АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Часть II ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ КОНСУЛЬСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 7 страница

Читайте также:
  1. CAC/RCP 1-1969, Rev. 4-2003 «Общие принципы гигиены пищевых продуктов»
  2. DER JAMMERWOCH 1 страница
  3. DER JAMMERWOCH 10 страница
  4. DER JAMMERWOCH 2 страница
  5. DER JAMMERWOCH 3 страница
  6. DER JAMMERWOCH 4 страница
  7. DER JAMMERWOCH 5 страница
  8. DER JAMMERWOCH 6 страница
  9. DER JAMMERWOCH 7 страница
  10. DER JAMMERWOCH 8 страница
  11. DER JAMMERWOCH 9 страница
  12. I ЧАСТЬ

Особо почеркивается, что лицам, обвиняемым в уголовных преступлениях и осужденным по таковым или дезертировавшим из армий или флотов, убежище не должно предоставляться, и они должны выдаваться по требованию местного правительства.

По ст. 2 конвенции допускается предоставление убежища преследуемым лицам, в соответствии с конвенциями или законами государства пребывания на следующих условиях:

1. Убежище может быть предоставлено только в экстренных случаях и на период времени, необходимый для того, чтобы данное лицо могло бы обеспечить свою безопасность каким-либо иным путем.

2. Как только предоставлено убежище, дипломатический агент, командир военного корабля, военного лагеря или самолета должен сообщить об этом министру иностранных дел государства, гражданином которого является данное лицо, или местным властям, если предоставление убежища имело место вне столицы.

3. Правительство государства пребывания может требовать, чтобы укрывшееся лицо было выслано за пределы национальной территории, а дипломатический агент государства, предоставившего убежище, в свою очередь, может требовать гарантий для отъезда укрывшегося лица с соблюдением неприкосновенности его личности.

4. Укрывшееся лицо не может быть высажено в каком-либо пункте национальной территории или в каком-либо месте, расположенном слишком близко от последней.

5. Укрывшемуся во время пользования убежищем не будет разрешено совершать действия, противоречащие общественной безопасности.

6. На государства не ложится никакой обязанности нести расходы, вызванные предоставлением кому-либо убежища.

Таким образом, при соблюдении этих условий данная конвенция формулирует институт дипломатического убежища.

Следует подчеркнуть, что делегация США, подписывая данную конвенцию, сделала оговорку о том, что США не признают в качестве составной части международного права так называемую доктрину убежища и не присоединяются к последней. Другими словами, США отказались от предоставления убежища в своих дипломатических представительствах и не признают этого права и за другими государствами - участниками данной конвенции на своей территории.

Однако наряду с этим отказом дипломатическая служба США имеет инструкцию, которая разрешает дипломатическим агентам США предоставлять убежище в представительстве ли-




дам, по существу, по ихусмотрению. В "Инструкции для дипломатических чиновников США" 1939 г. (ст. VII-5) в принципе отрицается предоставление дипломатического убежища, но оговаривается допустимость предоставления такового в качестве временного приюта лицу, "находящемуся в состоянии непосредственной опасности". Под этим понимается опасность нападения "толпы", "явно незаконные действия подлежащих властей", насилие со стороны других лиц, например революционеров или лиц, пытающихся свергнуть существующий строй.

Сделав оговорку о непризнании института дипломатического убежища, США исключили какую бы то ни было возможность в отношениях с государствами - участниками конвенции предоставлять дипломатическое убежище в своих представительствах. Конвенция в силу акта ратификации и п. 2 ст. 6 конституции США, который гласит, что "конституция и законы Соединенных Штатов, установленные на ее основе, равно все договоры, которые заключены Соединенными Штатами, будут верховным правом страны", стали обязательными для всех граждан США. Изданная инструкция госдепартамента, являющаяся административным актом, который должен соответствовать "верховному праву" страны, нарушает конвенцию и с точки зрения внутригосударственного права США не может иметь силы для дипломатических чиновников, для которых она предназначена. Однако практика США идет по пути нарушения взятых ими обязательств, создавая квазиюридические лазейки для действий государственного департамента в интересах правящей группы США.

Как на практике решаются вопросы с применением настоящей конвенции, можно продемонстрировать на следующем примере.

