АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Чувственное, эмпирическое и теоретическое познание

Читайте также:
  1. I. О различии между чистым и эмпирическим познанием
  2. Вопрос 54. Познание (гносеология)
  3. Глава 1. Познание как предмет философского анализа
  4. Искусство как самопознание автора
  5. Логическое познание, его формы. Мышление и язык
  6. Логическое познание. Его фундаментальный уровень
  7. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЙОГОВ И ПОЗНАНИЕ ТАЙНЫ БЫТИЯ Поклоняюсь я Истине, лучшей из вер.
  8. Мышление - опосредованное и обобщенное познание окружающего мира
  9. Мышление как высшая форма познавательной деятельности. Мышление и чувственное познание. Единство мышления и речи
  10. Наука (коллективное познание)
  11. Научное и обыденное познание
  12. Научное познание и его специфика

Чувственное знание это знание в виде ощущений и восприятий свойств вещей, непосредственно данных органам чувств. Я вижу, например, ле­тящий самолет и знаю, что это такое. Эмпирическое знание может быть отражением данного не непосредственно, а опосредованно. Например, я вижу показание прибора или кривую электрокардиограммы, информирующие меня о состоянии соответствующего объекта, которого я не вижу. Иначе говоря, эмпирический уровень познания появля­ется при использовании всевозможных приборов; он предполагает наблюдение, описание наблюдаемого, ведение протоколов, исполь­зование документов, например историк работает с архивами и иными источниками. Словом, это более высокий уровень познания, чем просто чувственное познание.

Исходным чувственным образом в познавательной деятельности является ощущение простейший чувственный образ, отражение, копия или своего рода снимок отдельных свойств предметов.

Ощущения обладают широким спектром модальности: бывают зрительные, слуховые, вибрационные, кожно-осязательные, темпе­ратурные, болевые, мышечно-суставные, ощущения равновесия и ускорения, обонятельные, вкусовые, общеорганические ощущения. Каждая форма ощущений отражает через единичное общие свойст­ва данной формы и вида движения материи, например электромаг­нитные, звуковые колебания, химическое воздействие и т.д.

Любой предмет обладает множеством самых разнообразных сто­рон и свойств. Возьмем, например, кусок сахара: он твердый, белый, сладкий, имеет определенную форму, объем и вес. Все эти свойства объединены в одном предмете. И мы воспринимаем и ос­мысливаем их не порознь, а как единое целое — кусок сахара. Сле­довательно, объективной основой восприятия образа как целостного является единство и вместе с тем множественность различных сторон и свойств предмета. Целостный образ, отражающий непосредственно воздействующие на органы чувств предметы, их свойства и от­ношения, называется восприятием. Восприятие человека включает в себя осознание, осмысливание предметов, их свойств и отношений, основанное на вовлечении каждый раз вновь получаемого впечат­ления в систему уже имеющихся знаний. Ощущения и восприятия осуществляются и развиваются в процессе практического взаимодействия человека и внешнего мира, в результате активной работы органов чувств.



Хотя ощущения и восприятия являются источником всех знаний человека, однако познание не ограничивается ими. Тот или иной предмет воздействует на органы чувств человека какое-то определенное время. Затем это воздействие прекращается. Но образ предмета не исчезает сразу же бесследно. Он запечатлевается и сохраняется в памяти. Следовательно, мыслить что-то можно и по исчезновении: ведь о нем остается определенное представление. Душа обретает возможность оперировать образами вещей, не имея их в поле чувственного восприятия. «Размышляющей душе представления как бы заменяют ощущения»[36]. И с закрытыми глазами что-то представляется. Мудрая латинская пословица гласит: знаем столько, сколько удерживаем в памяти.

Память играет очень важную познавательную роль. Она объеди­няет прошедшее и настоящее в одно органическое целое, где име­ется их взаимное проникновение. Если бы образы, возникнув в мозгу в момент воздействия на него предмета, исчезали сразу после пре­кращения этого воздействия, то человек каждый раз воспринимал бы предметы как совершенно незнакомые. Он не узнавал бы их, а стало быть, и не осознавал. Чтобы осознать что-то, необходима ана­логия, умственная работа сравнения настоящего состояния с пред­шествующим. В результате восприятия внешних воздействий и со­хранения их во времени памятью возникают представления.

Представления это образы тех предметов, которые когда-то воздей­ствовали на органы чувств человека и потом восстанавливаются по со­хранившимся в мозгу связям.

Ощущения и восприятия являются началом сознательного отра­жения. Память закрепляет и сохраняет полученную информацию. В представлении сознание впервые отрывается от своего непосредственного источника и начинает существовать как относительно самостоятельное субъективное явление. Человек может творчески комбинировать и относительно свободно создавать новые образы. Представление — это промежуточное звено между восприятием и теоретическим мышлением.

‡агрузка...

Познание невозможно без воображения: оно есть свойство человеческого духа величайшей ценности. Воображение восполняет недостаток наглядности в потоке отвлеченной мысли. Сила вообра­жения не только снова вызывает имеющиеся в опыте (в подсозна­нии) образы, но и связывает их друг с другом и таким путем подни­мает их до общих представлений. Воспроизведение образов осущест­вляется силой воображения произвольно и без помощи непосред­ственного созерцания.

