АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 3. Фиона послала молодому портье свою самую обаятельную улыбку

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

Фиона послала молодому портье свою самую обаятельную улыбку. Он смутился и снова уткнулся в конторку.

– Я так и не нашел в списке вашего имени.

– Уверена, найдете. Мириам Сото.

– О. Как странно, мне показалось, что вы назвали другое имя. Должно быть, ослышался. Разумеется, проходите.

– Спасибо, красавчик.

Она оставила его краснеть у дверей. Добыть нужное имя из его сознания не составило труда – как и то, что он не знает Сото в лицо – но когда появится подлинная Мириам, возникнет пикантная ситуация, так что надо поторапливаться.

Бальный зал "Времен года" только начинал заполняться, поэтому пока людей было видно издалека. Она сразу заметила прямо впереди высокую элегантную фигуру Холдена Уотерса в окружении стайки юных прелестниц. Пытаясь двигаться плавной походкой – что было затруднительно отчасти из-за недостатка опыта, отчасти из-за непривычки к открытому вечернему наряду – она присоединилась к стайке, держась с краю, пока не перехватила его взгляд.

– Бог мой, – сказал он. – Поверить не могу, что знаком с вами.

– У некоторых весьма короткая память, – откликнулась она.

– Только не говорите, что мы встречались! Такое лицо я бы не смог забыть!

– Что ж, возможно, вы не можете припомнить не только мое лицо, – сладким голосом ответила Фиона. Девицы вокруг возмущенно зафыркали, а две даже оставили их группу.

– Юная леди… – начал он уже с почти нескрываемым раздражением в голосе.

– Да… папик? – подхватила она с ударением на последнем слове.

– Юная леди, я понятия не имею, кто вы…

– Это ничего, папик, главное, анализ на отцовство знает, кто ты, и…

– Может, побеседуем наедине? – он оглянулся вокруг. Подобно нейтронам, попавшим в плутониевый заряд, те первые возмущенные девицы вызвали цепную реакцию, и внимание всей стайки переключилось на других. Фона улыбнулась и помахала им вслед, когда Уотерс уводил ее из зала, твердо, но осторожно сжимая ее руку.

Через несколько мгновений они очутились в небольшой гостиной.

– Так, юная леди. Не знаю, встречались ли мы на самом деле или нет…

– Папик, тебе лучше выключить камеру, если она здесь есть.

– Перестань меня так называть!

Он ничего не сказал о видеонаблюдении, и по его поверхностной реакции она поняла, что камер здесь действительно нет – насколько знал Уотерс.



Тогда она с милой улыбкой вытащила из сумочки пластиковый пистолет и выстрелила. Затем были вздох – в пистолете использовался углекислый газ – и немного крови, когда дротик вонзился Уотерсу в горло. Выражение ужаса и потрясения только проступало на его лице, а ноги уже подкосились. Она подхватила бесчувственное тело и усадила в кресло.

– Приступим! – сказала она самой себе, стаскивая длинные перчатки, положила руки ему на виски и начала сканирование. Узнав все, что нужно, она поместила в его сознание очень четкую, неотложную мысль. Когда он проснется, его голова будет занята только тем, что одна из его фабрик должна взорваться, причем он будет знать, какая и когда. Ему едва хватит времени на эвакуацию рабочих и больше ни на что.

Она вновь натянула перчатки, полезла в сумочку и вытащила черный фломастер. Уотерс остался в кресле с надписью "ЖИТЬ СВОБОДНЫМИ" note 65 на лбу.

Она возвращалась не через танцзал, а выскользнула через заднюю дверь, про которую ей сообщили. Через нее можно было выйти, но нельзя войти.

Она вернулась к своему минивэну – допотопному "Кортесу" – проехала несколько кварталов и припарковалась. Выбравшись из вечернего платья, она натянула джинсы, майку, легкий бронежилет и свитер и снова села за руль.

Фиона выехала на шоссе I-5, и направилась на юг по направлению к Такоме, note 66 миновала аэродром "Боинг-Митцубиси" и по боковому съезду спустилась в серые дебри промышленной зоны. Припарковавшись у внешнего заграждения, она вытащила из отсека под сиденьем винтовку и кусачки и вылезла из машины.