В 1948 г. руководитель восстания в перуанском флоте адмирал Айя де ла Торре, основатель партии АПРА, после поражения восстания попросил убежище в посольстве Колумбии. Посольство Колумбии заявило, что ему предоставлено убежище на основании Конвенции о дипломатическом убежище 1928 г. и просило, чтобы власти Перу разрешили свободный выезд адмирала. Однако власти Перу отказались разрешить выезд Айя де ла Торре из Перу и потребовали его выдачи. Колумбия отказалась. В конце концов стороны согласились передать спор в Международный суд ООН. Колумбия в своем обращении к суду утверждала, что она действовала правомерно и удовлетворила просьбу.

‡агрузка...

Анализируя это, следует прийти к выводу, что суд относится отрицательно к дипломатическому убежищу. Суд исходил из общих норм посольского права при ответах на ходо-тайства Колумбии, не допускающих расширения дипломатического иммунитета - распространения на лиц, ищущих убежи-


ще в дипломатическом здании. Собственно, было признано, что предоставление такого убежища, как пишет профессор Б. С. Крылов, есть по существу злоупотребление экстерриториальностью дипломатического представительства. Более того, в предоставлении дипломатического убежища можно усмотреть вмешательство во внутренние дела.

Международный суд дал ограничительное толкование нормам Гаванской конвенции 1928 г., т. е. предоставление убежища по этой конвенции может быть только кратковременным и не может изымать упомянутого гражданина из-под нормального (не исключительного) законодательства территориального суверена.

Суд воздержался от решения вопроса о судьбе данного лица, так как этот вопрос может быть решен, исходя из решения суда, между заинтересованными государствами и отклонил просьбу об "истолковании" (в действительности, о дополнении) решения в этой его части. Следует подчеркнуть значение в этой связи признания суверенитета основным принципом международного права.

Наряду с этим суд implicite исключал возможность для государства пребывания силой взять укрывшееся в иностранном дипломатическом представительстве лицо, так как подобные принудительные действия могут неблагоприятно отразиться на существовании нормальных отношений между соответствующими государствами.

Следует заметить, что Перу 6 мая 1955 г. денонсировала Гаванскую конвенцию 1928 г.

В октябре 1964 г. поверенный в делах Уругвая на Кубе Хуан Надаль, оставшийся в Гаване несмотря на разрыв кубино-уругвайских отношений, предоставил политическое убежище в посольстве Уругвая четырем кубинским контрреволюционерам. В этой связи Гаванская полиция внимательно следила за входом и выходом из посольства, строго соблюдая положения конвенции о неприкосновенности посещений иностранного дипломатического представительства.

В одну из октябрьских ночей эти четверо напали на уругвайского поверенного в делах. Угрожая ему оружием, они заставили его выйти к подъезду, сесть за руль его автомобиля, выехать за ворота посольства. Гаванская полиция в этом случае оказала помощь уругвайскому дипломату, остановив машину, задержав троих преступников и убив одного в перестрелке. Кубинские контрреволюционеры намеревались бежать с Кубы на моторной лодке, захватив Надаля в качестве заложника.

Возникновение института дипломатического убежища в практике стран Латинской Америки следует объяснить специфическими условиями исторического развития этих государств с их постоянными пронунсиаменто. Однако институт дишто-


матического убежища - это не институт обычного права, как пытается представить, в частности, Сарате. В практике стран Латинской Америки институт дипломатического убежища обязан своим происхождением прежде всего международному договору и положениям договоров, заключенных в Монтевидео (1889, 1933, 1939 гг.). Материалы постановлений дипломатических корпусов в Лиме (1877), в Асунионе (1922) и др. приводят к этому определенному выводу.

На наш взгляд, институт дипломатического убежища по своему характеру - это институт вмешательства во внутренние дела государства. Дипломатическое представительство иностранного государства при осуществлении своих функций в государстве пребывания, в частности, обязано уважать законы и обычаи государства пребывания, поощрять дружественные отношения между аккредитующим государством и государством пребывания, развивать их взаимоотношения" в области экономики, культуры и науки, никоим образом не вмешиваться в дела государства пребывания. Предоставление дипломатического убежища практически означает, что дипломатическое представительство иностранного государства принимает сторону одной из борющихся групп в государстве пребывания, причем группы, не осуществляющей эффективно власти в государстве пребывания, вмешивается во внутренние дела государства. Специфика отношений в Латинской Америке заключается в том, что за теми или иными пронунсиаменто в странах в подавляющем большинстве случаев стоят те или иные монополистические группировки США.

