АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Брандербургский концерт

Читайте также:
  1. Always Somewhere
  2. ASIA В ЛУЖНИКАХ
  3. CUSTOM KILL
  4. I hope it wasn’t the last “The Fifth Corner” in our group.
  5. III Русская художественная культура
  6. ISBN 5-94037-034-9
  7. IV. С ОСТРОВА НА ОСТРОВ 49 страница
  8. IV. С ОСТРОВА НА ОСТРОВ 6 страница
  9. VII. Оркестры русских народных инструментов
  10. А. Блок
  11. АВГУСТА 1940 ГОДА
  12. Автобиография Лидии Ивановны Жолобовой.

Аннотация: «… она готова отступить от себя, своей семьи, своей личности, совершить то, что идет в разрез с ее собственными представлениями о нравственности, и все ради того, чтобы Малдер не узнал правду. Правду, которая разрушила бы их прошедший огонь и воду тандем…»

 

 

***

Скалли не помнила, когда в последний раз так напивалась. Честно говоря, она вообще не могла вспомнить ни одного такого случая, ну разве что очень-очень давно, еще в колледже было пару раз… И в той же самой компании, кстати! Дэнни следовало бы убить за это. Явился через столько лет, как чертик из табакерки, и тут же требует детальный отчет о личной жизни за все то время, что он попустил. Да еще спаивает, поганец!

-Дэйна, так как же насчет моего вопроса? – лениво поинтересовался он, глядя на нее сквозь бокал.

Такое чувство, что он вообще не пьянеет! Сама-то Скалли уже сидела с трудом. А началось все вполне мирно: Дэнни, талантливый художник абстракционист и давний приятель Скалли, неожиданно заявился к ней прямо в офис, как снег на голову, и утащил вспоминать «старые добрые времена». Сперва она попробовала было воспротивиться, они с Малдером только что закончили очередное дело – первое после повторного открытия Секретных материалов. Они работали под прикрытием, изображали супружескую пару, чтобы выяснить, что сталось с людьми, которым «посчастливилось» приобрести дом в престижном районе. Нужно было писать отчет, над которым, как всегда, приходилось долго колдовать, чтобы придать «чертовщине» Малдера удобоваримый с точки зрения науки (и начальства) вид.

Но Дэнни не был бы Дэнни, если бы сдавался так легко. Скалли поняла, что бороться со старым приятелем бесполезно, и сдалась. Малдеру она оставила записку, в которой несколько невразумительно объяснила причину своего столь раннего ухода.

И вот теперь, спустя каких-то два с половиной часа, она уже успела наслушаться историй из жизни Дэнни, который теперь взялся пытать ее. Скалли сама была не в восторге от своей откровенности, но поделать уже ничего не могла. Ее язык как будто жил своей жизнью, болтая, что ему вздумается, в то время как хозяйка отстраненно наблюдала за этим со стороны.

-Так как же мой вопрос, Дэйна?



-Какой вопрос? – Скалли мутным взглядом обвела свою квартиру, словно пытаясь понять, где она.

-Что у тебя с твоим напарником?

-Дэнни, - Скалли почти простонала имя своего мучителя. – Я уже говорила. У нас чисто…

-Дружеские отношения, - закончил за нее Дэнни. – Это я уже слышал. А теперь я хочу услышать правду.

-Правда где-то рядом…

-Дэйна, крошка Дэйна, тебе от меня не спрятаться.

-Дэнни…

-Признайся, хотя бы себе. Ты сама не знаешь, что чувствуешь?

-Конечно, знаю! Скажешь тоже…

-Любовь?

-Дэнни! У нас чисто дружеские отношения…

-Это напишут на вашей могиле. Я тебя не про отношения спрашиваю, радость моя. А про твои чувства. Поверь мне, в согласии с собой жить куда легче.

-А ты-то здесь причем?

-А я сейчас – твой внутренний голос, твое вышедшее на поверхность подсознание. Так ты его любишь?

-Ну, - Скалли задумалась. – Конечно, люблю. Мы вместе работаем уже шесть лет и…

-Дэйна, Дэйна, - он укоризненно покачал головой. – Зачем же лгать себе? Ты ведь любишь его как женщина только и может любить мужчину. Он твое все.

