АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 15. Миссис Тервилигер ждала меня в холле, когда я и Джулия возвращались в общежитие

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

Миссис Тервилигер ждала меня в холле, когда я и Джулия возвращались в общежитие.

– Серьезно. У вас имеются какие‑то приборы для слежки за мной? – поинтересовалась я.

Джулия взглянула на серьезное выражение лица учителя и поспешно ушла.

– Просто я знаю расписание, – ответила мисс Тервилигер. – Я так понимаю, у тебя есть новости.

– Удивительно, но да.

Лицо миссис Тервилигер было строгим, когда она обратно выводила меня на улицу, чтобы уединиться и опять провести наше "секретное совещание". В последние дни в ней едва ли узнавалась та рассеянная хиппи‑учительница, которую я повстречала, когда попала в Амбервуд.

– Расскажи мне последние новости, – приказала она.

Я рассказала ей о звонке Алисии и ее встревоженное выражение лица, на самом деле, не воодушевило меня. Я надеялась, что она придумает какой‑нибудь хороший и надежный план.

– Ну, тогда, – сказала она, как только я закончила. – Я полагаю, мне придется пойти туда.

– Я пойду туда, – поправила я.

Она послала мне легкую улыбку.

– Ты сделала более чем достаточно. Пора мне заняться Вероникой.

– Но вы посылали меня туда ранее.

– Тогда мы даже не были уверены, где она и что делает. На этот раз у нас есть свидетель, которые знают, где она. Я не могу упустить эту возможность, – она посмотрела на часы над дверью и вздохнула. – Я пошла бы сегодня же вечером, но не могу, я не сделала все необходимые зелья. Я начну подготовку сегодня и пойду завтра вечером. Надеюсь, я не упущу ее снова.

– Нет, – прозвучавший вызов в моем голосе удивил даже меня. Я прежде не перечила учителям, или кому‑нибудь из начальства. Ладно, я никогда не перечила. – Она ускользнула от нас тогда. Позвольте нам разведать. Вы же не хотите всё усугубить, если что‑то пойдёт не так. Вы будете готовы только завтра вечером? Тогда позвольте нам пойти туда днем… А ещё кто‑то должен позволить мне уйти из школы.

Напряжение немного спало, и она рассмеялась.

– Я полагаю, я могла бы это сделать. Ненавижу себя за то, что заставляю тебя подвергать себя опасности, но всё же.

– Мы давно решили эту проблему.

Против этого ей нечем было возразить. Я договорилась с Адрианом, чтобы завтра он меня забрал, разумеется, после того, как отругала его за то, что "Джет" дал номер "Тейлор". Утром миссис Тервилигер сдержала слово. Меня отпустили с уроков для проведения "научно‑исследовательского проекта". Хорошо учиться было удобно: ни одного из моих преподавателей не беспокоило то, что я пропущу уроки. Они знали, что я все равно все сдам и выучу. Наверное, я могла бы пропустить все оставшиеся занятия в этом семестре.



Пока мы ехали, я сказала Адриану, что в моих планах есть поездка в Сент‑Луис по заданию Маркуса. Выражение лица Адриана потемнело, но он ничего не сказал по этому поводу. Я знала, что это было для него проблемно. Он не любил Маркуса. Он не хотел, чтобы я впутывалась в эту потенциально опасную миссию. Однако он доверял мне достаточно, чтобы позволять самой принимать решения. Спорить со мной или говорить мне, что делать – это не было чертой его характере, хотя, на самом деле, возможно, он хотел бы возразить. Единственными словами, сказанными им, были слова поддержки.

– Будь осторожна, Сейдж. Ради Бога, будь осторожна. Я видел, что ты делала всякие безумные вещи, но это крайность, даже для тебя. Ты наверно, единственная кто может этим управлять, но… не позволяй своей бдительности расслабится, ни на секунду.

Когда я сказал ему о том, что надеялся использовать Яна, чтобы получить доступ к записям, обеспокоенный взгляд Адриана, превратился в скептический.

– Подожди‑ка. Правильно ли я тебя понял? Ты собираешься соблазнить какого‑то парня, чтобы он помог тебе в твоем шпионаже.

– Соблазнить Яна? Уф. Не торопись с выводами, – предупредила я. – Я всего лишь собираюсь использовать его чувства ко мне, чтобы добиться того, что я хочу.