С точки зрения современного международного права, принципа невмешательства во внутренние дела государств следует констатировать, что институт убежища не может служить миру между государствами. Смена правительства в результате революции - это внутренние процессы государства. Решать эти вопросы может только сам народ данного государства, осуществляющее эффективную власть правительство распространяет свою власть на всю территорию и всех граждан данного государства.

Следует иметь в виду, что в практике стран Латинской Америки редки случаи предоставления дипломатического убежища представителям демократической группы, в то время, когда реакционная группировка захватила власть в стране. Однако и эти случаи не могут служить основанием для оправдания практики дипломатического убежища, которая в настоящих условиях подъема национально-освободительного движения народов, широкого процесса демократизации в Латинской Америке может серьезно воспрепятствовать установлению демократического строя в той или иной стране.

Дипломатические привилегии и иммунитет по международным конвенциям между государствами. Дипломатический пас^

75/


порт с поставленной в нем визой, если она необходима, или консульский патент с данной по нему экзекватурой создает для владельца иммунитет, необходимость для государства пребывания предоставлять данному лицу иммунитет, "неподверженность" лица в ряде отношений действию власти той страны, где лицо находится. Государство пребывания предоставляет дипломатический или консульский иммунитет в соответствии со сложившимся международно-правовым обычаем, обязывающим государство, участвующее в международном общении, это делать. В настоящее время этот международно-правовой обычай находит выражение в международном договоре (например, Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках 1928 г., Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.). Вместе с тем подавляющее большинство государств выразило этот международно-правовой обычай во внутригосударственных законах (например, Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР 1966 г., Статут парламента 1955 г. в Англии). Термин "иммунитет" можно понимать как льготное положение или льготы, предоставляемые дипломату или консулу.

Если вглядеться в содержание иммунитета, то мы увидим совокупность прежде всего привилегий и иммунитетов субъекта международного права, осуществляющего внешние сношения, и как следствие этого - совокупность особых личных прав и преимуществ, облегчающих работу зарубежных представителей.

При ближайшем рассмотрении мы видим в содержании иммунитета право на неприкосновенность служебных помещений, право на беспрепятственную связь со своим правительством, представительствами и консульствами, личную неприкосновенность представителей государств, изъятие от юрисдикции, неприкосновенность жилища1.

Сюда же относят так называемые привилегии вежливости, т. е. право на прием с определенными почестями, на пользование флагом на своих зданиях и экипажах, на выставление герба или щита с эмблемой своей страны на дверях здания, где представитель выполняет свои служебные функции.

1 См.: Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., ст. 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33-34, 35, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45; Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках 1928 г., ст. 14, 15, 16, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24; Общая конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН, ст. II раздел 2, 3, 4, 5, 6, 7, ст. III раздел 9, 10, ст. IV раздел И, 12, 13, 14, 15, ст. V раздел 18, 19, 20, 21, ст. VI раздел 22, 23; Конвенция о привилегиях и иммунитетах СЭВ, ст. III, IV, V, XV, XVI, XVIII; Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 г., ст. 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21. 76


Под термином "дипломатический иммунитет" следует понимать совокупность привилегий и иммунитетов в строгом смысле этих слов. При этом следует исходить из понятия дипломатии.

В этой связи, на наш взгляд, следует распространить понятие "дипломатический иммунитет" прежде всего на совокупность привилегий и иммунитетов субъекта международного права, глав государств, глав и членов правительств, членов парламентов, дипломатических агентов государств или нации в период становления в стране пребывания, глав и членов постоянных представительств при международных организациях, международных должностных лиц, глав и членов делегаций на встрече и конференции. Вместе с тем мы можем говорить в настоящее время о дипломатическом характере иммунитета консульского представителя, воинских подразделений и командиров подразделений, находящихся за границей и выполняющих официальную миссию государства.

Особо следует подчеркнуть, что, хотя обоснование привилегий и иммунитетов едино, конкретный их объем в силу разницы субъектов привилегий и иммунитетов и осуществляемых ими функций различен. Тенденция развития современного международного права, что касается конкретного объема привилегий и иммунитетов, в особое положение выделяет только воинские подразделения, что требует специального исследования. Конкретный же объем привилегий и иммунитетов других субъектов чем дальше, тем больше становится одинаковым при сохранении различий в осуществлении функций (см., например, привилегии и иммунитеты членов представительств при международных организациях и членов представительств при главе государства, дипломатического агента и консульского представителя, дипломатического агента и международного должностного лица).

