АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

И АНТИГУМАННЫ

Читайте также:
  1. Борьба с идеями эпохи (XVIII век)
  2. ЛЕЧИТЬ БОЛЬНОГО, НО НЕФОРМАЛЬНО
  3. НЕСОВМЕСТИМЫ
  4. Поэтика повести «День опричника» Сорокина
  5. Разочарования непогрешимого папы (Понтификат Пия IX)
Давно одна напасть Для всех определилась: Идет война за власть, А не за справедливость. М.Дудин Разгул неправды, фальши, лжи. А.Марков

О сущности справедливости сказано много, Эпикур (341—270 до н.э.) утверждал: «Справедливость, проис­ходящая от природы, есть договор о полезном - с целью не вредить друг другу и не терпеть вреда». А что значит не­справедливость? По мнению Аристотеля (384 - 322 до н.э.), «несправедливость - это порок души, при котором (люди) бывают своекорыстны сверх должного... Несправедливо­сти сопутствуют доносительство, хвастовство, притворное человеколюбие, злость, коварство» (1978). Ложью и несправед­ливостью убиваются такие высокие чувства, как доброта, ми­лосердие. В годы тоталитарной власти в нашем отечестве при многоликой и злонамеренной лжи, несправедливости, эти чувства стали постепенно утрачиваться. Номенклатур­ный монстр абсолютно отмежевался от народа. Бес­правные сограждане не могли повлиять на монополь­ную власть номенклатуры во всех сферах жизни общества, включая здравоохранение. Эта номенклатура, используя карательную систему, прикрываясь лозунгами защиты ин­тересов трудящихся, довела страну до материальной и духовной нищеты.

Да разве это жизнь в болоте дрязг житейских,

В заботах мелочных о платье и куске,

В интригах, в сплетнях, в сальностях лакейских,

С фразеологией гнусней, чем в кабаке?

И. Северянин

Ослабление чувств милосердия и доброты усилилось с разного рода со­циальной несправедливости, когда ложь, показуха, ко­рысть озверевшей элиты действовали безнаказанно. По мнению В. П. Астафьева, «на Руси зверь в человеческом обществе не просто бывает зверем, но и звериной, и рождается он чаще всего покорностью, безответственностью, желанием избранных, точнее самих себя зачисливших в избранные, жить лучше, сытей ближних своих, выделиться среди них» (1990).

А.С. Ципко пишет, что борьба со старым русским мещанством обернулась цар­ством нового—коммунистического, самоуверенного и же­стокого мещанства. Вожди-большевики заняли дачи «быв­ших», стали охотиться, как помещики в старину, сидеть в ложах царской фамилии. И это — сразу после революции. «Они развели семейственность, доверили своим малообра­зованным женам и сестрам управлять театрами, просве­щением и т. д. И при этом хорошо, по-европейски, одеваясь, всем своим укладом жизни нацеленные на традиционное буржуазное благополучие, как Лев Борисович Каменев и его жена Ольга Троцкая, они любили порассуждать о благе народа, о том, что народ исстрадался, что начинает­ся новая заря, что эксплуататоры и вообще подлецы и им­периалисты больше существовать не будут не только в России, но и во всем мире» (1990, с. 6).



Наших малых и больших вождей неизменно рисовали сверхаскетами, лишенными человеческих слабостей и тем более пороков, преданных интере­сам народа, рабочих и крестьян. Но — приоткрыли зана­вес закулисной игры, и все узнали, что громадные сред­ства из государственной казны тратились на создание ком­мунизма для вождей и послушной, угодливой элиты. Рас­транжиривание народного богатства, бесхозяйственность во всех сферах жизни общества привели страну к эконо­мическому кризису. В печати приведены такие данные: прямой материальный ущерб, нанесенный нам за четыре года войны, равен 679 млрд. рублей, а убытки от бесхозяй­ственности, по некоторым оценкам, составляют ежегодно 600 млрд. рублей. Значит, за один мирный год потери почти та­кие же, как за все четыре военных года. Поэтому неудиви­тельно, что миллионы людей прозябают в трущо­бах: живут в полуподвалах, полусараях, в условиях не­вероятной скученности, десятки лет стоят в очереди на жи­лье. Элита же имеет возможность в течение сравнительно короткого времени получить нормальные квартиры, ме­нять их на лучшие и на шикарные в специально выстроен­ных элитарных домах. На критику номенклатура не обра­щает внимания. Питание, досуг, отдых элиты организовано по тем же барским буржуазным законам.

В нашей стране в системе распределения благ образо­валась особая подсистема льгот и привелегий. Это касается даже детей. Дети ста­новятся неравными еще до своего рождения. При­вилегированность распространилась и на здравоохранение, которое располагает мизерным бюджетом. Причем из этого немногого систематически изымалась на оборудова­ние и обустройство больниц и санаториев для аппаратной верхушки зна­чительная часть средств.

‡агрузка...

Попранная справедливость, ощущение безысходности, неверие в торжество правды, осознание тщетности своих надежд на преуспевание честным путем ведут к социаль­ной апатии, накоплению гнева.

Долговременно и целенаправленно тоталитарная, вопиюще некомпетентная власть лживо утверждала, что наш путь самый светлый, что мы самые счастливые.

В течение десятилетий наши души сжимались, деформи­ровались под давлением лжи, несбыточных лозунговых обещаний.

Нас не учили жить – учили ждать, все время что-то преодолевая! Обещанная свыше благодать терзала нас, никак не наступая! С.Аксенова

В период безудержного вранья в стране росла и крепла жестокость, гибли люди от многочисленных аварий, преступлений, нищенского здравоохранения. Нам долго закрывали глаза на беды миллионов инвалидов и больных с тяжелыми физическими и психическими недугами. Проблемы помощи этим униженным у нас не существова­ло. Не случайно самоубийства наших сограждан приобрели устрашающие масштабы, охватили не только отвер­женных обществом инвалидов, но и обездоленных, напри­мер, женщин, в республиках Средней Азии:

В Узбекистане женщины горят,

О том не пишут и не говорят.

Какая боль поруганных сестер

Возводит на страдальческий костер?

М. Дудин

Запретными темами были детские дома, проблемы обречен­ных, онкологических, психиатрических, туберкулезных, ве­нерологических больниц.

Зло в виде лжи, насилия, взяточничества, протекцио­низма, карьеризма, воровства, год от года, как зараза, охватывало все большие круги населения, вы­тесняя из душ то священное, что именуется добром, мило­сердием, призрением.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.008 сек.)