АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Позиция Фромма

Читайте также:
  1. II. Рецептура. Композиция.
  2. В) оппозиция, ее место и роль в условиях демократии
  3. Валютная позиция банка и ее аудит
  4. Внешняя поза и внутренняя позиция
  5. ГЛУБИННО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ КОМПОЗИЦИЯ
  6. Гуманистическая позиция педагога-основа осуществления успешной педагогической поддержки.
  7. Инновационная позиция организации
  8. Как в этих позициях располагались множимое, множитель, произведение и делимое, делитель, частное - можно увидеть из следующих примеров.
  9. Композиция
  10. КОМПОЗИЦИЯ
  11. КОМПОЗИЦИЯ
  12. Композиция действующих лиц

Фромм разработал одну из самых сложных и, возможно, полных моделей периферии личности в персонологии. Его конкретная периферическая характеристика – черта характера, он описывает и ориентации, или типы характеров, представляющие собой системы взаимосвязанных черт. Фрейд оказал на Фромма огромное влияние, поэтому он (Fromm, 1947, с. 57) проявляет тенденцию сравнивать и противопоставлять свои взгляды взглядам сторонников теории конфликта:

"Представленная на следующих страницах теория повторяет характерологию Фрейда в центральных положениях: в утверждении о том, что черты характера лежат в основе поведения и должны выводиться из него; в том, что они составляют силы, которые, несмотря на их мощность, человек может совершенно не осознавать. Эта теория совпадает со взглядами Фрейда также в том, что основу характера составляет не одна характерная черта, а общая организация характера, из которой вытекает ряд личностных черт. Эти черты характера следует понимать в качестве синдрома, который образуется на основе особой организации, или, как я ее назову, ориентации характера".

Возможно, вы поняли, что не только Фромм и Фрейд, но также Адлер и Эриксон несомненно согласны с утверждениями, так четко сформулированными выше. Кроме того, такие персонологи, как Уайт, Мюррей и Олпорт, также могли бы с ними согласиться, хотя то, что они подчеркивают скорее отдельные личностные черты или потребности, чем типы, не позволяет судить об этом с полной уверенностью. В приведенной цитате Фромма новым для нас является признание различия между чертой характера и поведением, которое она объясняет. В главе 9 я покажу, что считаю понимание этого важным для персонолога, поскольку оно позволяет сосредоточиться на том, что составляет данные, которые он все-таки хочет объяснить. Любой ученый должен относиться к этой проблеме серьезно, но персонологи часто упускают се из виду. Фромм четко формулирует то, что должно быть справедливо для всех персонологов: периферическая характеристика личности является объяснительным понятием, изобретением ученого, а не простым описанием наблюдаемых явлений.

Теперь давайте обратимся к содержанию взглядов Фромма на периферию личности. Его характерологическими типами являются четыре непродуктивные ориентации и одна продуктивная ориентация. В разряде непродуктивных выделяются рецептивная, эксплуатирующая, накапливающая и рыночная ориентации. По словам Фромма (1947, с. 62-63), человек с рецептивной ориентацией



"...чувствует, что "источник всего хорошего" находится вовне, и полагает, что единственный способ достичь того, чего он хочет – будь это нечто материальное, привязанность, любовь, знание, удовольствие, – это получить объект своего желания из внешнего источника. В сфере любви такие люди почти исключительно стремятся "быть любимыми", а не любить сами. Такие люди склонны проявлять неразборчивость в выборе объектов своей любви, потому что переживание того, что их кто-то любит, настолько всеобъемлюще для них, что они "влюбляются" во всякого, кто дает им любовь или то, что на нее похоже. <...> В сфере мышления у них проявляется такая же ориентация: если они умны, они становятся лучшими слушателями, поскольку они сориентированы на восприятие, а не на продуцирование идей. <...> Их верность особого рода: в ее основе благодарность руке, которая кормит, и страх эту руку потерять. <...> Им трудно сказать "нет", и они легко попадаются в ловушку противоположных обещаний и преданности разным людям...

