АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Чувственное и рациональное познание. Итак, знание человека первоначально существует в виде определенных образов сознания

Читайте также:
  1. I. О различии между чистым и эмпирическим познанием
  2. Вопрос 54. Познание (гносеология)
  3. Глава 1. Познание как предмет философского анализа
  4. Дооперациональное мышление
  5. Знание и вера. Рациональное и иррациональное в познавательной деятельности. Понимание и объяснение.
  6. Искусство как самопознание автора
  7. Как в технике формировалось рациональное обобщение?
  8. Логическое познание, его формы. Мышление и язык
  9. Логическое познание. Его фундаментальный уровень
  10. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЙОГОВ И ПОЗНАНИЕ ТАЙНЫ БЫТИЯ Поклоняюсь я Истине, лучшей из вер.
  11. Мышление - опосредованное и обобщенное познание окружающего мира
  12. Мышление как высшая форма познавательной деятельности. Мышление и чувственное познание. Единство мышления и речи

Итак, знание человека первоначально существует в виде определенных образов сознания. Но эти образы неодинаковы по характеру своего формирования и по способам движения, имеют свою специфику. И, следовательно, возникает вопрос о том, как складывается структура знания.

В философских системах Нового времени выделялось две формы знания: чувственное и рациональное. Эти формы знания зачастую рассматривались как два последовательных этапа его формирования. О различной оценке роли этих двух форм знания речь шла в темах о рационализме и эмпиризме как гносеологических теориях. Поэтому при изложении данной темы основное внимание будет уделено анализу форм чувственного и рационального познания как взаимодействующих этапов познавательного процесса.

Исторически и логически первой ступенью познавательного процесса является чувственное познание. Оно непосредственно включено в материально-чувственную деятельность людей и связано с непосредственными контактами человека с внешним миром.

Самой простой, элементарной формой чувственного познания является ощущение. Ощущение возникает в мозгу человека в результате воздействия на органы чувств каких-либо объектов. Материальное воздействие той или иной вещи, порождая материальную реакцию организма,
одновременно преобразуется в новое, не свойственное самому предмету качество — его субъективный образ. Таким образом, ощущение является субъективным идеальным образом предмета, поскольку отражает, преломляет воздействие предмета через призму человеческого сознания. Именно через ощущение человек получает всю первичную информацию об объективном мире.

Ощущение — это чувственный образ отдельных сторон, процессов, явления объективного мира. В силу активной деятельности человеческого сознания образы ощущения, поступая в человеческий мозг, подвергаются активной обработке и превращаются в образы восприятия.

Восприятие — это целостный чувственный образ предметов, процессов данных посредством наблюдения. Восприятие зарождается и существует в сознании как форма активного синтеза разнообразных проявлений предметов и процессов, которая неразрывно связана с другими актами познавательной деятельности. Именно поэтому процесс восприятия носит активный и творческий характер.



Целостные чувственные образы восприятия в результате интенсивного взаимодействия человека с окружающей средой накапливаются в его сознании. Накопление и сохранение этих образов в сознании человека осуществляются через память. Не случайно философы и психологи называют память «кладовой образов». Благодаря памяти мы можем удерживать и воспроизводить целостный образ даже тогда, когда он нам непосредственно не дан. В этом случае функционирует более сложная форма чувственного познания — представление. Представление — это опосредованный целостный чувственный образ действительности, сохраняемый и воспроизводимый в сознании посредством памяти.

Ощущения, восприятия и представления в абстракции можно рассматривать как последовательные этапы формирования образов чувственного отражения действительности. Но в реальном процессе познания они действуют взаимосвязано, воздействуя друг на друга и испытывая воздействия рациональных форм познания, логического мышления.

Рациональное познание, логическое мышление рассматривается в диалектическом материализме как второй, более высокий уровень познания. Мышление — это активный процесс познавательной деятельности сознания. Оно действует на том уровне, где нет непосредственного контакта с объективной действительностью. Мышление опирается на результаты чувственного познания и дает обобщенное знание. Сторонники диалектического материализма дают такое определение мышления. Мышление — это целенаправленное, опосредованное и обобщенное отражение в сознании человека существенных свойств и отношений действительности.