-И даже больше, - чуть слышно прошептала Скалли, впервые заглядывая в эту пропасть.

Дэнни довольно наблюдал за ее расширившимися глазами, рассматривал растрепанные рыжие волосы, прикушенную губу.

-Что ж, - он даже руки потер от удовольствия, - теперь надо бы мне еще взглянуть на него разок, и можно браться за очередную картину для Свессоновской галереи.

-Ты что, пишешь для Свессонов? – удивилась Скалли.

-Уже три выставки было, - гордо провозгласил он.

Скалли смотрела на него с недоверием. Милый маленький Дэнни пишет для Свессонов? Этого не может быть!

Она повторила это вслух.

-Очень даже может. Не веришь мне?

-Нет, - прямолинейно заявила она. – Ты как всегда хвас… хвастаешься.

-Да ну? – он, казалось, совсем не расстроился, глаза его загорелись. – А хочешь пари?

-Какое пари? – вяло спросила Скалли.

-Если я сказал тебе правду, ты выполнишь любое мое желание.

‡агрузка...

В голове у Дэйны тревожно зазвонил звоночек. Она смутно чувствовала какой-то подвох. Но Свессоновская галерея? Нет, это бред какой-то! Абстракционисты там вообще не выставляются! Скалли махнула рукой на осторожность, слишком уж невероятной казалась ей сама возможность.

-Идет.

Дэнни просиял.

-Ну держись, радость моя! – он с довольным видом встал и куда-то пошел.

Скалли напряглась было, пытаясь проследить за ним взглядом, но это оказалась непосильная для нее задача. Зачем я все это ему наговорила? Я люблю Малдера? Что за бред? Ну в смысле… я… я, конечно, люблю его, но… но что? А если это правда? А, ну и пусть. Он не узнает. Не знал же он эти шесть лет…

Дэнни вернулся и торжественно положил перед ней раскрытый «Вестник мира искусства». Дэйна с трудом сфокусировала взгляд на крупном заголовке.

«В знаменитой галерее проходит экспериментальная выставка абстракциониста Дэниэла Стюарта»

-Нет, - Скалли застонала. – Это нечестно, Дэнни.

-Все честно, радость моя, - победно провозгласил он. – Теперь ты моя!

-И чего же ты хочешь? – слабо спросила Скалли, откидываясь в кресле.

-Стриптиз.

-Что?!

-Я хочу, чтобы ты выступила в стрип-шоу.

-Дэнни, об этом и речи быть не может!

-Почему? Мне давно уже приходила в голову такая мысль. Ты будешь прекрасно выглядеть, - энтузиазм так и лился с его губ. – А у меня получится еще одна чудная картина.

-Нет.

-Я тебя поймал, Дэйна. Теперь ты не отвертишься.

-Я не собираюсь этого делать, пока я еще в своем уме! Поверил пьяной женщине…

-Так ты отказываешься?

-Отказываюсь!

-Окончательно и бесповоротно?

-Да!

-Зря.

Скалли с подозрением посмотрела на его ничуть не расстроенное лицо.

-Тогда мне придется…

-Придется что? – напряженно спросила она.

-Поведать твоему напарнику кое-что очень занимательное о твоих к нему чувствах.

Скалли бросило в жар.

-Ты этого не сделаешь!

-Конечно, сделаю! Дэйна, крошка, слово нужно держать. Я думал, что лица, обличенные ответственностью, должны понимать это лучше других.

-Дэнни, ты просто не понимаешь, - Скалли говорила глухо, пытаясь выбраться из этой трясины. – Ты разрушишь наши отношения. Ему это не нужно. Он идет к своей цели и не остановится. А если я уйду, то… кто же будет присматривать за ним?

-Ну, - Дэнни философски пожал плечами, - все в твоих руках.

-Я не могу этого сделать, как ты не понимаешь! Как я могу…

-Очень просто. Брось, Дэйна, у тебя все получится. Один мой друг держит здесь клуб на окраине. Он тебя всему обучит, и…

-Нет!

-Всего один выход на публику! Всего один, крошка Дэйна.

Она подняла на него измученные глаза.