Они зависят не только от источников знаний и помощи, но и от людей в целом в том, что касается любой поддержки... Такой рецептивный тип испытывает большую нежность к еде и выпивке. Эти люди склонны с помощью еды и питья справляться с тревогой и депрессией. <...> В общем и целом можно сказать, что люди рецептивной ориентации выглядят оптимистичными и дружелюбными, они обладают определенной уверенностью в жизни и ее дарах, но становятся тревожными и обезумевшими от горя, если "источник их ресурсов" оказывается под угрозой".

К этому выразительному описанию Фромм добавил конкретный список черт, образующих рецептивную ориентацию. В этих чертах выделяются положительный и отрицательный полюсы. Фромм включает оба полюса, потому что полагает, что чем больше личность человека соответствует непродуктивному рецептивному типу, тем большее количество негативных полюсов черт будет в ее поведении. Но если рецептивная ориентация смягчена в какой-то мере более продуктивной ориентацией, более подходящими будут положительные полюсы черт. Я вернусь к этому положению, когда мы рассмотрим все ориентации. А сейчас мы должны сосредоточиться на списке личностных черт, который выглядит следующим образом (Fromm, 1947, с. 114):

‡агрузка...

Рецептивная ориентация

Положительная сторона Отрицательная сторона
Принимающий Пассивный, безынициативный
Отзывчивый Не имеет своего мнения, бесхарактерный
Преданный Покорный
Скромный Лишенный чувства собственного достоинства
Обаятельный Паразитический
Легко приспосабливающийся Беспринципный
Социально адаптированный Подобострастный, неуверенный в себе
Идеалистичный Нереалистичный
Чувствительный Трусливый
Вежливый Слабохарактерный
Оптимистичный Принимает желаемое за действительное
Доверчивый Легковерный
Нежный Сентиментальный

Возможно, вы представляете, что Фромм подразумевает под эксплуатирующей ориентацией. Он описывает ее следующим образом (Fromm, 1947, с. 64-65):

"Основой эксплуатирующей ориентации, как и рецептивной, является ощущение того, что источник всего хорошего находится вовне, что все, чего человек хочет, нужно искать там, и что человек сам ничего произвести не может. Но разница между этими двумя типами, однако, в том, что эксплуатирующий тип не ожидает ничего получить от других людей в качестве подарков, он забирает это силой или коварством... В области любви и привязанности такие люди склонны грабить и воровать. Их привлекают только люди, которых они могут отбить у кого-то еще... Те же самые установки мы находим и по отношению к мышлению и интеллектуальным устремлениям. Такие люди склонны не продуцировать идеи, а воровать их... Они используют и эксплуатируют все и всех, от чего или от кого они могут чего-нибудь добиться... Кажется, что символом этой ориентации может служить зубастый рот, который часто является заметной особенностью таких людей".

Для эксплуатирующей ориентации также разработан перечень черт характера (Fromm, 1947, с. 115):

Эксплуатирующая ориентация

Положительная сторона Отрицательная сторона
Активный Эксплуатирующий
Способный взять инициативу Агрессивный
Способный требовать Эгоцентричный
Гордый Самоуверенный
Импульсивный Опрометчивый
Уверенный в себе Заносчивый
Увлекающий Совратитель

Третьим непродуктивным стилем жизни является накапливающая ориентация. И снова Фромм (1947, с. 65-66) приводит выразительное описание этой ориентации:

"В то время как рецептивный и эксплуатирующий типы сходны в том, что они оба рассчитывают получать вещи из окружающего мира, накапливающая ориентация существенным образом от них отличается. Эта ориентация заставляет людей мало верить в то, что они получат что-то новое из окружающего мира; их безопасность основана на накоплении и сохранении, а трата воспринимается как угроза. Они как бы окружили себя защитной стеной, и их главная цель – внести как можно больше внутрь этих укреплений и выпускать оттуда как можно меньше. Их скупость распространяется на деньги и материальные ценности, а также на чувства и мысли. Любовь – это по большей части обладание; они не дарят любовь, а пытаются получить ее, обладая "любимым"... Их сентиментальность рисует образ золотого прошлого; они держатся за него и находят удовлетворение в воспоминаниях об отживших чувствах и событиях... Таких людей легко распознать по мимике и жестам. Их рот плотно сжат, жесты проявляют их изоляционистские установки... Другим характерным элементом этой ориентации является педантичная любовь к порядку. Человек такого типа держит в порядке свои вещи, мысли и чувства, но, как и в случае с воспоминаниями, эта упорядоченность бесплодна и ригидна... Его навязчивая чистоплотность – еще одно проявление потребности уничтожить следы контакта с окружающим миром".

Список черт характера, составляющих накапливающую ориентацию, выглядит следующим образом (Fromm, 1947, с. 115):

Накапливающая ориентация

Положительная сторона Отрицательная сторона
Практичный Лишенный воображения
Экономный Скупой
Аккуратный Подозрительный
Осторожный Равнодушный
Терпеливый Апатичный
Осмотрительный Тревожный
Стойкий, упорный Упрямый
Хладнокровный Ленивый
Способен контролировать себя в стрессе Инертный
Опрятный Педантичный
Систематичен Склонен к навязчивостям
Преданный Собственник

Вероятно, от вашего внимания не ускользнуло, что эти три ориентации в чем-то похожи на фрейдистские характерологические типы. Как рецептивная, так и эксплуатирующая ориентации напоминают оральный тип характера. И действительно, если мы обратимся к некоторым психоаналитикам, например Абрахаму (Abraham, 1927a; 1927b), который разграничивает орально-пассивный и орально-агрессивный типы характера, то тогда сходство станет еще очевиднее. Оральная пассивность напоминает рецептивную ориентацию, а оральная агрессивность – эксплуатирующую. Кроме того, накапливающая ориентация очень похожа на анальный тип характера. Эти сходства не должны вас удивлять, поскольку Фромм начинал как ученый психоаналитической ориентации, хотя постепенно он очень сильно от нее отошел. Присутствие в теории Фромма первых трех ориентации показывает, что он считает справедливыми некоторые из утверждений Фрейда относительно периферии личности. Но, как вы увидите ниже, он тем не менее включил также несколько ориентации, не имеющих аналогов в психоаналитической теории. Если вы добавите сюда тот факт, что Фромм очень сильно расходится с Фрейдом в рассуждениях об уровне ядра личности, вы поймете, что было бы ошибкой считать Фромма ученым психоаналитического направления. Хотя Фромм и признает ценность некоторых утверждений Фрейда о типах характера, он объясняет их развитие на основе, не имеющей ничего общего с психосексуальностью.

Очень скоро мы рассмотрим взгляды Фромма на развитие, но сейчас давайте возвратимся к описанию оставшихся ориентации. Последний непродуктивный стиль жизни – это рыночная ориентация, и в ее описании проявляется в большой мере своеобразие Фромма как ученого-персонолога. Фромм использует современный рынок в качестве модели этой ориентации, в которой человек сводится к товару потребления (Fromm, 1947, с. 68-72):

"Современный рынок – это уже не место общения, а механизм, характеризующийся абстрактным и безличным спросом. Продукция производится для этого рынка, а не для известного круга покупателей, мнение рынка основывается на законах спроса и предложения, и он определяет, может ли товар быть продан и по какой цене... Ориентацию характера, основанную на восприятии себя как товара и своей ценности как обменной стоимости, я называю рыночной ориентацией.

