АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Найрина Сайрен. Из небытия меня выдернул жуткий грохот, а затем знакомый голос, громко возвестивший:

Читайте также:
  1. Найрина Сайрен
  2. Найрина Сайрен
  3. Найрина Сайрен
  4. Найрина Сайрен
  5. Найрина Сайрен
  6. Найрина Сайрен
  7. Найрина Сайрен
  8. Найрина Сайрен
  9. Найрина Сайрен
  10. Найрина Сайрен
  11. Найрина Сайрен
  12. Найрина Сайрен

Из небытия меня выдернул жуткий грохот, а затем знакомый голос, громко возвестивший:

- Трактирщик, всем за мой счет! Гуляем до рассвета!

И после этого возгласа вдруг стало невероятно тихо. Очень тихо. Казалось, вокруг никого нет. Даже свист ветра где-то за стеной послышался, одинокий и печальный.

- Да вы достали, - раздосадовано произнес господин Эллохар низким чуть хрипловатым голосом, присущим всем темным лордам. - Хватит изображать из себя статуи! Я видел всех!

Я замерла и даже дышать перестала.

- Мой принц, - прошепелявил кто-то испуганным голосом, - вы же… пить бросили...

- У меня появился повод.

- У вас… человеческая девушка на руках, - все тот же шепелявый.

- Что, правда? – искренне изумился тот, кто, похоже, действительно держал меня на руках.

И я распахнула глаза, чтобы увидеть деревянный потолок, потемневшие от времени балки, глиняную крышу, и… о, боги, висящих под крышей трех перепуганных вампиров! Вероятно, мне следовало бы закричать от ужаса при виде крылатых существ с бледной кожей, клыками и совершенно красными глазами, но один из них приложил палец к губам, одним этим универсальным для всех рас жестом взмолившись о моем молчании. И я промолчала!

- Найриша, - раздалось надо мной, и вампиров закрыла голова склонившегося надо мной господина Эллохара, - как ты себя чувствуешь?

Я смотрела на его абсолютно человеческое лицо, в совершенно человеческие глаза, и… мне очень хотелось поверить, что все произошедшее мне привиделось. Просто привиделось. В конце концов я переутомилась в лечебнице, а до того безумно сложная ночь в чайной, и явление божества, вернувшего мне магию и… дедушка.

- Тихо-тихо, дрожать не нужно, все хорошо, - успокоил меня Даррэн.

И я поверила. Глядя в его серо-синие глаза, я отчаянно захотела в это поверить.

- Отпустите меня, пожалуйста, - хотела сказать, а получился шепот.

- Мне кажется, ты все еще плохо себя чувствуешь, - мягко отказался господин Эллохар.

- Нет, что вы, мне уже лучше, - заверила я, убеждая себя в том, что и вампиры мне привиделись.

Но мужчина нахмурился, затем тяжело вздохнул и уже без тени улыбки произнес:

- Тебе здесь опасаться совершенно нечего. Тебя никто не тронет, никто не посмеет обидеть, никто не сможет прикоснуться даже. Ты со мной, Найриша, а значит под моей абсолютной защитой. Все поняла?



Не поняв ровным счетом ничего, я все же утвердительно кивнула.

И меня тут же осторожно поставили на ноги, развернув к себе лицом и я ничего, кроме господина Эллохара, его серой рубашки и завязок на оной не видела. Затем прозвучало несколько напряженное:

- Найришенька, еще раз - здесь тебе совершенно ничего не угрожает и…- так как я смотрела на господина Эллохара, не могла не заметить, как вдруг стал рассредоточенным его взгляд, как изменилось дыхание, как…

Я затаила дыхание, не отрывая от него взгляда почему-то широко распахнутых глаз. Голова вмиг закружилась, сердце забилось неистово и быстро, и как-то окружающее стало терять очертания… Но тут краем зрения я заметила…вввампира, и он осторожно крался по балке к двери и…

- Что? - раздраженно спросил Даррэн, и повернулся, проследив за моим взглядом.

Мне бы хотелось, чтобы у меня были галлюцинации, но господин Эллохар тоже видел вампира и у него вопросил:

- Куда?

И несчастный монстр, задрожав всем телом, едва не свалился с балки, а затем торопливо забормотал:

- Пппрошу прощения, ваше высочество, меня жена заждалась, детки малолетние и…

- Ты не женат, Хойстен, - мрачно отрезал мужчина.

- Жженюсь! - с готовностью заверил вампир. - Вот сию минуту женюсь, ваше высочество!

- Угу, и за создание детей малолетних примешься, - не без насмешки хмыкнул господин Эллохар.

- Непременно! - жарко заверил кровососущий монстр.

В таверне послышались смешки. Странные, булькающие, хриплые, рычащие… не человеческие. Очень медленно я повернулась и…

Крик застрял в горле!

Прямо рядом со мной находился огромный черный мохнатый паук с подносом, заставленным черными продолговатыми черепами, в которых было что-то пенное, и этот поднос чудище удерживало одной лапой…

- Рашшд видеть, - прошамкало существо, и при каждом звуке колыхались его жвала и маленькое черненькое облачко над ними.

‡агрузка...

Я пошатнулась и теплые ладони господина Эллохара мгновенно обняли за плечи, словно напоминая о том, что в этом кошмаре нас двое.

