АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Часть II ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ КОНСУЛЬСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 6 страница

Читайте также:
  1. CAC/RCP 1-1969, Rev. 4-2003 «Общие принципы гигиены пищевых продуктов»
  2. DER JAMMERWOCH 1 страница
  3. DER JAMMERWOCH 10 страница
  4. DER JAMMERWOCH 2 страница
  5. DER JAMMERWOCH 3 страница
  6. DER JAMMERWOCH 4 страница
  7. DER JAMMERWOCH 5 страница
  8. DER JAMMERWOCH 6 страница
  9. DER JAMMERWOCH 7 страница
  10. DER JAMMERWOCH 8 страница
  11. DER JAMMERWOCH 9 страница
  12. I ЧАСТЬ

В октябре 1964 г. группа дипломатов американского посольства в Москве и дипломат английского посольства, следуя в поезде по маршруту Москва - Владивосток, занимались разведывательной деятельностью, несовместимой со статусом дипломата.

6 октября 1964 г. МИД СССР направил посольству США в Москве и посольству Великобритании в Москве ноты, в которых оно заявило решительный протест по поводу такой недопустимой деятельности военного атташе США полковника Дж. А. Обри, помощника военного атташе подполковника К. Р. Ливера и помощника военно-воздушного атташе Дж. Ф. Смита, помощника военно-морского атташе Великобритании в СССР лейтенант-коммандора Н. Лавиля и оставило за собой право вернуться к вопросу о возможности дальнейшего пребывания указанных дипломатических сотрудников посольств США и Великобритании в Москве.

14 декабря 1964 г. МИД СССР в ноте посольству США заявил: "Министерство подтверждает протест, заявленный по-

1 См.: Правда. 1963. 24 мая.


сольству в ноте № 55/0 США от 6 октября с. г., по поводу недопустимой деятельности военного атташе США полковника Дж. А. Обри, помощника атташе подполковника К. Р. Ливера и помощника военно-воздушного атташе майора Дж. Ф. Смита, несовместимой с их статусом аккредитованных дипломатических сотрудников, и объявляет указанных лиц персонами нон грата.

Как уже заявлялось, министерство ожидает, что посольством будут приняты должные меры к недопущению впредь подобной незаконной деятельности и к строгому соблюдению всеми сотрудниками посольства норм и правил поведения аккредитованных дипломатических представителей"1.

В тот же день нота аналогичного содержания об объявлении персоной нон фата помощника военно-морского атташе Великобритании в СССР лейтенант-коммандора Н. Н. Лавиля была направлена Министерством иностранных дел СССР посольству Великобритании в Москве.

Если имеет место деятельность дипломата, направленная против существующего строя, правительства в данной стране, тогда государство пребывания может прибегнуть и к так называемому "димисслу". Он состоит в сообщении, что данного представителя рассматривают как частное лицо. Это понимается как приглашение немедленно покинуть страну.

В советской практике известны такие случаи с французским послом Нулансом в 1919 г., с японским чрезвычайным представителем Ватанабе в 1924 г. В обоих случаях политическая деятельность этих персонажей приобрела настолько скандальный характер, что пришлось прибегнуть к сообщению, что они будут рассматриваться как частные лица.



Миссия прекращается по уведомлению аккредитующим государством государства пребывания о том, что функции дипломатического агента прекращаются, и тогда, когда государство пребывания заявляет, что оно отказывается признавать дипломатического агента сотрудником представительства (ст. 43 Венской конвенции 1961 г.). Обычным окончанием миссии является выполнение возложенных на миссию поручений.

Миссия прекращается также сроком полномочий. Сейчас очень редко верительные грамоты даются на срок,, в прежнее время это бывало чаще. Но если срок истекает, естественно, полномочия прекращаются, иммунитет перестает действовать и данное лицо становится частным лицом2.

Миссия прекращается со смертью дипломатического пред-

1 Правда. 1964. 7 окт.; 16 дек.

2 Отлучка или отпуск представителя влечет за собой его замену указанным им (с сообщением местному правительству) лицом из состава посольства или миссии в качестве временного поверенного в делах на срок отлучки или отпуска, и миссия в этом случае не прекращается.


ставителя. Пост замещается старшим по рангу членом посольства или миссии в качестве временного поверенного в делах. Если такого заместителя нет - пост оказывается вакантным.