В наше время рыночная ориентация растет быстро, наряду с развитием нового рынка, представляющего собой явление последних десятилетий – "рынка личностей"... Принцип оценивания – один и тот же и для рынка личностей, и для рынка товаров: на одном на продажу выставляются личности, а на другом – товары. Стоимостью в обоих случаях является меновая стоимость, для которой стоимость использования – необходимое, но не достаточное условие... Однако, если мы спросим, каков относительный вес мастерства и личности в качестве условия успеха, мы обнаружим, что только в исключительных случаях успех – это, главным образом, результат мастерства и некоторых других человеческих качеств, таких, как честность, порядочность, нравственная чистота. Хотя соотношение между мастерством и человеческими качествами, с одной стороны, и "личностью" – с другой, в качестве предпосылки успеха варьируется, "личностный фактор всегда играет решающую роль. Успех во многом зависит от того, насколько хорошо человек оценивает себя, насколько хорошо он подает свою личность, насколько хороша его "упаковка", "весел" ли он, "крепок", "настойчив", "надежен", "честолюбив", кроме того, каково его происхождение, к каким клубам он принадлежит, знает ли он нужных людей... Человек должен быть моден на рынке личностей, как дамская сумочка, а чтобы быть модным, нужно знать, личности какого типа больше всего нужны... Поскольку современный человек чувствует себя одновременно и продавцом, и товаром, который нужно продать на рынке, его самоуважение зависит от неподконтрольных ему условий. Если он "успешен", он ценен, а если нет – бесполезен. Степень появляющейся в результате этой ориентации неуверенности и неустойчивости трудно переоценить. Если человек чувствует, что его собственная ценность напрямую определяется не теми человеческими качествами, которыми он обладает, а его успехом на конкурентном рынке с постоянно изменяющимися условиями, самоуважение человека неизбежно становится неустойчивым и нуждается в постоянном подтверждении со стороны других. Поскольку человека побуждают беспрестанно стремиться к успеху, а любая неудача – это серьезнейший удар по самоуважению, в результате возникают чувства безнадежности, тревоги и неполноценности. Если превратности рынка – судьи человеческой ценности, чувство собственного достоинства и гордости разрушается".

Рыночная ориентация лежит в основе проблемы отчуждения, которой так озабочены современные социальные критики (например, Sontag, 1961), социологи (например, Simmel, 1950) и персонологи (например, Schachtel, 1961). Совершенно ясно, что эта ориентация сильно отличается от всего, о чем говорил Фрейд, и все же она так хорошо соотносится с современной жизнью. Черты характера, составляющие рыночную ориентацию, выглядят следующим образом (Fromm, 1947, с. 116):

Рыночная ориентация

Положительная сторона Отрицательная сторона
Целеустремленный Оппортунист
Способный изменяться Непоследовательный
Моложавый Ребячливый
Ориентированный в будущее Без будущего и прошлого
Широких взглядов Без ценностей и принципов
Общительный Неспособный быть один
Экспериментирующий Бесцельный
Некатегоричный Релятивист
Квалифицированный Излишне активный
Любознательный Бестактный
Умный Чрезмерно интеллектуализированный
Адаптивный Неразборчивый
Терпимый Безразличный
Остроумный Глупый
Щедрый Расточительный

Обсудив четыре непродуктивные ориентации, мы подошли к тому, что Фромм считает идеальным типом характера – продуктивную ориентацию. Как вы увидите, продуктивная ориентация носит черты сходства с фрейдистским генитальным характером, с полноценно функционирующей, или самоактуализирующейся, личностями Роджерса и Маслоу, а также с активно конструктивным стилем жизни у адлерианцев и зрелой личностью в понимании Олпорта. И вновь я позволю Фромму говорить от собственного имени, описывая продуктивную ориентацию (Fromm, 1947, с. 83-97):

