АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Модель конфликта. Всю суть модели конфликта можно понять, получив представление о том, что с точки зрения этой теории человек находится в ловушке неразрешимого противостояния

Читайте также:
  1. I. ЭТАПЫ ПРОТЕКАНИЯ КОНФЛИКТА
  2. PR, реклама и маркетинг: история конфликта
  3. XXII. Модель «К» и отчаянный риск
  4. А) Модель Хофстида
  5. Адаптивная модель
  6. Адаптивная полиномиальная модель первого порядка
  7. Альтернативні моделі розвитку. Центральна проблема (ринок і КАС). Азіатські моделі. Європейська модель. Американська модель
  8. АНАЛИЗ КОНФЛИКТА
  9. Анализ финансовой устойчивости. Модель финансовой устойчивости
  10. Англо-американская модель, оплата труда руководства верхнего уровня
  11. Антикризисное управление конфликтами
  12. Аспекты конфликта

Всю суть модели конфликта можно понять, получив представление о том, что с точки зрения этой теории человек находится в ловушке неразрешимого противостояния двух мощных сил. В интрапсихическом варианте модели конфликта, примерами которого могут служить концепции Ранка, Ангьяла, Бейкана, обе эти мощные силы возникают внутри человека. В психосоциальном варианте этой модели только одна из двух сил берет свое начало в человеке, в то время как другая присуща обществу. Теории Фрейда, Мюррея, эго-психологов и Салливана делают допущение о конфликте такого рода. Во всех теориях конфликта конфликт переживается как неприятное состояние напряжения и тревоги. Общая цель жизни поэтому – максимально возможное уменьшение напряжения и тревоги путем сведения конфликта к минимуму.

Во всех вариантах модели конфликта жизнь – это в лучшем случае компромисс. Эта точка зрения неизбежно возникает, если вы признаете, что на уровне ядра личности существует неотъемлемый и неизбежный конфликт. Компромисс не может принять форму уничтожения одной из двух мощных сил, поскольку обе силы неотъемлемые и базовые, даже если одна из них и не зарождается в самом человеке. Поэтому психологическое нездоровье или дезадаптация обычно определяются сторонниками теории конфликта как попытка существовать так, как если бы была всего одна из двух сил. Если следовать логике конфликтной модели, такую попытку нужно рассматривать неудачной. В теориях Бейкана и Ангьяла неограниченное действие автономии приводит к изоляции, психологическим и физическим расстройствам и смерти, в то время как абсолютная общность – к утрате собственного "Я". В теориях Фрейда и Мюррея неограниченное проявление инстинктов – силы, присущей человеку – определяется как психопатология и ведет в направлении разрушения себя и других, в то время как неограниченное выражение силы, присущей обществу, в форме суперэго приводит к непомерной, нереалистичной, карательной вине и действию защитных механизмов, что считается причиной возникновения неврозов. Тогда понятно, что попытка жить так, как если бы существовала только одна из двух основных сил, является неосуществимой.

То, к чему стоит стремиться, – это компромисс, в котором достигается равновесие между двумя противостоящими силами. Таким образом, для того чтобы жизнь была полезной, нужно, чтобы конкретные паттерны жизнедеятельности одновременно выражали обе силы. Хотя в рамках модели конфликта и можно представить осуществимый компромисс, при котором одна из сил будет время от времени доминировать над другой, но это возможно только в результате динамического равновесия между силами. С точки зрения Бейкана, если вы хотите избежать физических и психологических расстройств, вы должны проявить и силу, и выразить свое "я", каждое из которых уравновешивает друг друга. Ангьял также считает, что наиболее эффективное сочетание независимости и объединения происходит в результате совместного проявления автономии и капитуляции. В терминах Ранка каждый должен свести к минимуму и страх жизни, и страх смерти. А для Фрейда, Мюррея и эго-психологов высшая цель в жизни – это достижение максимального удовлетворения инстинктов при минимальном ощущении боли и вины. Здесь мы тоже видим представление об уравновешивании двух основных сил в форме потребностей ид и суперэго. Салливан во многом соглашается с этим. С точки зрения модели конфликта лучшее, чего можно достичь в жизни, – это компромисс равновесия.



Но нужно еще поговорить о том варианте модели конфликта, который признает, что одна из сил присуща человеку, а другая – обществу. Поскольку, для того чтобы существовал конфликт, силы должны быть противоположны друг другу. Эта позиция необходимым образом определяет человека как индивидуалиста с эгоистическими целями, так как общество, естественно, должно определяться в терминах группы на основе всеобщего блага. Поскольку общество состоит из других обладающих разумом существ, эгоизм индивида может быть выявлен и сурово наказан. Поскольку в своей эгоистичности человек противостоит другим людям, его можно заставить чувствовать стыд и вину. Все это означает, что одна из двух сил, та, что присуща обществу, обладает властью обнаружить и пресечь другую, индивидуалистическую силу. Но индивидуалистическая сила совсем не обладает подобной властью. Поэтому, если нужно достичь компромисса, подразумевающего равновесие, индивидуалистическая сила должна быть как-то защищена, чтобы компенсировать возможности по обнаружению и пресечению, которыми обладает социальная сила. Если бы такой защиты не существовало, человеку пришлось бы отказаться от своей природы, что сделало бы невозможным достижение компромисса.