Возможен конец миссии - отзыв. Правительство страны отправления может найти, что данный дипломат достаточно поработал в данной стране, желает его повысить, перевести на другой пост, вернуть на родину и т. д. (ст. 43 Венской конвенции 1961 г.). Это так называемый нормальный случай отзыва. Установилась почти традиция, что больше 10 лет редкий из современных послов находится на одном и том же месте и затем или переводится в другую страну, или возвращается в центральное ведомство.

‡агрузка...

Другим случаем окончания миссии является отставка дипломата, потому ли, что он уходит в отставку за выслугой лет, как, например, ушел со своего поста посол Англии в СССР Кэлли, потому ли, что он недоволен своим правительством, как это сделал посол Кубы в Аргентине Альберто Энимоса Браво, который в 1958 г. порвал с правительством диктатора Батисты и подал в отставку, или своим положением, или по семейным обстоятельствам желает освободиться от дипломатической службы.

При нормальном отзыве посол, если его преемник еще не прибыл, представляет отзывную грамоту лично, либо его преемник одновременно со своими верительными грамотами вручает отзывную грамоту своего предшественника, который при этом может быть даже с прощальным визитом.

Бывают случаи отзыва, не связанные с поведением дипломата. Это разрыв дипломатических отношений между двумя государствами, война и революция либо в стране назначения, либо в стране отправления.

При разрыве дипломатических отношений и при начале войны функции представителя прекращаются. Иммунитет его обычно сохраняется на разумный срок до пересечения границы. Если он затягивает пребывание, ему можно сообщить, что он будет рассматриваться с такого-то момента как частное лицо и даже можно препроводить его на границу, что всегда бывает в случае войны.

Могут быть случаи, когда новое правительство почему-либо неприемлемо для правительства страны отправления дипломата. Тогда функции дипломатического представителя естественно теряют свою силу.

Если революция происходит в стране отправления, нормально считается, что новое правительство должно возобновить полномочия прежнего представителя, если оно персонально находит этих представителей для себя приемлемыми. Если оно полномочий не возобновляет, то данное лицо перестает быть представителем. Обыкновенно он сам заявляет


о своей отставке, но бывает, что он остается, и иноща из враждебности к новому строю правительство страны пребывания посла делает вид, что посол все еще кого-то представляет, хотя в действительности он уже не является дипломатическим представителем. Очень остро сказались эти классовые моменты в отношении к послам бывшего временного правительства России и к представителям буржуазной Литвы, Эстонии и Латвии, Китая. Это аномалия, это акты политической враждебности. С точки зрения международного права, это признание фиктивных дипломатов абсолютно неправомерно.

Далее, миссия оканчивается, если то или иное государство прекратит свое существование.

Миссия оканчивается, если изменяется класс дипломатического представителя.

Современная практика дала еще один пример окончания миссии - случай, смежный с отставкой, но не совсем с ней совпадающий. Это так называемая инсурекция дипломатов.

Югославский представитель (Симич) в Советском Союзе заявил, что он не желает представлять югославского короля, а желает представлять Югославскую Республику. Советский Союз признал его представителем Югославской Республики.

Статья 89 Венской конвенции 1961 г. говорит о пределах времени, в которых сохраняются привилегии и иммунитеты дипломатических агентов, членов их семьи.

В случаях разрыва дипломатических отношений между двумя государствами или окончательного или временного отозвания представительства, гласит статья 45 Венской конвенции о дипломатических сношениях, а) государство пребывания должно, даже в случае вооруженного конфликта, уважать и охранять помещения представительства вместе с его имуществом и архивами; б) аккредитирующее государство может вверить охрану помещений своего представительства вместе с его имуществом и архивами представительству какого-либо третьего государства, приемлемого для государства пребывания; в) аккредитирующее государство может вверить защиту своих интересов представительству какого-либо третьего государства, приемлемого для государства пребывания.

Дипломатические представители, прибывающие в какую-нибудь страну, имеют различные классы и ранги. Дипломатическая практика придает вопросам о ранге, церемониалу и этикету все еще большое значение, хотя правовое положение послов, посланников, поверенных в делах и сейчас практически исчезнувших министров-резидентов, в сущности, очень мало отличается.

В настоящее время наблюдается тенденция к присвоению все большему и большему числу представителей класса посла. Например, в практике СССР на 1 января 1990 г. в имеющих-


ся в 83 странах дипломатических представительствах во главе стоял посол.

Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. в ст. 14 говорит о том, что: 1. Главы представительств делятся на три класса: а) класс послов и нунциев, аккредитуемых при главах государств; б) класс посланников, министров и интернунциев, аккредитуемых при главах государств; в) класс поверенных в делах, аккредитуемых при министрах иностранных дел. 2. Иначе как в отношении старшинства и этикета не должно быть никаких различий между главами представительств вследствие принадлежности их к своему классу.

