АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Эмпирический и теоретический уровни научного познания

Читайте также:
  1. II. Проблема источника и метода познания.
  2. VII.1. Субъект и объект познания
  3. Билет 12. Предмет социальной философии. Уровни анализа общественных отношений
  4. Билет № 1 Понятие мировоззрения, его основные сферы, уровни и типы.
  5. Билет № 35 Проблема познания в философии. Основные направления в теории познания.
  6. Взаимодействие идентификации и рефлексии как механизмы самопознания
  7. Виды групп и уровни их развития
  8. Виды и уровни менеджмента предприятия
  9. Вклад советских ученых в теорию научного управления
  10. Влияние самопознания на развитие коммуникативной компетентности личности. ( в интернете что попало там нет прям точного ответа.)
  11. Водородоподобные атомы. Энергетические уровни. Квантовые числа.
  12. Возможность познания

Научное познание включает в себя два взаимосвязанных, но различающихся уровня: эмпирический и теоретический.

На эмпирическом уровне преобладает живое созерцание (чув­ственное познание), а рациональные формы (суждения, поня­тия и др.) имеют подчиненное значение. Исследуемый объект отражается преимущественно со стороны своих внешних связей и проявлений. Содержание эмпирического познания — это сбор фактов, их первичное обобщение, описание наблюдаемых и эк­спериментальных данных, их систематизация, классификация и иная фактофиксирующая деятельность. Эмпирическое иссле­дование осваивает объект с помощью таких приемов и средств, как описание, сравнение, измерение, наблюдение, эксперимент, анализ, индукция, а его важнейшим элементом является факт (от лат. factum — сделанное, свершившееся).

Понятие «факт» имеет следующие значения: (1) фрагмент дей­ствительности, объективные события, результаты, относящиеся либо к объективной реальности («факты действительности»), либо к сфере сознания и познания («факты сознания»); (2) знание о каком-либо событии, явлении, достоверность которого доказана; (3) предложение, полученное в ходе наблюдений и эксперимен­тов. Второе и третье из названных значений резюмируются в по­нятии «научный факт», который становится таковым тогда, когда он включен в логическую структуру системы научного знания. Так, Н. Бор писал: «Мы должны признать, что ни один опытный факт не может быть сформулирован помимо некоторой системы поня­тий». Луи де Бройль утверждал, что «результат эксперимента ни­когда не имеет характера простого факта, который нужно только констатировать. В изложении этого результата всегда содержится некоторая доля истолкования, следовательно, к факту всегда при-


мешаны теоретические представления». Собрание эмпирических фактов, как бы обширно оно ни было, без «деятельности ума» не может привести к установлению каких-либо законов и уравнений.

В понимании природы факта выделяются две крайние тен­денции: (а) фактуализм, подчеркивающий независимость и ав­тономность фактов по отношению к теориям, (б) теоретизм, на­против, утверждающий полную зависимость фактов от теории. Верное решение проблемы состоит в том, что научный факт, об­ладая теоретической нагрузкой, относительно независим от тео­рии, поскольку в своей основе он детерминирован материальной действительностью.



Недопустимо «выхватывать» отдельные факты: только в том случае, если они взяты в целостной системе, они станут «упрямой вещью», «воздухом ученого», «хлебом науки». Хотя любой факт детерминирован реальной действительностью, практикой, он так или иначе концептуализирован, т.е. «пропитан» определенными теоретическими представлениями, поэтому, как считал А. Уайтхед, научное познание представляет собой соединение двух слоев: один складывается из непосредственных данных, полученных из конк­ретных наблюдений, другой — представлен нашим общим спосо­бом постижения мира. Их можно, по его мнению, называть, соот­ветственно, «слоем наблюдения» и «концептуальным слоем», причем первый из них всегда интерпретирован с помощью понятий, достав­ляемых концептуальным слоем.

Согласно К. Попперу, если в факты не «встроено нечто теоре­тическое», то такие «факты» не являются основой теории. Однако между теориями и фактами, описываемыми данной теорией, все­гда надо проводить «реалистическое различие». Созданные челове­ком теории могут приходить в столкновение с независящими от человека реальными фактами, и тогда в поисках истины прихо­дится приспосабливать теории к фактам или же отказываться от этих теорий.

Теоретический уровень характеризуется преобладанием рацио­нальных форм мышления (понятий, теорий, законов и т.д.). М.Борн подчеркивал, что «человеческий ум может проникать в


тайны природы с помощью мышления вследствие гармонии меж­ду законами мышления и законами природы». Мышление — это активный процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, обеспечивающий раскрытие на основе чув­ственных данных ее закономерных связей и их выражение в сис­теме абстракций (понятий, категорий и др.).