- Ждего желаете, прекраснейшая? - вопросил паук.

У него было шесть пар глаз, маленьких, ярко-алых и повязанный на брюшке передник странной конструкции, из которой он одной из ног достал лист бумаги и перо, и продолжая удерживать поднос, напомнил:

- Я вас слушаю, готов выполнить любое ваше пожелание!

Испуганно вжалась в стоящего за моей спиной господина Эллохара и услышала его тихое:

- Спасибо, Найриша.

Вмиг позабыв о пауке, запрокинула голову, и глядя на Даррэна спросила:

- За что?

- Ты ищешь защиту у меня, - улыбнулся мужчина, - это говорит о многом.

- Да вы просто здесь единственный человек! - воскликнула я.

И услышала смешок. И еще один. И кто-то загоготал в углу, и…

- Хватит, - сказал Даррэн.

Таверна мгновенно погрузилась в напряженную тишину.

- Идем, - господин Эллохар осторожно обнял меня за плечи,- я голоден, да и тебе стоит поесть, Найриша, а заведение Ройха одно из лучших в столице.

- Мы в столице? - мгновенно переспросила я.

- Не в Сарде, - с мягкой успокаивающей улыбкой ответил он.

И все так же держа за плечи, повел между деревянных столов, с деревянными же скамьями, по деревянному полу выполненному из светлого дерева и потому была очевидна удивительная чистота этого заведения. Поразительная чистота. Блестело все - натертые столы, лакированные скамьи, вычищенные балки и столбы, покрытые рунами бревенчатые стены. А еще здесь пахло удивительно - специями, которые мне были не известны, пряностями, удивительно аппетитной свежей выпечкой, и таких ароматов я не вдыхала даже в доме госпожи Шилли.

Господин Эллохар подвел меня к столику у стены, усадил почти насильно, а я изумленно разглядывала белые с красной вышивкой салфетки, не новые, но чистые настолько, что казались таковыми, шесть видов соли в маленьких стеклянных баночках, тринадцать баночек со специями и перцем, и все это в плоской круглой корзинке, которая так же была предметом декора. Удивительное место, здесь каждый сразу погружался в атмосферу уюта, тепла, заботы и сервиса настолько высокого уровня, что желания угадывались до того, как были озвучены.

- Вода, прекраснейшая, - передо мной поставили до краев наполненный высокий прозрачный стакан.

И я, поблагодарив, мгновенно выпила половину, и только тогда поняла, что мне действительно очень хотелось пить.

- На твой выбор, Ройх, - произнес Даррэн.

И я услышала шуршание передника удаляющегося паука… Осознание того, что здесь монстры, вновь вернулось! И понимание того, что я только что видела вампира и…

- Не оборачивайся, - попросил господин Эллохар. - И, Найриша, они такие же мыслящие существа, как и люди, тоже хотят жить, любить и быть любимыми, знать, что важны и нужны своим близким, просто форма жизни иная, а в остальном все то же самое.

Несмотря на просьбу, стремительно обернулась - все присутствующие здесь изображали статуи и даже не дышали, наверное, поэтому мой страх не обрел форму паники, пока же… Я видела застывших горгулий мужского пола - у нас в справочнике по адовым расам они были иные - синекожие, без одежды, с оскаленными пастями, здесь же в брюках и рубашках, но босые, и разные по цвету - синие, черные, серые, коричневые, и размеры разные, и строение крыльев, и даже строение черепов. Горгулы смотрели на меня со смесью интереса и ужаса. Впрочем, нет - ужас они испытывали едва их вытянутый как у ящериц зрачок чуть-чуть смещался в сторону господина Эллохара и вот тогда эти вдвое большие по размеру, чем Даррэн, чудища вздрагивали от страха. И это выглядело забавно. А за соседним с ними столиком сидели почти люди, почти, потому что у них были редкие длинные волосы зеленовато-черного оттенка, светлая кожа, поблескивающая чешуйками в свете горящих в таверне огней, всего два передних острых серповидных зуба, расположенных рядом, и свернутые кольцом хвосты под столом - как они, имея подобное строение тела умудрялись сидеть мне сложно сказать. Змеелюды тоже тряслись, кося глазами на господина Эллохара.

А вот справа от них, за круглым столиком расположились удивительно красивые существа, и я с первого взгляда даже решила что это дети - худенькие, щуплые, с поднятыми в хвост на макушке серыми волосами и ушками, почему-то заостренными книзу… Через мгновение поняла жуткое - пожиратели! Это были девушки из клана пожирателей, это… Я едва не закричала, но тут заметила, что одна из пожирательниц, бросив испуганный взгляд на Даррэна, быстро отвернулась и ее руки задрожали от страха!

Стоит ли удивляться, что перестав уделять внимание обитателям таверны, я повернулась к своему спутнику, и принялась внимательно его рассматривать. Но господин Эллохар был все тот же - светлые волосы сейчас небрежно собранные, светло-серые с синим оттенком глаза, нос с горбинкой, загадочно-вопросительная улыбка на тонких губах, широкие плечи, худощавое тело, сильные ладони с длинными пальцами, ногти коротко остриженные светлые… Человек, абсолютно и полностью человек, но все же было что-то в его облике, в несуразности и несовместимости черт лица такое, что наталкивало на два вывода - о невоздержанности в половых связях его предков, или о неестественности…

- Скажите, что я сплю, пожалуйста, - отчаянно взмолилась я.