Класс, к которому должны принадлежать главы дипломатических представительств, определяются соглашением между государствами (ст. 15 Венской конвенции 1961 г.). Главам представительств присваиваются в их классах по принадлежности старшинство в порядке дат официальных сообщений об их прибытии или представления их верительных грамот, смотря по практике, существующей в государстве пребывания, которая должна применяться без дискриминации. Изменения в полномочиях главы правительства, которые не вызывают никакой перемены класса, не отражаются на его старшинстве (п. 12, 1, 2 ст. 7 Венской конвенции).

Венская конвенция о дипломатических сношениях оговаривает, что положения этой конвенции о старшинстве "не затрагивают никакой существующей в государстве пребывания практики, касающейся старшинства представителя Ватикана" (п. 3 ст. 16 Венской конвенции 1961 г.).

Это отражающее практику положение является следствием архаизма, существующего в некоторых странах в отношении к Ватикану.

От класса дипломатических представителей следует отличать ранг дипломатического представителя. Как правило, класс дипломатического представителя совпадает с рангом, но если вопрос о классе представителя определен международным правом, то вопрос о рангах регулируется внутригосударственным правом каждого государства. Можно только отметить, что почти во всех странах, как в их представительствах, так и в центральном ведомстве, имеются ранги атташе, третьего секретаря, второго секретаря, первого секретаря, советника, посланника, посла, причем эти ранги соответствуют должностям в зарубежном представительстве с тем же названием. Кроме этого, существует ряд градаций этих рангов.

Главные срункции дипломатического представительства в формулировке общего характера в соответствии со ст. 3 Венской конвенции заключаются в следующем: а) представительство аккредитирующего государства в государстве пребывания; б) защита в государстве пребывания интересов аккредитирую-


щего государства и его граждан; в) ведение переговоров с правительством государства пребывания; г) выяснение всеми законными средствами условий и событий в государстве пребывания и сообщение о них правительству аккредитующего государства; д) поощрение дружественных отношений между аккредитующим государством и государством пребывания и развитие их экономических, культурных и научных взаимоотношений; е) осуществление консульских функций.

Специально следует отметить функцию защиты интересов государства, его юридических лиц и его граждан. Иногда в литературе эта функция носит название дипломатической защиты. Более того, в ряде работ говорится, что совокупность международно-правовых договорных и обычных норм, регулирующих вопросы дипломатической защиты, составляют самостоятельный институт международного права. Надо подчеркнуть, что развитие института дипломатической защиты связано с уровнем развития международных отношений, хотя при всех обстоятельствах следует говорить о праве и обязанности аккредитующего государства осуществлять дипломатическую защиту и об обязанности государства пребывания предоставлять все возможности в соответствии с международными соглашениями и своим законодательством аккредитующему государству для защиты. Следует признать важным принцип недискриминации интересов аккредитующего государства, его юридических лиц и его граждан как отсутствие необходимости дипломатической защиты, так как в этом случае речь не идет о специальном нарушении прав аккредитующего государства, его юридических лиц и его граждан.

Дипломатическая защита может осуществляться на территории государства пребывания и до исчерпания внутренних возможностей такой защиты. В том, что касается граждан, аккредитующее государство должно отказаться от дипломатической защиты, если такая защита направлена против государства пребывания, если потерпевшие лица уже получили политическое убежище в данной стране в соответствии с их ясно выраженной волей; при двойном гражданстве, если возникает спор о праве осуществления дипломатической защиты между государствами, которые обращаются к третьему государству, где находится данное лицо.

Очевидно, что дипломатическая защита, осуществляемая в нарушение международных договоров и соглашений или в силу неравноправных договоров, не может рассматриваться как законная, так же как и защита, осуществляемая в нарушение законодательных актов государства пребывания, при условии, что эти акты не противоречат международным обязательствам государства пребывания.

В функции дипломатического представительства, в которое входит торговое представительство, входит представительство


интересов государства в области внешней торговли, ее осуществление и регулирование.

Дипломатическое представительство не является юридическим лицом, это орган внешних сношений субъекта международного права.

Каждая миссия располагает известными материальными средствами, прежде всего в виде своего помещения, которое практически в большинстве случаев принадлежит правительству страны, отправившей миссию.