Мышление осуществляется в трех основных формах: понятия, суждения и умозаключения. Понятие — это форма мысли, в которой отражаются общие, существенные свойства, связи и отношения действительности. Понятие и представление сближает то, что их содержание носит обобщенный и опосредованный характер. Но между ними имеются и различия. Представление дает наглядный образ действительности. Содержание понятия лишено наглядности. В представлении отражены общие признаки объектов, в понятии же уровень обобщения доведен до выделения существенного. Понятия возникают и существуют в сознании человека в определенной связи, в виде суждений. Мыслить о чем-то понятиями — это значит судить о нем, выявлять его
определенные связи и отношения. Суждение — это такая форма мысли, в которой посредством связи утверждается (или отрицается) что-либо — о чем-либо.

‡агрузка...

К тому или иному суждению человек может прийти либо путем непосредственного наблюдения какого-либо факта или опосредованно с помощью умозаключения. Умозаключение — это форма мысли в виде рассуждения, в ходе которого из одного или нескольких суждений, именуемых посылками, выводится новое суждение, которое называется заключением или следствием. Напри-
мер, из двух суждений — «все элементарные частицы имеют массу» и «X — вновь открытая элементарная частица» — логически вытекает вывод, что «X обладает массой».

Диалектический материализм, выделяя чувственное и рациональное как две ступени познания, не противопоставляет их друг другу. Его представители утверждают, что эти ступени находятся в постоянном взаимодействии, образуют неразрывное единство познавательного
процесса. Рациональные формы познания невозможны без форм чувственного познания. Отсюда они черпают исходный материал. В свою очередь, на уровне человеческого сознания чувственное познание находится под воздействием рационального познания. Ощущения, восприятия, представления человека несут в себе характеристики всей духовно-интеллектуальной деятельности сознания.

Диалектика-материалистическая теория истины.
Целью познавательных усилий является достижение истины. Истина определяется в марксистской философии как соответствие мысли, наших знаний о мире самому миру, объективной действительности. Таким образом, чтобы отличить истину от заблуждения необходимо выяснить,
насколько наше знание соответствует действительности. Марксистская философия утверждает, что любая истина объективна. Но что значит — объективность истины? Ведь термин «объективность» означает независимость от сознания субъекта. А таким свойством обладают лишь вещи, предметы, процессы, но истинными или ложными могут быть только знания о вещах, а не сами вещи. Объективность истины, с точки зрения философии марксизма, означает, что содержание знания совпадает с объективной действительностью и в этом смысле не зависит от сознания субъекта, «ни от человека, ни от человечества». Но в то же время истина субъективна по форме выражения. Ее оформление, то есть способ объективации во внешнем мире, в сфере науки зависит от особенностей тех людей, которые формируют данную теорию. Таким образом, значе-
ние объективной истины имеет все достоверные знаниялюдей, все положения науки, в которых отражается объективная действительность.

Однако закономерно возникает вопрос: может ли объективная истина быть выражена в человеческих знаниях сразу, целиком, полностью? Или, иначе говоря, может ли бесконечный мир быть замкнут в конечные формы знания? Этот вопрос на философском языке формируется как
вопрос о достигаемости абсолютной истины. Ответ на этот вопрос может быть очень прост. Абсолютная истина недостигаема, поскольку мир бесконечен и неисчерпаем. Если под абсолютной истиной понимать полное и исчерпывающее знание о мире в целом, которым человек может располагать в какой-то конечный момент времени, то бесспорно такая абсолютная истина недостижима. Она существует в гегелевской системе под именем Абсолютного духа. Но из утверждения о недостижимости абсолютной истины может следовать вывод о невозможности для человечества получения полного и достоверного знания о мире. Следовательно, в каких-то пределах познания мира невозможно. В этих пределах разум наталкивается на непреодолимые препятствия и вступает в противоречия (вспомните антиномии разума Канта). Марксистская фи-
лософия стремится преодолеть эти агностические установки. Ф. Энгельс в работе «Диалектика природы» утверждал, что никакой противоположности между явлением и «вещью в себе» не существует, а существует противоречие между тем, что мы знаем и чего мы не знаем.
В теории познания, как и во всех областях науки, следует рассуждать диалектически, то есть не предполагать готовым и неизменным наше знание, а рассматривать конкретно, как из незнания появляется знание, каким образом неистинное, неполное знание становится более полным и более точным.

