АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Что такое эксплуатация?

Читайте также:
  1. IX.1. Что такое наука?
  2. А что такое семья?
  3. Атомная физика и всё такое.
  4. Бытовой уровень. Что такое счастье и смысл жизни
  5. Бытовой уровень. Что такое счастье и смысл жизни.
  6. Введение. Что такое логотерапия?
  7. Глава 1 Что такое поведение?
  8. Глава IV. Что такое долг
  9. Глава первая. Что такое наука?
  10. Громкость звука равна уровню интенсивности звука (дБ) на частоте 1 кГц, вызывающего у «среднего» человека такое же ощущение громкости, что и данный звук, причем
  11. И он сказал: «Кто знает, сколько дней мне осталось? Времени мало, а мне нужно достигнуть этого еще в этой жизни. Я не желаю рождаться снова. Жизнь - такое страдание».
  12. Итак, что такое эффективное межличностное общение?

 

У. Г. Кришнамурти: Вы лично ответственны за эксплуатацию. Пока вы ищете безопасности для самого себя, в мире не может быть безопасности. И пока вы по той или иной причине позволяете себе быть эксплуатируемыми кем‑либо, структура будет продолжать быть той же самой.

 

Сальваторе: Есть также то, что можно назвать самоэксплуатацией.

У. Г.: Вы используете кого‑то, и это эксплуатация, не важно, по какой причине. Если другой человек это позволяет, он тоже заинтересован в том, чтобы использовать вас. Таковы отношения в этом мире. Вы называете это взаимным удовлетворением. Вы удовлетворяете меня, и я удовлетворяю вас. Или вы эксплуатируете для самоудовлетворения, самовыражения. Вот что я подразумеваю под эксплуатацией – не обязательно в сфере труда, денег и прочего.

 

Сальваторе: Что же мы можем делать?

У. Г.: Что вы можете делать? Вступать в партию, основывать организацию. И все это всегда завтра. Моя идея, моя партия, и я дам вам пищу и безопасность. Другой человек также говорит то же самое, и вы все время боретесь, чтобы победить другого, тем временем бедный человек страдает, и вы позволяете ему умирать от голода.

Вы накапливаете богатство, и пока вы держитесь за то, что у вас есть, как мир может меняться? Вы ничего не хотите выпускать из рук. И так же с вашим соседом, и его соседом, и любым другим человеком. Вы думаете, что это замечательный прогресс – время от времени заниматься благотворительностью. Скажите мне, вы возражаете, если у вас что‑то отбирают? Попробуйте отобрать у кого‑нибудь безделицу вроде авторучки и увидите, что случится. Он вас убьет.

(Взрывы смеха.)

 

Сальваторе: Поверьте, я не привязан к вещам.

У. Г.: Извините, я не верю никому, кто говорит, что он не привязан к вещам, или к людям, или к чему‑то еще. Даже если вы идете и кого‑то слушаете, это только для того, чтобы что‑то получать. Вы хотите получать от этого выгоду, и такова ваша стяжательская природа. Вы хотите приносить себе пользу, совершенствовать себя, становиться кем‑то иным, чем вы есть. Вы хотите быть религиозным, святым, добродетельным. Все это – стяжательская структура внутри вас.

Человек, который приобретает знания, не слишком отличается от человека, приобретающего богатство. И то и другое – стяжательство. Поиски счастья – это стяжательство. Честное признание этого факта может что‑то дать в плане разрешения человеческой проблемы. Не иначе.



Здесь не участвует никакое коллективное действие. Это очень простой и эффективный способ вызывать изменение в структуре вашего сознания, но вместо этого вы хотите основывать организации, чтобы осуществлять изменения, хотя по существу вы не отличаетесь от того, что вы хотите изменять в мире.

 

Сальваторе: Не существует никакого действия, свободного от такой структуры?

У. Г.: Вы никогда от нее не свободны, и это ваше бремя, ваша проблема, ваша жизнь.

 

Барри: Так что проблема – в эго.

У. Г.: Эго – это конфликт. Не рассматривайте это с точки зрения религиозной или духовной оценки. Эго – это конфликт, деление в вашем сознании, вот и все.

 

Барри: Все разделено.

У. Г.: Все разделено. Такое деление представляет собой отдельность от этого механизма. Вы создали здесь отдельную сущность.

 

Барри: Это абстракция.

У. Г.: Она не реальна; она иллюзорна и вообще не существует. Вам удобно говорить – это атман, это Высшая Самость, это Брахман, и все такое. Это все домыслы ума. Как только вы принимаете ум, есть деление. И вы хотите понимать это деление с точки зрения религиозных понятий, абстракций. Это основной конфликт. Этот конфликт, это деление созданы обществом и культурой, а вы не отличаетесь от общества или культуры. Общество поместило в вас эту структуру, а вы увековечиваете ее, поскольку в ваших интересах давать ей непрерывность. Но существует ли она? Существует ли «я», центр? Если вы задаете этот вопрос, то вопрос и есть это («я», эго). Я говорю – это иллюзия; но для вас это вполне реальная вещь.