Государство пребывания должно или разрешить аккредитующему государству приобрести на его территории помещения, необходимые для своего представительства, или, если законы и правила какой-либо данной страны исключают возможность приобретения представительством необходимых ему помещений, обеспечить помещениями каким-либо иным образом (ст. 21, п. 1 Венской конвенции 1961 г.).

Структура дипломатических представительств различных стран, конечно, различна, что определяется историческими условиями развития страны и отношений между странами, теми или иными задачами внешней политики того или иного государства, но, однако, общие моменты имеют место. Обычно посольство имеет следующие отделы: канцелярия, политический, военный атташат, консульский, экономический, печати и отдел культурных связей, административно-хозяйственный. В некоторых отделах имеются подотделы и секции. Статья Ц Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. оговаривает право государства пребывания, при отсутствии конкретного соглашения о численности персонала представительства, предложить, чтобы численность персонала сохранилась в пределах, которые государство пребывания считает разумными и нормальными, учитывая обстоятельства и условия, существующие в государстве пребывания, и потребности данного представительства. Кроме того, на тех же основаниях и без дискриминации государство пребывания может отказаться принять дополнительных лиц какой-либо определенной категории.

Данная статья находится в противоречии с принципом суверенного равенства государств, участвующих в международном общении, так как представляет право одному государству решать вопросы, в которых не меньше заинтересовано другое государство. Более того, определение разумности и нормальности количественного состава персонала принадлежит не столько государству пребывания, сколько аккредитующему государству. Вполне логичным является тот факт, что потребности своих зарубежных представительств может определять только аккредитующее государство. Имея в виду это положение, условия, существующие в государстве пребывания, обе стороны с учетом прежде всего потребностей представительства должны принять решение. 66


Каждое государство обладает правом отказа принять должностных лиц определенной категории, как и вообще правом отказа в принятии любых должностных лиц, однако государство пребывания должно осуществлять это право в разумных пределах и без ограничения.

Имея в виду вышесказанное, Советское государство при ратификации Конвенции 11 февраля 1964 г. сделало следующую оговорку: "Исходя из принципа равноправия государств,-Союз Советских Социалистических Республик считает, что в случае возникновения разногласий по вопросу о численности персонала дипломатического представительства этот вопрос должен решаться по договоренности между аккредитующим государством и государством пребывания".

Практика Советского государства в этом вопросе идет по следующим направлениям: предоставление широких возможностей назначения любых должностных лиц без каких-либо ограничений на основе взаимности и заключение соглашения (договоренность) по вопросу о численности персонала.

Например, в 1964 г. в посольстве США в Москве работало 65 дипломатических сотрудников, 60 сотрудников административно-технического и обслуживающего персонала из числа граждан США и 190 сотрудников этого персонала из числа граждан Советского Союза, всего 315 человек. Примерно аналогичное количество персонала работало в посольстве Советского Союза в Вашингтоне.

С другой стороны, например, по соглашению между Советским Союзом и Чили от 9 февраля 1965 г. устанавливался определенный лимит в 20 человек персонала в посольстве Советского Союза в Сантьяго и в посольстве Чили в Москве.

Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках и Га-" ванская конвенция о дипломатическом убежище 1928 г. Конвенция о дипломатических чиновниках от 20 февраля 1928 г. отражает обычаи и практику многих государств, содержит, как говорится в преамбуле, "принципы, в общем принятые всеми нациями"1.

Конвенция регулирует вопросы, относящиеся к постоянным дипломатическим представительствам и к дипломатическим миссиям "ad hoc".

Особенность действия этой конвенции в настоящее время

1 Участниками Конвенции на 1988 г. являлись следующие государства: Бразилия (1929), Мексика (1929), Панама (1929), Никарагуа (1930), Венесуэла (1932), Доминиканская Республика (1932-с оговорками), Коста-Рика (1933), Куба (1933), Уругвай (1933), Колумбия (1936), Эквадор (1936), Чили (1939-с оговорками), Гаити (1941), Перу (1941), Сальвадор (1956).

См.: Блищенко И. П. Дипломатическое и консульское права в практике стран Латинской Америки//Международное право и Латинская Америка. М., 1962; Jose Monserrat Filho, О. Que e direito international. San Paulo, 1986.


заключается в том, что многие латиноамериканские государства - участники данной конвенции являются одновременно участниками общей конвенции о дипломатических сношениях и иммунитетах, выработанной в Вене в 1961 г.

Здесь следует прежде всего отметить, что ряд положений этих конвенций аналогичны, ряд положений дополняют друг друга, а несколько положений отличаются друг от друга.