"Рассматривая продуктивный характер, я осмелюсь произвести критический анализ и исследовать сущность характера, достигшего высшей ступени развития – цели развития человека и одновременно идеала гуманистической нравственности... Термин "продуктивная ориентация" личности относится к фундаментальной установке, состоянию взаимосвязанности во всех областях человеческого опыта. Она охватывает интеллектуальные, эмоциональные и сенсорные реакции по отношению к другим людям, самому себе и предметам. Продуктивность – это способность человека использовать свои силы и осознавать заключенный в себе потенциал. Когда мы говорим, что он должен использовать свои силы, мы подразумеваем, что человек должен быть свободен и не зависеть от кого-то, кто контролирует его силы. Кроме того, мы подразумеваем, что человек управляется рассудком, поскольку он может воспользоваться своими силами, только если знает, какие они, как их использовать и зачем. Продуктивность означает, что человек чувствует себя воплощением своих сил и "деятелем"" что он ощущает, что он и его силы – это единое целое, что они не служат объектом оценивания и отчуждения. <...> Продуктивность – это осознание человеком своих потенциальных возможностей, использование своих сил... Каковы отношения мира и человека, если последний продуктивно использует свои силы?.. Внешний мир может восприниматься двумя путями: репродуктивно, воспринимая действительность так же, как пленка делает буквальную запись фотографируемых объектов... и продуктивно, осмысляя и перерабатывая этот новый материал посредством спонтанной деятельности интеллектуальных и эмоциональных сил... Существование человека характеризуется тем, что он одинок и отделен от мира; не в силах перенести это отделение, он стремится к взамосвязанности и единству. Существует много способов, которыми он может реализовать эту потребность, но только один оставляет его уникальную сущность нетронутой, только один позволяет его собственным силам разворачиваться в процессе совместного бытия. Парадокс человеческого существования в том, что человек должен одновременно стремиться к близости и независимости, к единению с другими, а в то же время – к сохранению собственной уникальности и неповторимости. Как мы показали, ответом на этот парадокс – и на моральную проблему человека – является продуктивность.

Человек может построить продуктивные отношения с миром, действуя и осмысляя. Человек производит вещи, и в процессе созидания он учится овладевать материей. Человек постигает мир, интеллектуально и эмоционально, с помощью любви и рассудка. Способность думать позволяет ему проникать сквозь поверхность и понимать сущность своего объекта, вступая с ним в активные отношения. Способность любить позволяет человеку пробиться сквозь стену, отделяющую его от другого человека, и познать его. Хотя любовь и рассудок – просто две разные формы постижения мира, хотя ни одна из них невозможна без другой, в них проявляются различные силы – мышления и эмоций, поэтому они нуждаются в отдельном рассмотрении".

Фромм не приводит списка черт, составляющих продуктивную ориентацию. Частично это обусловлено тем, что, по его мнению, действительно продуктивный человек не может быть настолько предсказуем, чтобы можно было определить его черты. Все-таки под продуктивностью он не подразумевает старание на работе или совершение повторяющихся действий, а скорее что-то, больше напоминающее креативность и трансцендентность. Но, конечно, существуют некоторые черты, например богатое воображение, которые можно было включить в перечень свойств продуктивной ориентации, так что причины непредсказуемости недостаточно для объяснения того, почему Фромм решает не приводить списка личностных черт. Причина кроется и в его понимании отношений между продуктивной и непродуктивной ориентациями. Согласно Фромму, мало вероятно, что кто-то мог бы продемонстрировать продуктивную ориентацию, достигшую полного развития. В этом Фромм сходится с Роджерсом, который считал, что полноценно функционирующая личность – это идеальная характеристика жизни, никем в действительности не достигаемая. С точки зрения Фромма, то, что мы обычно встречаем, – это какое-то сочетание продуктивной и непродуктивной ориентации. Вот почему Фромм называл и положительные, и отрицательные стороны черт, составляющих непродуктивные ориентации. Чем сильнее непродуктивная ориентация соединена с продуктивной, тем более подходящими будут положительные стороны черт, составляющих непродуктивную ориентацию. Таким образом, положительные стороны черт, перечисленных при описании непродуктивных ориентации, могут характеризовать продуктивные качества стиля жизни человека.