-Выбирай. Вот пятнадцать минут под софитами, - а вот шесть лет чисто дружеских отношений.

Затуманенное сознание Скалли работало с трудом. Но угрозу она ясно видела, она знала, то Дэнни выполнит то, что сказал. Она слишком хорошо его знала, чтобы сомневаться. На секунду она представила себе выражение лица напарника, когда он все узнает. Брови поползли вверх, губы вытянулись в линию, в глазах легкое сочувствие и отстраненность… Она этого не переживет!

-Может, позвонить ему прямо сейчас, крошка Дэйна? – продолжал тем временем Дэнни. – Или отложить этот приятный момент до того, как ты придешь в себя?

-Я согласна, Дэнни, - тихо произнесла она.

-Что-что?

-Я согласна, - она быстро посмотрела на него. – Но никаких съемок, зарисовок, и никто об этом не узнает, ясно?

-Абсолютно! – он просиял. – Дэйна, малыш, ты не представляешь, как я рад! Тебе понравится, обещаю!

-Могу поспорить, - пробормотала Скалли и отключилась.

 

Утро начиналось как обычно: кофе, пробки, кофе. Сегодня Малдер явился в офис рано, как всегда после выходных. Ему было нечем занять себя весь уикенд, вот он и прилетел в Гувер-билдинг в шесть часов утра. Воспользовавшись тем, что Скалли нет, он кое-что подправил в ее неоконченном отчете, надеясь, что она не заметит. Честно говоря, надежды было мало, поскольку напарница всегда перечитывала работу, прежде чем отправить ее на стол руководству, но… попытка не пытка.

Малдер подкинул к потолку пару карандашей и окунулся в поступивший поток информации о местах, где недавно засекли НЛО. Нужно было искать новое дело.

Около девяти появилась Скалли. Обычно после выходных она приходила посвежевшая и улыбающаяся, но только не сегодня. Малдер с удивлением отметил ее бледное лицо и синие круги под глазами. Что происходит?

-Доброе утро, Скалли.

Она едва посмотрела на него.

-Доброе утро, Малдер.

Она подошла к своему компьютеру и оживила монитор.

Ему очень хотелось спросить, все ли с ней в порядке, но это казалось бестактным. К тому же сейчас она откроет отчет, и…

-Хорошо провела выходные? – делано безразлично поинтересовался он.

-А… да, - Скалли не отрывалась от монитора.

-Ты вроде рано ушла в пятницу? – попробовал он зайти с другого конца.

-Я ведь оставила тебе записку.

Непробиваемо. Стена.

-Да, ты сказала, что встретила старого приятеля.

Она наконец посмотрела на него.

-Да. Мы вместе учились в колледже.

Она вновь углубилась в отчет. Малдер сидел молча, какое-то время пристально ее изучая, но в конце концов сдался. Форт Нокс да и только.

-Малдер, ты здесь ничего не трогал? – вдруг спросила она.

У него внутри все похолодело.

-Конечно, нет, с чего ты взяла? – предпринял он безнадежную попытку.

-Да нет, - она покачала головой. – Извини. Показалось.

Малдер подумал, что ослышался. Он даже рискнул поднять на нее глаза, но напарница уже невозмутимо погрузилась в работу.

День прошел под девизом «все как обычно», хотя подсознательно он все время ждал подвоха. В жизни многое возможно, но это… это так странно. Или у него и впрямь паранойя? И все же Малдер дождался своего подвоха. В шестом часу позвонил Скиннер, срочно требуя к себе.

-Скалли, идем, Скиннер вызывает.

Малдер был уже у двери, когда понял, что напарница за ним не следует. Он обернулся.

-Скалли?

Она посмотрела на него.

-Малдер, можешь сделать мне одолжение? Прикрой меня, пожалуйста, у меня срочное дело в городе, - она потянулась за сумочкой.

Всякому терпению есть предел, и Малдер не выдержал.

-Скалли, у тебя ничего не случилось?

-Нет, - она посмотрела ему в глаза. – А почему ты спрашиваешь?

-Да нет, я просто.., - он замялся. – Я просто так спросил.

Она кивнула.