Следует констатировать, что Гаванская и Венская конвенции при определении прав и обязанностей дипломатических чиновников исходят из учета теории функциональной необходимости. В Гаванской конвенции 1928 г. и Венской конвенции 1961 г. это прямо подчеркнуто в преамбуле.

Важными положениями Гаванской конвенции являются положения о функциях дипломатических чиновников. Статья 12 говорит о том, что иностранные дипломатические чиновники не должны вмешиваться во внутреннюю и внешнюю политическую деятельность страны пребывания.

Дипломатические чиновники должны осуществлять функции, не входя в конфликт с законами страны, в которой они аккредитованы, говорится в ст. 4. При своих официальных отношениях дипломатические чиновники должны обращаться к министру иностранных дел государства пребывания, через него должны осуществляться и сношения с другими властями государства пребывания.

В ст. 17 особо подчеркивается обязанность представительства выдавать по требованию компетентных властей всякое укрывшееся в представительстве лицо, которое преследуется и приговорено за совершение уголовного преступления.

Практика международных отношений Американского континента приводит нас к выводу, что в значительной степени в результате наличия в конвенции именно этих положений крупнейшая страна Американского континента - США не стала участником этой конвенции. Дипломатические представительства Соединенных Штатов Америки нередко вмешивались во внутренние дела стран Латинской Америки. Имели место факты шпионажа и диверсий в ряде стран Американского континента. Недаром американский дипломат и разведчик Ч. Тейер в своей работе "Дипломат" откровенно пишет, что "удачно подобранные шпионы являются неотъемлемой принадлежностью хорошо налаженной работы посольства"1.

Примеров вмешательства дипломатических представителей во внутреннюю жизнь латиноамериканских стран множество. Так, дипломаты США руководили заговорами и переворотами в Венесуэле (1948) и Гватемале (1952), Чили (1973).

Посол США в Бразилии Джон .Кэботт пытался давать со-

 

1 Thayer Ch. The Diplomat. N. Y., 1959. P. 161.


веты бразильскому правительству по вопросам внешней политики правительства. Более того, 16 октября 1959 г. в своем выступлении в Сан-Пауло он перешел к прямым угрозам в адрес страны пребывания. Ему, видите ли, не понравилась усилившаяся тенденция в Бразилии к установлению дипломатических и торговых отношений с Советским Союзом. Он заявил, что если Бразилия расширит торговлю с социалистическими странами, то США могут нанести ущерб бразильскому кофе, т.е. сократить закупки этого важнейшего предмета экспорта Бразилии. В 1961 г. Кэботт выступил против участия Бразилии в международном совещании нейтральных стран. Газета "Ультима ора" в редакционной статье потребовала объявить посла Кэботта персоной нон грата: "Посол присваивает себе роль судьи и занимается запрещением, критикой или осуждением деятельности нынешнего правительства Бразилии, даже не думая о том, что, находясь в гостях, по меньшей мере невежливо вмешиваться во внутренние дела".

Как заявил губернатор Рио-Гранде-ду-Сул Леонель Бризола, Д. Кэботт предложил ему 1 млн. долларов за передачу США досье полиции этого штата. В конце концов бразильцы заставили правительство США в августе 1961 г. отозвать своего посла Кэботта.

Деятельность посольства США на Кубе свидельствует о вопиющем нарушении элементарных норм современного международного права. Сразу же после свержения диктатуры Батисты посол США Э. Смит попытался вмешаться во внутренние дела Кубы. Как он сам заявил на совещании в посольстве, он рекомендовал военной хунте, которую оставил после себя Батиста, назначить члена верховного суда Карлоса Пьедро временным президентом Кубы.

Американское посольство, как показало следствие по делу бывших майоров революционной армии Кубы Уильяма Моргана и Хесуса Каррера, пытавшихся организовать заговор против революционной власти на Кубе, активно участвовало в контрреволюционной деятельности этих лиц.

Гаванская конвенция различает обычных и чрезвычайных дипломатических чиновников, определяя первых как постоянно представляющих правительство одного государства при правительстве другого государства и вторых - как чиновников, которым поручена специальная миссия или которые аккредитованы для представительства правительств на международных конференциях, конгрессах или международных собраниях. Нам представляется, что второе определение к настоящему времени уже несколько устарело, так как представительство государства при международных организациях уже прочно вошло в обычную функцию дипломатического представителя и во многих случаях представитель государства в той или иной стране, где расположена штаб-квартира международной


организации, одновременно является представителем при этой организации.