Важными методами исследования в науке, особенно в естество­знании, являются наблюдение и эксперимент. Наблюдение представ­ляет собой преднамеренную, планомерную акцию, осуществляемую с целью выявить существенные свойства и отношения объекта познания. Наблю­дение требует специальной подготовки. Важнейшее место в этой подготовке занимают уяснение задач наблюдения, требований, ко­торым должно удовлетворять наблюдение, предварительная разра­ботка его плана и способов. Наблюдение фиксирует то, что предла­гает сама природа. Но человек не может ограничиться ролью на­блюдателя. Проводя эксперименты, он является и деятельным ис­пытателем. Эксперимент это метод исследования, с помощью которого объект или воспроизводится искусственно, или ставится в определенные условия, отвечающие целям исследования. Особую форму познания со­ставляет мысленный эксперимент, который совершается над вооб­ражаемой моделью. Для него характерно тесное взаимодействие во­ображения и мышления.

Основным методом эксперимента является метод изменения ус­ловий, в которых обычно находится исследуемый предмет. Он дает возможность вскрыть причинную зависимость между условиями и свойствами исследуемого объекта, а также характер изменения этих свойств в связи с изменением условий. Одновременно данный метод позволяет обнаружить те новые свойства предметов, которые не проявляются в естественных условиях.

Для эксперимента характерны контролируемость условий, возможность измерения параметров процессов и использование инструментов и приборов. Человек может впасть во всевозможные заблуждения. Приборы лишены этого недостатка. Благодаря микро­скопу, телескопу, рентгеновскому аппарату, радио, телевидению, телефону, сейсмографу и т.п. человек значительно расширил и углубил свои возможности восприятия. Успехи науки, особенно естествознания, теснейшим образом связаны с совершенствованием методов и средств экспериментирования, которые позволяют со все возрас­тающей гибкостью и тонкостью проводить эксперименты. За пос­ледние годы ученые получили возможность использовать, напри­мер, компьютеры, которые непосредственно включены в сам про­цесс научного творчества.

В ходе и в результате наблюдения и эксперимента осуществля­ются описание или протоколирование. Они производятся и в виде отчета с использованием общепринятых терминов, и наглядным об­разом в виде графиков, рисунков, фото- и кинопленок, и символи­чески в виде математических, химических формул и т.п. Основные научные требования к описанию — это достоверность и точность воспроизведения данных наблюдений и эксперимента. Описание может быть полным и неполным, но всегда предполагает опреде­ленную систематизацию материала, т.е. его группировку и некоторое обобщение: чистое описание остается лишь в преддверии научного творчества.

Установление факта (или фактов) является необходимым усло­вием научного исследования. Факт это явление материального или духовного мира, ставшее удостоверенным достоянием нашего знания, это фиксация какого-либо явления, свойства и отношения. По словам Эйнш­тейна, наука должна начинаться с фактов и оканчиваться ими вне зависимости от того, какие теоретические структуры строятся между началом и концом.

Факты включаются в ткань науки лишь тогда, когда они под­вергаются отбору, классификации, обобщению и объяснению. За­дача научного познания заключается в том, чтобы вскрыть причину возникновения данного факта, выяснить существенные его свой­ства и установить закономерную связь между фактами. Для про­гресса научного познания особо важное значение имеет открытие новых фактов.

Факт содержит немало случайного. Науку интересует прежде всего общее, закономерное. Основой для научного анализа является не просто единичный факт, а множество фактов, отражающих ос­новную тенденцию. Фактам нет числа. Из обилия фактов должен быть сделан объективный отбор некоторых из них, необходимых для понимания сути проблемы.

Факты приобретают научную ценность, если есть теория, их истолковывающая, если есть метод их классификации, если они осмыслены в связи с другими фактами. Только во взаимной связи и цельности они могут служить основанием для теоретического обоб­щения. Взятые же изолированно и случайно, вырванные из жизни, факты ничего не могут обосновать. Из тенденциозно подобранных фактов можно построить любую теорию, однако она не будет иметь никакой научной ценности.

Мышление: его сущность и основные формы

От чувственного познания, от установления фактов, диалектичес­кий путь познания ведет к логическому мышлению. Мышление это целенаправленное, опосредованное и обобщенное отражение человеком суще­ственных свойств и отношений вещей. Творческое мышление направлено на получение новых результатов в практике, науке, технике. Мышление — это активный процесс, направленный на постановку проблем и их решение. Переход от ощущения к мысли имеет свое объективное основание в раздвоении объекта познания на внутрен­нее и внешнее, сущность и ее проявление, на отдельное и общее. Ведь построить здание научного и философского знания из одних чувственных ощущений и представлений и их комбинации нет ни­какой возможности: все, чувственные восприятия, несмотря на их красочность и жизненную сочность, крайне бедны содержанием — они не проникают в суть дела; Общее в вещах — это прежде всего закон, существенные свойства и отношения, а они не существуют внешним образом как отдельный предмет, они не воспринимаемы непосредственно. Внешние стороны вещей, явлений отражаются прежде всего и главным образом с помощью живого созерцания, эмпирического познания, а сущность, общее в вещах — с помощью понятий, логического мышления. В мышлении, в понятиях уже от­сутствует непосредственная связь с вещами. Мы можем понимать и то, что не в состоянии воспринимать.