Живое созерцание, чувственное познание на теоретическом уровне не устраняется, а становится подчиненным аспектом по­знавательного процесса. Важнейшая задача теоретического зна­ния — достижение объективной истины во всей ее конкретности и полноте содержания. Для этого используются такие познаватель­ные приемы и средства, как (а) абстрагирование — отвлечение от ряда свойств и отношений предметов; (б) идеализация — процесс создания чисто мысленных предметов («точка», «идеальный газ» и т.п.); (в) синтез — объединение полученных в результате анализа элементов в систему; (г) дедукция — движение познания от обще­го к частному, восхождение от абстрактного к конкретному и др. Присутствие идеализации и идеальных моделей в теории служит показателем ее развитости.

‡агрузка...

Характерной чертой теоретического познания является его на­правленность на себя, внутринаучная рефлексия, т.е. исследова­ние самого процесса познания, его форм, приемов, методов, по­нятийного аппарата и т.д.

Мышление как главный компонент теоретической познаватель­ной деятельности имеет два основных уровня: рассудок и разум.

Рассудок — исходный уровень мышления, на котором опери­рование абстракциями происходит в пределах неизменной схемы, шаблона и стандарта. Это способность последовательно и ясно рассуждать, правильно строить свои мысли, четко классифициро­вать и систематизировать факты, сознательно отвлекаясь от разви­тия, взаимосвязи вещей. Главные функции рассудка — расчленение и исчисление. Мышление в целом невозможно без рассудка, он включен в обыденное повседневное мышление. Логика рассудка — формальная логика, которая, изучая структуру высказываний и доказательств, обращает внимание на форму «готового» знания, а не на его развитие.


Разум (диалектическое мышление) — высший уровень мыш­ления, для которого характерны творческое оперирование абст­ракциями и сознательное исследование своей собственной при­роды (саморефлексия). Разум может постигать сущность вещей, их законы и противоречия, адекватно всесторонне и конкретно выражать в логике понятий логику вещей в их взаимосвязи, раз­витии. Главная задача разума — объединение многообразного вплоть до синтеза противоположностей и выявления коренных причин и движущих сил изучаемых явлений.

В процессе мышления рассудок и разум взаимодействуют и переходят друг в друга. Примером перехода первого во второй мо­жет служить выход рассудка за пределы сложившейся готовой си­стемы знания на основе выдвижения новых фундаментальных идей. Переход разума в рассудок связан, прежде всего, с процеду­рой формализации и перевода в относительно устойчивое состоя­ние тех систем знания, которые были получены на основе разума.

Основные формы мышления:

Понятие — форма мышления, отражающая общие и существен­ные признаки явлений. Например, в определении «человек есть животное, делающее орудия труда» выражен такой существенный признак человека, который отличает его от всех других представите­лей животного мира. Чтобы верно отразить реальное развитие объек­тивного мира, понятия должны быть гибки, взаимосвязаны, едины в противоположностях. Предельно общие понятия — это философс­кие категории (качество, количество, материя, причина и др.).

Суждение — форма мышления, отражающая процессы действи­тельности, их свойства, связи и отношения, обычно выражается повествовательным предложением, которое может быть либо ис­тинным, либо ложным. В форме суждения выражаются как суще­ственные и общие (как в понятии) свойства и признаки предмета, так и второстепенные. В современной логике с начала XX века вместо термина «суждение» пользуются термином «высказыва­ние», которое представляет собой грамматически правильное по­вествовательное предложение, выражающее некий смысл. Ос-


новными типами высказываний являются дескриптивные (описа­тельные) и оценочные.

Умозаключение — форма мышления, посредством которой из ранее установленного знания (обычно из одного или нескольких суждений) выводится новое знание (также в виде суждения). Клас­сический пример умозаключения: все люди смертны (посылка), Сократ — человек (обосновывающее знание), следовательно, Со­крат смертен (выводное знание, называемое заключением или следствием).

Важными условиями достижения истины являются не только истинность посылок (аргументов, оснований), но и соблюдение правил вывода, недопущение нарушений законов и принципов логики. Умозаключения подразделяются на два взаимосвязанных вида: индуктивные (движение мысли от единичного, частного к общему, от менее общего к более общему) и дедуктивные (силло­гизмы), где имеет место обратный процесс движения мысли.