Особенно это характерно для практики латиноамериканских стран, которые назначают своих дипломатических представителей в Вашингтоне представителями при Организации американских государств или при Организации Объединенных Наций.

К настоящему времени представительство при международной организации является одной из обычных форм дипломатической деятельности, носящей постоянный характер.

В соответствии с конвенцией дипломатические чиновники, независимо от их ранга, обладают одними и теми же правами, прерогативами и привилегиями, за исключением вопросов, касающихся •старшинства или этикета, в соответствии с общепринятыми правилами, законами и обычаями государства пребывания.

Гаванская конвенция фиксирует в ст. 1 право каждого государства быть представленным в другом государстве дипломатическими чиновниками. Фиксируя это право, являющееся неотъемлемым правом любого государства - субъекта международного права, конвенция не говорит об обязанности быть представленным. Действительно, такой обязанности не существует. Однако следует иметь в виду, что развитие государства в настоящих условиях чрезвычайно затруднено без широких дипломатических и иных отношений с другими государствами, поэтому государства в интересах своего развития и сотрудничества должны идти на установление и развитие дипломатических отношений с другими государствами, что повышает значение норм дипломатического права в практике государств.

В конвенции особо оговаривается возможность так называемого сложного представительства, когда государство поручает свое представительство в нескольких государствах одному дипломатическому чиновнику и когда несколько государств поручают представительство одному дипломатическому чиновнику.

Выражением общепринятой практики является положение, согласно которому дипломатические чиновники в соответствии с разрешением своего и местного правительства могут по просьбе государства, не представленного в данном государстве, взять на себя временную или рассчитанную на определенный случай защиту интересов данного государства.

Гаванская конвенция не допускает без согласия властей государства пребывания назначение на иностранную дипломатическую должность граждан государства пребывания.

Следует заметить, что это положение Гаванской конвенции направлено главным образом против практики дипломатических представительств стран, которые подбирают себе лиц из числа местных граждан, зачисляют их на свою дипломатическую службу, требуя для них соответствующие дипломатиче-


ские привилегии и иммунитет, практически создавая из них свою агентуру и вмешиваясь в дела государства пребывания.

Гаванская конвенция резко ограничивает подобную практику, требуя в каждом конкретном случае специального согласия властей государства пребывания.

В целом Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках является документом большой важности, содействующей нормализации отношений между государствами1.

 

 


 

>

* * *

Своеобразным институтом дипломатического права в Латинской Америке является институт дипломатического убежища.

Договорное оформление этот институт получил в Гаванской конвенции об убежище от 20 февраля 1928 г., в конвенциях, заключенных в Монтевидео в 1933 и 1939 годах, и Конвенции о дипломатическом убежище, заключенной в Каракасе 28 марта 1954 г.2, которая подтвердила положения Конвенции 1928г.

Институт дипломатического убежища3 в настоящее время юридически существует только в практике стран Латинской Америки.

Обычное и договорное международное право в практике большинства государств, по существу, запрещает предоставление убежища в своих дипломатических представительствах лицам, преследуемым властями государства пребывания, так как в подавляющем большинстве случаев оно является вмешательством во внутренние дела государства. Известные дела Радеску в Румынии, Дмитров - Гемето в Болгарии и Миндсен-ти в Венгрии являются довольно убедительным свидетельством противоправной практики вмешательства дипломатических представительств во внутренние дела государства пребывания, что не могло не нанести ущерба отношениям между государствами. Хотя из выступлений представителей США, Японии, Новой Зеландии, Дании, Италии и Франции при обсуждении Декларации о праве убежища в 3-м комитете Генеральной Ассамблеи можно сделать вывод, что эти государства выступают против этого института.

1 О положениях Гаванской конвенции см. также: Rubens Ferreira de Mello. Tratado de derecho diplomatic». Madrid, 1953.

2 См.: Yearbook on Human Right for 1955. P. 330; Domingo Jose, Cortes Garzon. El asilo americano. Junja, 1982.

3 См. подробнее: Zarate L. C. El asilo en el derecho internacional americano. Bogota, 1958. Ronning C. Diplomatic asylum, Legal norms and Political Reality in Latin American Relations. The Hage Nijhoff, 1965.

Галенская Л. Н. Право убежища. М., 1968.


В соответствии с Гаванской конвенцией 1928 г. институт убежища распространяется на дипломатические представительства, военные корабли, военные лагеря и военные самолеты.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.027 сек.)