АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Цю думку, але в більш лаконічній формі автор виносить у заголовок матеріалу, тим самим підкреслюючи, що вона є головною в його творі

Читайте также:
  1. XII. Педагогические технологии авторских школ
  2. А менше атмосферних опадів, більш розріджений трав’яний покрив
  3. Автор - это гражданин, творческим трудом которого создано произведение.
  4. Автор комедии «Недоросль»
  5. Автор служебного изобретения имеет право на дополнительное вознаграждение.
  6. Автор туралы
  7. Автор: Александр Трифонович Твардовский
  8. Автор: Валентин
  9. Автор: Васильев Александр Дмитриевич
  10. Автор: Владимир Владимирович Маяковский
  11. Автор: Жуков М.А.
  12. Автор: Иван Алексеевич Бунин

Можливо, що це важлива для А. Степанова думка і що вона відбиває реальні можливості фільму. Але вона ніяк не випливає з запропонованої рецензії. А крім того, якщо виходити з переконаності в тому, що у будь-якого фільму може знайтися глядач (а це цілком можливо), то який сенс в опублікуваній рецензії?. Якщо ж слідувати логіці доказового міркування, що є досить стрункою аж до останнього абзацу, то з нього випливає інший (але дійсно обґрунтований) заголовок (головна думка) рецензії. Він може звучати приблизно так: "Фільм вийшов невдалим".

 

Стаття

 

Была, помнится, в начале века такая классическая статья «Интеллигенция и социализм», в которой ставился вопрос о том, как, в каких формах интеллигенция принимает социалистические преобразования и участвует в них. Сейчас настало время рассмотреть противоположный случай: место интеллигенции в капиталистической системной трансформации России.

С одной стороны, все видные реформаторы – представители образованного класса, выходцы из, говоря словами Солженицына, «образованщины». Российская реформация – это реформация завлабов и мэнээсов. С другой стороны, контрреформация питается соками из той же среды, высшие учебные заведения представляют собой оплот интеллектуальной «Вандеи», сотрудники Академии наук смыкаются в своих требованиях с представителями КПРФ, писатели, музыканты и театральные деятели так и вьются вокруг основательных ретроградов типа московского мэра Лужкова.

Представляется, что у этого феномена объяснение что ни на есть материалистическое. Движущей силой, толкнувшей вперед механизм реформации, стал консенсус, сложившийся на основе идей демократии и рынка. Эти идеи, как и невиданные прежде заморские товары и услуги, оказались для неофитов нерасчлененными, слились воедино и превратились в центр устремления как тех, кто по своей социальной сути и жизненному опыту ориентировался на демократические ценности (интеллигенции), так и тех, кто ориентировался на ценности рыночного капитализма (зарождавшийся бизнес, продвинутая часть бюрократии). Консенсус оказался недолговечным, хотя свою историческую роль сыграл успешно: идеи, овладев массами, стали движущей силой, движущая сила передвинула стены, разрушая их – от Берлинской до Китайской.



Рыночная действительность довольно быстро стала разрушать свойственные русской интеллигенции иллюзии. Выяснилось, что сам факт ума, образования, одухотворенности и творческих устремлений вовсе не создает общественного признания необходимости услуг, оказываемых носителями этих ценных качеств, тем более – обещаний, что эти услуги когда-нибудь будут оказаны. Ученым, твердо усвоившим, что наука есть способ удовлетворения своего любопытства за казенный счет, деятелям культуры, свято верящим в то, что государство обязано на корню скупать их высокохудожественные произведения, оказалось крайне нелегко осознать наличие жесткости бюджетных ограничений.

Прежде существовал гарантированный спрос на услуги ученых, деятелей культуры, образования и пр. Фактически это объясняло, что весь образованный класс был советским служащим. Отсюда огромное перепроизводство инженеров, врачей, физиков и лириков, которое продолжается до сих пор: избыточные преподаватели плодят избыточных инженеров.

Сокращение государственного спроса в сфере интеллектуальных услуг оказалось более значительным, чем в иных сферах. В одних отраслях (наука, культура) оно было несколькократным. В других (образование, здравоохранение) монополия государственного спроса оказалась серьезно подорванной – доля софинансирования (формального, а большей частью – неформального) населением их услуг оказалась инфляционно наиболее уязвимой. Поскольку эти услуги практически полностью потребляются на внутреннем рынке, их производители имеют рублевые доходы. В той же мере, в которой они ориентируются на государственный спрос, это фиксированные доходы. Фиксированные рублевые доходы более всего обедняются инфляцией. Их получатели платят самый высокий инфляционный налог. Результатом становится снижение их относительных доходов.