История познания показывает, что новые идеи, коренным об­разом меняющие старые представления, часто возникают не в ре­зультате последовательных логических рассуждений или обобще­ний, а в результате скачка, прерыва непрерывности в движении мысли. Луи де Бройль писал, что «человеческая наука, по суще­ству рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее замечательные завоевания лишь пу­тем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способ­ности, освобожденные от тяжелых оков строгого рассуждения, которые называют воображением, интуицией, остроумием». Важ­ную роль воображения, фантазии и интуиции в научном исследо­вании признавали многие великие творцы науки. Для интуитив­ного постижения действительности характерна свернутость рассуждений. Полное логическое и опытное обоснование этих выводов находят позднее, когда они уже были сформулированы и вошли в ткань науки. Познание — это единство чувственного и ра­ционального, эмпирического и теоретического, рассудка и разума, интуитивного и дискурсивного.


К структурным компонентам теоретического уровня познания относятся: проблема, гипотеза, теория и закон.

Проблема — форма теоретического знания, содержанием ко­торой является то, что еще не познано человеком. Это вопрос, воз­никший в ходе познания и требующий ответа. Проблема включа­ет два основных этапа: ее постановку и решение. «Формулировка проблемы часто более существенна, чем ее разрешение, которое может быть делом лишь математического или экспериментально­го искусства», — писал А. Эйнштейн. По мнению В. Гейзенберга, при постановке и решении научных проблем необходимы: а) оп­ределенная система понятий, с помощью которых исследователь будет фиксировать проблему; б) система методов, избираемая с учетом целей исследования и характера решаемых проблем; в) опо­ра на научные традиции. Проблемы, как считал Поппер, возни­кают (а) либо как следствие противоречия в отдельной теории,

(б) либо при столкновении двух противоречащих друг другу тео­
рий, (в) либо в результате столкновения теории с наблюдениями.

Определяющее влияние на способ постановки и решения про­блемы имеют, во-первых, характер мышления эпохи, и, во-вто­рых, уровень знания о тех объектах, которых касается возникшая проблема. Каждой исторической эпохе свойственны свои харак­терные формы проблемных ситуаций.

Гипотеза — форма теоретического знания, возникающая в ходе решения проблем и содержащая предположение, сформулирован­ное на основе ряда фактов, истинное значение которого неопре­деленно и нуждается в доказательстве, обосновании. Развитие на­учной гипотезы может происходить в трехосновных направлениях: (а) уточнение гипотезы в ее собственных рамках; (б) самоотри­цание гипотезы, выдвижение и обоснование новой гипотезы;

(в) превращение гипотезы как системы вероятного знания в науч­
ную теорию. Решающей проверкой истинности гипотезы являет­
ся, в конечном счете, практика во всех ее формах, но определен­
ную (вспомогательную) роль в доказательстве или опровержении
гипотез играет и логический (теоретический) критерий истины.

В ходе доказательства гипотез одни из них становятся истин­ной теорией, другие видоизменяются, уточняются и конкретизи-


руются, третьи отбрасываются, превращаясь в заблуждения. Так, выдвинутая Планком квантовая гипотеза после проверки стала научной теорией, а гипотезы о существовании «теплорода», «флогистона», «эфира» перешли в заблуждения. Современная астрофизика и геология окружены «лесом гипотез». Гипотезу рассматривают как «форму развития естествознания» (Ф. Эн­гельс). Они направляют наблюдения, упорядочивают познаватель­ные процедуры, помогают оценить значение фактов и выбрать определенный метод.

Выделяют три типа гипотез: а) гипотезы, возникающие непос­редственно для объяснения опыта; б) гипотезы, в формировании которых опыт играет определенную, но не исключительную роль; в) гипотезы, которые возникают на основе обобщения предшеству­ющих концептуальных построений. Такой, например, была гипотеза Луи де Бройля о наличии у микрообъектов противоположных — кор­пускулярных и волновых — свойств, которая затем стала теорией.

Существуют гипотезы общие, частные и рабочие. Общие гипо­тезы — это предположения о закономерностях различного рода связей между явлениями. Они есть фундамент построения основ научного знания. Частные гипотезы — это предположения о про­исхождении и свойствах единичных фактов, конкретных событий и отдельных явлений. Рабочие гипотезы — это предположения, выдвигаемые, как правило, на первых этапах исследования и слу­жащие отправным пунктом дальнейшего движения исследователь­ской мысли.

Существуют и так называемые ad hoc-гипотезы (от лат. ad hoc — к этому, для данного случая), которые временно обеспечивают- ис­ходной теории некоторые прагматические преимущества, напри­мер, достаточную степень согласованности с экспериментальны­ми данными. Ученые прибегают к помощи ad hoc-гипотез «во имя спасения» испытываемой теории, которая сталкивается с конкрет­ными трудностями (невозможность предсказания новых фактов, адаптации к новым экспериментальным данным и др.).