- Ты спишь, - милостиво успокоил Даррэн.

- Спасибо, - мне сразу стало легче.

Намного легче, и даже эта заполненная монстрами таверна вдруг стала казаться милее и уютнее, и ладонь Даррэна, накрывшая мою руку и осторожно ее погладившая, и аромат выпечки, и отдаленный звон бокалов.

- Вероятно я заснула на той самой скамье в городском парке, - начала рассуждать я, - и сейчас, - взгляд на господина Эллохара, - вы снова как благородный лорд несете меня по ночным улицам Сарды в дом госпожи Шилли, да?

Улыбка на его губах стала шире.

- Знаете, лучше бы вы меня разбудили, - наставительно посоветовала мужчине.

- Зачем? - поинтересовался он. - Найриша, мне бесконечно нравится носить тебя на руках и я вовсе не испытываю неудобства от этого.

Прозвучало как-то интимно. Резким движением, отняв свою ладонь, я выдохнула:

- Господин Эллохар, вы…

- Рэн, - мягко, но непреклонно поправил он.

- Даррэн, - не согласилась я с его требованием, но все же снизошла до нейтральной формы обращения, - я настаиваю, чтобы вы меня разбудили. Прямо сейчас. Я не считаю допустимым в очередной раз пользоваться вашим благородством, я и так многим вам обязана.

И сама поняла, как смешно это выглядит. То есть я во сне, разговариваю с объектом своего сна и что-то требую.

- Простите, - смущенно отвела взгляд.

- Не вопрос, - весело ответил Даррэн.

Я же пыталась определить, в какой именно момент провалилась в сновидение. По всему выходило, что это случилось, когда нас окружил синий огонь. Потому что все случившееся далее напрочь не соответствовало ни моим представлениям о реальности, ни привычному уже для меня поведению господина Эллохара.

Топот ног и меня обошел справа огромный паук, но не тот, которого я уже видела.

- Ужин для вас, прекраснейшая, - сообщил он, ставя поднос на стол и начиная сервировать стол.

Его лапки в белых перчатках разложили передо мной белоснежную салфетку так, что один ее края живописно свисал со стола, далее была поставлена тарелка, большая, плоская антрацитового цвета, на нее маленький квадрат белоснежной салфетки, и уже на салфетку аккуратный глиняный горшочек, столь небольшой, что я могла бы обнять его ладонями, судя по всему только из печи и накрытый аккуратной крышечкой. Далее на стол были положены три ложечки, четыре вилки, два ножа, корзинка с хлебом десяти видов, пиала со сметаной и блюдечко с зеленым мелко нарезанным на кусочки ароматным плодом, названия которого я не знала.

- Куриный бульон от шефповара! - возвестил паук, и виртуозным жестом снял крышечку с горшочка. - Приятного аппетита.

После чего удалился, оставив меня в совершеннейшей растерянности. Проблема в том, что есть во сне, казалось мне совершеннейшей дикостью, но стоило этому странному официанту снять крышку с супа, как очень аппетитный аромат словно окружил, и попробовать безумно захотелось.

И потому я посмотрела на свои руки. Сон - не сон, а вымыть их следовало перед едой. Вот только где… Я смущенно посмотрела на Даррэна, он, как оказалось и вовсе не сводил с меня глаз.

- Что-то не так? - последовал довольно лукавый вопрос.

- Мне бы вымыть руки… - осторожно начала я.

- Идем, - господин Эллохар поднялся, накрыл мой суп обратно крышечкой, и протянул мне ладонь.

- Да, но… это же будет женская уборная, - попыталась возразить я.

- Но это же сон, - широко улыбнулся он.

- Я понимаю, но…

Не став слушать моих возражений, Даррэн обошел скамью, обхватил меня за талию и поднял, игнорируя попытку к сопротивлению, после поставил на ноги, взял за руку и повел за собой. Мне не оставалось ничего иного, кроме как следовать за ним, правда при этом я растерянно оглядела таверну и увидела нечто невероятное - монстры и чудовища, совершенно бесшумно, и старательно не предаваясь панике, покидали трактир! Первыми были люди-кошки, затем, бесшумно распахнув окна, торопливо уползли пауки на которых не было передников, за ними вылетели вампиры. Огромные змеи, скрывавшиеся за барной стойкой, метнулись к дверям и выползли, лавируя между ногами, копытами, хвостами других покидающих таверну. То есть монстры попросту сбегали!

- Я все слышу, - не оборачиваясь и не прекращая вести меня за собой, произнес господин Эллохар.

Нечисть замерла на секунду, а затем началось паническое бегство! Столпившись у двери, чудовища толкались, переползали друг через друга и все это в совершенном безмолвии! И я хотела бы что-то сказать, но два вампира, пожирательница и кто-то странный, с шестью глазами и десятком рук, жестами взмолились о молчании и я ничего не стала говорить Даррэну.