Эта проблема в марксистской философии решается на основе диалектики абсолютной и относительной истины. В этом случае термин «абсолютная истина» употребляется в значении, близком значению «объективная истина». Поскольку в каждой научной теории имеется момент
объективного содержания, совпадения мыслей с действительностью, поскольку в нем имеется момент абсолютной истины. Но сами теории или другие формы знания носят относительный характер. Они формируют истину в каких-то исторически конкретных, преходящих формулах, вы-
сказываниях, теориях. Развитие познания, с этой точки зрения, можно представить как длительный, непрекращающийся процесс движения относительных истин, которой приводит к накоплению и обогащению человеческого знания. Абсолютная истина предстает в таком случае как бесконечная сумма относительных истин, которые формулирует человечество на протяжении всей истории своего развития. Этот процесс никогда не может завершиться. Следующий вопрос теории познания состоит в следующем: а как же мы можем узнать, что в нашем знании, в
теориях содержится момент совпадения с объективной действительностью или, выражаясь языком Канта, что дает нам возможность сопоставить явления и «вещи сами по себе»? Марксистская философия отвечает на этот вопрос однозначно — практика. Практика является критерием истины. Только те результаты познания, которые прошли проверку практикой, могут претендовать на роль истины потому, что она как материально-чувственная деятельность людей имеет качество непосредственной действительности. Практика соединяет и соотносит объект и действие, производимое в соответствие с мыслью о нем. Именно в таком действии и проявляется истинность мысли.

Практическая проверка истинности знаний, теорий может носить многообразные формы в соответствие с особенностями тех сфер знания, которые требуют данной проверки. Такой формой может быть непосредственная реализации замысла в природной и социальной реальности. В науке формой практической проверки является эксперимент. Для сложных, абстрактных областей познания объективной формой проверки может служить построение модели, моделирование.

Персоналистская концепция познания. Знание и вера.
Методология рационализма является господствующей в теории познания. В русле рационализма решает проблемы гносеологии и диалектический материализм. Однако в современной философии существует и иной подход к проблемам познания, который отвергает методологию рацио-
нализма. Этот подход цредставлен рядом школ современного иррационализма. Представители иррационализма критикуют основные установки гносеологии рационализма за их абстрактный, по своей сущности, антигуманный характер. Они утверждают, что в рационалистической модели познания предмет познания выступает как нечто чуждое сознанию исследователя, а мыслительная деятельность познающего субъекта принимается во внимание лишь как методика, способ оперирования с объектами, от которого можно отвлечься, как только получен результат. Причем познающему субъекту — ученому, неважно какое применение найдет этот результат. Это выходит за рамки интереса исследователя. Важен сам процесс познания, поиск объективной истины. Термин «объективный» в их интерпретации принимает оттенок антисубъективности, античеловечности, бездушного отношения к действительности.

Представители иррационализма требуют коренного пересмотра основных принципов традиционной рационалистической гносеологии. Они выступают против произведенной рационалистической традицией разрыва познавательного акта на субъектно-объектные отношения.