-Ясно. У меня все хорошо. Увидимся.

Малдер вышел, недоумевая.

 

Когда они наконец доехали до места, Скалли показалось, что ей уже все равно, что за притон заприметил Дэнни. Однако, перешагнув порог клуба «Звезда Запада», она поняла, что ошиблась. И насчет притона, и насчет своих ощущений.

Помещение было небольшое и, что самое удивительное, относительно чистое. Аккуратные столики, бар в углу, и, конечно, в центре зала ярко освещенный подиум и шест. Скалли содрогнулась.

-Присядем, - Дэнни подтолкнул ее к одному из незанятых столиков. – Скоро подойдет Джек.

Скалли послушно села.

-Заказать тебе чего-нибудь? – поинтересовался Дэнни.

-Нет! – вскрикнула Скалли в ужасе.

-Как хочешь, - пожал плечами ее спутник. – А я глотну виски.

Какое-то время они сидели молча. Скалли не переставала спрашивать себя, как она здесь оказалась. То, что ей предстояло… Дэйна зажмурилась. Она, выросшая в католической семье, с детства привыкшая к чуточку пуританской морали, теперь должна была совершить такое, чему вряд ли есть оправдание. Как она сможет? Если бы мама или Билл узнали об этом, они бы, наверное, больше и слова с ней не сказали. И она готова отступить от себя, своей семьи, своей личности, совершить то, что идет в разрез с ее собственными представлениями о нравственности, и все ради того, чтобы Малдер не узнал правду. Правду, которая разрушила бы их прошедший огонь и воду тандем. Скалли только теперь с горечью осознала, насколько сильны ее чувства, если ради них она готова пойти на такое. Говорят, Вселенную удерживает вместе гравитация, силы притяжения. Однако есть сила, которая сильнее нее, поняла Скалли, сила, которой я вынуждена подчиниться.

-Дэнни, старина! – раздалось над ухом.

Скалли подняла глаза. Перед ней стоял щуплый невысокий мужчина с серо-зелеными глазами и тонкими, подкрученными усами. Он был одет во все черное, только серьга в левом ухе яркой деталью бросалась в глаза. Дэнни поднялся на ноги, приветствуя старого друга.

-Джек! Давненько не виделись.

-Пожалуй, - он подсел к их столику. – Итак? – он выразительно посмотрел на Скалли.

-Дэйна – это Джек, Джек – Дэйна. Я о ней тебе говорил.

-Итак, - повторил Джек, окидывая Скалли оценивающим взглядом, - он все-таки уговорил вас.

-Вообще-то, он меня шантажирует, - хмуро сказала Дэйна. Взгляд «старого друга» ей совершенно не понравился. То ли еще будет, вздохнула она про себя.

Дэнни принужденно рассмеялся.

-Дэйна, ну что ты, какие счеты между друзьями? Ну как, Джек, по рукам?

Приятель не ответил, продолжая изучать Дэйну. Скалли молча ждала.

-Встань-ка, - произнес он наконец.

Дэйна встала.

-Пройдись.

Она добросовестно сделала три шага и развернулась. Джек посмотрел на Дэнни.

-Месяц тренинга.

-Джек, - протянул тот, - может, все-таки сократишь срок? Я не могу торчать здесь так долго.

Джек обернулся и вновь впился взглядом в Скалли.

-Хорошо, - вздохнул он, - три недели. Но это максимум того, что я могу предложить. Она же просто дерево.

-Ладно, три недели, так три недели, - согласился Дэнни. – Поверь, того стоит.

-Минуточку, - Скалли приблизилась. – О чем это вы? Какие еще три недели?

Джек в упор посмотрел на нее.

-Три недели, - жестко произнес он, - в течение которых вы будете учиться ходить, улыбаться и раздеваться. Начнем завтра, не задерживайтесь, с такими данными, как у вас, работать придется денно и нощно. Сегодня советую вам остаться и посмотреть, как работают девочки. Это недостижимый для вас идеал, но вы должны хотя бы знать, к чему стремиться. Жду вас завтра в шесть.

Он ушел, не дав Скалли возможность что-то возразить.

-Садись, крошка Дэйна, - позвал ее Дэнни. – У нас впереди долгий вечер.