Отмена гарантированного государственного спроса, необходимость фактической «самоприватизации» значительной части образованцев, перехода их в предпринимательскую категорию или категорию работающих по корпоративному найму породила очень серьезные социальные коллизии – вплоть до утраты большими их массами социального статуса. Причем в среде образованного класса переквалификация или пересоциализация принимается особенно болезненно.

‡агрузка...

Вероятно, дело в том, что это означает реальное обесценение инвестиций в человеческий капитал, который они делали в течение всей жизни, получая образование, защищая диссертации, публикуя статьи и книги и т.д. Обмен утраты долгосрочных инвестиций на повышение текущих доходов является для многих из них неприемлемым. Поэтому они остаются на прежних рабочих местах государственного найма, несмотря на то, что эти рабочие места не обеспечивают более ни привычных текущих доходов, ни социального статуса и престижа, ни даже собственно творческой работы – во многих случаях бюджетного финансирования науки и культуры хватает лишь на выплату минимальных заработных плат, но не на оборотные (не говоря уже об основных) средства, необходимые для запуска научных экспериментов, производства фильмов и пр. В этом случае зарплата становится формой социального вспомоществования, вызывающей отнюдь не чувство благодарности, а презрение к себе и ненависть к дающему, рука которого столь явно оскудевает.

Не надо забывать, что при социализме человеческий капитал использовался в значительной мере не производительно, а только для получения дохода в качестве ренты. Многие работники науки, культуры, образования (особенно женщины) фактически лишь числились на своих рабочих местах, пили чай, беседовали, но никаких реальных интеллектуальных услуг не оказывали. Они просто получали ренту от предшествующих капиталовложений в свой человеческий капитал (грубо говоря, если я закончил институт и прочитал несколько книжек, то уже за это мне должны платить). В известном смысле нынешняя зарплата-пособие аналогична прежней зарплате-ренте. Отличие состоит в том, что раньше вы могли выбирать: хотите – получаете ренту, а хотите – плату за действительный интеллектуальный труд, а теперь выбора нет; во-вторых, зарплата-рента обеспечивала пристойный уровень жизни, а зарплата-пособие – нет.

С другой стороны, предпринимательство в сфере интеллектуальных услуг в значительной мере теряет свой специфический предмет и остается интеллектуальным лишь по вывеске: частные учебные заведения оказываются фабриками по производству сомнительных дипломов, театральная антреприза оказывается стриптиз-баром, а ежедневная газета – тупым орудием лоботомии и имплантирования предмета интереса своего патрона. Этой деградации способствуют и особенности российского законодательства, в частности ограничения на приватизацию производства сферы интеллектуальных услуг, которые заставляют устраивать частные предприятия внутри тела государственных учреждений, становящихся объектами высокодоходного паразитирования. Интеллектуальная услуга дуализируется: то, что остается интеллектуальным, не является услугой (в том смысле, в котором услуга оказывается в рыночном обществе), то, что является услугой, ориентируется на платежный спрос, перестает быть интеллектуальным.

Обесценивание любого капитала, деградация и пересоциализация присущи всякому кризису. Когда они происходят в сфере интеллектуального капитала, они просто виднее и слышнее. В базовом случае обычного экономического кризиса страдающей стороной является молчащий класс (преимущественно мелкое и среднее предпринимательство), в случае кризиса интеллектуального капитала страдает говорящий класс. Поэтому так слышны отзвуки его стенаний в политическом процессе.

Кстати, именно обесценивание человеческого капитала в ходе системной трансформации вкупе со снижением платежеспособного спроса (только тогда это был реальный спрос предприятий и домашних хозяйств) стало трудной причиной вхождения интеллигенции в социализм, несмотря на то, что идеологически русская интеллигенция в большинстве своем была левой (так же как и в начале нынешней реформации была или скорее числила себя правой).

Что же? Нынешнее поколение русской интеллигенции так и будет жить при социализме? На это определенного ответа нет. А вот последующее поколение, похоже, откроет для себя капиталистический материк. Опять-таки, подобно тому, как в период социалистической трансформации решением проблемы стало создание «новой» пролетарской интеллигенции, так же и сейчас происходит становление новой буржуазной интеллигенции. Следует отметить, что уже идущая смена поколений явственно меняет систему приоритетов и оценок рисков при инвестициях в человеческий капитал. Инвестиционная активность здесь явно нарастает – увеличиваются конкурсы в высшие учебные заведения, стремительно растет спрос на услуги тех, кто может осуществить эти инвестиции в наиболее эффективной форме.