Как я отметил в начале обсуждения продуктивной ориентации, она во многом схожа с идеальной периферической личностью в изображении некоторых других ученых. Возможно, вы понимаете, что я хочу сказать. Подчеркивание возможностей человека и проявлений креативности напоминает теории Роджерса и Маслоу. Подчеркивание стабильной эффективности и ориентация на продуктивность и совершенство напоминают взгляды Уайта и Адлера. Подчеркивание рассудка и любви заставляет нас вспомнить представления Олпорта о психологической зрелости. Хотя в выбранных мной цитатах это не очень заметно, существует сходство и с идеями Фрейда относительно того, что зрелая сексуальность в том, что касается оргазма и воспроизводства, также учитывает продуктивность. То, что взгляды Фромма похожи не только на взгляды других сторонников модели самореализации, но и на идеи некоторых сторонников теории конфликта, отражает на периферическом уровне трудности классификации, с которыми мы уже сталкивались на уровне ядра (см. главу 3). Хотя теория Фромма – это, главным образом, теория самореализации, в ней объединены также и элементы модели конфликта.

Перед тем как расстаться с Фроммом, мы должны рассмотреть его взгляды на развитие, на то, как различные ориентации могут возникнуть в результате выражения тенденции ядра и вступающей с ней во взаимодействие окружающей средой. Как я показал выше, взгляды Фромма на развитие очень сильно отличаются от позиции Фрейда. Прежде всего, они описывают разные тенденции ядра. С точки зрения Фромма, жизнь человека – это в основном попытка реализовать его человеческую природу, которая включает, как вы помните, потребности в установлении связей, преодолении и идентичности. Психосексуальность не играет во всем этом заметной роли. Второе отличие от Фрейда касается природы родительско-детских отношений, которые считаются важными в понимании развившихся в результате личностных типов. С точки зрения Фромма, тремя важнейшими типами взаимодействия являются симбиотическая взаимозависимость, деструктивное избегание и любовь (Fromm, 1947, с. 107-108). В ситуации симбиоза "...человек связан с другими, но теряет свою независимость или никогда ее не приобретает; он убегает от опасности одиночества, став частью другого человека, либо позволив этому человеку себя "проглотить", либо сам "проглотив" его"". Если человека "проглатывают" родители, развиваются мазохистские паттерны поведения, своего яркого проявления достигающие в рецептивной ориентации. Весь этот паттерн поощряется родителями, которые делают ребенка зависимым от себя особенно насильственным образом, в результате чего, стремясь к удовлетворению, человек приучается раскрываться и давать другим себя использовать. Но если складывается противоположная ситуация, когда родители отказываются от власти, удовлетворяя любую прихоть ребенка и позволяя ему себя использовать, паттерн, развившийся в результате, будет больше напоминать садизм. Садизм ребенка найдет свое полное воплощение в эксплуатирующей ориентации, которая выражает зависимость от других с целью применения в отношении их насилия.

Симбиотические отношения – это отношения близости и интимности с другим человеком, хотя и за счет свободы и целостности. И наоборот, тип деструктивного избегания в отношениях родителя и ребенка характеризуется дистанцией. По Фромму (1947, с. 109-110):

"В описанном здесь явлении избегание становится основной формой взаимоотношений с другими, как бы отрицательной взаимосвязью. Его эмоциональным эквивалентом становится равнодушие к другим людям, часто сопровождаемое компенсаторным ощущением чванства".

Этот паттерн избегания, который достигнет своей кульминации в рыночной ориентации, поддерживается родителями, пагубно влияющими на ребенка. Другими словами, они будут не просто фрустрировать его потребности, а стараться поработить и сломить его самого. Перед лицом таких нападений ребенок справляется с чувством беспомощности, уединяясь и становясь равнодушным. Но деструктивность, порождающая потребность избегания, не обязательно должна исходить от родителей. На самом деле, если родители равнодушны и отчуждены от ребенка, у него вполне может развиться паттерн деструктивности, который, с точки зрения Фромма (1947, с. 110), является активной формой избегания. Образующийся в результате паттерн напористости достигнет своего максимального проявления в накапливающей ориентации.

Вы уже наверняка догадались, что, когда основой родительско-детских отношений является любовь со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде взаимного уважения, поддержки и одобрения, ребенок будет развиваться в направлении продуктивной ориентации. Любимый своими родителями, такой ребенок будет любить самого себя и не иметь никаких причин, мешающих ему любить других людей.