Первый существенный признак мышления заключается в том, что оно есть процесс опосредованного познания предметов. В процессе мышления человек в поток своих мыслей вовлекает нити из полотна общего запаса имеющихся в его голове знаний о самых разнообразных вещах, из всего накопленного жизнью опыта. И зачастую самые неве­роятные сопоставления, аналогии и ассоциации могут привести к ре­шению важной практической и теоретической проблемы. Теоретики могут с успехом извлекать научные результаты относительно вещей, которые они, быть может, никогда не видели. Например, Эйнштейн вывел закон эквивалентности массы и энергии на основе одного лишь утонченного аппарата логического мышления.

В жизни мыслят не только теоретики, но и практики. Практи­ческое мышление направлено на решение частных конкретных задач, тогда как теоретическое мышление на отыскание общих закономерностей. Если теоретическое мышление сосредоточено преимущественно на пере­ходе от ощущения к мысли, идее, теории, то практическое мышле­ние направлено прежде всего на реализацию мысли, идеи, теории в жизнь. Практическое мышление непосредственно включено в практику и постоянно подвергается ее контролирующему воздейст­вию. Теоретическое мышление подвергается практической провер­ке не в каждом звене, а только в конечных результатах.

Связь процессов объективного мира, их развитие представляют собой своего рода «логику вещей», объективную логику. Эта логика отражается в нашем мышлении в виде связи понятий — эта субъектив­ная логика, логика мышления. Логичность наших мыслей обусловли­вается тем, что мы связываем в них вещи так, как они связаны в самой действительности. Поскольку действительность диалектична, постоль­ку таковой же должна быть и логика человеческого мышления.

Между мышлением и бытием существует единство. Реальной ос­новой единства мышления и бытия является общественная практи­ка, в процессе которой создаются логические формы и законы мыш­ления. Отличие логических закономерностей от объективных общих закономерностей развития мира заключается в том, что че­ловек может применять логические закономерности сознательно, тогда как в природе закономерности развития мира пролагают себе дорогу бессознательно.

Исторически путь познания действительности начинался с жи­вого созерцания, т.е. чувственного восприятия фактов на основе практики. От созерцания человек переходил к мышлению, а от него снова к практике, в которой он реализовывал свои мысли, выверял их истинность. Таков путь исторического развития человеческого познания. Развитие науки и тем более современное исследование осуществляются и иным путем. Современный ученый, мышление ко­торого аккумулировало в той или иной степени опыт человечества и выработанные им категории и законы связи мыслей, не приступает к исследованию просто с живого созерцания. С самого начала любое научное исследование нуждается в руководящих идеях. Они явля­ются своего рода направляющей силой: без них ученый неизбежно обрекает себя на блуждание ощупью, не может поставить ни одного эксперимента и не может осуществить ни одного наблюдения.

Эмпирическое познание констатирует, как протекает событие. Теоретическое познание отвечает на вопрос, почему оно протекает именно таким образом и какие законы лежат в его основе. Мышле­ние современного человека, достигшее удивительного совершенст­ва в приемах активного отражения действительности, представляет собой чрезвычайно сложный продукт многовекового развития по­знавательной деятельности бесчисленных поколений людей.

Исторически развитие мышления шло от конкретных, наглядно-образных форм к отвлеченным, все более абстрактным формам. По­знание у каждого человека идет от живого созерцания к абстракт­ному мышлению и является воспроизведением исторического пути развития мышления.

Разумное содержание процесса мышления облекается в истори­чески выработанные логические формы. Основными формами, в которых возникло, развивается и осуществляется мышление, яв­ляются понятия, суждения и умозаключения. Понятие это мысль, в которой отражаются общие, существенные свойства, связи предметов и явлений. Понятия не только отражают общее, но и расчленяют вещи, группируют, классифицируют их в соответствии с их разли­чиями. Кроме того, когда мы говорим, что имеем понятие о чем-либо, то под этим подразумеваем, что мы понимаем сущность этого объекта. Так, понятие «человек» не только отражает существенно общее, то, что свойственно всем людям, но и отличие любого че­ловека от всего другого, а понимание сущности данного человека предполагает знание сущности человека вообще, т.е. наличие по­нятия о том, что такое человек: «Человек — это биосоциальное су­щество, обладающее разумом, членораздельной речью и способнос­тью трудиться»[37].

В отличие от ощущений, восприятий и представлений понятия лишены наглядности, или чувственности. Восприятие отражает де­ревья, а понятие — дерево вообще. Вот почему сравнительно немно­гие понятия охватывают бесчисленное множество вещей, свойств и отношений. В различные эпохи понятия различны по своему со­держанию. Они различны на разном уровне развития одного и того же человека. Кто-то хорошо сказал: понятие кошки в голове Кювье в 100 раз содержательнее, чем в голове его слуги.