– Вау. Жестоко, Сейдж. Очень жестоко.

– Эй, это только на некоторое время, – я почувствовала себя немного оскорбленной из‑за обвинения. – Я не собираюсь давать обещание выйти за него замуж или что‑то в этом роде, а потом тут же бросать его. Он пригласил меня пообедать, когда я там буду. Мы хорошо проведем время и я постараюсь уговорить его на поездку в центр. Вот и все.

‡агрузка...

– И ты сказала ему, что это не связано с поездкой?

Я посмотрела на него, надеясь, что он мог видеть меня.

– Адриан, неужели я действительно кажусь таким человеком, который бы так поступил?

– Ладно, – он остановился и я подозреваю, удерживался от некоторых занимательных комментариев. – Нет, я не думаю так. Конечно, не с парнем, как он. Ты выбрала платье?

И снова, Адриан неожиданно сменил тему.

– Для обеда и работы? У меня их много.

– Я думаю, что ответить на твой вопрос, – он, казалось, вёл большую борьбу у себя в голове. Наконец, он сказал. – Я собираюсь дать тебе несколько советов.

– О, нет.

Адриан взглянул на меня:

– Кто знает больше о мужской слабости: ты или я?

– Продолжай, – произнесла я, не давая ответа на его вопрос.

– Одень новое платье. Такое, чтобы оно показывало как можно больше голой кожи. Короткое. Без бретелек. Возможно, бюстгальтер пуш‑ап (с подкладками, увеличивающий грудь), – осмелев, он проскользнул взглядом по моей груди. – А может он и не понадобится. В любом случае, одень высокие каблуки.

– Адриан, – воскликнула я. – Ты видел, как одеваются Алхимики. Ты действительно думаешь, что я одену что‑то в этом роде?

Адриан ни капли не смутился.

– Ты заставишь их изменить свой стиль. Ты переоденешься. Я тебе серьезно говорю, если ты хочешь заставить парня заниматься тяжелой работой, лучше всего отвлечь его, чтобы он не смог задумываться над последствиями.

– Ты не особо веришь в свой пол.

– Эй, я говорю тебе правду. Сексуальные платья меня очень часто отвлекали и я знаю, с чем имею дело.

Не особо весомый аргумент. Адриан много из‑за чего отвлекался. Фондю (блюдо). Футболки. Котята.

– И что дальше? Я предстану перед миром немного оголенной и мир сразу же упадет к моим ногам?

– Это поможет, – удивительно, он был смертельно серьезен. – И ты должна вести себя уверенно на протяжении всей сделки, пока вы ее не заключите. И, кстати, когда будешь просить его о заключении сделки, скажи, что ты будешь "очень, очень благодарна". Но не уточняй. Его воображение сделает за тебя половину работы.

Я покачала головой, радуюсь, что мы почти дошли. Не знаю, сколько бы я еще могла выслушивать его советы.

– Это самый глупый и в то же время смешной совет, который мне когда‑либо давали. Кстати, это женофоб (неравноправие полов), но я не могу точно сказать, кого таким заявлением ты оскорбил больше – женщин или мужчин.

– Послушай, Сейдж. Возможно, я не особо умен в химии, я не компьютерный гений или я не разбираюсь в фотосинтере, но сейчас мы говорим о том, в чем я очень сильно осведомлен.

Кажется, он имел в виду фотосинтез, но я не исправляла его.

– Используй мои знания. Не дай им пропасть зря.

Он казался таким искренним, что, в конце концов, я сказала ему, что подумаю об этом, хотя я с трудом представляла себя в описанном им виде. Мой ответ удовлетворил его, и больше он ничего не сказал.

Когда мы добрались до кровати и завтрака я надела коричневый парик, так что мы могли быть снова Тейлор и Джет. Я приготовилась, когда мы приблизились к двери.

– И во что мы лезем? – пробормотала я.

Это было очень смело с моей стороны: бороться на стороне миссис Тервилигер, но по большому счету я могла попасться злой ведьме и не понять этого, учитывая степень моих способностей по ощущению магии других ведьм. Так что меня вполне могли застигнуть врасплох, если она умеет скрывать еще и свою внешность. Все что я могла – это верить, что сила духа Адриана и заклинание миссис Тервилигер смогут замаскировать меня. Если Вероника здесь, мы сделаем вид, что мы самая обыкновенная пара. Я надеялась на это.