Господин Эллохар привел меня к небольшой узкой двери в стене близ трактиной стойки, открыл дверь сам, вошел, через несколько секунд оттуда выползли четыре змеелюды, выплыла вампирша, затем три… девушки с рогами и хвостами, одна толстая подобная жабе женщина едва просунулась. Две девушки с зеленой кожей и абсолютным отсутствием стыда, так как на груди их в самом центре молочных желез сверкали по камешку, а на бедрах виднелись лишь столь же сверкающие маленькие треугольнички выходили медленно и лениво, затем томно обернулись, но видимо что-то напугало – обе опрометью бросились прочь.

- Прелесть моя, можешь входить, - позвал меня Даррэн, продолжая находиться в женской уборной.

Вошла я исключительно потому, что это был сон, в иной ситуации - да ни за что!

И вновь была искренне поражена, в первую очередь тем, что здесь было достаточно маленькое помещение и меня до крайности заинтересовал вопрос - где прятались все эти существа заметно женского пола? Вторым, что вызвало мое удивление, была безукоризненная чистота. Сверкало все - черные мраморные потолки, черные стены, белоснежная раковина умывальника и… два духа воды. Холодный - чуть синеватый и горячий - красноватый. Оба крошечных создания низко мне поклонились и застыли двумя кранами. Рядом с ними в корзинке сплетенной из высушенных речных водорослей оказалось разнообразное мыло в виде рыбок.

- Найриша, я очень голоден, - оторвал меня от созерцания Даррэн.

- Понимаю, - смущенно подошла к раковине, - а как?

- Ладошки поднеси, - понял он, о чем был вопрос.

Я не рискнула. И тогда произошло то, что действительно могло произойти только во сне - господин Эллохар стремительно подошел, схватил меня за запястья, поднес мои руки к кранам и… оттуда полилась вода. После мужчина схватил одну из рыбок, намылил мои ладони, смыл пену, затем вдруг что-то загудело и мокрую кожу обдало теплым ветром, мгновенно высушив.

- Это… это… - начала было я.

- Идем, - попросил Даррэн.

И мы вернулись в зал таверны, который совершенно опустел, остался всего один паук, тот самый Ройх, которому принадлежало это заведение, и который при виде нас, произнес:

- Ваше высочество, если вы пожелаете, всех вернут сию же секунду.

- Э нет, - весело отозвался мой спутник, - не зря же я грозный вид изображал.

Говоря все это, он вел меня к столу, а едва подвел, ласково приказал:

- Найришенька, садись.

Паук тот час же услужливо снял крышку с моего супа и даже пододвинул скамью, чтобы удобнее сидеть было, но затем осторожно спросил:

- То есть вы не будете… пить?

- Нет, Ройх, мне бы поесть, - садясь напротив меня, недовольно произнес господин Эллохар.

- Эм,- замямлил наш ужасающего вида трактирщик, - а… эм… порядок наводить?

- Мне не до порядка, Ройх! - рыкнул вдруг Даррэн. - Я банально голоден!

Однако паук, махнув лапой в сторону кухни, меж тем остался на месте, и еще более осторожно, заискивающе даже, спросил:

- А зачем тогда посетителей… эм…

И мы с Ройхом услышали невероятный ответ:

- Хотел поужинать со своей любимой девушкой наедине в лучшей таверне столицы, Ройх, что не понятного? Найриша, ешь, суп стынет. Ройх, какого…

- Так это романтический ужин? – дрожащим, словно паук сам не верил в сказанное, голосом вопросил трактирщик. - Так это действительно… так у вас еще ничего не… так вы только, да? Ох! Ваше высочество! Сейчас-сейчас, в лучшем виде все устроим!

И огромное мохнатое чудище забегало по потолку в буквальном смысле, гася свечи и факелы. Не прошло и минуты, как весь зал погрузился в полумрак, освещенным остался только наш столик.

Затем как-то совсем неожиданно заиграла приятная тихая музыка, словно кто-то играл на гитаре, а после в зал стали вносить блюда, пылающие огнем. Вероятно именно это, да еще и тот факт, что Даррэн был голоден, заставили меня отложить выяснение одного момента на потом. Едва перед мужчиной расположили полукругом различные виды мяса - от вареного с соусами, до жаренного, запеченного, подрумяненного, тушеного, пареного и попросту сырого, огонь, а горели, как выяснилось, пиалы, расположенные на блюде рядом с мясом, стал полыхать значительно слабее. После подали салат, хлеб, рыбу. Блюда все несли и несли и я подумала, что столько съесть невозможно.

Но вот пауки, поклонившись, нас оставили, и тогда…

- Как суп? - вопросил Даррэн.

- Очень вкусный, - затаив дыхание ответила я, в ожидании того, что будет происходить далее.

Вилку господину Эллохару не подали - вместо нее на салфетке оказался длинный, не менее локтя в длину, трезубец, с остриями в виде стрел на конце. Так же имелся внушительный нож столь внушительный, что попадись мне грабитель с подобным, я, несомненно, отдала бы ему все деньги. Но это я. А мой спутник, с изяществом истинного аристократа принялся есть - он отрезал кусочек мяса с того блюда, которого ему хотелось, после обволакивал отрезанное в одну пиалу, затем подносил к огню, следом почти мгновенно опускал в пиалу с соусом, огонь с шипением гас, а мужчина отправлял кусок в рот, и принимался жевать, с улыбкой глядя на меня. После третьей порции, поинтересовался:

- Ты хочешь меня о чем-то спросить?

