АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Направления совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации

Читайте также:
  1. II. ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КЛУБА
  2. А) Должны быть обращены против направления движения сточных вод.
  3. Анализ желания рынка, его направления и силы
  4. Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела
  5. Архивная деятельность в Российской империи
  6. Б2в1 Основы законодательства по охране материнства и детства. Материнский капитал
  7. Б37. Греческая философия, ее возникновение, развитие и основные направления (ионийская натурфилософия, софисты, Сократ и его школа) (нарратив).
  8. Без Направления
  9. Благоприятные направления
  10. Буддизм и вероисповедная политика правительства Российской империи (по материалам Российского Государственного Исторического Архива)
  11. БУДДИЗМ И ЕГО ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  12. Будущее СНГ. Концепция дальнейшего развития СНГ 2007 г.: приоритетные направления деятельности СНГ.

Сегодня российское уголовное законодательство находится на грани непрерывных изменений. Однако необходимо определить тенденции этих изменений.

Характерные признаки кризиса в уголовном праве можно классифицировать как социальные и правовые. Первая группа отличительных черт уголовного права носит социальный характер. В частности, они включают в себя: одновременный рост как обвинительных приговоров, так и совершенных преступлений, что подразумевает противоречие между общественными потерями и пользой для общества, т.е. публичная власть, издавая закон, направленный на применение насилия, не гарантирует общественную безопасность, исполняя его. Кроме того, стремительный рост прямых затрат, полученных от обеспечения уголовного права, т.е. обнаружения преступления, расследования, деятельности судов, исполнения приговора, а также косвенных расходов сформировался за счет роста трансакционных издержек субъектов социальных отношений. Чрезмерное использование ресурсов уголовного права, как отмечается, влияет на баланс общественных отношений, что приводит к сужению социального контроля в уголовном праве.

Например, профессор А.Е. Жалинский выделяет 3 главные проблемы современного уголовного права в России, которые необходимо обсудить на коллективной основе.

Первая проблема – это определение уголовно-правовых задач и пределов, которые соответствуют общественным потребностям и основаны на Конституции Российской Федерации и её влиянии на экономику. Вторая проблема затрагивает наличие допустимых отклонений в уголовном праве, включая применение штрафов в экономических целях. И, наконец, третья – это развитие межотраслевых гарантий, которые бы исключили злоупотребление уголовным законодательством, а также снизили бы нежелательные вспомогательные действия.

Для того, чтобы точно определить вышеуказанные проблемы, относительно задач и функций российского уголовного законодательства профессор А.Е. Жалинский считает, что нынешняя характеристика задач, которые иногда относят к функциям уголовного права, довольно абстрактна и вынуждает охарактеризовать их в качестве защитных и профилактических, с одной стороны, а, с другой - в качестве перечня задач, предусмотренных частью 1 статьи 2 УК РФ. Границы этого перечня, круг объектов защиты, а также способы предупреждения преступности до конца не определены. Порядок осуществления этих задач установлен именно частью 2 статьи 2 Уголовного кодекса РФ, поскольку действующее законодательство не определяет, какие действия могут быть признаны преступлениями, указывая лишь на то, что они должны быть опасными.



Кроме того, в соответствии с профессором А.Е. Жалинским, после решения этих проблем, можно предположить, что уголовное право:

• не должно использоваться для корыстных или неконституционных мотивов;

• должно обеспечить принятие самых правильных, рациональных, разумных и эффективных решений, в пределах возможного.

На наш взгляд, несомненным преимуществом этой позиции является комплексный подход, в соответствии с которым нынешнее российское уголовное право рассматривается как единство системы правовых положений, практики их реализации и анализа теории уголовного права. Некоторые авторы рассматривают природу уголовного права в современном стиле, принимая во внимание соответствующие социальные реалии. В свою очередь, мы полностью поддерживаем эту позицию.

Тем не менее, в соответствии с профессором А.Е. Жалинским, главной проблемой, которая остается нерешенной в теории уголовного права, и не только в России, является основной вопрос «какова реальная роль уголовного права и, в частности, какое настоящее влияние уголовного законодательства на поведение людей». Профессор И.Е. Звечаровский, также делится своим мнением, в частности, он указывает два соответствующих положения, отвечая на вопрос об определении роли уголовного права в регулировании общественных отношений.

«Во-первых, уголовное законодательство направлено на обеспечение достижения определенных целей, как правило, внешних, но только не внутренних. Когда тот или иной уголовно-наказуемый запрет устанавливается для обеспечения «нерушимости» уголовного права, он предусматривается не для уголовного права как такового, а для общественных отношений, которые находятся под его защитой. С одной стороны, эти общественные отношения регулируются не только уголовным правом, но и другими отраслями законодательства.

‡агрузка...