Поэтому усилия иррационалистов направлены на то, чтобы преодолеть эту традиционную поляризацию познавательного акта. Примером реализации этой идеи служит персоналистическая концепция познания как «вовлечение». Познание с этих позиций, рассматривается как всео-
хватывающее движение, которое объединяет субъект со всем окружающим миром. Оно выступает одновременно и как непосредственное существование «Я», и как его действие, и как познание этого действия. «Познающий субъект при таком подходе, — считает основоположник француз-
ского персонализма Э. Мунье, — уже не выступает как чистое сознание или безличностное бытие, а как человек, который живет и действует: я мыслю с моим телом, с моими руками, с моей страной, с моим временем. «Я» начинает свое мышление не от абстрактных идей, изолированных символов, а от опыта, пронизывающего всю жизнь личности.
Познание больше не выступает как нечто «объективное», а как нечто такое, куда я глубоко вовлечен, где объект ощущается и объясняется в той мере, насколько включен я в него. Такая форма познания непосредственно организует мою жизнь и мой быт». В процессе вовлечения, считают персоналисты устанавливаются новые отношения между познающим и познаваемым — это больше не отношения безличности и безразличия, а отношения заинтересованности. Преодоление традиционной концепции познания, основанной на объектно-субъективных отношениях и реализацию теории познания с позиции субъективно-субъектных отношений персонализм связывает с включением в теорию познания в качестве главного познавательного
средства — эмоционально-чувственных и эмоционально- волевых факторов любви и веры. «Современная психология, — писал другой видный персоналист Ж. Лакруа, — открыла в любви наиболее совершенный инструмент познания. Любовь утверждает ценность того, на кого направлено это чувство. Она дорожит проявлением индивидуального и не стремится превратить его в объект обладания». Любовь, с точки зрения персоналистов, наиболее адекватно раскрывается в вере. Поэтому вере принадлежит важнейшая роль в познавательном процессе. «Вовле-
ченное познание, — подчеркивает Ж. Лакруа,—имеет старое и прекрасное имя — вера». Персоналисты стремятся доказать, что вера входит необходимым составным компонентом во всякий познавательный акт. Она предшествует знанию, является движущей причиной и конечной целью познания. Таким образом, в персонализме осуществляется подмена гносеологического субъекта психологическим.

При разработке теории верований персоналисты подчеркивают личностные, эмоционально-психологические моменты познания, наличие в самом познавательном акте момента волевого выбора, удовлетворения и т. д. Вера в этой концепции предстает как некая психологическая
установка, как форма принятия решения без достаточного экспериментального и логического обоснования. По характеристике М. Недонселя, «вера выражает утвердительную силу духа. Она является отправной точкой всякого познания, помогает преодолеть разрыв между знанием и незнанием, служит средством их интеграции». Для доказательства этих положений персоналисты используют тот факт, что в жизни людей, в том числе и в познавательной деятельности, немаловажное значение имеют такие моменты как вера, уверенность, убеждение.

Действительно, следует признать, истина никогда не выступает в абсолютно законченном и завершенном виде: какая-то часть нашего знания получила свое подтверждение общественной практикой и стала объективной истиной, другая же часть еще не проверена и вызывает сомне-
ние. И то, что в процессе познания человек непременно ставится перед выбором между более убедительным и менее убедительным объяснениями процессов действительности — является объективным основанием необходимости веры как определенного этапа в процессе познания. Вера необходима человеку для мобилизации его духовных и физических сил, при недостатке информации или отсутствии достаточных доказательств. Она играет компенсаторную функцию: в качестве положительной эмоции вера позволяет человеку двигаться дальше в сфере неизвестного

Но персонализм неоправданно расширяет область применения веры. Он, по сути дела, размывает границы между рационально-обоснованным знанием и субъективным выбором человека. Эта тенденция отчетливо проявляется, когда персоналисты проводят полное отождествление веры и убеждения. «Всякая уверенность, — заявляет Ж. Лакруа, — есть вера, поскольку она содержит акт
выбора». Постараемся же более внимательно разобраться в том, какую роль играет вера в познавательном процессе и как соотносятся друг с другом знания, вера и убеждение. Проблема роли веры и убеждения в познании может рассматриваться, прежде всего, с позиций места в познавательном процессе субъективно-личностных факторов.
Огромное значение этих факторов в познавательном процессе, по-видимому, не отвергает ни одна гносеологическая теория. В гносеологии признается особо важная роль субъективного фактора в достижении нового знания. Для дальнейшего развития научного познания, принятие практических решений исследователю необходима определенная уверенность в достоверности своих знаний. Особенно возрастает роль субъективного фактора в познании в случае принятия принципиально новых решений. Перед исследователем остро встает вопрос о выборе тех или мировоззренческих и методологических посылок. Поэтому для мобилизации духовных и физических сил, обретения психологической стабильности исследователь на различных этапах творческого процесса может использовать как веру, так и убеждение.