Вопросы имелись, однако я решила повременить и, ответив «Позже» так же приступила к трапезе. Бульон был невероятно вкусным и наваристым, и именно его вкус, ощущаемый мной с каждой ложкой, все более и более заставлял сомневаться в том, что происходящее является сновидением.

Пользуясь тем, что Даррэн старательно отрезал кусочек от сырого мяса, которое резалось хуже прожаренного, я осторожно взяла вилку, уколола себя в ладонь. Боль, четыре следа - все как в реальности. Мысль о том, что я целитель и потому подсознание знает, как обмануть, проскальзывала, конечно, но как-то все это было слишком естественным.

- Найриша, - позвал меня мужчина, - если хочешь мяса - я поделюсь, не стоит столь рано приобщаться к каннибализму.

- Вы имеете что-то против человеческого мяса? - рассеянно съязвила я.

- А должен? - поинтересовался Даррэн.

Неправильный разговор, излишне реалистичный сон, дразнящий запах мяса в третьем слева блюде. Мужчина перехватывает мой взгляд, его улыбка становится шире и мне задают провокационный вопрос:

- Попробуешь?

Отрицательно покачала головой и услышала протяжное:

- Это рыба.

- Мясо красное, - возразила я.

- И все же рыба, попробуй.

Даррэн отрезал маленький кусочек, протянув руку через стол забрал у меня вилку, наколол мясо, обмакнул в соус, но не обжег в огне, и передал мне. Осторожно пробую странный кисло-сладкий очень острый соус, который напрочь убил все вкусовые рецепторы, так что о мясе сказать что-либо я уже не могла.

- Вкусно? - поинтересовался Даррэн.

- Жжет, - тяжело дыша, выдохнула я, и торопливо потянулась к стакану.

Выпила махом все до дна и… поняла, что это действительно не сон. Это не могло быть сном - слишком яркие ощущения, слишком явственно я ощущаю вкус блюд, слишком…

- Господин Эллохар, - начала было я.

- Рэн, - поправил он.

- Даррэн, - вновь пришла к компромиссу я, - меня безмерно интересует сказанная вами фраза «Хотел поужинать со своей любимой девушкой».

- Найрина, - тон мужчины стал официальным, - а что именно вам не понятно в данной фразе? Ведь я не использовал аллюзий, метафор и иносказаний.

Резко выдохнув, я была вынуждена признать:

- Да, на первый взгляд фраза предельно проста, но задумайтесь о ее смысле!

Господин Эллохар хмыкнул, а затем приказал:

- Ройх, лучшее вино нам, будем думать.

Топот многочисленных ног по потолку, и сверху свесилась бутыль на паутине, следом два бокала, затем в бокалы упал лед. Потрясенная я слова сказать не успела, как Даррэн откупорил бутыль, затем разлил вино, протянул мне бокал и возвестил:

- За фразу!

В ином случае я бы отказалась, но учитывая жажду, вызванную излишне острым соусом без слов взяла, отсалютовала господину Эллохару, сделала три медленных глотка и почти сразу ощутила, как закружилась голова… Может сон? Но даже во сне хотелось внести ясность:

- Вы сказали о любимой девушке, Даррэн. Кого вы имели ввиду? - холодно спросила я.

Мой спутник сделал всего один глоток вина, после чего усмехнувшись каким-то своим мыслям, произнес:

- Это же сон, прелесть моя, а в твоем сне я мог иметь ввиду лишь тебя, Найриша.

Мне нечем было возразить.

Появился Ройх - мне казалось, что у него какой-то особый нрав, истинного хозяина заведения, который своей таверной весьма горд, и этим он напомнил мне многих торговцев с Озерной улицы.

- Эрассата для прекраснейшей, - возвестил он, одной лапой убирая мой суп, двумя другими размещая передо мной тарелку с чем-то воздушно-кремово-зеленым, на желейной основе.

Я хотела было поблагодарить, но когда повернулась, рядом со мной уже никого не было.

- Наверху, - сообщил Даррэн.

Запрокинув голову, я увидела, как поднимающийся по паутине Ройх исчезает в темноте… Выглядело жутко.

- Можешь пересесть ко мне ближе, - неожиданно предложил господин Эллохар.

Подхватив тарелку и столовые приборы, я обошла стол и устроилась поближе к Даррэну, а он переставил ближе ко мне бокал вина. Следующий глоток я сделала, задумчиво разглядывая таверну – до этого я сидела к ней спиной, теперь же мне представилась возможность разглядывать ее интерьер, затопленный полумраком. А после я как-то неожиданно поняла, что бокал скорее пуст, чем там еще есть хоть глоток, и приступила к дегустации блюда, названного эссаратой.

Я отключилась от всего происходящего с первой ложки!

Это было нечто невероятное - легкий мусс словно таял на языке, погружая в удивительные картинки, и я вдруг отчетливо увидела туманное утро в деревне, где у папы была практика. Подернутый белой дымкой лес, стадо коров, с перезвоном привязанных к их ошейникам колокольчиков отправляющееся на пастбище, запах едва скошенного сена, аромат свежего хлеба, который няня только-только вынула из печи…

Когда я открыла глаза, возникло невероятное ощущение, что я проснулась в собственном сне. Передо мной вновь стоял бокал до краев наполненный вином, и я не отказала себе в удовольствие сделать еще глоток, прежде чем вновь унестись в путешествие по грезам, со второй ложечкой эссараты.