Так как же понимать это основное не согласно психологам, какому‑то святому человеку или гуру? Вы можете посылать их всех подальше, если у вас хватит смелости. Готовы ли вы сами понимать для себя, что все это такое?

‡агрузка...

 

Барри: В чем конфликт, если общество – это структура внутри тебя?

У. Г.: А вы на нее смотрели? Посмотрите на нее и узнайте.

 

Барри: Как вы говорите, общество ищет непрерывности через меня и я являюсь обществом.

У. Г.: Общество заинтересовано в непрерывности и не хочет изменяться, если его только не вынуждают обстоятельства. Поэтому вы движетесь как крабы – роете нору и остаетесь там, пока вас не выгоняют из нее обстоятельства. По существу вы не хотите меняться. Там нет ничего, кроме идей, мертвечины, передаваемой от поколения к поколению, и это инерция мысли, непрерывность.

 

Барри: Как это мы упустили такую простую вещь в истории?

У. Г.: Она простая, но вы делаете ее трудной своим отказом меняться. То, что я описываю, – это ваше, а не только мое состояние. Это состояние – отсутствие движения мысли, ищущей там непрерывности.

 

Барри: Так что мы не меняемся и живем в своем неестественном состоянии как животные.

У. Г.: Мы не становимся людьми, мы все еще подобны животным. И поскольку мы не признаем тот факт, что мы подобны животным, мы все время уходим от того состояния, потому что хотим быть ангелами, божественными – но ангелы не существуют, кроме как в виде идеи, мифа. Несмотря на всю вашу борьбу, на все эти столетия цивилизации, вы не продвинулись ни на шаг.

 

Барри: Несмотря на Моцарта, Шекспира...

У. Г.: Несмотря на все, на все ваши так называемые достижения, культура увековечивает животное, пытаясь менять чуть‑чуть здесь, чуть‑чуть там.

 

Барри: Идея, что человек – это Бог, представляет собой миф. И это – эксплуатация.

У. Г.: Да, все это – эксплуатация. На самом деле то, что там есть, это не животное; вы стали человеческим существом. Вы далеко продвинулись в процессе эволюции. Но проблема в том, что вся ваша энергия тратится на достижение несуществующей цели. Ваши моральные абсолюты и высшие идеалы не существуют; это только выдумки ума. И именно это движение делает для вас невозможным быть тем, что вы есть на самом деле.

 

Барри: Так что мы не можем не быть тем, что мы есть, и, тем не менее, пытаемся быть кем‑то еще.

У. Г.: Именно это порождает конфликт. Это структура и это то, как вы пришли к тому, чем вы являетесь сегодня. Но вы недовольны, вы не в ладу с тем, чем вы являетесь сегодня, и потому пробуете то, другое и третье, чтобы что‑нибудь с этим делать. Вас учат йоге, медитации, и иногда они дают какие‑то результаты. Но это подобно резинке, которую вы растягиваете, и потом оно возвращается к своему первоначальному состоянию.

 

Барри: Почему оно должно возвращаться?

У. Г.: Оно должно, такова его природа. Вы пытаетесь контролировать то, над чем у вас нет никакой власти. Это все равно что пытаться задерживать дыхание, и вы задыхаетесь. Так что нет ничего, что бы вы могли с этим поделать, и это первое, что вы должны понимать и принимать.

 

Барри: Но мы не можем это игнорировать.

У. Г.: Вы этого не делаете, а потом приходит какой‑то святой человек и говорит, что вы можете это контролировать, вы можете что‑то с этим делать, вы можете становиться добродетельным, святым, Буддой, Иисусом, Аллахом. И вы снова играете все в туже старую игру.

 

Барри: Где имеется непрерывность?

У. Г.: Когда вы видите женщину и распознаете ее как «женщину» и то, что она может вам давать, то что это, кроме непрерывности вашего «я»? Внутри вас всегда есть что‑то нарастающее, и вы постоянно чего‑то добиваетесь, будь то секс, удовольствие, отношения или безопасность, какая‑то новая идея или новый опыт, – это и есть непрерывность. Это не что‑то мистическое, вы сами можете это видеть. Есть только ощущения, достигающие вас одно за другим в течение всего времени, и вы интерпретируете их как «хорошие», «плохие», «приятные», «отвратительные» и так далее, и это – непрерывность. Это ваше повседневное существование, не так ли?

Я говорю, что все верования и практики дают непрерывность этой структуре. Что происходит, если вы уничтожаете эту структуру? Вы думаете, что станете слабоумным, ненормальным или безумным, и вы боитесь. У вас не хватает смелости, вы только говорите о ней. Если у вас хватает смелости прекратить то движение, структура рушится, и тогда вы становитесь тем, что вы есть на самом деле. Это естественное состояние, и жизнь там выражает себя по‑своему – и это будет ваш путь, нечто уникальное, не сравнимое ни с чем.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.009 сек.)