Понятия возникают и существуют в голове человека лишь в определенной связи, в виде суждений. Мыслить — значит судить о чем-либо, выявлять определенные связи и отношения между различны­ми сторонами предмета или между предметами.

Суждение это такая форма мысли, в которой посредством связи по­нятий утверждается (или отрицается) что-либо о чем-либо. Например, предложение «Клен — растение» есть суждение, в котором о клене высказывается мысль, что он есть растение. Суждения имеются там, где мы находим утверждение или отрицание, ложность или истин­ность, а также нечто предположительное.

Если бы в нашем сознании мелькали только одни представления, наличествовали сами по себе понятия и не было бы их логического «сцепления», то не могло быть и процесса мышления. Известно, что жизнь слова реальна лишь в речи, в предложении. Подобно этому и понятия «живут» лишь в контексте суждений.

Можно сказать, что суждение — это развернутое понятие, а само понятие — это свернутое суждение. И все споры о том, что выше — понятие или суждение — это схоластическое, а потому бесплодное занятие.

Мышление не есть просто суждение. В реальном процессе мыш­ления понятия и суждения не пребывают особняком. Они как звенья включены в цепь более сложных умственных действий — в рассуж­дения. Относительно законченной единицей рассуждения является умозаключение. Из имеющихся суждений оно образует новое — вывод. Именно выведение новых суждений является характерным для умозаключения как логической операции. Суждения, из которых выводится заключение, суть посылки. Умозаключение представляет собой операцию мышления, в ходе которой из сопоставления ряда посылок выводится новое суждение.

В познании, как и в самой реальности, все опосредовано, при этом, разумеется, в разной степени. Умозаключение — более высо­кий уровень логического опосредования, чем суждение, и оно ис­торически возникло гораздо позже. Умозаключение как сопостав­ление суждений в поле сознания принесло человечеству принципи­ально новую познавательную возможность: оно избавило его от не­обходимости постоянно «тыкаться носом» в конкретный массив еди­ничного опыта и строить неисчислимое множество частных сужде­ний. Он получил возможность двигаться в относительно самостоя­тельном поле «чистой мысли».

Поскольку любое знание носит ограниченный характер как исторически, так и по содержанию, постольку в каждый данный период существует необходимость в предположительном знании, в гипотезах. Гипотеза это предположения, исходящее из ряда фактов и допускающее существование предмета, его свойств, определенных отношений. Гипотеза — это вид умозаключения, пытающегося проникнуть в сущ­ность еще недостаточно изученной области мира, это своего рода посох, которым ученый ощупывает дорогу в мир неведомого, или, как сказал И.В. Гете, леса, которые возводят перед строящимся зда­нием и сносят, когда здание готово.

В силу своего вероятностного характера гипотеза требует про­верки и доказательства, после чего она приобретает характер тео­рии. Теория это система объективно верных, проверенных практикой знаний, воспроизводящих факты, события и их предполагаемые причины в определенной логической связи; это система суждений и умозаключений, объясняющих определенный класс явлений и лежащих в основе научного предвидения. Например, теория атомного строения материи была долгое время гипотезой; подтвержденная опытом, эта гипотеза пре­вратилась в достоверное знание — в теорию атомного строения ма­терии.

Сердцевину научной теории составляют входящие в нее законы. Развитие науки предполагает открытие все новых и новых законов действительности. Власть человека над окружающим миром изме­ряется объемом и глубиной знания его законов.

На основе глубокого познания вещей, их свойств и отношений человек может время от времени прорывать границы настоящего и заглядывать в таинственное будущее, предвидя существование еще не известных вещей, предсказывая вероятное и необходимое наступ­ление событий. Прогресс научного знания во многом строится на возрастании силы и диапазона научного предвидения. Предвидение дает возможность контролировать процессы и управлять ими. На­учное познание позволяет не только предвидеть будущее, но и со­знательно формировать его. Жизненный смысл всякой науки может быть охарактеризован так: знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы действовать.

 

Методы и приемы исследования

Методология это учения о методах познания и преобразования действи­тельности.

Метод это система регулятивных принципов преобразующей, прак­тической или познавательной, теоретической деятельности.

Метод конкретизируется в методике. Методика это конкретные приемы, средства получения и обработки фактического материала. Она производна от методологических принципов и основана на них.

Выбор и применение методов и различных методик исследова­тельской работы предопределяются и вытекают и из природы изу­чаемого явления, и из задач, которые ставит перед собой исследо­ватель. В науке метод часто определяет судьбу исследования. При различных подходах из одного и того же фактического материала могут быть сделаны противоположные выводы. Характеризуя роль правильного метода в научном познании, Ф. Бэкон сравнивал его со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте. Он образ­но сказал: даже хромой, идущий по дороге, опережает того, кто бежит без дороги. Нельзя рассчитывать на успех в изучении како­го-либо вопроса, идя ложным путем: не только результат исследова­ния, но и ведущий к нему путь должны быть истинными.