И я словно перенеслась в цветущие сады Сарды, вдохнула воздух, напоенный ароматами цветов, услышала пение птиц и ощутила, как по венам все быстрее бежит кровь, как хочется кружиться, раскинув руки, а желание пробежаться по дорожкам я с трудом подавила, ведь я леди - леди Найрина Сайрен, едва поступившая на первый курс целительского факультета.

Распахнув глаза, торопливо запила чувство горечи от утраченного вином, и набрала последнюю, третью ложечку эссараты, чтобы…

- Знаете, это сон, - несколько растерянно произнесла я, - но, Даррэн, если вы это не попробуете, я себе подобное не прощу!

- Да? – все как-то странно плыло, но я серо-синие глаза Даррэна я видела очень отчетливо. И вдруг эти глаза оказались ближе, и я услышала искренне удивленное:- Никто и никогда не делится эссаратой, Найриша. Видишь ли у нее разовый эффект, ее готовит всего один повар в Хаосе и ее можно всего три ложечки. Так что ешь, прелесть моя, мне нравится слышать, как ты тихо стонешь от удовольствия, проживая самые неординарные моменты своей сознательной жизни.

- Неординарные? - переспросила я.

- Мм… важные, приятные, переломные, у всех по-разному, но это всегда незабываемое удовольствие и незабываемое лакомство. И не забудь сделать еще глоток вина, он усиливает вкус эссараты.

Даррэн отодвинулся, а я не смогла не спросить:
- А вы сами пробовали ее?

И получила честный ответ:

- Не доводилось. Это считается женским лакомством – ведь эссарата позволяет получать удовольствие от прошлого, мужчины же предпочитают жить будущим, так что…

Я молча, но настойчиво поднесла ложечку к губам господина Эллохара, и увидела, как недоуменно вскинулась его бровь.

- Это же мой сон, - напоминаю очевидное, - а мой сон - мои правила. Пробуйте!

Несколько секунд мне казалось, что он откажется, но долгий пристальный взгляд в мои глаза, а затем Даррэн потянулся за бокалом, сделал глоток вина, и медленно произнес:

- Мне половину и тебе половину, хорошо?

И я поняла, что при ином раскладе мне откажут.

- Хорошо, - весело согласилась я.

Отставив вино, Даррэн осторожно обнял мою ладонь обеими руками, затем, не отрывая взгляда от моих глаз, потянулся к ложечке. Его губы накрыли мусс, затем медленно мужчина отстранился, забрал из моей дрогнувшей ладони ложечку, развернул и поднес к моим губам. И я послушно приоткрыв рот, забрала крем и зажмурилась…

Изломанный искореженный город, битое стекло, мертвые тела, пожары, запах гари, кровь повсюду… Больно. Мой мир разрушен и эта боль, боль по утраченному заставляет сердце сжиматься. И я иду по улицам, но слез больше нет - я словно все выплакала…

Иду туда, где нахожу странного непонятного мужчину, которому больно так же, а может еще больнее. Но вот он обнимает меня, и дикое, гнетущее чувство одиночества и потерянности исчезает, а в душе поселяется тепло…

Наверное глупо, но там и сейчас тепло, и я больше не чувствую себя одинокой - меня грело сочувствие, проявленное совершенно незнакомым человеком, меня грело его прикосновение, меня согревала мысль, что в этом страшном и жестоком мире, есть те, ради кого стоит жить. Такие удивительные люди, как господин Даррэн Эллохар, сложный, непонятный, вспыльчивый, но честный. Благородный и удивительный человек.

Я улыбнулась и открыла глаза, чтобы посмотреть какое именно выражение сейчас на лице Даррэна и…

Лица не было! Даррэна не было!

Рядом со мной сидел темный лорд! Истинный темный лорд! С платиновыми, почти белыми волосами, темной кожей, внушительным с горбинкой носом, черными бровями вразлет и черными же ресницами, столь заметными сейчас, когда он держит глаза закрытыми. У него были широкие плечи, гораздо шире, чем у людей, жилистая шея, и руки… большие, обтянутые грубой темной кожей, с черными когтями! Идеально подпиленными когтями! Это был темный! Темный лорд! Это…

Где Даррэн?!

Мелькнула следующая мысль, и я сама не заметила, как потянулась к ножу, забыв о том, что мне никогда не сравняться в силе с темным, но забыв о чувстве самосохранения, я хотела знать, где Рэн! И что этот монстр с ним сотворил!

И поднявшись из-за стола, я направила лезвие ножа к шее чудовища…

- Безумно тяжело, - все так же не раскрывая глаз, произнес темный лорд, - не могу об этом вспоминать, не могу об этом не думать - твой запах, но вкус другой женщины на губах, и аромат твоих слез, разливающийся по парку. Прости меня, Найриша, прости, я не хотел, причинить тебе боль. Я…

Нож выпал их моих рук.