‡агрузка...

Здесь я пытаюсь показать, что логика психосоциального варианта модели конфликта с большей долей вероятности приводит к представлению о защите как постоянном, необходимом процессе в успешной жизнедеятельности. Именно защита компенсирует обнаруживающую и пресекающую мощь социальной силы. Пытаясь избежать боли и вины, возникающих из-за эгоистических инстинктов человека, он устанавливает защиты, которые служат двоякой цели, ограждая его от осознания своей эгоистичности и поощряя выражение инстинктов способами, которые относительно безвредны с точки зрения общества. Теория Фрейда – это, конечно, важнейший пример такого рода взглядов. Вспомните, что он даже называет неограниченное выражение инстинктов жизнью по принципу удовольствия, а существование, при котором происходит максимальное удовлетворение инстинктов при минимальной вине и боли, – жизнью по принципу реальности.

Итак, когда вы сталкиваетесь с теорией конфликта, в которой одна сила принадлежит человеку, а другая – обществу, вы можете ожидать, если теория логически непротиворечива, то понятие защиты будет важнейшим в достижении компромисса равновесия, который является самым здоровым состоянием. В таких теориях различие между психическим здоровьем и болезнью не делается на основе того, существуют или нет защиты, поскольку защиты существуют всегда. Это различие делается на основании того, создают ли защиты эффективный компромисс равновесия или неэффективное отрицание одной или двух противостоящих сил.

Обратившись для сравнения к тому варианту теории конфликта, где считается, что обе силы присущи человеку, мы не найдем там такого акцентирования защит, как в психосоциальных моделях, обсужденных выше. Поскольку обе силы берут свое начало в человеке, нет особой проблемы, заключающейся в том, что одна сила будет обнаруживать другую и противостоять ей. Поэтому здесь нет логической необходимости в том, чтобы более уязвимая сила была снабжена неким концептом, выполняющим защищающую функцию. Для меня совершенно неудивительно, что Ранк, Ангьял и Бейкан не уделяли в своих теориях большого внимания понятию защиты, хотя можно с определенной долей достоверности сказать, что их концепции не обладают той степенью завершенности, что концепции ученых психосоциальной ориентации. По сути дела, сторонники интрапсихического подхода не нуждаются в понятии защиты, и поэтому их взгляд на компромисс равновесия не подчеркивает защитность.

В психосоциальном подходе с присущим ему акцентом на компромиссе и защитах высшая или наиболее здоровая форма существования определяется на основе приспособленности человека к социально детерминированному общественному благу. Такая позиция неизбежно приводит к определению высшей формы существования в терминах надежности, тактичности, ответственности, щедрости, высокой нравственности и конформности. И действительно, в теориях Фрейда и других ученых психосоциальной ориентации, мы видим акцент на том, что можно назвать "быть хорошим гражданином". Небольшой отголосок этого акцента можно найти и у сторонников интрапсихического подхода. То, что в интрапсихическом варианте модели конфликта меньше внимания уделяется приспособлению к давлению со стороны общества при определении наиболее здорового состояния, следует понимать исходя из того, что эти теории не особенно полагаются на понятие защиты, а кроме того, считается, что обе противостоящие силы зарождаются в самом человеке.

Еще одним следствием из акцента на компромиссе и защитах является представление о том, что личность полностью задана в своих основных чертах к моменту окончания детства. Поэтому оставшуюся часть жизни вполне можно описать как выполнение и развитие паттернов, установившихся в раннем периоде жизни. Те изменения, которые происходят в личности взрослого человека, – это скорее вопрос количества, а не качества. И действительно, устойчивость личности для сторонников модели конфликта – это более заметный факт, чем ее изменение. И опять-таки то, что я сейчас сказал, больше относится к психосоциальному, чем к интрапсихическому варианту модели, поскольку в первом защитам уделяется больше внимания, чем во втором.

Теперь скажем несколько слов о содержании этих двух сил в теориях конфликта. Все варианты модели конфликта склонны подчеркивать, что одна сила является индивидуалистической, а вторая – общинной, и неважно, зарождаются ли обе эти силы в самом организме. Автономия – это стремление к независимости и изоляции, деятельность похожа, но подразумевает акцент на власти над предметами и другими людьми, а инстинкты являются эгоистичными. И наоборот, общность – это стремление к зависимости, объединение с другими, с обществом, а общество озабочено проблемами всеобщего блага. Хотя, возможно, и нет строгой логической необходимости в том, чтобы две противостоящие силы теории конфликта подчеркивали индивидуалистическое и общинное содержание, они тем не менее делают именно это.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.004 сек.)