Внешняя ограда была почти символической и остановила бы только детей – настоящие меры безопасности были дальше, и о них должен побеспокоиться кое-кто другой. Фиона за пару минут прорезала проход в сетке, взглянула на часы и пролезла в дыру. Теперь оставалось только ждать. Разглядывая мигающие огни на верхушках вентиляционных труб фабрики Уотерса, она пыталась сохранить сосредоточенность, но от вида фабрики "усыпителей" гнев перехватывал дыхание. Ни один, кто хотя бы раз видел тех зомби, в которых превращают телепатов подавляющие их способности препараты, не мог вообразить это "законной альтернативой". И тем не менее, препараты производят тоннами, не так ли? А нормалы зорко следят за тем, чтобы их соседям делали уколы не реже двух раз в неделю. После всего этого пришел их черед ослепнуть.

‡агрузка...

В 22:00 взвыли сирены. Оставалось надеяться, что это означает только, что Уотерс очнулся и сделал все, как надо. Через пятнадцать минут она услышала топот нескольких человек, бегущих к ней, и подняла винтовку на случай, если это не те, кого она ждала.

"Мэттью?"

"Это мы!"

И в то же мгновение в корпусах фабрики Уотерса вспыхнули три маленьких солнца, а секундой позже налетела ударная волна. Следом появились Мэттью, Стивен, Синемон, Адам и Феба. Фиона очутилась в руках Мэттью, позволив себе роскошь быстрых объятий.

– У вас получилось!

– Отличный план! – сказал Стивен, хлопнув ее по спине. – И будет еще лучше, если не попадемся. Валим отсюда!

Они набились в минивэн, Стивен сел за руль, газанул, и они помчались прочь.

– Были трудности? – спросил Мэттью, сжимая ее руку.

– Только великосветская часть.

Машину тряхнуло от очередного, еще более мощного взрыва.

– А вот это были "усыпители", – прокомментировал Стивен. – Чтобы добиться максимального рассеивания, пришлось сначала снести корпус.

– Погода не меняется, – заметил Мэттью. – Облако должно пройти прямо через Сиэтл. Может быть, попробовав эту дрянь на вкус, они не будут так настойчиво пичкать ею нас.

Ажиотаж эвакуации и сопутствующая ей паника, охватившая округу, прекрасно прикрыли их отступление. Они вернулись на I-5, снова съехали с него через несколько миль и ненадолго остановились у явочного дома в Рентоне. Здесь Синемон, Адам и Феба перебрались в зеленый "Богатырь Макаров" note 67 и направились прямиком на юг, к Портленду. note 68 Фиона, Мэттью и Стивен остались в минивэне. Они шесть часов колесили по проселочным дорогам, обогнули величественный Рейнир, note 69 проехали насквозь долину Якима, пока не добрались, наконец, до частного аэродрома, принадлежащего корпорации "Рентек".

У ворот их встретил щеголеватый юноша в черном костюме-тройке.

– Вы, должно быть, разыскиваете местный виноградник? – спросил он.

– Ага, – откликнулся Стивен. – Я ищу бутылку "Шалди" урожая шестьдесят первого года.

Парень удовлетворенно кивнул.

– Добро пожаловать, мистер и мисс Декстер, мистер Уолтерс. К вашей поездке все готово. Самолет ждет вас. Меня зовут Ринальдо д'Агуила, я буду иметь удовольствие сопровождать вас во время путешествия.

– Несомненно, удовольствие, – ответил Стивен.

 

* * *

 

Фиона на пробу дважды подпрыгнула на огромной кровати.

– Я, кажется, совсем забыла, каково это, – заметила она, распластавшись под пологом.

– А будет еще лучше, – сказал Мэттью, заглянув в соседнюю комнату. – Душ. Может, помоемся, перед тем, как изгваздаемся, миссис Декстер?

– К чему это разделять? – подняла она бровь. Она еще раз подпрыгнула на кровати и катапультировалась ему в объятья.

Позже, когда они лежали вспотевшие и прижавшиеся друг к другу, Фиона обвела комнату сонным взглядом:

– Знаешь, а мне даже в голову не пришло, что здесь может быть камера.

– Теперь поздновато об этом беспокоиться.

"Ты им доверяешь?"