И вместе с ним рухнул мой мир! Рухнул и разбился, разлетевшись на тысячи осколков невыразимой боли, выморозив всю душу настолько, что я вдруг почувствовала себя мертвой, убив во мне все, во что я боялась даже поверить…

- Найриша? - темный открыл глаза.

Удивительные серо-синие глаза, которые были мне знакомы.

- Найри, что с тобой? - встревожено вопросило чудище.

И начало меняться. Стали короче и изменили цвет волосы, кожа приобрела человеческий оттенок, черты лица смягчились и тоже уменьшились, как и плечи, как и ладони… миг и передо мной вновь сидел человек, такой до боли знакомый мне человек…

Который человеком не был!

Как и все происходящее не было сном! Не бывает снов, в которых ты столь отчетливо ощущаешь вкус еды! Не бывает снов, где от надавливания зубцами вилки, тебе больно! Не бывает снов, в которых ты вовсе не можешь вспомнить, как заснула! А значит тот синий огонь, охвативший нас и перенесший к краю Бездны тоже не сон. Темные не открывают порталов, как делаем мы, темные выжигают пространство! Огонь!

- Найри, ты вся дрожишь, что с тобой? - и тот, кто выдавал себя за человека осторожно, не делая резких движений, поднялся. - Найриша…

Судорожно вздохнув, я закусила губу, чтобы не расплакаться, затем вскинула подбородок, распрямила спину и потребовала:

- Не смейте меня так называть!

Господин… нет – лорд, темный лорд растерянно остановился. А я смотрела на него и не могла понять - как могла эту жестокую машину убийства принять за человека! Как? Слишком много характерных черт разных народов в нем, слишком несуразный для человека рост, приступы ярости, агрессия по отношению к совершенно посторонним людям, и странности… странности… странности…

- Найри, да что с тобой? - разозлился лорд Эллохар.

Я могла бы не говорить, возможно, и не стоило бы, но меня душила обида. И горечь от того, как жестоко меня обманывали! И понимание происходящего – конечно, он целовал распутных женщин, он же темный, об их темпераменте и любвеобильности ходят легенды!

И сжав кулаки, я четко произнесла:

- Вы темный!

На лице лорда Эллохара отразилось непонимание, затем он слегка прищурился, словно припоминал что-то, после хмыкнул и мрачно поинтересовался:

- Тебе всегда кошмары снятся, да?

- ЭТО НЕ СОН! - мой крик разнесся по всей этой адовой таверне. - Не сон, мы в Аду! Вы притащили меня в Ад, используя огонь - отличительную черту темных лордов. И мы - в АДУ! И это вовсе не сон! И вы – темный лорд!

Я выпалила все это на едином дыхании, чувствуя, как ногти впиваются в ладони, настолько сильно я сжала руки, и как меня захлестывает истерика. Просто истерика.

Но лорд Эллохар вдруг пожал плечами и со смешком произнес:

- Не сумасшедший и то хлеб.

- Что? - потрясенно выдохнула я.

Темный улыбнулся, и, оставаясь в облике человека мягко произнес:

- Найриша, хорошо, я - темный, успокойся.

«Хорошо, я темный» - прозвучало, как приговор. Но если бы он был просто темным, дело ведь как раз в том, что мой знакомый:

- Темный лорд, - прошептала я.

- Хорошо, я темный лорд, - все так же с улыбкой согласился тот, кто все это время глумился надо мной.

Темный лорд…

Мне вспомнилась ситуация в парке лорда Экнеса и безумный страх последнего… Гибель банды Крестов… Сломанные ноги тех мужчин, которые в последнее время имели неосторожность меня оскорбить или подойти слишком близко… Мастер Меллоуин…

- Кто тот кондитер, которого вы направили помочь нам с братьями Шилли? - я с трудом могла говорить.

- Гном, - совершенно спокойно ответил мне темный, продолжая находиться в облике человека.

- Смените, - горько попросила я, - вам не идет, вы же не паяц на городской площади.

Но вопреки предыдущей покорности и согласия во всем, на этот раз лорд Эллохар жестко ответил:

- Нет.

И от этого слова вмиг повеяло властностью и холодом, так свойственным темным лордам.

Я стояла в сумраке пустой таверны и смотрела на того, кто был освещен светом двух факелов, что горели над нашим столом… Нет, не нашим, а столом, за которым мне довелось отужинать в Аду! В настоящем Аду! Где монстры, пески, пекло и демоны! Где смерть! Место, откуда темные лорды хлынули на человеческие территории, сметя на своем пути всю мощь Хешисаи, и основав свое собственное государство - Темную империю…

Темная империя для темных лордов - исчадий Ада, своей жестокостью поражавших даже морских ведьм, покровительствующих троллям, которые и сегодня грабили прибрежные города, увозя рабов и продавая их темным, чудишь, отнявших магию у Третьего королевства, обрекая его на гибель…

Мне казалось, что я умираю. Медленно, незаметно, но умираю. Потому что о темных лордах мне было известно и еще кое-что - они очень, очень, очень любят юных невинных человеческих девушек. Безмерно просто. Мне ли не знать - после ревизий состояния дел в нашей магической академии, палаты в целительском корпусе были заполнены несчастными, попавшими под пристальное внимание лорда Алсэра.

- О, позвольте задать вам вопрос, - неожиданно ощущаю, как по лицу все же потекли слезы, - вы знакомы с сильнейшим темным лордом Алсэром?

