этого необходимо, чтобы было в точности известно, кто, где и какую скрипку ведет, кто, где и почему фальшивит, кого, как и куда надо для исправление диссонанса перевести.

В настоящее время, – надо говорить прямо, мы либо ничего не знаем о действительной внутренней работе комитета, кроме его прокламаций и общих корреспонденций, либо знаем от друзей и хороших знакомых личных. Но ведь смешно думать, чтобы этим могла ограничиться громадная партия, способная руководить русским рабочий движением и готовящая общий натиск на самодержавие.

Необходимо сокращение числа членов комитета, поручение, каждому из них определенной особой подотчетной и ответственной функции, создание особого, весьма немногочисленного распорядительного центра, выработка сети исполнительных агентов, связывающих комитет с каждым крупным заводом и фабрикой, регулярно ведущих распространение литературы и дающих центру точную картину этого распространения и всей механики работы.

Необходимо создание многочисленных групп и кружков, берущих на себя разные функции или объединяющих лиц, примыкающих к социал-демократии, помогающих ей, готовящихся стать социал-демократами, с тем, чтобы центру всегда была известна деятельность этих кружков, – вот в чем должна состоять реорганизация комитетов партии.

 

В число активных элементов социал-демократической рабочей партии войдут вовсе не одни только организации революционеров, а целый ряд рабочих организаций, признанных за партийные.

Членами партии признаются только члены организаций, признанных за партийные, но люди, непосредственно не входящие ни в одну партийную организацию, могут работать в организации непартийной, но примыкающей к партии. О выбрасывании за борт, в смысле отстранения от работы, от участия в движении не может быть и речи. Напротив, чем крепче будут наши партийные организации, включающие в себя действительных социал-демократов, тем меньше шаткости и неустойчивости будет внутри партии, тем шире, разностороннее, богаче и плодотворнее будет влияние партии на окружающие ее, руководимые ею элементы рабочих масс.

Нельзя смешивать партию, как передовой отряд рабочего класса, со всем классом. Как раз напротив: именно в силу существования различий по степени сознательности и степени активности необходимо провести различие по степени близости к партии.

Мы – партия класса, и потому почти весь класс (а в военные времена, в эпоху гражданской войны, и совершенно весь класс) должен действовать под руководством нашей партии, должен примыкать к нашей партии как можно плотнее, но было бы маниловщиной[29] и «хвостизмом» думать, что когда-либо почти весь класс или весь класс в состоянии, при капитализме, подняться до сознательности и активности своего передового отряда, своей социал-демократической партии. Еще ни один разумный социал-демократ не сомневался в том, что при капитализме даже профессиональная организация (более примитивная, более доступная сознательности неразвитых слоев) не в состоянии охватить почти весь или весь рабочий класс.

Забывать о различии между передовым отрядом и всеми массами значит обманывать себя, закрывать глаза на громадность наших задач, суживать эти задачи.

Значит забывать о постоянной обязанности передового отряда поднимать все более и более обширные слои до этого передового уровня.

Именно таким закрыванием глаз является стирание разницы между примыкающими и входящими, между сознательными и активными – и помогающими.

Мы можем только радоваться, если социал-демократии удастся руководить каждой стачкой, ибо прямая и безусловная обязанность социал-демократии руководить всеми проявлениями классовой борьбы пролетариата, а стачка есть одно из глубочайших и наиболее могучих проявлений этой борьбы. Но мы будем хвостистами, если допустим отождествление такой первоначальной, по существу не более, как тред-юнионистской формы борьбы со всесторонней и сознательной социал-демократической борьбой. Мы будем оппортунистически узаконивать заведомую фальшь, если дадим право каждому стачечнику «объявлять себя членом партии», ибо такое «объявление» в массе случаев будет объявлением ложным. Мы станем убаюкивать себя маниловскими мечтами, если вздумаем уверять себя и других, что каждый стачечник может быть социал-демократом и членом социал-демократической партии при том бесконечном раздроблении, угнетении и отуплении, которое при капитализме неизбежно будет тяготеть над очень и очень широкими слоями «необученных», неквалифицированных рабочих.

Организации рабочих для экономической борьбы должны быть профессиональными организациями. Всякий социал-демократ рабочий должен по мере возможности оказывать содействие и активно работать в этих организациях, но вовсе не в наших интересах требовать, чтобы членами цеховых союзов могли быть только социал-демократы, это сузило бы размеры нашего влияния на массу. Пусть в цеховом союзе учувствует каждый рабочий, понимающий необходимость объединения для борьбы с хозяевами и с правительством. Самая цель цеховых союзов была бы недостижима, если бы они не объединяли всех, кому доступна хотя бы только одна эта элементарная ступень понимания, если бы эти цеховые союзы не были бы очень широкими организациями. И чем шире эти организации, тем шире будет и наше влияние на них, влияние, оказываемое не только «стихийным» развитием экономической борьбы, но и прямым сознательным воздействием на товарищей социалистических членов союза.

Кроме того нам нужны самые разнообразные организации всех видов, рангов и оттенков. Если бы сотни тысяч арестуемых за стачки и демонстрации рабочих оказывались не членами партийных организаций, это доказало бы только, что наши организации хороши, что мы выполняем свою задачу – имея узкий круг руководителей привлекаем к движению возможно более широкую массу.

Зло состоит в том, что в атмосфере почти всеобщего политического недовольства нам трудно отделить болтающих от работающих. Стремиться всех и каждого сделать членом партии – значит узаконивать это зло. Именно этого-то мы и не хотим! Лучше, чтобы десять работающих не называли себя членами партии (действительные работники за чинами не гонятся!), чем чтобы один болтающий имел право и возможность быть членом партии.

Мне возражали, что прав-то членам партии мы никаких не даем, поэтому и злоупотреблений быть не может. Такое возражение совершенно несостоятельно: если у нас не указано, какие именно особые права получает член партии, то заметьте, что у нас не приведено и никаких указаний об ограничении прав членов партии. А главное, нельзя забывать, что всякий член партии ответственен за партию и партия ответственна за всякого члена, необходимо сузить понятие члена партии.

Наша задача – оберегать твердость, выдержанность и чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена партии выше, выше и выше.

 

Обязанность вождей заключается в том, чтобы все более и более просвещать себя по всем теоретическим вопросам, все более и более освобождаться от влияния традиционных, принадлежащих старому миросозерцанию фраз. Необходимо всегда иметь в виду, что социализм, с тех пор как он стал наукой, требует, чтобы с ним обращались как с наукой – изучали.

Мы должны помнить, что революционная партия только тогда заслуживает своего имени, когда она на деле руководит движением революционного класса.

Мы должны помнить, что всякое народное движение принимает бесконечно разнообразные формы, постоянно вырабатывая новые, отбрасывая старые, создавая видоизменения или новые комбинации старых и новых форм. И наш долг активно участвовать в этом процессе выработки приемов и средств борьбы.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)