 

Скалли не представляла себе, в какую каторгу превратятся для нее эти три недели. Каждый раз уйти пораньше, чтобы не опоздать к Джеку, которого она про себя окрестила фашистом, значило нарваться на полный подозрительности и тревоги взгляд Малдера. Каждый раз Скалли видела, что он хочет что-то спросить, но в последний момент сам себя останавливает. Она догадывалась, какие мысли приходят ему в голову, и оттого страдала еще больше. Маска холодного безразличия и профессиональной вежливости давалась ей с каждым разом все труднее. Она так давно привыкла ничего не скрывать от этого человека, что теперь ей приходилось в два раза тяжелее. Ну, почти ничего.

Но главные мучения следовали дальше. Каждый раз, подъезжая к клубу, Скалли проклинала тот день, когда появилась на свет. Еще в самый первый вечер Джек выдал ей коротенькие шорты и топ.

-Надевай. Это твоя рабочая одежда.

И дальше муштра, муштра, муштра. Каждый день три часа до открытия клуба Скалли училась ходить на двадцатисантиметровых шпильках, поворачиваться, изгибаться, танцевать. Всякий раз ее подгонял нелестный комментарий Джека, взявшего на себя личное руководство ее занятиями.

-Шевели задницей, да плавнее, плавнее. Ты же женщина, сексуальная телка, так покажи себя!

Скалли послушно пыталась соответствовать требованиям, но получалось у нее не очень. Особенно поначалу. Когда дело дошло до шеста, она подумала, что проще пойти и застрелиться из табельного оружия.

-А теперь попой к шесту. Да не падай ты! Похожа на старую корову. Шевелись!

А на следующее утро все тело ныло так, что невозможно было повернуться. Скалли забыла, что значит высыпаться, засиживаясь допоздна, чтобы «учиться у профессионалов». Девушки в клубе считали ее чем-то вроде протеже босса и в контакты не вступали.

Однажды, когда Дэйна уже потеряла счет дням, она приехала в клуб и обнаружила поджидающего ее Джека.

-Пора тебе костюм подбирать, - заявил он с порога. – Пойдем, я кое-что тебе присмотрел.

Скалли прошла за ним в крошечную гримерную.

-Вот, - он включил свет и указал на кресло. – Будешь девушкой-ковбоем. Примерь.

Дэйна посмотрела на «костюм». Темно-синие брюки с застежками по обеим ногам, голубой топ с бахромой, шляпа, и, конечно, белье. Сделанные из сине-зеленой блестящей ткани трусики-танга и более чем откровенный бюстгальтер. И, разумеется, разукрашенные, на высоченных шпилях сапожки.

-Ну, что застыла, - подтолкнул ее Джек. – Меряй!

Она с намеком посмотрела в его сторону.

-Слушай, дорогуша, - он скрестил руки на груди и оперся о дверной косяк. – Если ты не в состоянии раздеться передо мной, не понимаю, как ты завтра выйдешь на публику.

Скалли пожала плечами и начала раздеваться. В какой-то момент природная стыдливость уступила место апатии. Он сказал завтра? Значит, завтра конец мучениям. И самое большое из них.

Когда она закончила одеваться, он посмотрел на нее и чуть ухмыльнулся.

-Ну, что, ковбой, к барьеру? Считай, что это твой выпускной экзамен.

Скалли хмыкнула и пошла за ним.

-Я подобрал тебе музыку, - сообщил Джек по дороге. – Сейчас заодно и попробуешь.

Скалли остановилась за кулисами, вслушиваясь в музыку. Она ожидала чего-то вроде затасканного “You Can Leave Your Hat On”, или “The Nights On Fire”, но заиграла совершенно другая мелодия.

-Джек, это же Брандербургский концерт! – с удивлением воскликнула она.

-Да, - он кивнул. – Это в самый раз для тебя. Чем сложнее человек, тем более сложную музыку он может выразить собой. Если есть слова, то и думать не надо. А тут, придется постараться, но и результат, будет соответствующий, поверь мне.

Дэйна впервые посмотрела на него с чем-то вроде уважения. По-своему он тоже художник, поняла она, для него это искусство. Он словно подметил ее состояние.