Темный нахмурился, глядя на меня с некоторым недоумением, затем произнес:

- Да. Я хорошо его знаю.

Рыдание вырвалось против моей воли. Накрыв рот ладонью, я переждала момент слабости, а после воскликнула:

- Полагаю, вы даже дружите, в вашем темно-лордовском понимании, не так ли?!

Лорд Эллохар не ответил, он смотрел на меня, недоуменно вскинув бровь.

- У вас увлечения схожие, - пояснила я, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не расплакаться, - он тоже весьма ценит человеческих девушек… до первого раза.

Глаза темного вспыхнули, в них заплясал огонь. Невероятное зрелище - словно глазницы это прорези, а огонь он пылает внутри и… И я понимаю, что у меня нет больше сил и слов больше тоже нет. Если бы не Ниран, лежащий сейчас в городской лечебнице, я бы, наверное, умерла прямо здесь, в Аду. Но мне было ради кого жить, и я должна была выжить, хотя бы до завтра, а потом…

У меня больше не было тепла внутри, не было надежды, не было желания жить. Не хотелось больше… И я задала главный вопрос:

- Чего вы от меня хотите, лорд Эллохар? Не нужно больше этих игр, и спасать меня тоже уже не стоит, просто скажите, что вам нужно, пожалуйста.

Мой вопрос был логичен - он темный, а темные никогда и ничего не делают без причины. Они просчитывают на сотни ходов вперед, они коварны, они беспощадны, в них нет тепла, любви, жалости. Ничего нет.

- Если вам нужна моя сила, кровь или душа - я прошу лишь забрать требуемое завтра, - мой голос дрогнул, и все же я постаралась говорить ровно и без эмоций.

А темный молчал. В его глазах все так же пылало пламя, черты лица словно заострились, а ярость - мне казалось, я ощущаю ее физически. Невероятная ярость, нарастающая. И бешенство. И гнев. И что-то еще, что я не могла и не хотела понимать. Впрочем, о каком понимании могла идти речь - не хотела даже смотреть на темного лорда, и не выдержав отвернулась, тяжело дыша и прилагая все силы к тому, чтобы не расплакаться…

«Любимая девушка» - почему-то так больно было от тех его слов. Любимая… как же страшно оказаться любимой для того, кто любит убивать, а темные любят. И страшно думать о том, что я действительно могу быть его «любимой девушкой» требуемой к примеру для любимого ритуала, на котором кровь требуется. А кровь у меня редкая…

- Найрина, - хриплый едва сдерживаемый рык, прорвался несмотря на попытку темного произнести мое имя мягко.

- Чего вы хотите от меня, лорд Эллохар? - тихо спросила, все так же не глядя во тьму.- Неужели существуют ритуалы, в которых требуются влюбленные в своего палача девственницы? Или вам просто приятно убивать тех, кто и так готов умереть за вас? Или…

- Заткнись! – грубо оборвал меня темный.

Всхлипнув, и прокляв себя за то, что не сумела сдержаться, я вновь повторила вопрос:

- Чего вы хотите от меня, лорд Эллохар?

Глухой взбешенный рык, и темный, оказавшийся внезапно рядом со мной, схватив за запястье, рванул на себя, а когда я чуть не упав, уперлась свободной рукой в него, схватил за подбородок, вздернул мое лицо и едва наши глаза встретились, прошипел:

- Чего я хочу от тебя, Найришшшшшша? Да все до безумия просто - чтобы ты, личность без малейшего чувства самосохранения, сидела дома, пекла пирожки, носки штопала и не влезала, во имя Бездны, в целительские подвиги во имя сохранения чужой зад… жизни! Я понятно выражаюсь?!

Перепугавшись до безумия, я не смогла издать и звука.

- Кровь, душа, тело? - прорычал темный, глядя мне в глаза так, словно хотел сжечь душу. - К демонам, Найри, буду откровенен - мне нужно все это разом и в вечное пользование! Ты довольна? Ты это хотела услышать?!

Я отрицательно замотала головой, силясь вырваться из его цепких пальцев, но темный не дал. Неожиданно отпустив мое запястье, он сжал в объятиях, а после, наклонившись к самым моим губам, со стоном прошептал:

- Давай так, Найриша, ты сидишь дома, носки штопаешь, никуда не лезешь, ни в какие передряги не попадаешь, а я тебя не трогаю, идет, девочка?

И не дожидаясь моего ответа, продолжил:

- Соглашайся, Найриша, это большее, что я могу для тебя сделать. Самое большее… Иначе сорвусь, прелесть моя, и тогда тебе придется узнать, что я никакой не темный, Найри, я хуже, поверь, девочка. Я гораздо хуже!

Вспыхнул огонь.

Ослепил, закружил, зарычал, оглушая яростным ревом…

И я вдруг оказалась сидящей на кресле в своей спальне в доме госпожи Шилли.

Совершенно одна, в моем родном мире, где за окном пели петухи и по дому уже разносился запах свежей выпечки, а значит сейчас около четырех утра и мне через час вставать и идти в лечебницу и…

И Даррэн - темный лорд!

Только сейчас, оставшись наедине со своей болью, я дала волю слезам.

***

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.053 сек.)