"Я валяюсь голым в одном из их сьютов, что говорит совсем не мою в пользу, потому что нет, я им не доверяю. Но они всегда хорошо играли за нас. Мы бы потратили чертову уйму времени, готовя подрыв фабрики "усыпителей" без их помощи, а смыться оттуда и вовсе не было бы шансов. А теперь мы в прекрасной комнате и имеем в запасе день или два, чтобы прогуляться по Французскому Кварталу, note 70 пока они готовят следующий переезд. Это как небо и земля по сравнению с нашими обычными маршрутами". Он погладил рукой ее по животу.

(скептицизм) "Они помогают нам вовсе не из любви к тэпам, а потому, что Уотерс – их конкурент по фармацевтическому бизнесу", – ответила Фиона.

"Совершенно верно. Но если бы подполье держалось на одном альтруизме, оно имело бы весьма бледный вид".

С этим она не могла не согласиться.

 

* * *

 

Фиона спала беспокойно. Кровать чересчур удобна, комната – слишком хороша. Некоторые из ее народа спали по ночам на улицах, некоторые – в концентрационных лагерях. Ей казалось неправильным, что ее окружает такая роскошь.

Но это было еще не все. Она вылезла из кровати и подошла к окну, вглядываясь в огни Нью-Орлеана. Внизу раскинулся новый Французский Квартал, отстроенный заново после жуткого наводнения 2092 года. note 71 Но слишком новым он больше не казался. Вообще, наводнение уничтожило столь значительную часть города, что многие предлагали переименовать его в Новый Нью-Орлеан, но это предложение оказалось не самым популярным.

В глубине души она гадала, не стоит ли и ей стать Новой Фионой.

Она по-прежнему любила свое дело, но в ней самой многое переменилось за те четырнадцать или около того лет, что она занимает место Манки. Сначала была вера в то, что она обязательно победит, изменит весь мир. Это было чудесное, наилучшее чувство. Небольшие победы – когда им удавалось выхватить ребенка из лап Пси-Корпуса или взорвать фабрику "усыпителей" – были неплохи, но в прежние времена они оставались только приправой к главному блюду – мечте о последней битве, после которой все будет хорошо.

Но годы незаметно подтачивали эту мечту, и вот однажды, не осознав даже, когда или почему, она поняла: эти маленькие победы – все, что у них есть, потому что войну – войну выиграть невозможно. Вода заполняла их шлюпку быстрее, чем они могли вычерпывать.

В конце концов, ей пришлось согласиться, и даже отчасти смириться с этим. Беда была в том, что она не могла и заикнуться об этом другим, даже Мэттью. Людей приводило к ним и поддерживало во всех испытаниях только одно: вера в то, что однажды все закончится, и они выйдут на свет. Их поддерживала надежда.

И они с Мэттью, лучше или хуже, к добру или худу, стали воплощением этой надежды, ее сосредоточием. Что почувствуют остальные, если узнают, что у нее, Фионы, матери революции, в сердце больше не осталось надежды?

Осторожный стук в дверь прервал ее мысли. Она нашла и надела джинсы, натянула майку и заглянула в дверной глазок.

Это был д'Агуила. Что ему понадобилось?

Она приоткрыла дверь.

– Мисс Декстер?

– Это я.

– Я надеялся, что не придется вас беспокоить, но возникло дело особой важности, и мы очень рассчитываем, что можем просить вас об одолжении.

– Вам нужно кого-то просканировать? Сейчас?

– Пожалуйста.

Она задумалась. Это одна из разновидностей платы за помощь, которую им оказывают корпорации. В штате "Рентек" состоит, пожалуй, сотня тэпов, но все они из Пси-Корпуса, а значит, не будут проводить незаконных сканирований.

Заранее чувствуя себя по уши в грязи, она кивнула. Мэттью спал, и она не стала его будить.

 

* * *

 

"Делом особой важности" оказался молодой человек около двадцати пяти лет, блондин с вьющейся шевелюрой и симпатичным круглым лицом. Фиона отметила про себя, что оно было бы еще симпатичнее, если бы не рассеченная губа и разбитый нос. Она рассматривала его через поляризованное стекло, за которым в серой комнате стояли небольшой стол и два стула.

– Он тэп, – сказала она д'Агуиле, – и сильный.

– Достаточно сильный для пси-копа?

– Да.

Д'Агуила, казалось, скрипнул зубами:

– Он около года работает в нашем департаменте технической поддержки. Попался на том, что пытался переслать куда-то наружу файлы, но при задержании сумел стереть и файлы, и адрес назначения.

– И что вам нужно от меня?