Во-вторых, определение общественного и правового значения уголовного права в целом или отдельных его элементов, не должно подменять определение, в первом случае – места уголовного права в законодательной системе и, во-вторых, роли некоторых из его положений в самом уголовном праве».

Кроме того, профессор И.Е. Звечаровский выделяет четыре элемента для решения проблемы уголовного регулирования социальных явлений, которая является внешней для уголовного права:

• какова роль этой отрасли в регулировании общественных отношений в целом и решении тех или иных социальных конфликтов в частности;

• к какому кругу субъектов права будет относиться уголовное право;

• какие по характеру и строгости содержания правовые меры должны быть использованы в отношении характера регулируемых отношений;

• какие показатели должны быть использованы для того, чтобы судить о степени соответствующей реализации уголовного права.

На наш взгляд, эта категория наименее успешна и непригодна в рамках уголовного права. Таким образом, было бы абсурдно сказать, что окружающая среда (глава 26 УК РФ) – это набор социальных отношений. В данном случае, в качестве объекта уголовно-правовой охраны следует рассматривать категорию правовых льгот, представляющих собой материальные и элементарные объекты и возможности, которые получили правовую оценку в виде ценностей, необходимых личности, обществу и государству. Эти правовые преимущества могут быть рассмотрены как социальные, экономические, политические и другие институты. На этой основе можно выделить субъективную идентичность правовых льгот, их объективное выражение и ценность. Также мы бы хотели прояснить круг субъектов, на которых направлено действие уголовного законодательства. Мы считаем, что действие уголовного законодательства распространяется на всё общество, все социальные группы и всех членов этого общества, а не только на тех, кто склонен к совершению преступлений.

Несколько иной подход к понятию состояния и перспектив российского уголовного права можно проследить во взглядах профессора А.И. Рарог, профессора В.С. Комиссарова, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, профессора Т.А. Лесниевски-Костаревой и профессора T.Д. Устиновой. Точка зрения этих ученых базируется на принципе систематической сложности и стабильности в развитии российского уголовного права. В частности, сложность уголовного права, как его характерное свойство, означает следующее:

Во-первых, система национального уголовного законодательства является частью международного уголовного права, поэтому правовое положение российского уголовного кодекса должно быть согласовано с международными правовыми положениями. Таким образом, законодатель в новой редакции части 1 статьи 12 УК РФ убрал противоречие между уголовным кодексом и статьей 14 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма.

Во-вторых, как отдельный юридический элемент, уголовное право – это система национального законодательства и, следовательно, неразрывно связано с законодательством любой другой отрасли и должно соответствовать ему. В качестве положительной реакции законодателя на это требование, можно привести пример новой редакции статьи 178 УК РФ, современное уголовное законодательство полностью соответствует Уставу «О защите конкуренции». Редакция статьи 178 УК РФ ограничивает сферу самых опасных нарушений антимонопольного законодательства, которые выражаются в недопущении, ограничении или устранении конкуренции и наносят урон в размере более одного миллиона рублей или выражаются в извлечении дохода в размере более пяти миллионов рублей.

В-третьих, формируя автономную подсистему национального права, уголовное законодательство в свою очередь должно обладать свойствами внутреннего единства, целостности и согласованности, так как «систематическая сложность – это необходимая черта кодифицированного нормативного акта».

Стабильность уголовного законодательства является эффективным условием в борьбе с преступностью. Стабильность не считается чем-то фиксированным, изолированным от реальной жизни, а как явление тесно связана с объективной реальностью, отражая все особенности современной правовой жизни. Стабильность уголовного законодательства означает наличие в этих правовых положениях, которые являются аксиомами для уголовного права, традиционного и неизменного, существующего наряду с реформированными правилами, а также поправками к УК РФ.

Несмотря на это, вышеуказанные систематически сложные и устойчивые принципы уголовного права зачастую нарушаются в результате постоянно проводимых в настоящее время реформ. Так, например, противоречия между уголовным законодательством России и положениями международного права проявляются в новой редакции статьи 127-2 УК РФ, которая запрещает использование рабского труда лишь под угрозой наказания, но ни каких-либо других форм подневольного состояния, как это установлено в международном праве. В соответствии со ст. 4 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. и ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. запрещается не только рабство и работорговля во всех их формах, но также и право на обжалование любого подневольного состояния (долговой кабалы, крепостничества, любых организаций и деятельности подобной рабству). К сожалению, эти вопросы остались незатронутыми в статье 127-2 УК РФ.

Также, часть 2 статьи 11 Уголовного кодекса Российской Федерации «преступления, совершенные в территориальных водах и воздушном пространстве Российской Федерации, признаются как совершенные на территории Российской Федерации» не согласовывается с международным правом. Действительно, в соответствии с пунктом 1 статьи 27 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982, уголовная юрисдикция прибрежного государства в пределах его территориальных вод ограничена и не распространяется с несколькими исключениями, на преступления, совершенные на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море. Это означает, что положения уголовного права о том, что человек, совершая преступление в территориальных водах России, подвергается ответственности в соответствии с Уголовным кодексом – не соответствуют нормам международного уголовного права. А если преступление было совершено на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море России, конфликт между положениями Уголовного кодекса и положениями Конвенции ООН по морскому праву должен быть решен в пользу последнего.