Метод сам по себе не предопределяет полностью успеха в исследовании действительности: важен не только хороший метод, но и мастерство его применения. В процессе научного познания исполь­зуются разнообразные методы. В соответствии со степенью их об­щности они применяются либо в более узкой, либо в более широкой области. Каждая наука, имея свой предмет изучения, применяет осо­бые методы, вытекающие из того или иного понимания сущности ее объекта. Так, методы исследования общественных явлений опре­деляются спецификой социальной формы движения материи, ее за­кономерностями, сущностью.

Решение разнообразных конкретных задач предполагает в каче­стве необходимого условия некоторые общие философские методы, отличительная особенность которых — универсальность. Эти мето­ды действуют всюду, указывая общий путь к истине. К таким методам относятся уже рассмотренные выше законы и категории диалекти­ки, наблюдение и эксперимент, сравнение, анализ и синтез, индук­ция и дедукция и т.д. Если специальные методы выступают как част­ные приемы раскрытия закономерностей исследуемых объектов, то философские методы, являются приемами исследования тех же объ­ектов с точки зрения раскрытия в них всеобщих законов движения, развития, разумеется, по-особому проявляющихся в зависимости от специфики объекта. Философские методы не определяют однознач­но линию творческих поисков истины. И в этом вопросе последнее и решающее слово в конечном счете принадлежит практике, жизни. Каждый метод дает возможность познавать лишь какие-то отдель­ные стороны объекта. Отсюда возникает необходимость во «взаимной дополнительности» отдельных методов, что обусловлено кроме всего прочего тем, что каждый из них имеет определенные пределы своих познавательных возможностей.

Сравнение есть установление различия и сходства предметов. Сравне­ние — это не объяснение, но оно помогает уяснению. В науке сравнение выступает как сравнительный или сравнительно-исторический метод. Первоначально возникший в филологии, литературоведении, он затем стал успешно применяться в других областях знания. Сравнительно-исторический метод позволяет выявить генетическое род­ство тех или иных животных, языков, народов, религиозных веро­ваний, художественных методов, закономерностей развития обще­ственных формаций и т.д.

Процесс познания совершается так, что мы сначала наблюдаем общую картину изучаемого предмета, а частности остаются в тени. При таком взгляде на вещи нельзя познать их внутренней струк­туры и сущности. Для изучения частностей мы должны рассмотреть составляющие изучаемого предмета. Анализ это мысленное разло­жение предмета на составляющие его части или стороны. Будучи не­обходимым приемом мышления, анализ является лишь одним из моментов процесса познания. Невозможно познать суть предмета, только разлагая его на элементы, из которых он состоит. Химик, по словам Гегеля, помещает кусок мяса в свою реторту, подвергает его разнообразным операциям и затем говорит: я нашел, что оно состоит из кислорода, углерода, водорода и т.д. Но эти вещества уже не суть мясо.

В каждой области знания есть как бы свой предел членения объ­екта, за которым мы переходим в мир иных свойств и закономер­ностей. Когда путем анализа частности достаточно изучены, насту­пает следующая стадия познания — синтез мысленное объединение в единое целое расчлененных анализом элементов. Анализ фиксирует в ос­новном то специфическое, что отличает части друг от друга. Синтез же вскрывает то существенно общее, что связывает части в единое целое.

Анализ и синтез находятся в единстве: в каждом своем движении наше мышление столь же аналитично, сколь и синтетично. Анализ, предусматривающий осуществление синтеза, центральной своей за­дачей имеет выделение существенного.

Анализ и синтез являются основными приемами мышления, имеющими свое объективное основание и в практике, и в логике вещей: процессы соединения и разъединения, созидания и разру­шения составляют основу всех процессов мира.

Мысль человеческая, как луч прожектора, в каждый данный мо­мент выхватывает и освещает только какую-то часть действитель­ности, а все остальное для нас как бы тонет во мгле. В каждый мо­мент времени мы осознаем лишь что-нибудь одно. Но и оно имеет множество свойств, связей. И мы можем познавать это «одно» толь­ко в Преемственном порядке: концентрируя внимание на одних свой­ствах и связях и отвлекаясь от других.

Абстрагирование это мысленное выделение какого-либо предмета в от­влечении от его связей с другими предметами, какого-либо свойства пред­мета в отвлечении от других его свойств, какого-либо отношения предметов в отвлечении от самих предметов.

Абстрагирование составляет необходимое условие возникнове­ния и развития любой науки и человеческого мышления вообще. Оно имеет свой предел: нельзя, как говорят, безнаказанно абстра­гировать пламя пожара от того, что горит. Острие абстракции, как и лезвие бритвы, можно, по меткому выражению Б. Рассела, все оттачивать и оттачивать, пока от нее ничего не останется. Вопрос о том, что в объективной действительности выделяется абстраги­рующей работой мышления и от чего мышление отвлекается, в каждом конкретном случае решается в прямой зависимости прежде всего от природы изучаемого объекта и тех задач, которые ставятся перед исследованием.

В качестве результата процесса абстрагирования выступают раз­личные понятия о предметах («растение», «животное», «человек» и т.п.), мысли об отдельных свойствах предметов и отношениях между ними, рассматриваемых как особые «абстрактные предметы» («белизна», «объем», «длина», «теплоемкость» и т.п.).