– От вас требуется узнать, что он тут делал – что знает о наших соглашениях с подпольем, и так далее.

– Это непросто. Он будет блокировать.

– Делайте, что считаете необходимым.

– Он может оказаться сильнее меня.

– Мы просим только попробовать.

Она кивнула, хотя в животе заныло.

Но вошла.

И сразу же почувствовала его прикосновение.

– Ты – одна из нас, – мягко промолвил он.

– Я в этом очень сомневаюсь, – отрезала она. – Ты ведь пси-коп. Как насчет этого?

"Да, я пси-коп. И горжусь этим. Но я хотел сказать, что ты одна из нас, тэп. В Корпусе или нет, мы одинаковые. Родня".

– Говори вслух, – потребовала она.

"Ты не захочешь, чтобы я сказал вслух то, что знаю. Догадываюсь, ты из подполья".

"Хорошая догадка", – ответила она.

"Вы много работаете с этими людьми. А знаешь, они ведь вас используют".

"Как и мы их. Чтобы бить твоих головорезов. В чем разница?"

"Так я и думал. (пауза) Они собираются убить меня".

"Это меня не касается", сказала Фиона. "Ты сам вырыл себе могилу. Но если будешь сотрудничать, позволишь мне сканирование, я смогу вытащить тебя отсюда. Не знаю, что будет потом, но убивать тебя я не хочу".

(усмешка) "Если ты узнаешь то, что знаю я, да еще передашь им, меня тем более прикончат. И тебя, заодно".

– Дай просканировать тебя.

"Хочешь? Держи".

Образы заполнили ее сознание. Сколько это продолжалось, сказать она бы не смогла, но в конце ее трясло.

"Сиди тихо", передала она ему, когда все закончилось. "Я скажу, что не смогла тебя просканировать".

Он кивнул, и она вышла из комнаты.

– Ну, как? – спросил д'Агуила.

– Слишком трудно. Пока. Держите его там и не давайте спать. Попробую еще раз утром.

Д'Агуила замялся:

– Я рассчитывал получить результаты к десяти.

– И получите. Обещаю. Мэттью мне поможет.

– Очень хорошо.

Она ощутила тень подозрения. Оставалось надеяться, не слишком сильного.

– Я сама найду дорогу обратно, если вы не возражаете. Быть рядом с кем-нибудь сейчас… неуютно, – она постучала себе по голове.

– Понимаю.

По пути назад, она постучалась в дверь Стивена. Через несколько секунд и невнятных ругательств сонный Стивен появился на пороге:

– Эге. Что стряслось?

– Заходи к нам на кофе. "Это важно, бери свои шмотки".

– Ранние пташки, а? Ладно. Буду сей момент.

 

* * *

 

Они топтались на балконе, пока Стивен не закончил.

– Тут чисто, – объявил он, наконец, пряча "жукодава" в сумку. – Думаю, можем говорить.

– Хорошо. Я уже рассказала Мэттью, они просили меня просканировать пси-копа.

– Сукины дети. А ты?

– Ну, да. Хотя даже особенно напрягаться не пришлось, он сам все отдал. Я прикинулась, что не смогла его расколоть и пообещала им, что мы вместе попытаемся еще раз утром.

– Ладно, я въехал. К чему все эти китайские церемонии?

– Потому что пси-коп здесь вовсе не из-за подполья. Он выслеживает работорговцев.

– Что?

Она впечатала кулак в стену почти с удовольствием от резкой боли в костяшках пальцев.

– Черт возьми, Фи…

– Из каждых трех тэпов, которых "Рентек" переправляла к нам, один пропадал. Мы думали, что их перехватывает Пси-Корпус. А это не он. Мы помогали этим ублюдкам продавать телепатов в рабство.

– Господи…

– Ты уверена? – спросил Мэттью.

– Сам его просканируй.

– Нет-нет, конечно я верю… проклятье, что будем делать?

– У этого копа в голове все основные невольничьи рынки. Мы можем отыскать всех, одного за другим, и вернуть. Но, прежде всего, нам нужен коп. Я не оставлю его этим чудовищам.

– Он же пси-коп, – рыкнул Стивен. – Сдаст нас при первой возможности.

– Я не собираюсь его усыновлять, – огрызнулась Фиона, – просто вытащим его отсюда.

Мэттью кивнул:

– Фиона права. Это наша вина… мы направляли людей в "Рентек", и теперь они – рабы. Наша беда. Мы вытащим копа.