В качестве доказательства противоречий между правовыми положениями российского уголовного права и законодательством любой другой отрасли, мы можем взять статью 171 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как один из возможных вариантов преступного поведения называется предпринимательской деятельностью с нарушением правил регистрации. Тем не менее, в России в федеральном законе «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» нет статьи, где бы использовалось слово «правила».

Профессор В.С. Комиссаров определяет перспективы уголовного права в борьбе с преступностью. Ими являются:

• баланс между процессами криминализации, с одной стороны, и декриминализацией и депенализацией, с другой стороны;

• дальнейшая дифференциация уголовной ответственности, в зависимости от классификации преступлений и категорий правонарушителей;

• пересмотр системы наказаний;

• оптимизация системы санкций;

• усиление борьбы с организованной преступностью путем пересмотра принципов рецидивизма;

• расширение компетенции стимулирующих пунктов в статьях Особенной части Уголовного кодекса (см. часть 2 ст 198, 199 УК РФ);

• разработка и реализация концепции других правовых мер, и некоторые другие меры.

Рассматривая эту точку зрения, в первую очередь, мы хотели бы сказать, что мы разделяем все идеи, которые были высказаны во время Второго Всероссийского съезда по уголовному законодательству. В целом, мы считаем, что принятие уголовного кодекса в новой редакции является приемлемым, но в этом случае основной идеей предстоящего реформирования должно быть сохранение уголовного сдерживания, ограничение уголовного законодательства в соответствии с реалиями социальной действительности. Важно помнить, что постоянное изменение закона вряд ли вызовет положительные эмоции и уважение к нему.

В целях совершенствования указанных направлений развития российского уголовного права, стоит упомянуть точку зрения профессора Н.И. Щедрина. Эта точка зрения основывается на предположении о «четырех целях» российского уголовного права. Надо сказать, что немецкое уголовное законодательство – это «двуединая система» (Das zweispurige System), т.е. включает в себя два вида правовых последствий преступного деяния: наказание и меры, но в последние годы представители немецкой доктрины уголовного права указывают на появление третьей «цели» – это реабилитация.

На данный момент система российского уголовного права может рассматриваться как система минимум с одной – двумя задачами. Разделение правовых последствий преступного деяния на две группы: наказание и иные меры уголовного характера – теперь общепризнано и закреплено в статье 2 и главе 15-1 Уголовного кодекса. Однако, по мнению этого ученого, в современном уголовном праве существует четыре элемента, которые составляют последствия действий, запрещенных уголовным законодательством: штрафы, стимулы, реабилитационные мероприятия и меры безопасности.

Соответственно, эти штрафы, предусмотрены статьей 43 Уголовного кодекса Российской Федерации. Стимулы отражаются во всех видах освобождения от уголовной ответственности и наказания, а также в замене сурового наказания на менее тяжкое одним условным приговором. Меры реабилитации предусмотрены статьями 75, 76 Уголовного кодекса, где эта реабилитация осуществляется с помощью косвенного стимулирования, предусмотренного в статье 90 Уголовного кодекса, они выражаются в прямом обязательстве по восстановлению нанесенного ущерба. Меры безопасности выражаются в принудительных мерах воспитательного воздействия, принудительных мерах медицинского характера, определенной конфискации, специальных ограничений при происходящем рецидиве. Профессор Н. В. Щедрин считает, что концепция уголовного права «четыре цели» может быть полностью реализована только в новой версии Уголовного кодекса.

Тем не менее, по мнению автора, она может быть частично реализована в существующем уголовном кодексе, путем введения в общую часть новой редакции Уголовного кодекса, раздела VI «Иные меры уголовно-правового характера», который содержит следующие отдельные главы: стимулы, реабилитационные мероприятия и меры безопасности, а также «безопасное уголовное право против организаций».

Был принят целый ряд федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УК РФ в ходе его исполнения. Этот процесс продолжается до сих пор. Тем не менее, эти законы являются лишь частью огромного количества законопроектов о внесении изменений в Уголовный кодекс, которые постоянно вносятся субъектами с правом законодательной инициативы. Можно выделить два этапа реформирования уголовного кодекса в российском уголовном праве – 5-летний и 10-летний периоды. Отношение российских юристов варьируется: от наиболее негативных до более положительных оценок действующего Уголовного кодекса. По нашему мнению, каждая позиция отражает одну сторону реальности, потому что довольно трудно оценить уголовное законодательство в период социальной трансформации всех отношений в обществе.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.008 сек.)