Убеждение и вера с психологической точки зрения проявляется одинаково. Они представляют собой субъективно-личностное отношение человека к объективно неоднородному знанию. Из всех сведений, которыми располагает человек, предметом веры или убеждения, становятся те из них, которые имеют знание для его повседневной жизни. Круг таких сведений определяется особеннос-
тями самой деятельности человека, его практическими и духовными интересами. Вера и убеждение предполагают определенное эмоционально-волевое отношение к познаваемому объекту: в каждой из этих форм наличествует момент волевого выбора, преодоление сомнения, обретения состояния психологической стабильности. Это проявляется, например, э готовности человека отстаивать свои убеждения, принимать практические решения.

Но наряду с общими психологическими характеристиками убеждение и вера различаются как по предмету применения, так и по основаниям принятия решения. Убеждение — это выражение внутренней уверенности субъекта в истинности идеи. Предметом убеждения является логически обоснованное и практически подтвержденное знание о действительности. Знание и убеждение-
однопорядковые явления. Знание в теоретической форме выражает объект действительности. Убеждение же переводит этот объект в практическую сферу. Оно служит необходимым средством реализации знаний, создает целеустремленность, эмоциональное возбуждение, которое необходимо для практической реализации идеи. В случае убеждения объективно истинное знание переходит во внутреннюю уверенность человека, которая толкает, психологически настраивает его на практическое действие. Таким образом, убеждение можно истолковать как объективную истину, оплодотворенную волей, чувствами и стремлениями человека

Предметом же веры могут быть только те идеи, которые еще не получили достаточного логического обоснования и не подтверждены практикой, т. е. не имеют значения объективных истин. В той ситуации, когда однозначно обоснованных и проверенных на практике знаний оказывается недостаточно при формировании той или иной гипотезы, при принятии практических решений исследователю приходится руководствоваться верой в правильность избранного пути, верности выбранных исходных посылок. Таким образом, вера в отличие от убеждения, имеет в качестве своего предмета гипотетические положения. Эти положения формируются на основе познания и практической деятельности человека. Но содержание веры нельзя непосредственно вывести из этих предпосылок. Между логическими и эмпирическими предпосылками веры и содержанием самой веры имеется разрыв, преодоление этого разрыва осуществляется на основе волевого выбора, интуиции и других нерациональных форм познания
Проблема состоит в том, как объяснить основание этого выбора, дать ему естественное или сверхъестественное толкование. С точки зрения персонализма, основание веры носит не гносеологический, а этико-религиозный характер. Каждое частное верование возможно лишь в силу приобщения человека к фундаментальной вере — вере в Бога.

Рационализм, не отрицая присутствия в познавательном процессе нерациональных моментов, интуиции веры, — считает необходимым дать им естественное объяснение на основе взаимодействия общественной и индивидуальной сторон познающего субъекта. Реальный по-
знающий субъект — это индивид, освоивший достижения человечества, культуру, превративший их в свои силы и способности. Интуиция — это и есть действие развитого на основе освоения материальной и духовной культуры творческого воображения субъекта, или, как выражается ростовский философ В. Дубровин «действие чужого, общественного «Я» во мне». Следовательно,
реальной базой интуитивных прозрений выступает интериоризованная, то есть освоенная индивидом общественная культура. Но эта культура начинает «говорить» в индивиде в какие-то особенные моменты, «моменты прозрения». Каковы конкретные предпосылки возникновения этих моментов, раскрывается в учении о роли воображения в познании.

Таким образом, основные направления современной философии признают принципиальную возможность познания действительности. Однако они существенно расходятся во мнении при решении вопросов о характере процесса познания и наиболее эффективных познавательных
средствах. У каждой школы, течения есть свои серьезные аргументы и с ними надо считаться в своей теоретической и практической деятельности.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.009 сек.)