– Я с этим не спорю, – стоял на своем Стивен. – Но мы можем выяснить все, что он знает, а потом…

– Что потом? Договаривай! – потребовал Мэттью. – Хладнокровно прикончим его? Конечно, когда в меня стреляли, я убивал пси-копов, но так? Нет.

– Ладно-ладно. Мы его вытащим.

 

* * *

 

Охранников отключили дротиками Фионы. Они так и не узнали, кто их подстрелил. Куда большей проблемой оказались д'Агуила и стоявший рядом с ним детина с дробовиком. note 72 Открыв дверь, они, должно быть, включили какой-то сигнал тревоги; громила уже поднял им навстречу свою пушку, а д'Агуила вытаскивал браунинг.

Фиона изо всех ментальных сил ударила телохранителя, захватив его в тот момент, когда он уже нажимал на спусковой крючок. Д'Агуила успел выстрелить и попал Стивену в грудь. И хотя удар наверняка был очень силен даже через бронежилет, он нимало не уменьшил напор Стивена. Он с такой силой впечатал д'Агуилу в стену, что пошла трещинами штукатурка. Мэттью, тем временем, аккуратно парализовал телохранителя дротиком.

Пси-коп был там же, где она его оставила, но, кажется, его снова били.

– Так и знал, что ты зайдешь, – прошепелявил он из-за свежесломанного зуба.

– Заткнись. Знаешь это здание?

– Достаточно, чтобы мы выбрались. Но у них здесь, в здании, четыре готовых к отправке тэпа.

– И ты, конечно же, знаешь, где.

– Ну, типа того. Нам нужно только позвонить в Корпус…

– Нет! – гаркнул Стивен, взводя курок браунинга д'Агуилы. – Ты покажешь, где они. Сдать их Пси-Корпусу не лучше, чем оставить их здесь.

– Ты в это не веришь.

– Заткнись и делай, что говорят.

– Ладно, пушки-то у вас.

– Чертовски верно.

– Будите д'Агуилу.

С этим пришлось немного повозиться. В конце концов, они пробились в его сознание и поставили на ноги.

– Шо… – заплетающимся языком пробормотал д'Агуила.

– А вот что, – бросил Мэттью. – В этом здании держат четырех тэпов. Ты отведешь нас к ним, а потом выведешь всех отсюда.

– Невозможно. Здесь теперь все перекрыто по тревоге.

Стивен встряхнул его за шкирку:

– Надейся, что это не так, иначе тебе придется что-нибудь придумать. Потому что если ты прав, то ты – труп. И не пытайся нас обмануть или завести в ловушку, ты же понимаешь, не выйдет. А теперь будь паинькой, лады?

Взгляд д'Агуилы заметался между ними, вероятно, в поисках признаков сочувствия. Если это было так, то он не нашел ничего.

– Может и есть путь, – признал он. – Эсперы note 73 на уровне D. Если повезет, мы сможем спуститься оттуда к вертолетной площадке в президентском лифте. Если повезет.

– Кто смел, тот и съел, – бросил Стивен. – Ты можешь через систему устроить ложную тревогу в другой части здания?

– Да.

– Займись.

 

* * *

 

Они обходили патрули в коридорах, заранее чувствуя их приближение, но вот обмануть детекторы движения было куда сложнее. Когда они добрались до уровня D, у Фионы сложилось стойкое ощущение, что петля затягивается. Стоило лифту открыться, как ее впечатление полностью подтвердилось искрами и металлическими щелчками пуль вокруг.

Стивен взревел и ринулся вперед с дробовиком наперевес, словно из шланга заливая дробью все перед собой. Два человека вскрикнули и рухнули на пол, обливаясь кровью.

– В конце коридора, – проговорил д'Агуила, с трудом сдерживая тошноту при виде такого зрелища.

– Отлично. Мэттью и я туда, Стивен, держи лифт.

– Понял.

– Дайте мне оружие, – предложил пси-коп, – могу помочь.

– И не думай, – отрезал Стивен.

Двери были, разумеется, заперты, но пропуск д'Агуилы открыл их.

Когда дверь скользнула в сторону, две девочки-негритянки – близняшки лет двенадцати – рыжеволосый мальчик вряд ли старше пяти и худощавая молодая женщина чуть за двадцать уставились на Фиону пустыми глазами. Она ощутила их оцепеневшие сознания, и ее едва не вырвало.