-Давай, шевелись, старая корова!

 

Скалли никак не могла поверить, что это сегодня. Целый день она ходила по офису сама не своя. Малдер где-то пропадал, за что Дэйна возблагодарила Бога, если бы пришлось играть перед ним, она бы с ума сошла.

Ровно в пять она покинула здание Бюро, торопясь поскорее добраться до «Звезды Запада». Быстрее бы все это закончилось. Один вечер, остался всего один вечер. Пятнадцать минут под софитами – и она свободна, свободна, свободна!

Припарковав машину, Дэйна поспешила в гримерную. Две девушки, приводящие себя в порядок и о чем-то болтающие, при ее появлении смолкли, как по команде. Кивнув им, Скалли стала переодеваться. Она нервничала, все валилось у нее из рук.

-Ты в первый раз выступаешь? – спросила вдруг одна из девушек.

Скалли, боровшаяся со шнуровкой топа, удивленно кивнула.

-Я Кэми, а это Рэйчел, - улыбнулась блондинка.

-Дэйна, - оторопело произнесла Скалли.

Рэйчел сверкнула на нее глазами и вышла.

-Она думает, ты здесь остаться хочешь, - пояснила Кэми весело. – Вот и бесится.

-А ты так не думаешь? – спросила Дэйна.

-Нет, - Кэми рассмеялась. – Я думаю, ты просто во что-то вляпалась и теперь выкручиваешься.

Скалли смотрела на нее, не в силах поверить.

-Так и есть, - наконец произнесла она. – Я сегодня выхожу в первый и последний раз.

Кэми кивнула.

-Я видела, как ты занимаешься. Знаешь, в чем твоя проблема? Ты никак не можешь расслабиться.

Скалли промолчала. Интересно, а как можно расслабиться в такой ситуации?

-Не думай о зрителях, думай о себе.

-О себе?

-Да! Ты красива и заслуживаешь восхищения, твое тело – эталон красоты, ему должны поклоняться! Думай только об этом, и все само получится!

Скалли прикусила губу.

-Я, кажется, поняла. Спасибо, Кэми.

-Не за что! – девушка просияла. – Ладно, мой выход. Удачи тебе!

-И тебе.

Делая макияж, Скалли уже почти не нервничала, во всяком случае, рука не дрожала. Но по мере того, как приближался час ее выхода, ей становилось все больше и больше не по себе. Из зеркала на нее смотрела перепуганная девушка с огромными, горящими глазами. Волосы из аккуратной стрижки были уложены в фантазийную прическу, обнажавшую шею. Она действительно была красива.

Пятнадцать минут, вздохнула Скалли. Пятнадцать минут до свободы.

За кулисами к ней подошел Джек.

-Ты готова?

Она не нашла сил ответить, только кивнула.

-Глотни-ка, тебе нужно расслабиться, - он протянул ей фляжку.

Скалли отшатнулась.

-Нет!

-Послушай дядю, тебе станет легче, - настаивал он.

-Нет, Джек, - твердо сказала Скалли. – Мне это не нужно. Я справлюсь.

Он внимательно посмотрел на нее и убрал фляжку.

-Как знаешь. Я просто хотел помочь.

-Спасибо, - тихо произнесла она.

-Эй, не кисни! И не забудь пошире улыбаться, ты у нас сегодня коронный номер, уж не подкачай.

Скалли обольстительно улыбнулась.

-Постараюсь!

 

Свет. Ее окружал свет и музыка. Музыка лилась отовсюду, обволакивая, унося прочь. Заученные движения ложились ровно, как стежка. Скалли улыбнулась самой себе. Она смотрела в зал, но не видела его. Зал был для нее залом, чем-то абстрактным, без единого конкретного лица. Ну разве что Дэнни, гордо восседавший за ближайшим к подиуму столиком и недоверчивым взглядом глядящий на нее, выплывал из общего хаоса.

Скалли танцевала. Как заведенный механизм, она четко и профессионально изгибалась и извивалась, не забывая призывно улыбаться.

Аккорд – и топ летит долой, прямо в лицо обалдевшему Дэнни.

Одобрительный гул в зале.