Алисия читала очередной журнал, когда мы вошли. На ней были те де хипстерские очки и куча разноцветных бус. Выражение ее лица просветлело, когда она увидела нас.

– Вы вернулись.

Рука Адриана тут же оказалась на мне.

– Когда мы услышали, что Вероника снова в городе, мы сразу же захотели навестить ее. Так ведь, цветочек?

– Да, – сказала я.

По крайней мере, он использовал более нормальные прозвища сегодня.

– О, – Солнечная улыбка Алисии слегка потускнела. – Она только что ушла.

– Вы, должно быть, шутите, – сказала я. Ну почему нам так не везло? – Так она выписалась?

– Нет, она все еще снимает «Вельветовый люкс». Я думаю, что она просто работает по поручению. Но… – она робко повернулась. – Я думаю, э‑э, я испортила сюрприз.

– Как? – спросила я очень осторожно.

Я чувствовала, как напряженно Адриан держит меня, однако в этом не было ничего романтичного.

– Я не смогла сдержаться. Я сказала ей, что вскоре у нее могут появиться нежданные гости. Хорошие гости, – добавила она. – Я хотела убедиться, что она останется надолго.

– Это очень мило с твоей стороны, – сказал Адриан.

Его улыбка выглядела такой напряженной, как и мои чувства. Пытаясь "помочь" нам, Алисия вполне могла все испортить.

Что же нам теперь делать? Я была спасена от немедленного решения, когда женщина средних лет вошла в дверь.

– Привет, – сказала она Алисии. – Я хотела бы получить некоторые сведения о провождении здесь свадьбы. Для своей племянницы.

– Конечно, – сказала Алисия, поглядывая на нас.

Она выглядела немного взволнованной над тем, кому именно ей сейчас помочь и я быстро сообразила.

– Слушайте, – сказала я. – Раз уж мы здесь, можно нам еще раз взглянуть на «Банни Сьют»? Мы только о нем и говорим.

Алисия нахмурилась.

– Я думала, вы собираетесь на побережье на годовщину.

– Так и было, – сказал Адриан, следуя моему примеру. – Но потом Тейлор думал о Котонтэйле ночью и мы решили, что следует пересмотреть наше решение.

Я должна была отдать ему должное, он собрал воедино историю, которую я придумывала на ходу. Конечно, можно подумать, он помнил имя поддельного кролика, которое придумал.

– Хоппер, – поправила я.

– Кроличий люкс все еще свободен? – спросил он. – Мы можем просто быстренько посмотреть, пока вы помогаете ей.

Алисия мгновение колебалась перед тем, как отдать ключ.

– Конечно. Дайте мне знать, если у вас будут вопросы.

Мы с Адрианом взяли ключ и направились к лестнице. Позади нас, я могла слышать просьбы женщины, насчёт установки шатра на заднем дворе, и она спрашивала, сколько может выдержать горячая плита в гостинице, прежде чем начнется пожар. Когда мы были на втором этаже, вне пределов слышимости, Адриан спросил.

– Позвольте мне угадать. Ты хочешь пойти рыскать в «Вельветовый Люкс».

Я наградила его улыбкой, радуясь, что он догадался о моем плане.

– Ага. Довольно хорошая идея, верно? Алисия будет отвлечена на некоторое время.

– Я мог просто принудить ее, – напомнил он мне.

– Ты используешь слишком много духа.

Я нашла «Вельветовый Люкс» и вставила ключ в замок, надеясь, что Алисия дал нам свои ключи, а не те, что от номера для новобрачных. В прошлый раз она мне сказала, что использует только один ключ. Нам повезло, и мне не нужно было использовать мой набор алхимика.

Мы видели «Вельветовый Люкс» во время нашего последнего визита, и, по большей части, ничего не изменилось. Бархатные постельные принадлежности, бархатная мебель и даже бархатные текстурные обои. Только, на этот раз номер не был свободным, как раньше. Было видно, что в нем жили. Кровать была не застеленной, запах шампуня в ванной указывал на то, что ей недавно пользовались.

