АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

РОН ПРОДВИГАЕТСЯ ВПЕРЕД

Читайте также:
  1. Вопрос 64. С какой скоростью следуют хозяйственные поезда с перегона при движении вагонами вперед?
  2. Вперед быстрей иди, только не беги
  3. Впереди – светлое будущее
  4. Г.А. Зюганов: Идти вперед
  5. Грот слишком полный («пузатый») или «пузо» отодвинуто слишком далеко вперед.
  6. Деянием вы можете оказаться впереди людей, которые делают многое.
  7. Дорога вперед
  8. Если, желая двигаться вперед, мы толкаем себя назад, то обречены на ошибки.
  9. Еще один шаг вперед
  10. Жизнь впереди
  11. Маячок впереди
  12. Отражение требований рынка труда, прогнозируемых на несколько лет вперед, в целях и содержании элективных дисциплин.

На пятой неделе от начала программы Рон прошел очередное психиатрическое обследование. Врач заявил, что не видит в его состоянии "существенных" изменений; однако сами родители ясно видели, что за прошедший месяц их сын очень изменился. Прежде он не замечал окружающих людей, теперь начал смотреть на них и даже иногда искать контакт с ними по собственному желанию; прежде казался глухим, теперь начал откликаться на зов; прежде был отшельником, погруженным в собственный внутренний мир,- теперь все чаще и чаще выходил из-за невидимых стен своего укрытия. Конечно, со стороны изменения выглядели микроскопическими: но нельзя забывать, что действия, совершенно обычные для других детей, для Рона требовали поистине героических усилий.

Когда Кауфманы рассказали врачу о своей программе и о своих усилиях в помощи Рону, тот пожелал им удачи, однако высказал сильное сомнение в успехе их предприятия. Особенно неприятно удивило его то, что Барри и Самария подражают Рону в его "неправильном" поведении, например, если во время еды он начинает раскачиваться или пинать стол, весело присоединяются к нему. Большинство специалистов придерживаются мнения, что от "неправильного" поведения ребенка необходимо отучать, в том числе и самыми жесткими и даже жестокими методами.

Но Кауфманы полагали, что подражание-это единственный способ добиться прочной связи с ребенком. К обычным детям способность подражать взрослым приходит сама собой еще во младенчестве; Рон был этой способности лишен, и подражание представляло для него серьезнейшую проблему. Даже для того, чтобы просто наблюдать за взрослым в течение нескольких минут, ему требовалась глубокая сосредоточенность и напряжение воли. Родители подражали его действиям, чтобы облегчить ему задачу, и его внимательный взгляд и широкая улыбка, говорящие о том, что он замечает их действия и получает от них удовольствие, служили им лучшей наградой.

Вскоре они заметили и еще одну закономерность. Хотя Рон, казалось, совершенно не понимал языка жестов и мимики, у него обнаружилась удивительная, сходная с телепатией, чувствительность к эмоциям окружающих. На искреннюю любовь и радость он отвечал тем же: но, если отец или мать были чем-то огорчены или раздражены, если принуждали себя общаться с Роном, не получая от этого удовольствия,- он "уходил" от них и замыкался в себе. Среди друзей, приходящих к ним в гости, он так же безошибочно отличал тех, кто чувствовал к нему искреннюю симпатию, от тех, кто видел в нем "ненормального", кого смущало, раздражало или пугало его странное поведение. Так родители Рона получили еще один важный урок: чтобы помочь ребенку, они должны не казаться, а быть спокойными, счастливыми и любящими.



На восьмой неделе занятий произошел прорыв. Барри Кауфман был на работе, вел переговоры с клиентом, когда у него на столе зазвонил телефон.

- Барри!-в восторге, плача и смеясь, кричала в трубку его жена.-Ты представляешь, он попросил сока! Рон попросил сока!

Случилось это так. Рон подошел к холодильнику, где, как он к этому времени уже знал, хранился его любимый апельсиновый сок, и начал плакать. "Чего ты хочешь? - спросила Самария. - Сока?" Вместо ответа он заревел еще громче.

Разумеется, Самария не стала бранить сына или требовать, чтобы он "попросил, как положено". Она немедленно налила ему сока, а пока он пил, хлопала в ладоши, смеялась и хвалила его. По щекам ее текли слезы счастья. Впервые в жизни ее сын по-настоящему попросил того, чего ему хотелось!

В том, что это не случайность, она убедилась в тот же день. Два часа спустя Рон подошел к двери в детскую и заплакал, но, как только ему открыли дверь, тут же перестал плакать и вошел. А позже в тот же день таким же способом сообщил о своем желании погулять во дворе.

Так Рон перешел к активной доречевой коммуникации. Теперь он не только четко осознавал, чего хочет, но и предпринимал активные действия, чтобы сообщить о своем желании окружающим и тем достичь своей цели. Какой прорыв для аутичного ребенка!

А несколько дней спустя он заговорил-начал повторять слова, которые слышал от родителей. Правда, пока его речь была лишена смысла. Как многие аутичные дети, Рон проявил склонность к эхолалии: он мог часами повторять одно и то же слово в том же тоне и с тем же выговором, как слышал от родных, словно пробуя его на вкус и проверяя, как оно звучит; однако, кажется, совершенно не связывал слова с конкретными предметами и действиями. В сущности, он повторял за взрослыми, как попугай. Однако даже такое бессмысленное повторение было огромным шагом вперед: это означало, что Рон, во-первых, научился подражать другим, а во-вторых, способен запоминать слова и удерживать их в памяти.

‡агрузка...

Это был огромный прогресс, и Кауфманы не сомневались, что их сын стоит на пороге великих свершений.