Переход, переход, аккорд – и она изгибается, неуловимым движением расстегивая брюки.

Аккорд – и тяжелая ткань падает на пол.

Перекат, музыка льется плавно, зовя за собой.

Аккорд – и в зал уносится шляпа.

Дэйна играючи проводит рукой по телу, бикини отражает свет софитов. Рука тянется к застежке на груди. Гул предвкушения в зале…

Неожиданно свет мигает и музыка обрывается.

-Всем к стене, никому не двигаться!

Вооруженные люди влетают в помещение, сопровождая свое появление грозными криками.

-ФБР! Никому не двигаться!

В зале наступает паника. Люди мечутся, пытаясь скрыться, агенты без особой ласки пресекают эти попытки. Одна на ярко освещенном подиуме, Скалли застыла у шеста, вцепившись в него мертвой хваткой. Она не могла поверить, что это происходит на самом деле. Никакой кошмар не может быть страшнее этого.

Но оказалось, может.

В дверях показался знакомый силуэт – и вот уже Малдер с пистолетом наизготовку влетает в помещение. И буквально спотыкается, будто налетев на какую-то преграду, увидев ее. А следом за ним спокойным шагом входит заместитель директора Скиннер в сопровождении помощника окружного прокурора.

Все трое застывают неподвижно. В глазах у всех величайшее изумление, словно перед ними зависла летающая тарелка. Впрочем, едва ли она удивились бы столь же сильно. Скиннер робко покосился на Малдера, словно спрашивая, не было ли так задумано, но тот стоит, не двигаясь, не отрывая взгляда.

Если бы перед Скалли в этот момент появился дьявол и предложил продать душу в обмен на то, чтобы избежать этой сцены, она бы согласилась, не раздумывая.

Первым в себя пришел заместитель окружного прокурора. Мягко улыбнувшись, он подошел к ней и галантно подал руку. Двигаясь словно во сне, Скалли приняла ее и спустилась с подиума.

-Агент Скалли? – произнес он, продолжая восхищенно улыбаться. – Вы смелая женщина! Опоздай мы еще немного, и вам бы пришлось, гм, продолжить.

Скиннер и Малдер молча приблизились.

-Мистер Скиннер сказал мне, что наблюдение в зале не понадобится, - продолжал помощник прокурора. – Теперь-то я понимаю почему. Примите мое восхищение, пойти на такое ради службы, это… у меня нет слов!

Он отошел. Скиннер молча посмотрел на Скалли и последовал за ним.

Дэйна стояла, почти не дыша. Перед глазами стояла сплошная пелена, она не могла пошевелиться. Все быстрее и быстрее она проваливалась в какую-то черную дыру, грозящую затянуть ее насовсем.

Неожиданно она почувствовала, как что-то теплое окутало ее плечи. Дэйна чуть подняла голову и обнаружила, что это Малдер укрыл ее своим плащом. Она не смела посмотреть на него.

-Скалли, - произнес он наконец.

Она молчала.

-Скалли.

Агенты выводили из помещения последних людей. Ни один из них не посмотрел в сторону застывшей посредине зала пары.

-Скалли, посмотри на меня.

Дэйна не могла. Она просто не могла, как он не понимает!

Тогда Малдер легонько взял ее за подбородок, пытаясь заглянуть в глаза. Дэйна посмотрела на него.

-Ты… ты презираешь меня, да?

Он отвел глаза, но тут же снова посмотрел на нее.

-Скалли, послушай меня. Я не знаю, что заставило тебя пойти на это. Но это не имеет значения для меня. Если тебя заставили, скажи мне, кто это сделал. Если ты попала в историю, ты всегда можешь довериться мне. Если, - он запнулся, - если тебе просто нравится проводить так свой досуг, я пойму.

Она недоверчиво посмотрела на него. Во взгляде только беспокойство и забота, и… такая нежность…

-Да, - кивнул он. – Это, конечно, нестандартное хобби, но… Скалли, ты только не молчи, пожалуйста. Скажи, хоть слово, Скалли.