– Возможно, Алисия ошиблась на счет Вероники, – сказал Адриан. Он открыл ящик, но он был пуст. Зато в шкафу, он обнаружил туфли на высоком каблуке и висящие на вешалке вещи. – Кто‑то оставил все это в спешке.

Мои надежды рухнули. Значит, желая нам помочь с "сюрпризом", Алисия только испугала Веронику. Мы не нашли никаких признаков того, что Вероника захочет вернуться, и, как говорил Адриан, она позабыла все личные вещи: бритву в душе, флакон духов в ванной, счета и брошюры с меню на вынос на тумбочке.

Я села на кровать и начала просматривать меню, не уверенная, что смогу что‑либо обнаружить. Китайская, Индийская, Мексиканская кухня. По крайней мере, у Вероники были разнообразные вкусы. Я дошла до конца листа, и бросил их на пол.

– Она ушла, – выдавила я. Я не могу больше прятаться от правды. – Эта идиотка Алисия спугнула её, и теперь мы снова её потеряли.

Адриан сел рядом со мной, его лицо зеркально отображало мой страх.

– Мы найдем ее. Мы помешали ей, предупредив других. Может быть, это даст нам выиграть время до следующей полной луны, чтобы вы могли увидеть ее снова.

– Надеюсь, – сказала я, хотя и не была оптимисткой.

Он снял с меня парик и повернул мое лицо к себе.

– Все будет хорошо. Она не знает о тебе.

Я знала, что он прав, но это было слабое утешение. Я наклонила голову к его плечу, желая, чтобы я могла всё исправить. Ведь, это же была моя работа, верно?

– Всё это значит, что кто‑то может пострадать вместо меня. Я не хочу этого! Мне нужно остановить её, раз и навсегда.

– Такая отважная, – он улыбнулся мне.

Кончиками пальцев он провел по моему лицу, линии шеи, вниз по плечу. Везде, где он прикасался ко мне, кожа покрывалась мурашками. Почему он так действовал на меня? Маркус, по которому сходили с ума все девушки, нисколько не волновал меня. Но стоило Адриану слегка прикоснуться ко мне, и я теряла голову.

– Ты могла бы составить конкуренцию Кастилю, – добавил он.

– Прекрати, – сказала я.

– Сравнивать тебя и Кастиля?

– Это не то, что я имела в виду и ты это знаешь.

Его руки были слишком опасны, поскольку мы находились с ним на одной кровати. Испугавшись того, что он мог снова меня поцеловать, я отстранилась, и это резкое движение застало его врасплох. Его пальцы запутались в моих волосах, также как и в двух моих ожерельях и в результате цепочки почти стянули с меня коричневый парик. Я быстро схватила гранат, прежде чем он упал, но крест всё‑таки выскользнул. Слава Богу, я взяла ситуацию под контроль.

– Больше никаких поцелуев! – предупредила я.

Я закрепила амулет и поправила парик.

– Ты имеешь в виду больше не целоваться, если конечно это не романтическое место, – напомнил он мне. – Ты хочешь сказать, что это место не кричит о романтике. – Он кивнул на окружение из бархата. Затем он взял крестик и поднял его в воздух, вдумчиво разглядывая игру солнечного света на золотой поверхности. – Ты отдала мне его в тот раз.

– И ты вернул его обратно.

– Я был зол.

– А сейчас?

Он пожал плечами.

– Сейчас я просто принял решение.

– Адриан, – вздохнула я. – Почему ты продолжаешь это делать? Прикасаться. Целовать. Ты же знаешь, что я не хочу этого.

– Твои действия отличаются от твоих слов.

– Хватит говорить мне это. Это оскорбительно. А потом ты скажешь, что я "сама напрашиваюсь".

Почему он такой раздражающий? Ну да… я не достаточно ясно дала понять ему в прошлый раз в том сообществе. И в "Пирогах и Прочем". Но в этот раз я должна была справиться лучше. – Я просто отстранилась. Насколько еще прямолинейнее я должна действовать?

– Дело даже не в твоих действиях, – сказал он. Он по‑прежнему сжимал в руке крестик. – А в твоей ауре.

Я застонала.

– Нет, нет, только не это. Не хочу ничего слушать про ауры.

– Но я серьезно, – он переместился и растянулся на кровати, ложась на бок. Он похлопал по кровати рядом с ним. – Ложись.