С начала своих занятий с сыном Барри и Самария вели записи, но два месяца спустя они решили превратить эти записи в формальный рабочий дневник. Вот как выглядела первая запись в их дневнике:

Неделя

Рон Кауфман, 1 год 7 месяцев
Время: 85 часов в неделю
Исходная точка: Рон два месяца назад.

· Никаких контактов и взаимодействия с окружающими. Избегает зрительного контакта. Неодушевленные предметы интересуют больше, чем люди. Нет речи и жестов (в том числе предвосхищающих). На руках пассивен. Улыбается только самому себе. Постоянно занят аутостимуляцией: качается, кружится, разглядывает свои руки, совершает однообразные движения пальцами около губ. Странные движения руками. Отстраняется при любых попытках физического контакта. Не выражает своих желаний. Часто производит впечатление слепого и глухого. Подолгу смотрит в пространство прямо перед собой. Демонстрирует выраженное и постоянное стремление к одиночеству. Не играет с предметами (кроме верчения тарелок), предметы, которые дают ему в руки, бросает.

Текущая ситуация

Изменения (включая эту неделю).

· Раскачивается гораздо меньше, в основном в кроватке.

· Во время некоторых игр устанавливает прочный зрительный контакт.

· Увеличилась выразительность мимики.

· По-разному воспринимает знакомых и незнакомых людей.

· Узнает свое имя, обращает внимание на зов, хотя и не всегда откликается.

· Реже шевелит пальцами перед лицом.

· Почти перестал избегать физического контакта с матерью.

· Впервые демонстрирует активные попытки наладить контакт с окружающими - выражает свои желания плачем.

· Повторяет слова (эхолалия).

· Узнает некоторые слова: машина, чашка, бутылка, иди, наверх, вода.

· В первый раз выразил сильные чувства (видимо, гнев), когда у него попытались забрать игрушку, с которой он не хотел расставаться.

· В первый раз протянул руки навстречу взрослому, когда тот хотел взять его на руки.

· Начал пить из стакана (когда взрослый придерживает стакан).

· Дважды начинал плакать, когда игравший с ним человек выходил из комнаты.

· Иногда ходит следом за людьми.

· Начал есть самостоятельно (руками).

Нет изменений

· По-прежнему предпочитает обществу людей игры с неодушевленными предметами.

· По-прежнему вертится на месте и вертит разные предметы (но реагирует положительно, когда другие вертят предметы вместе с ним).

· В большинстве случаев по-прежнему сопротивляется физическому контакту.

· По-прежнему часто бросает вещи.

· Не использует для коммуникации речь и жесты (хотя уже начал использовать плач).

· Не сообщает о своем желании поесть или встать из кроватки.

Общие замечания

· Затруднения с твердой пищей: глотает с трудом, давится.

· Предпочитает твердой пище питье. Вода, молоко и соки действуют на него явно благотворно, как будто освежают и придают сил.

· Абсолютно все тащит в рот.

· Часто реагирует на знакомые слова и предметы так, словно никогда раньше их не видел,-не удерживает в памяти.

Каждую неделю Кауфманы подводили итоги и намечали план действий на следующую неделю; кроме того, каждый вечер они обсуждали события прошедшего дня и намечали планы на следующий день.

Как ни счастлива была Самария проводить время с сыном, как ни гордилась его успехами, долго выдержать такое напряжение было невозможно. Скоро признаки переутомления стали заметны не только ей самой, но и окружающим. Работающий муж и маленькие дочери не могли оказать ей существенную помощь. Что же делать?

Барри предложил выход. Что, если нанять Рону одного-двух "педагогов", которые могли бы подменять мать? Разумеется, речь идет не о профессионалах - отношение профессионалов к аутичным детям было Кауфманам слишком хорошо известно. Нет, молодые люди, живые, открытые и не закостеневшие в догматах и предрассудках, возможно, старшеклассники или студенты... Пожалуй, и для самого Рона будет полезно завести новых друзей.

Самария согласилась с мужем. Первой их добровольной помощницей стала 17-летняя Нэнси: она уже некоторое время проработала у Кауфманов няней и в сущности стала членом их семьи. Узнав об их решении, она сразу предложила свои услуги. Вторым "педагогом" стала Мэйра, студентка, изучающая педагогику и психологию.

Разумеется, добровольные помощницы прошли своеобразный "курс обучения". Кауфманы подробно изложили им свой взгляд на аутизм и основные принципы своей программы, объяснили, к чему стремятся и каким путем пытаются этого достичь, убедили, что не собираются оценивать их "профпригодность" в зависимости от успехов Рона. Перед тем, как приступить к делу, "педагоги" несколько дней наблюдали, как общается с Роном Самария, учились читать язык его тела, узнавали, как реагировать на те или иные его действия, на что следует обращать особое внимание, тренировались постоянно наблюдать за ним, чтобы в любую минуту быть готовыми ответить на его попытку коммуникации. Затем их "знакомили" с Роном-примерно так же, как два месяца назад "заново знакомилась" с ним сама Самария: сперва они неподвижно сидели с ним рядом, чтобы он привык к их присутствию, потом подражали его действиям и лишь несколько дней спустя, когда он начал чувствовать себя в их присутствии спокойно и свободно, переходили к более активному взаимодействию.

Теперь Самария занималась с Роном около 45 часов в неделю, а на каждую из ее помощниц приходилось по 20 часов.

Помощь "педагогов" была неоценима. Теперь Барри и Самария могли не только больше отдыхать и больше времени проводить с дочерьми, но и читать специальную литературу и искать новые идеи. Их занятия с сыном становились все более активными, разнообразными и творческими: теперь в них участвовали глина, пластилин и краски для рисования пальцами. С каждым днем Рон продвигался вперед.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.007 сек.)