Следует различать привилегии и иммунитет.

Под привилегиями разумеются особые правовые преимущества некоторых иностранцев как глав и представителей государств. Наиболее существенными из этих преимуществ являются: право на усиленную защиту от посягательств и оскорблений; право пользования в определенных случаях специальными знаками и эмблемами (например, своим флагом); право на свой специальные средства связи с заграницей (курьеры, шифрованные сообщения); право на почетные встречи и т. п.

Под иммунитетом (и иммунитетами) разумеется принцип (и отдельные виды) изъятия глав государств, глав и членов правительств, членов парламента и представителей иностранных государств, имуществ таких государств и лиц, а также иностранных военных сил и государственных кораблей за границей из принудительного воздействия со стороны суда, финансового аппарата и служб безопасности страны, где такие


иностранные лица и имущества находятся, изъятия, в частности, и из исков, арестов, обысков, допросов, эмбарго и реквизиций.

С точки зрения юридической силы различия между иммунитетом и привилегиями нет и в настоящее время это единство все более и более крепнет, т. е. предоставление и охрана как дипломатического иммунитета, так и дипломатических привилегий является нормой международного права, обеспечиваемой как добровольным соблюдением, так и принуждением государствами в целях поддержания и развития мирных отношений.

Смотря по тому, кто пользуется иммунитетом, говорят об иммунитете суверена (главы государства, главы правительства), об иммунитете дипломатическом, консульском, военных сил, международного должностного лица.

Некоторые организации (бывшая Лига Наций, Организация Объединенных Наций, Международная организация по вопросам просвещения, науки и культуры и др.) в договорном порядке или в порядке внутреннего закона получают на территориях своих членов привилегии, например право пользоваться особыми средствами связи или какой-либо эмблемой, флагом, статусом юридического лица, получают иммунитеты, т. е. изъятия самой организации, ее должностных лиц, ее или их имуществ от судебного, фискального и административного воздействия страны пребывания.

Наблюдается и рецепция этих привилегий и иммунитетов внутренним законодательством некоторых стран, даже не членов заинтересованной организации, т. е. появляется начало международного обычая. Явление это ("международный иммунитет") своеобразно; возникновение его связано, на наш взгляд, с неоспоримой потребностью в правильном и защищенном от произвола отдельных государств функционировании международных организаций; обоснование привилегий и иммунитетов в этом случае чисто функциональное: они предоставляются в меру потребности в них для осуществления функций организации и ее должностных лиц1. Эта группа иммунитетов дипломатическая по своему характеру с особенностями, вызванными спецификой осуществления функций.

Такое объяснение и обоснование "международных" иммунитетов и привилегий представляется нам приемлемым. Оно,

1 См. также: Левин Д. Б. Иммунитет делегатов и сотрудников ООН//Изве-стия АН СССР. Отделение экономики и права. 1948. № 6; Богданов О. В. Иммунитет сотрудников международных организаций в современном международном праве//Советское государство и право. 1956. № 4; его же. Привилегии и иммунитеты ООН//Советский ежегодник международного права. 1959. М., 1960. Jenks С. W. International immunities. London - New York, 1961; Mukharji P. B. The modern Trends of diplomatic law. Calcutta, 1973. 78


однако, нуждается в проверке дальнейшим внимательным документальным изучением режима привилегий и иммунитетов современных международных организаций, в первую очередь крупнейшей из них - ООН.

Следует подчеркнуть, что уставы международных организаций специально подчеркивают функциональный характер правоспособности организации, привилегий и иммунитетов международных должностных лиц.

Для эффективного осуществления функций прежде всего дипломатическим представительством, как органом субъекта международного права, предоставляются привилегии и иммунитет представительству и сотрудникам представительства.

На государстве пребывания лежит обязанность либо оказать содействие аккредитующему государству в приобретении на своей территории в соответствии со своими законами помещений, необходимых для его представительства, либо оказать помощь аккредитующему государству в получении помещений каким-либо иным путем. Эта помощь должна оказываться и в получении подходящих помещений для сотрудников представительства.

Статья 22 конвенции зафиксировала принцип абсолютной неприкосновенности помещений представительства1. Власти не могут вступать в эти помещения иначе как с согласия главы представительства.

Государство пребывания обязано принимать все надлежащие меры для защиты помещений представительства от всякого вторжения или нанесения ущерба и для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства или оскорбления его достоинства.

Сами помещения представительства, предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства, пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий.