Важным примером научного познания мира является идеализа­ция как специфический вид абстрагирования. Абстрактные объекты не существуют и неосуществимы в действительности, но для них имеются прообразы в реальном мире. Идеализация это процесс об­разования понятий, реальные прототипы которых могут быть указаны лишь с той или иной степенью приближения. Примерами понятий, яв­ляющихся результатом идеализации, могут быть: «точка» (объект, который не имеет ни длины, ни высоты, ни ширины); «прямая линия», «окружность», «точечный электрический заряд», «абсолют­но черное тело» и др.

Введение в процесс исследования идеализированных объектов дает возможность осуществлять построение абстрактных схем ре­альных процессов, нужных для более глубокого проникновения в закономерности их протекания.

Задачей всякого познания является обобщения процесс мысленного перехода от единичного к общему, от менее общего к более общему. В процессе обобщения совершается переход от единичных понятий к общим, от менее общих понятий к более общим, от единичных суж­дений к общим, от суждений меньшей общности к суждениям боль­шей общности, от менее общей теории к более общей теории, по отношению к которой менее общая теория является ее частным слу­чаем. Мы не смогли бы справиться с обилием впечатлений, наплы­вающих на нас ежечасно, ежеминутно, ежесекундно, если бы непре­рывно не объединяли их, не обобщали и не фиксировали средствами языка. Научное обобщение — это не просто выделение и синтези­рование сходных признаков, но проникновение в сущность вещи: усмотрение единого в многообразном, общего в единичном, зако­номерного в случайном.

Примерами обобщения могут быть следующие: мысленный пе­реход от понятия «треугольник» к понятию «многоугольник», от понятия «механическая форма движения материи» к понятию «форма движения материи», от понятия «ель» к понятию «хвойное растение».

В природе самого понимания фактов лежит аналогия, связываю­щая нити неизвестного с известным. Новое может быть осмыслено, понято только через образы и понятия старого, известного. Первые самолеты были созданы по аналогии с тем, как ведут себя в полете птицы, воздушные змеи и планеры.

Аналогия это правдоподобное вероятное заключение о сходстве двух предметов в каком-либо признаке на основании установленного их сходства в других признаках. При этом заключение окажется тем более прав­доподобным, чем больше сходных признаков у сравниваемых предметов и чем эти признаки существеннее. Несмотря на то что ана­логии позволяют делать лишь вероятные заключения, они играют огромную роль в познании, и не только в нем, так как являются основой воображения и ведут к образованию гипотез, т.е. научных догадок и предположений, которые в ходе дополнительного иссле­дования и доказательства могут превратиться в научные теории. Ана­логия с тем, что уже известно, помогает понять то, что неизвестно. Аналогия с тем, что является относительно простым, помогает познать то, что является более сложным. Наиболее часто используют аналогию как метод в так называемой теории подобия, которая ши­роко применяется при моделировании.

Одна из характерных черт современного научного познания со­стоит в возрастании роли метода моделирования. Моделирование это практическое или теоретическое оперирование объектом, при котором изучаемый предмет замещается каким-либо естественным или искусственным аналогом, через исследование которого мы проникаем в предмет по­знания. Например, исследуя свойства модели самолета, мы тем самым познаем свойства самого самолета.

Модель представляет собой средство и способ выражения черт и соотношений объекта, принятого за оригинал. Модель это ими­тация одного или ряда свойств объекта с помощью некоторых иных пред­метов и явлений. Моделью может быть всякий объект, воспроизводя­щий требуемые особенности оригинала. Если модель и оригинал — одинаковой физической природы, то мы имеем дело с физическим моделированием. Физическое моделирование применяется как прием экспериментального исследования на моделях свойств стро­ительных конструкций, зданий, самолетов, судов, как способ выяв­ления недостатков в работе соответствующих систем и нахождения путей их устранения. Когда явление описывается той же системой уравнений, что и моделируемый объект, то такое моделирование именуется математическим. Если некоторые стороны моделируемо­го объекта представлены в виде формальной системы с помощью знаков, которая затем изучается с целью переноса полученных све­дений на сам моделируемый объект, то мы имеем дело с логически-знаковым моделированием.

Моделирование играет огромную эвристическую роль, являясь предпосылкой новой теории. Моделирование получает широкое применение потому, что оно дает возможность осуществлять иссле­дование процессов, характерных для оригинала, в отсутствие самого оригинала. Это часто бывает необходимо из-за неудобства исследо­вания самого объекта и по многим другим соображениям: дорого­визны, недоступности, необозримости его и т.п.

Существенное значение в познавательной деятельности имеет такой метод, как формализация обобщение форм различных по содержа­нию процессов, абстрагирование этих форм от их содержания. Всякая формализация неизбежно является некоторым огрублением реального объекта.

Неверно думать, что формализация — метод только математики, математической логики и кибернетики. Она пронизывает все формы практической и теоретической деятельности человека, от­личаясь лишь уровнями. Наш обычный язык выражает самый сла­бый уровень формализации. Крайним полюсом формализации яв­ляются математика и математическая логика, изучающая форму рас­суждений, отвлекаясь от содержания.