– Адриан…

– Я не буду тебя целовать, – сказал он. – Обещаю.

– Ты думаешь, я настолько глупая? – спросила я. – Я не опущусь до этого.

Он посмотрел на меня долгим, оценивающим взглядом.

– Ты действительно думаешь, что я нападу или что‑то в этом роде?

– Нет, – быстро сказала я. – Конечно, нет.

– Тогда уважь меня.

Я осторожно прилегла на свою сторону напротив него и всего лишь несколько дюймов разделяли нас. Восхищенный, немного отвлеченный взгляд отразился в его глазах. Он позволил духу завладеть им.

– Ты знаешь, что я вижу в тебе сейчас? Обычную ауру. Устойчивую золотисто‑желтую, здоровую и сильную, с шипами фиолетового цвета и тут, и там. Но когда я делаю это…

Он положил руку на мое бедро, и все мое тело напряглось. Затем его рука двинулась к бедру, скользнула под мою рубашку и остановилась на спине. Моя кожа горела от его прикосновений, а нетронутым местам хотелось, чтобы к ним прикоснулись.

– Видишь? – сказал он. Он находился под и влиянием духа, и рядом со мной одновременно. – Ну, я думаю, ты не можешь видеть. Но когда я касаюсь тебя, твоя аура… она тлеет. Цвета становятся глубокими, горят более интенсивно, фиолетовый увеличивается. Почему? Почему, Сидни?

Он притянул меня ближе к себе.

– Почему ты реагируешь таким образом, если я ничего не значу для тебя?

В его голосе слышалось отчаяние и это было обоснованно.

Мне трудно было говорить.

– Это инстинкт. Или что‑то в этом роде. Ты морой. Я алхимик. Конечно, я должна отреагировать. Ты думаешь, я смогла бы остаться равнодушной?

– Большинство реакций Алхимиков включали бы в себя отвращение, омерзение и святую воду.

Что ж, точно подмечено.

– Ну… Я чувствую себя немного более расслабленно с мороями, чем большинство алхимиков. Возможно, это лишь чисто физический отклик, продиктованный гормонами и годами эволюции. Мое тело не может знать лучше. Я, как и все, восприимчива к похоти.

Вероятно, об этом есть книга или хотя бы статья в Космополитене.

Намек на улыбку заиграл на его губах. Он был в полной гармонии со мной.

– Нет, это не так. Я имею в виду так, но не без причины. Я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы понимать, что сейчас происходит. Ты не тот человек, кто "поддается похоти" без каких‑либо чувств, – он протянул руку к моему бедру, скользя вдоль ноги. Я вздрогнула, и его лицо приблизилось к моему. В его глазах было слишком много пыла и страстного желания.

– Видишь? Это повторяется снова. Моё пламя во тьме.

– Не целуй меня, – прошептала я. Это была моя единственная защита. Если бы он поцеловал меня, я бы погибла. Я закрыла глаза. – Ты обещал, что не будешь.

– Не буду, – его губы были на расстоянии вздоха от моих. – Только если ты не захочешь.

Я открыла глаза, готовая сказать ему "нет", что его слова о моей ауре ничего не значат… это не должно больше продолжаться. Я не испытывала никаких эмоций, чтобы поддержать это желание, поэтому я старалась цепляться за мои предыдущие аргументы. Сейчас мне было настолько хорошо находиться рядом с мороем, что главная часть меня начала забывать, кем он являлся. Это был инстинкт. У меня просто была физическая реакция на него, на его руки, его губы, его тело…

Он схватил меня за руку и притянул к себе. Я снова закрыла глаза и обвила руками его шею. Я почувствовала прикосновение его губ к моим, не совсем поцелуй, только легкое прикосновение…

Дверь открылась, и я вздрогнула. Алисия шагнула внутрь, ахнула и прикрыла рот рукой, чтобы скрыть шокированный вскрик.

– О‑о, – она запнулась. – Мне так жаль… я… я не знала…

Адриан и я отпрянули друг от друга и встали. Моё сердце готово было выскочить из груди, а ещё я чувствовала, что покраснела. Я быстро похлопала себя по парику, с облегчением почувствовав, что тот по‑прежнему на месте. Адриан пришёл в себя быстрее и заговорил.

– Извините… мы капельку увлеклись. Мы начали проверять другие комнаты и решили, гм, испробовать их.