Архивы и документы представительства неприкосновенны в любое время и независимо от их местонахождения (ст. 24).

Помещения освобождаются от всех налогов, сборов и пошлин, кроме тех, которые входят в плату за конкретные виды обслуживания. Очевидно, что это не касается лиц, которые заключают контракты с аккредитующим государством или главой представительства.

Советское государство всегда строго придерживалось принципа абсолютной неприкосновенности помещений дипломатического представительства и требовало строгого соблюдения

1 Согласно комментариям Комиссии ООН по международному праву, под помещением представительства понимают само здание, придомовый участок и в ряде случаев стоянку для автомашин.


этого принципа в отношении представительств СССР за рубежом.

С этой точки зрения интересно дело "посольства США в Тегеране". 4 ноября 1979 г. группа студентов захватила здание посольства США в Тегеране и в качестве заложников удерживала сотрудников дипломатического представительства. США обратились в Международный суд ООН. По существу, США одновременно с обращением в суд выдвинули концепцию "исчерпания мирных средств", т. е. право применять различного рода односторонние и коллективные санкции, когда использование мирных средств не дает результата. Другими словами, до решения уже была выдвинута угроза решать спор внесудебными средствами. В заявлении США содержалась просьба - указать временные меры. С другой стороны, Иран считал, что суд не может и не должен принимать дело к рассмотрению, и от участия в деле отказался, хотя в соответствии с оговоркой об обязательной юрисдикции Иран обязан был участвовать в деле. 15 декабря 1979 г. суд вынес постановление, в котором говорилось о следующих временных мерах, что говорит о подтверждении судом обязательности дипломатического иммунитета. Во-первых, правительство Ирана должно немедленно обеспечить возвращение помещений посольства, канцелярии и консульства США во владение и исключительный контроль, неприкосновенность этих помещений и эффективную защиту в соответствии с действующими международными договорами между двумя государствами и общим международным правом; во-вторых, правительство Ирана должно обеспечить немедленное освобождение всех граждан США, которые в качестве заложников содержатся в посольстве США или в МИДе в Тегеране или в других местах, обеспечить всем таким лицам полную защиту в соответствии с существующими договорами между двумя странами и общим международным правом; в-третьих, с этого момента Иран должен обеспечить всему дипломатическому и консульскому персоналу США полную защиту и предоставить привилегии и иммунитеты, на которые этот персонал имеет право по действующим договорам между двумя государствами и общему международному праву, в том числе иммунитет от любой формы уголовной юрисдикции, также возможность покинуть территорию Ирана; в-четвертых, США и Иран должны воздержаться от любых действий и обеспечить все, чтобы не предпринимались действия, могущие усилить напряженность между ними или осложнить решение спора.

Надо отметить, что постановление Международного суда ни в одном из пунктов не было выполнено ни США, ни Ираном.

24 декабря 1979 г. председатель суда установил сроки представления состязательных бумаг. Правительство Ирана продол-


жало возражать против компетенции Суда и в своем письме от 16 марта 1980 г. еще раз заявило, что Суд не мог и не должен был принимать к рассмотрению дело, возбужденное США.

24 мая 1980 г. 13 голосами против 2 Суд постановил: Иран своим поведением, которое суд рассмотрел в данной ситуации, нарушил и по-прежнему нарушает обязательства, которые он несет перед США в соответствии с действующими договорами между ними и соответствующими сложившимися нормами общего международного права; нарушение этих обязательств вызывает ответственность Ирана перед США согласно международному праву; правительство Ирана должно незамедлительно предпринять все шаги по исправлению положения, создавшегося в результате событий 4 ноября 1974 г. и их последствий, и для этого: 1) Иран должен немедленно прекратить незаконное задержание временного поверенного в делах США, другого дипломатического и консульского персонала и других граждан США, захваченных в Иране в качестве заложников, освободить их и передать представляющему государству (ст. 45 Венской конвенции); 2) Иран должен предоставить всем указанным лицам необходимые средства для отъезда с иранской территории; 3) Иран должен немедленно передать в руки представляющего государства помещения, собственность, архивы и документы посольства США в Тегеране и его консульств в Иране.