Процесс формализации рассуждений состоит в том, что, во-первых, происходит отвлечение от качественных характеристик предметов; во-вторых, выявляется логическая форма суждений, в которых зафиксированы утверждения относительно этих предме­тов; в-третьих, само рассуждение из плоскости рассмотрения связи предметов переводится в плоскость действий с суждениями на основе формальных отношений между ними. Использование спе­циальной символики позволяет устранить многозначность слов обычного языка. В формализованных рассуждениях каждый символ строго однозначен; символы позволяют записывать кратко и эко­номно выражения, которые в обычных языках оказываются гро­моздкими и потому трудно понимаемыми. Применение символики облегчает выведение логических следствий из данных посылок, про­верку истинности гипотез, обоснование суждений науки и т.п. Ме­тоды формализации совершенно необходимы при разработке таких научно-технических проблем и направлений, как компьютерный перевод, проблематика теории информации, создание различного рода автоматических устройств для управления производственными процессами и др.

Формализация не является самоцелью. Она нужна в конечном счете для выражения определенного содержания, для его уточнения и раскрытия. Формализация — это лишь один (отнюдь не универ­сальный) из приемов познания.

Как методы исследования выделяются индукция процесс выведе­ния общего положения из ряда частных (менее общих) утверждений, из единичных фактов; дедукция, наоборот, процесс рассуждения, идущий от общего к частному или менее общему. Обычно различают два основных вида индукции: полную и неполную. Полная индукция вывод какого-либо общего суждения о всех предметах некоторого множества (класса) на основании рассмотрения каждого элемента этого множества. Понятно, что сфера применения такой индукции ограничена объектами, число которых конечно и практически обозримо.

На практике чаще всего применяют формы индукции, которые предполагают вывод о всех предметах класса на основании познания лишь части предметов данного класса. Такие выводы называются выводами неполной индукции. Они тем ближе к действительности, чем более глубокие, существенные связи раскрываются. Неполная индукция, основанная на экспериментальных исследованиях и вклю­чающая в себя теоретическое мышление (в частности, дедукцию), способна давать достоверное (или практически приближающееся к достоверному) заключение. Она носит название научной индукции.

По словам де Бройля, индукция, поскольку она стремится раздви­нуть уже существующие границы мысли, является истинным источ­ником действительного научного прогресса. Великие открытия, скачки научной мысли создаются в конечном счете индукцией — рис­кованным, но важным творческим методом.

Воображение и интуиция как способы и формы

познания и творчества

Творческое воображение, фантазия — необходимые средства разви­тия способности человека изменять, преобразовывать мир. С их по­мощью человек осуществляет и вымыслы, и замыслы, столь высоко поднявшие его над животным.

Фантазия имеет свои собственные законы, отличные от законов обычной логики мышления. Творческое воображение позволяет по едва заметным или совсем незаметным для простого глаза деталям, единичным фактам улавливать общий смысл новой конструкции и пути, ведущие к ней. При прочих равных условиях богатое вообра­жение предохраняет ученого от избитых путей. Человек, лишенный творческого воображения и руководящей идеи, в обилии фактов может не увидеть ничего особенного: он к ним привык. Привычки в научном мышлении — это костыли, на которых, как правило, дер­жится все старое. Для свершения великого нужна независимость от установившихся предрассудков.

Творческое воображение воспитывается всем ходом жизни чело­века, усвоением накопленных человечеством сокровищ духовной культуры. Существенное значение в воспитании творческого вооб­ражения играет искусство. Оно развивает фантазию и дает большой простор для творческой изобретательности.

Независимо от содержания любое научное открытие имеет не­которую общую логику движения: от поисков и вычленения фактов, их отбора к обработке полученных данных в результате наблюдения и эксперимента. Далее мысль движется к классификации, обобще­нию и выводам. На этой основе возникают гипотезы, производятся их отбор и последующая проверка на практике, в эксперименте. Затем формулируется теория и осуществляется предсказание.

Но логика далеко не исчерпывает духовных ресурсов творческого мышления.

«Нельзя недооценивать необходимой роли воображения и ин­туиции в научном исследовании. Разрывая с помощью иррациональных скачков... жесткий круг, в который нас заключает дедуктивное рассуждение, индукция, основанная на воображении и интуиции, позволяет осуществить великие завоевания мысли; она лежит в ос­нове всех истинных достижений науки... Таким образом (поразитель­ное противоречие!), человеческая наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наи­более замечательные завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тя­желых оков строгого рассуждения, которые называют воображени­ем, интуицией, остроумием»[38].

Интуиция — это некое полуинстинктивное сознание и вместе с тем стоящее выше обычного сознания, являющее собой по своей познавательной силе по существу сверхсознание. Интуиция это спо­собность постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства.

Интуиция схватывает многообразие особенностей объекта в их единоцельности, «заглядывая» на объект откуда-то из-за «спины» интеллекта или, точнее, с высоты сверхсознания. Это «умное созер­цание», как бы пронзающее «мелочи» частностей и вцепляющееся в саму суть объекта.