Родители оказывают влияние на своих детей, будучи представителями своей культуры, и поэтому можно ожидать, что в определенных культурных условиях будет развиваться преимущественно та или иная ориентация. Фромм полагает, что рецептивная, эксплуатирующая и накапливающая ориентации были особенно характерны для XVIII-XIX веков, хотя, безусловно, они присутствуют и сейчас. Он так датирует их преобладание потому, что они требуют общественного устройства, в котором одна группа имеет узаконенное право эксплуатировать другую. Поскольку у эксплуатируемой группы нет сил измениться или даже задуматься о возможности изменить свое положение, она склонна считать своих поработителей кормильцами. Так мы получаем рецептивную ориентацию. Социальная модель эксплуатирующего характера уходит своими корнями к предкам-пиратам и феодалам и оттуда идет к главарям грабительских шаек XIX века, эксплуатировавшим природные ресурсы европейского материка. "Накопительная ориентация", по мнению Фромма (1947, с. 81), "существовала вместе с эксплуатирующей ориентацией XVIII и XIX веков. Накапливающий тип был консервативен, проявлял меньше склонности к безжалостному овладению, чем к стремлению методично экономить, основанном на конкретных принципах и сохранении того, что уже приобретено". Фромм связывает накапливающую ориентацию с протестантской моралью. Но рыночная ориентация достигла господствующего положения только в XX веке с его акцентом на современном рынке и его материалистических, поверхностных ценностях. И, как вы, возможно, догадались, социальная модель, совместимая с продуктивной ориентацией, по мнению Фромма, еще не появилась на мировой арене. Однако такую модель можно описать. Если сделать это в одном предложении, то это – общество, соответствующее потребностям человека, а не рынка. Это было бы по-настоящему здоровое общество (Fromm, 1955).

Я заканчиваю это обсуждение взглядов Фромма на периферию личности с ощущением некоторого смятения. Среди ученых, позиции которых мы уже рассмотрели, он один так четко и полно дал понять, что подразумевает и не подразумевает под личностными чертами и ориентациями. В действительности никто больше не пытался перечислить личностные черты, составляющие рассматриваемые типы характера. Хотя справедливо можно сказать, что Мюррей и Олпорт аккуратно подошли к описанию и определению конкретных периферических характеристик потребности и личностной диспозиции, Фромм превзошел их в том, что организовал черты в типы. И остается чувство, что можно было бы дать четкие определения чертам, которые он использует. Все это мне очень нравится в теории Фромма. Должно быть возможно определить эмпирическую эффективность концепции Фромма, поскольку он далеко продвинулся на пути к теоретическому формализму, необходимому, чтобы теория стала по-настоящему полезной. Но все же я чувствую также и какое-то разочарование, а поэтому и смятение. Для меня не вполне понятно и убедительно его объяснение процесса развития. Иногда он предполагает, что ребенок будет развиваться в противоположном направлении относительно того, как с ним обращаются родители. Это заметно в представлении о том, что родители, которые поглощают своих детей, порождают детей, которые просят мир поглотить их. Но иногда он предполагает, что ребенок будет развиваться в направлении, сходном с поведением родителя или общества, представителем которого этот родитель как-никак является. Это видно в таких представлениях, как то, что существование в обществе угнетенного класса было необходимо в качестве модели рецептивной ориентации. Возможно, это звучит вполне разумно, но позвольте мне обозначить свою трудность. Если вы, например, представитель такого угнетенного класса, вы бы поглотили своего ребенка или позволили бы ему поглотить вас в соответствии со взглядами Фромма? Здравый смысл подсказывает первое, а знание того, что классы склонны сохранять себя, – второе. И кажется, сам Фромм не способен это решить. Я не хочу здесь особенно критиковать его позицию, поскольку в конце концов эту трудность можно разрешить. Это – проблема для будущих теоретических изысканий. В конечном счете я рекомендую вам теорию Фромма как великолепный пример концепции периферии личности в независимости от того, сможет ли она найти свое эмпирическое подтверждение.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.01 сек.)