Суд также единогласно постановил, что "члены дипломатического или консульского персонала США не могут удерживаться в Иране в целях привлечения к судебному разбирательству в какой бы то ни было форме или к участию в нем в качестве свидетелей". Двенадцатью голосами против трех Суд постановил, что правительство Ирана несет обязательство по возмещению администрации США ущерба, нанесенного событиями 4 ноября 1979 г. и последствиями этих событий. Четырнадцатью голосами против одного Суд постановил, что "форма и объем такого возмещения, в случае отсутствия соглашения между сторонами, будут установлены Судом и резервирует с этой целью последующую процедуру в данном деле".

19 января 1981 г. Иран и США приняли так называемую Алжирскую декларацию, в которую вошли две группы международно-правовых документов, согласованных между сторонами. В частности, США взяли на себя обязательство принять все необходимые меры к тому, чтобы прекратить разбирательство дела в Международном суде. Президент США отменил все запреты на права и привилегии на иранские авуары, предоставленные судами США физическим и юридическим лицам, находящимся под юрисдикцией США. США и Иран создают международный арбитраж с обязательной компетенцией,


куда стороны передают споры о нарушении договорных обязательств о трансакции товаров и услуг, а также споры, возникающие в связи с требованиями о возмещении ущерба собст" венности, правам и интересам частных лиц - граждан США и Ирана. Что касается частных претензий в отношении захвата и удержания граждан США, ущерба, нанесенного собственности США и их гражданам, находившимся на территории посольства США в Тегеране, то стороны договорились о содействии разрешению споров между самими заинтересованными сторонами.

6 апреля и 1 мая 1981 г. США направили в Суд письма, в которых выражалось понимание, чтобы разбирательство всех вопросов, находящихся на рассмотрении Суда и относящихся к требованиям США о возмещении ущерба, было прекращено и дело закрыто. От правительства Ирана не поступило никаких замечаний. 12 мая 1981 г. Суд вынес постановление о прекращении разбирательства.

Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. наделяет дипломатических агентов, работающих в дипломатическом представительстве личными привилегиями и иммунитетами. Прежде всего нужно отметить, что личность дипломатического агента неприкосновенна (ст. 29 Венской конвенции). Он не подлежит аресту или задержанию в какой-либо иной форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу и достоинство.

Надо заметить, что эту элементарную норму международного права правящие круги ряда капиталистических государств, не заинтересованные в дружеских отношениях, не соблюдают, подчас способствуют созданию ситуации, ставящей под угрозу жизнь дипломатических представителей других государств.

26 мая 1961 г. в Вашингтоне было совершено бандитское нападение на секретаря болгарской дипломатической миссии в США Димитра Ходжиева, а 2.9 апреля было совершено нападение на советника миссии Болгарии в США Христо Тате-ва1.

В октябре 1961 г. во время пребывания одной из советских туристских групп в Голландии голландские власти допустили грубый произвол и наглые провокационные действия в отношении гражданки СССР И. А. Алексеевой, пытаясь не допустить возвращения ее на родину. Вначале без каких-либо оснований задерживалось возвращение паспорта, а затем, когда она в сопровождении советского посла П. К. Пономаренко и

1 См.: Правда. 1961. 30 мая. 82


других дипломатических сотрудников вошла в здание аэровокзала, голландские полицейские и прежде всего начальник полиции Фелтман, попирая самые элементарные нормы обращения с дипломатическими представителями иностранных государств, применили в отношении советских дипломатов силу, а Фелтман даже схватил ссоветского посла за горло, стремясь похитить И. А. Алексееву.

Советское правительство в ноте от 13 октября 1961 г. заявило категорический протест против беспрецедентного в международной практике оскорбительного поведения со стороны голландских полицейских властей в отношении посла СССР и дипломатических сотрудников посольства и потребовало наказания виновных.

Когда говорится о личной неприкосновенности дипломатического агента, то имеется в виду, что дипломатический агент должным образом уважает законы и постановления в государстве пребывания.

Статья 30 Венской конвенции говорит о том, что частная резиденция дипломатического агента пользуется той же неприкосновенностью и защитой, что и помещения представительства. Бумаги дипломатического агента, его корреспонденция и его имущество, кроме ряда случаев, связанных с гражданской юрисдикцией государства пребывания, пользуются неприкосновенностью.

Неприкосновенность .резиденции и имущества дипломата вытекает из его личной неприкосновенности.

Понятие "частная резиденция дипломатического агента" охватывает даже временную, резиденцию дипломатического агента (например, номер в гостинице).

Дипломатический агент, как гласит и ст. 31 Венской конвенции, пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания. Он также пользуется иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.023 сек.)