Несмотря на робкие слова, на его лице красовалось самодовольство, которое можно было ожидать от парня, только что одержавшего победу. Была ли это часть представления, или же он действительно думал, что это сойдёт ему с рук?

Видимо, Алисия чувствовала себя так же неловко, как и я.

– Я понимаю. Что ж, эта комната занята. Она… – Алисия нахмурилась и повторно ее осмотрела. – Она Вероники. Но, похоже, что она ушла.

Мне, наконец, удалось заговорить.

– Вот почему мы подумали, что здесь было пусто, – поспешно сказала я. – Здесь никого.

Алисия, к счастью, казалось, забыла об этой нашей неловкой ситуации.

– Это странно. Она официально не забрала чек. Я имею в виду, она заплатила заранее деньгами, но всё же. Это так странно.

После мы поспешили скрыться от самих себя, в очередной раз, скормили Алисии отыгранные реплики о том, что будем на связи. Ни один из нас не заговаривал, пока мы были в машине. Я затерялась в своих собственных мыслях, которые отражали в равной степени разочарование относительно Вероники и путаницу с Адрианом. Подумав, я отказалась признавать последнее и избрала свою привычную тактику. Чем раньше этот момент будет забыт, тем лучше. Я была уверена, что смогу сдержаться. Некая часть меня – почти столь же вычурная, как и Адриан – внушала, что я должна подобрать книгу об отказах в следующий раз, когда окажусь в разделе самопомощи.

– Еще один тупик, – сказала я, когда мы оказались в дороге.

Я написала миссис Тервилигер: "В сбежала. Нет необходимости в действиях". Ее ответ пришел через несколько минут. "Мы будем пытаться". Я буквально чувствовала ее разочарование через дисплей телефона. И не только ее. Адриан выглядел очень подавленным по дороге назад. Он отвечал, когда я спрашивала, но было ясно, что он расстроен.

Когда он высадил меня в Амбервуде, позже в ту ночь, я обнаружила, что, к счастью, все тихо. Ни кризисов, ни опасных миссий. Я чувствовала, словно много веков прошло с тех времён, когда я в последний раз могла уделить себе время и тогда я свернулась калачиком на своей кровати, видя утешение в заурядности домашних заданий и чтении. Так я и уснула, уткнувшись лицом в один из своих арифметических учебников.

Меня посетило одно из тех бессмысленных сновидений, что бывали у каждого. В нем мой домашний кот мог говорить и он водил мустанг Адриана. Он спросил меня, не хотела бы я прокатиться до Бирмингема. Я ответила ему, что у меня много домашней работы, но если он намерен посетить Фарго, я подумаю над этим.

Мы были на середине переговоров о том, кто будет платить за газ, когда сон вдруг растворился во мраке. Чувство холода охватило меня, затем – чувство страха, которое могло бы соперничать с тем, что я испытала, когда мы с Адрианом столкнулись со стригоями в его квартире. Женский смех обвил меня, отвратный и чахлый, как ядовитый дым. Голос пришел из темноты, эхом отражаясь в моих мыслях.

– Она хорошо спрятала тебя, но это не может длиться вечно. Вы не сможете веками скрывать такую силу, как твоя. Я напала на твой след. Я найду тебя.

Вдруг из темноты ко мне потянулись руки, обернувшись вокруг шеи и перекрывая путь к воздуху. Я закричала и проснулась в своей постели, окруженная книгами. Оставленный свет отогнал прочь пугающие меня сновидения. Но не все. Пот лил градом, заставив рубашку прилипнуть к телу. Я дотронулась до своей шеи, но, казалось, с ней ничего не произошло. Гранат был на месте, однако, не мой крест.

Не нужно бояться снов, подумала я. Он ничего не значит, и в самом деле, со всем, что происходило в последнее время, было чудом, что мне не часто снились кошмары. Но вспоминая о нем снова, я не была в этом уверена. Там было нечто настолько страшное и реальное, что ужас, казалось, проникал в мою душу.

После этого я не хотела спать, поэтому заварила себе чашку кофе и попыталась снова почитать. Это помогло мне продержаться некоторое время, но где‑то около четырех часов моё тело сдалось. Я опять уснула на книгах, но в этот раз сон был моим.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.036 сек.)