Всякий кризис обесценивает часть капитала, давая его структурным элементам возможность обновления и в результате повышая эффективность его функционирования. То же самое проделывает нынешний системный кризис с человеческим капиталом: обесценивая одни его элементы (и безжалостно разоряя их владельцев), он вызывает к жизни другие, более эффективные и динамичные, менее затратные и косные, их владельцами и носителями являются представители капиталистической интеллигенции, способные соединить «дум высокое стремленье» с умением эффективно трудиться, «поверить алгеброй гармонию». Найдя свое место во всеобщей системе разделения и обмена труда, они, может быть, перестанут быть «властителями дум» (непонятно, почему наличие у дум властителей считается таким очевидным благом), зато окажутся крепкими профессионалами, умеющими оказать действительно услугу и действительно интеллектуальную.

Из публикации «Интеллигенция и капитализм» (Русская мысль. №4283. 1999)

 

У даній статті викладається теоретична концепція місця і ролі сучасної російської інтелігенції в капіталізації суспільства й у процесах становлення ринкових відносин. За своїм характером ця концепція є соціально-економічною. У чому предметна особливість цієї публікації? Насамперед у тім, що стаття розглядає такий важливий соціальний феномен, якимсь є російська інтелігенція в момент її трансформації під впливом закономірностей, що керують переходом від розподільної системи відносин у суспільстві - до ринкових. Ціль даної публікації полягає в тім, щоб пояснити, чому російська інтелігенція, що була однієї з найважливіших сил, що породили перебудову, у даний час стала активною її противницею. Така суто "пояснювальна" ціль - найважливіша ознака публікацій теоретичної спрямованості (наукових публікацій у першу чергу).

У ході викладу своєї концепції автор спирається не на конкретні приклади, а на узагальнені судження, на уявлення, що містять у собі сукупний минулий досвід, на закономірності, що лежать в основі капіталістичних відносин у суспільстві. Дана стаття не пропонує якої-небудь програми дій, пов'язаної з обговорюваним предметом. По-перше, її дуже важко сформулювати, по-друге, якби це вдалося зробити, то вона виглядала б (у силу складності взаємозв'язків, що розглядаються) занадто узагальненою, абстрактною. В публікаціях подібного типу рекомендації, як правило, відсутні.

 

Старый, видавший виды «Икарус», доставляющий пассажиров от здания аэропорта к трапу самолета, лихо развернулся на полосе и взору пассажиров предстал Ил-18. На нем нам предлагалось лететь по маршруту Москва-Львов. На плохо покрашенном фюзеляже проступал герб города Берлина и флаг ГДР. Теперь самолет принадлежал компании «Украинские авиалинии», и на борту красовался жовтоблакитный флаг.

«Не боитесь летать на таком “гробе”?» – спросил я стюардессу.

«Что вы! Это наш лучший самолет. Все остальные гораздо хуже».

Те, что хуже, – это Ан-24 и Як-42, ресурс большинства которых давно уже выработан...

Из публикации «Как погибают самолеты» (АиФ. №12. 1998)

 

Як правило, опис проблемної ситуації існує в єдності з оцінкою різних її сторін. У приведеному вище уривку оцінне навантаження несе запитання журналіста, звернене до стюардеси: " Не боитесь летать на таком “гробе”?", і її відповідь: " Что вы! Это наш лучший самолет. Все остальные гораздо хуже ", і подальше уточнення автором її відповіді.

У даній статті автор намагається також знайти відповідь на питання: чому так часто в останні роки розбиваються літаки? Йому вдалося виявити п'ять причин:

1) створені на базі колишнього "Аерофлоту" 466 авіакомпаній прагнуть викачати якнайбільше грошей з перевезень, але не виділяють кошти на ремонт літаків;

2) льотчики дуже погано (в основній масі) підготовлені, тому що навчальні польоти скорочені до мінімуму;

3) усі російські аеропорти, наземне устаткування, злітно-посадочні смуги застаріли;

4) диспетчерський склад, аеродромні служби підготовлені погано, часто не виконують інструкції;


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.008 сек.)