– "Усыпители". Черт их побери.

– Идемте. Все идем. Мы уходим отсюда, – позвал Мэттью.

Грохот стрельбы в коридоре усилился.

Когда они подошли, Стивен с глубокой кровоточащей царапиной на руке изрыгал ругательства:

– Дети?

– Выбираемся. Как тебя,… д'Агуила, куда?

– Этот уровень – хранилище. Лифт там, за складами.

– Веди.

Внезапно двери на лестницу с треском распахнулись, оттуда вылетели и завертелись у ног Мэттью два яйцеобразных предмета.

– Мэттью! – только и взвизгнула Фиона, когда Стивен дернул ее вниз.

Но взрыва не последовало, а секундой позже Мэттью метнулся мимо:

– Газ! Бежим!

Они петляли по кроличьему садку складов и небольших закутков; впереди Мэттью и д'Агуила, Стивен прикрывал тыл, а она и пси-коп бежали между ними, подталкивая с трудом плетущихся телепатов.

Стивен завязал настоящий арьергардный бой, когда они промчались через большой склад и добрались, наконец, до маленького лифта. Пропуск и биоидентификат д'Агуилы открыли его, и они получили примерно двадцатисекундную передышку, прежде чем двери снова раздвинулись.

Невероятно, но факт: когда они вышли, крыша была пуста. Вертолет стоял на площадке, но не успели они пробежать и половину дистанции, как под ногами снова заклацкали пули. Безо всякого укрытия Стивен растянулся на крыше и снова разрядил дробовик. Рядом с ним Мэттью выпустил шесть пуль и начал менять магазин.

Три охранника в тяжелых бронежилетах, укрывшись за большой антенной, поливали крышу расчетливыми умелыми очередями из девятимиллиметровых автоматов "Нага". Весь путь беглецов до вертолета был для них как на ладони.

Фиона решилась. Опустившись на колено, она аккуратно прицелилась в того охранника, которого видела лучше остальных, и выпустила первую очередь.

"Тащи их в "вертушку", коп. Будем вас прикрывать, пока сможем".

"Не выйдет".

"А если вас не прикрыть, тем более не выйдет! Пошел!"

Она снова выстрелила и уже не видела, как пси-коп и его подопечные прорывались к вертолету. Она была слишком занята и медленно считала про себя, прикидывая, за сколько добегут они сами.

Через тридцать секунд охранники не выдержали. Двое метнулись из-за укрытия вперед, а двое оставшихся note 74 встали в полный рост и стреляли уже почти безостановочно.

Мэттью, которого едва перерубило пополам, откатился в сторону. Искры вспыхивали в считанных дюймах от лица Фионы. В отчаянии она попыталась дотянуться до мыслей охранников, но было слишком далеко, чтобы в такой суматохе надежно их заблокировать.

Стивен взревел и ринулся на ближайшего противника. Отшвырнув разряженный дробовик, он открыл ураганный огонь из пистолета, который подобрал, должно быть, на уровне D. Один из охранников опрокинулся на спину, пуля угодила ему в голову.

Двери лифта раскрылись. Фиона отчаянным рывком перевернулась на спину и подстрелила двух вновь прибывших, но пули рикошетировали от их брони. Она снова надавила на спуск, но боек только чиркнул по пустому патроннику. Она отпрянула от ответного огня, понимая: что бы они не делали, это конец.

И тут лифт и все вокруг него вдруг исчезло в ослепительно-белой вспышке, почти мгновенно сменившейся бесформенным черным облаком.

Не понимая, что случилось, она вскочила и обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как пси-коп разворачивает установленный в "вертушке" гранатомет в сторону укрывшихся за антенной.

Он усмехнулся ей, когда она в сопровождении Стивена и Мэттью карабкалась в вертолет.

 

* * *

 

Они бросили вертолет где-то возле Атчафалайи, note 75 позаимствовали видавший виды грузовик "Фольксваген" со стоянки подержанных машин и поехали на запад, в сторону Мексики. Стивен и Мэттью сидели в кабине, а Фиона, коп и спасенные телепаты забрались в кузов. Фиона проверила, не ранен ли кто-нибудь. Спасенные были как будто целы, но она теперь опасалась, что их пичкали не только "усыпителями". Кажется, они до сих пор не реагировали на происходящее вокруг.