Теория — наиболее сложная и развитая форма научного зна­ния, дающая целостное отображение закономерных и существен-


ных связей определенной области действительности. Примерами теории являются классическая механика Ньютона, теория отно­сительности А. Эйнштейна. А. Эйнштейн считал, что любая науч­ная теория должна отвечать следующим критериям: а) не проти­воречить данным опыта; б) быть проверяемой на имеющемся опытном материале; в) отличаться «логической простотой» пред­посылок, т.е. основных понятий; г) не быть логически произволь­но выбранной; д) отличаться изяществом и красотой, гармонично­стью; е) иметь широкую область своего применения; (ж) указывать путь создания новой, более общей теории, в рамках которой она сама остается предельным случаем.

Теория часто сравнивается с сетями, предназначенными улав­ливать реальный мир для осознания, объяснения и овладения им.

2. Единство эмпирического и теоретического, теории и практики

При всех различиях эмпирический и теоретический уровни познания взаимосвязаны, граница между ними подвижна. Недо­пустимо абсолютизировать один из этих уровней в ущерб другому. Эмпирическое исследование, выявляя с помощью наблюдений и экспериментов новые данные, стимулирует теоретическое позна­ние (которое их обобщает и объясняет), ставит новые, более слож­ные задачи. С другой стороны, теоретическое познание, развивая и конкретизируя на базе эмпирии новое содержание, открывает более широкие горизонты для эмпирического познания, ориен­тирует и направляет его в поисках новых фактов, способствует со­вершенствованию его методов и средств.

В процессе научного познания недопустимо разрушение един­ства теории и практики. Ученый должен сохранять контакт с прак­тикой, поскольку, как считал Поппер, тот, кто ее презирает, неиз­бежно впадает в схоластику. Наиболее сильный аргумент в пользу истинности теории - это ее «многократное экспериментальное подтверждение».

В ходе истории соотношение между теорией и практикой по­стоянно изменяется, так как появляются новые формы обществен-

но


ной практики. Связи теории и практики двусторонни: прямые (от практики к всеобщим принципам и формам мышления) и обрат­ные — реализация всеобщих схем в познании и в реальной жизни. Сущность прямых связей состоит в том, что все логические кате­гории, теоретические схемы и другие абстракции формируются, в конечном счете, в процессе предметно-практического преобразо­вания реальной действительности. Практика есть то важнейшее звено, через которое объективно всеобщее попадает в мышление в виде «фигур логики». Последние, в свою очередь, возвращаются обратно, помогают познавать и преобразовывать объективную ре­альность, т.е. происходит материализация теории.

Для того чтобы теория материализовалась, объективировалась, необходимы определенные условия: (1) теория должна достоверно и адекватно отражать определенную сторону реальности, соответ­ствовать реальным фактам в их взаимосвязи; (2) теория должна представлять внутреннее единство, глубинную взаимосвязь и сис­темное взаимодействие понятий, законов, гипотез, суждений и т.д.; (3) она должна обнаруживать тенденции развития реальности, практики, а потому должна постоянно изменяться, расширяться, углубляться, уточняться и т.д.; (4) Теория (даже самая глубокая и содержательная) становится материальной силой лишь тогда, когда «внедряется» в сознание людей, энергия которых вопло­щает теорию в реальную действительность; (5) практическая ре­ализация теории представляет собой сложный и противоречивый процесс, тесно связанный с существованием особого социокуль­турного мира предметов-посредников: орудий труда, технических средств (приборы, оборудование, измерительные устройства), язы­ка (естественного и искусственного), методологических средств, социальных институтов; (6) чтобы теория стала не только спосо­бом объяснения, но и методом изменения мира, необходимо на­хождение эффективных путей трансформации научного знания в программу практических действий, что требует соответствующей технологизации знания, перехода на конкретный язык решений, требований, предписаний, регулятивов, ориентирующих людей на достижение поставленных целей. Именно на этапе технологиза-


ции совершается переход от научного описания к нормативной системе, имеющей целевое, практическое назначение. Отсутствие (или их недостаточная разработанность) конкретно-прикладных теорий и технологий — одна из главных причин отрыва теории от практики.

В социальной сфере путь теоретического знания к практике намного сложнее, ибо здесь нет прямого выхода на практику, не­посредственного применения знания в той или иной области со­циально-преобразующей деятельности.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.014 сек.)