Опытный врач сразу, без рассуждений может понять суть болез­ни, а потом уже обосновывает правильность своего «чутья». Дея­тели науки, искусства, полководцы, государственные и политичес­кие деятели, изобретатели не раз отмечали, что самыми плодотвор­ными периодами творческого процесса их мышления являются мо­менты как бы наплыва вдохновения, упоительного восторга и вне­запного «озарения» мысли. На крыльях этого счастливого чувства человек поднимается до удивительной остроты и ясности созна­ния, когда его взгляд на вещи становится максимально проница­тельным и он оказывается способным предвосхищать итог мысли­тельной работы, мгновенно пробегая и как бы перескакивая через отдельные ее звенья. Композитор в эти мгновения, по словам Мо­царта, слышит всю ненаписанную симфонию, а у поэта, как отметил Пушкин:

 

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге

Минута — и стихи свободно потекут.

 

Новые знания, которые не вытекают из добытых ранее систем правил, могут быть получены эвристически, путем творческого по­иска, не гарантируя заранее успеха: ищущий новое должен быть готов к тому, что его поиски могут кончиться неудачей. Научить человека «делать» открытия и мыслить творчески так же невозмож­но, как научить его создавать шедевры искусства. Логика здесь так же мало может помочь, как знание грамматических правил — на­учить создавать подлинно художественные стихи. Но интуиция не нечто сверхразумное или неразумное. В ней не осознаются все те признаки, по которым осуществляется вывод, и те приемы, с помо­щью которых делается этот вывод. Она — это не только постижение истины, но и чувство и понимание, что это именно истина. Интуи­ция — это эмоционально насыщенное понимание сути проблемы и ее решения, когда ученый врастает в проблему и сливается с ней до такой степени, что уже и во сне она преследует его и властно требует ответа.

В интуиции тесно смыкаются мышление, чувство и ощущение. Она сближает научное познание с художественным творчеством и наоборот.

На крыльях интуиции, а не только по лестнице логики осущест­вляются интеллектуальные скачок от старого знания к новому, от­крытия в науке, изобретения в технике и созидание в области ис­кусства. Интуиции бывает достаточно для усмотрения истины, но ее недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство.

Доказательство и опровержение

Подавляющее число положений науки принимается за истинные не на уровне чувственного познания и не отдельно от всех других истин, а на уровне логического мышления, в связи с другими исти­нами, т.е. путем доказательства. Доказательность — жизненный нерв научного мышления.

Во всяком доказательстве имеются тезис, основания доказатель­ства (аргументы) и способ доказательства. Тезисом называется поло­жение, истинность или ложность которого выясняется посредством доказательства. Доказательство, посредством которого выясняется ложность тезиса, называется опровержением. Все положения, на которые опирается доказательство и из которых необходимо следует истинность доказывае­мого тезиса, называются основаниями или аргументами. Последние состоят из достоверных фактов, определений, аксиом и ранее дока­занных положений.

По словам В.Ф. Асмуса, связь оснований и выводов из них, имею­щая результатом необходимое признание истинности доказываемо­го тезиса, называется способом доказательства. Доказательство одного и того же положения науки может быть различным, осно­ванным, например, на дедукции, индукции, использовании анало­гий, моделирования и т.п. Связь оснований, ведущая к истинности доказательного тезиса, не единственная. Поскольку она не дана вмес­те с самими основаниями, а должна быть установлена, постольку доказательство — теоретическая задача.

От примитивных способов доказательства, опиравшихся на не­точные, приблизительные и потому часто ошибочные наглядные представления, до современных доказательств, опирающихся на удостоверенные факты, точно определенные понятия, на свободные от противоречий и достаточные в своем числе аксиомы, а также на уже строго доказанные ранее положения, практика доказательства прошла большой путь совершенствования, подняв умственную куль­туру на уровень современной науки.

Итак, рассмотрением проблем теории познания мы завершили изложение содержания тех вопросов, которые составляют, будучи вместе взятые, основы общей философии и включают в себя учение о бытии, категориальный строй философского разума и теорию по­знания. Теперь мы переходим к проблемам философской антропо­логии, т.е. учению о человеке и его бытии в мире, прежде всего о духовном мире человека.

 

*

* *

 

Контрольные вопросы

1. Перед оптимистом, скептиком и агностиком стоит дерево. Что каждый из них сказал бы о возможности его познания?

2. Назовите плюсы и минусы сомнения.

3. В чем житейское знание лучше научного?

4. Как характеризует художественное познание тот факт, что шедевры ис­кусства являются откровением и не могут быть превзойдены в будущем?

5. Какое место занимает религиозная вера в общем понятии веры?

6. Есть ли у Вас критические соображения по поводу утверждения «прак­тика — критерий истины»?

7. Есть ли абсолютное и относительное в истине?

8. Постройте схему этапов познания. Эта схема — «последовательная» или «параллельная»?

9. Роль воображения в познании и в художественном творчестве — в чем она едина и в чем различна?

10. Назовите основные формы мышления.

11. Приведите примеры дедуктивных и индуктивных суждений.

12. Какова роль аналогии в познании?

13. Что такое «аналитико-синтетическое суждение»?

14. В чем разница между бессознательным и подсознательным?

 

 

Человек и его бытие в мире

Тема 5


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.039 сек.)