Пси-коп обнажил в усмешке сломанные зубы:

– Из нас вышла неплохая команда, – заметил он. – Полагаю, ты – П12. Из тебя бы вышел чертовски хороший пси-коп.

– Скажешь это еще раз, и я проделаю в твоей башке лишний глаз, – почти ласково ответила Фиона.

Он равнодушно пожал плечами:

– Что дальше?

– Во-первых, я поблагодарю тебя за спасение наших жизней. Затем ты скажешь нам, где еще "Рентек" держит телепатов.

– По большей части они не в "Рентеке". Их сдают в аренду, продают частным лицам, преступным группировкам; можно назвать это "обменом кольцами". note 76

– Но ты знаешь, как получить архив таких сделок.

– Да, знаю.

– Он нужен нам.

– Зачем? Собираетесь воевать на два фронта? Один – против Пси-Корпуса, другой – против "Рентек"? Я очень сомневаюсь, что у вас есть на это ресурсы.

– Ты понятия не имеешь, что у нас есть. Может, мы так и сделаем.

– Хуже того, "Рентек" – один из ваших союзников. Неужели вы возьметесь теперь перепроверять всех "друзей" подполья? Начав однажды переворачивать такие камни, никогда не угадаешь, что отыщется под следующим. Станете чересчур разборчивыми – подполье останется совсем без союзников.

– Назови мне места.

– Не стану.

Фиона фыркнула:

– Еще как станешь.

– Нет. Какую жизнь вы можете предложить этим детям? Всегда в бегах, всегда под угрозой повторения того же самого? Там, среди нормалов, наш народ всегда будет только жертвой.

– А в Пси-Корпусе мы всегда будем только рабами.

Он покачал головой:

– Жаль, если ты и вправду в это веришь. Все, что мы делаем – это защищаем тэпов. Нормалы нас ненавидят. Они никогда не смотрят на нас иначе, как на послушное им орудие. Пси-Корпус – единственное место, где мы свободны и в безопасности. Я ничего не скажу.

– Мы выбьем это из тебя.

– Вы поступите так с одним из своих родичей? Тогда все, что рассказывают о вас, фанатиках, – правда.

– Послушай… как тебя зовут?

– Хэкман. Клод Хэкман.

– Клод, я бывала в лагерях. Я видела, что делают "усыпители". Я знаю, что такое Пси-Корпус и не желаю быть его частью. Ты не можешь этого увидеть, потому что тебе промыли мозги. Ты – стойкий солдатик. Но не пытайся вкрутить мне все это, ладно? Вы лишили людей их основополагающих прав, и этим открыли дверь для того, чем занимается "Рентек". И всем наплевать, потому что у тэпов нет прав, а Пси-Корпус это поддерживает, придает законный вид.

– Пси-Корпусу не наплевать. Меня чуть не убили из-за этого. – Он указал подбородком на спящих детей. – Ты толкуешь о свободе. Спроси, чего хотят они. Свободы подвергаться насилию… или быть под защитой и опекой, среди своей родни?

– Я не буду с тобой об этом спорить.

– А что же ты будешь делать со мной? После того, как поджаришь мне мозги?

Некоторое время Фиона молча смотрела на проносящиеся мимо ряды неохватных кипарисов.

– Сделаем так, – сказала она, наконец. – Ты назовешь нам половину и оставишь половину себе. Мы продержим тебя, пока не убедимся, что ты сказал правду, и тогда отпустим тебя еще немного побыть стойким солдатиком. Половину нам, половину – Пси-Корпусу. Если это не устраивает, мы выбьем из тебя все и пристрелим.

Клод задумался.

– Это ошибка, – в конце концов, решился он, – но будь по-вашему.

– Отлично.

Одна из близняшек протерла глаза, встала и робко приблизилась.

– Иди сюда, – позвала Фиона, протягивая руки. Девочка устроилась в ее объятьях и снова закрыла глаза.

Фиона тоже закрыла глаза, уловив волну нежности, быстро сменившуюся злостью, обе поразительно сильные. Пси-коп считал, что у него есть семья, но она знала, что такое семья, и Корпус ею не был. Как, впрочем, и сопротивление; оно было лишь надеждой на семью, которой когда-нибудь станет. Молитвой о ней.

И тут она поняла, где затерялась ее надежда, и может быть – только может быть, – как ее вернуть.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.051 сек.)