Он сжал ее плечи. И тут Скалли не выдержала, плотина, сдерживающая поток эмоций, прорвалась, и она заплакала, слезы просто брызнули из ее глаз. Она задрожала. Малдер стоял, беспомощно, с бесконечным сочувствием глядя на нее. Он не знал, как ей помочь. Дэйну начало колотить, она плакала и никак не мола остановиться. Тогда он притянул ее к себе, провел рукой по растрепавшимся рыжим волосам, зашептал что-то ласковое на ухо.

-Нет! – Скалли отпрянула, оттолкнула его руки. –Нет…

Она попятилась, спотыкаясь на своих каблуках.

-Нет, Малдер… извини…

Она повернулась и выбежала прочь.

 

Скиннер застыл, словно памятник самому себе: руки в карманах, напряженная фигура, упрямо выпяченный подбородок, гневный взгляд из-под очков. Скалли, сидевшая перед ним в своем обычном бежевом костюме, подавила желание вжаться в кресло. На ее лице застыло выражение спокойной покорности судьбе.

-Вы должны понимать, агент Скалли, что есть вещи, несовместимые с обликом государственного служащего! – гремел Скиннер. – Вы позволяете себе вещи, которые бросают тень на все органы правопорядка! Ваше счастье, что помощник окружного прокурора так воспринял это дело. В противном случае, что бы он подумал, видя, как моя подчиненная… отплясывает на стойке?!

Скиннер перевел дух, достал из кармана платок и вытер со лба испарину. Скалли сидела молча, не шевелясь. Выражение ее лица не менялось.

-Что на вас нашло, Скалли? Как вы оказались… там? Отвечайте, черт вас возьми!

-Я, - Скалли прочистила горло, - я не могу, сэр. Это слишком личное.

-У вас что, раздвоение личности?

-Нет, сэр.

-Начинаю в этом сомневаться. Ваш последний отчет… Мда.

Он помолчал. Скалли воспылала повышенным интересом к ковровому покрытию.

-Агент Скалли, - снова начал Скиннер после паузы. – Я не дам официальный ход этому делу.

Скалли посмотрела на него.

-Не дам, потому что знаю вас, или, по крайней мере, знал. Я готов забыть об этом инциденте, если только вы объясните мне, почему вы это сделали, - он вдруг сменил тон, - Дэйна, я за вас беспокоюсь, поймите это.

Некоторое время Скалли молчала. Затем, посмотрев ему в глаза, заговорила:

-Спасибо, сэр. Но, извините, я не могу назвать вам причину. Могу лишь сказать, что для меня это значило очень много, и что больше это не повторится. Никогда.

Скиннер вздохнул, буравя ее взглядом. Он хорошо знал, что означает этот упрямо поднятый подбородок. Непробиваемо.

Раздался тихий стук, и почти тотчас в дверях появился Малдер. Коротко взглянув на напарницу, он подошел к начальнику.

-В чем дело, агент Малдер?

-Владелец клуба сознался в хранении наркотиков и в том, что клуб служил местом передачи партий оружия. Сейчас он у прокурора.

-Хорошо, - Скиннер повернулся к Скалли. – Так как же, агент Скалли? Вы мне ответите?

-У меня были личные мотивы, сэр, - не поднимая головы, повторила Дэйна.

Скиннер покосился на замершего Малдера.

-Агент Малдер, вы не могли бы оставить нас?

Малдер посмотрел на Скалли, та не пошевелилась.

-Пожалуйста, - попросил Скиннер, глядя ему в глаза.

Малдер тихо вышел, притворив дверь. Скалли не изменила позы.

-Дело в нем, агент Скалли? – с нажимом спросил Скиннер. – Дело в вашем напарнике?

Скалли скрестила руки на груди, подняла голову, и Скиннер увидел, что в глазах у нее слезы. Он молчал. Наконец она кивнула головой.

 

Когда Скалли вошла в их офис, Малдер взглянул на нее и тут же отвел глаза. Он сидел за столом, перебирая бумаги. Скалли медленно вошла и остановилась перед своим компьютером.

-Скалли, я тут отчет заканчиваю, - произнес он и сам поморщился: до чего ненатурально. – Как ты думаешь, можно ссылаться на «Привидения» Дэвида Карпентера как на источник? Я знаю, не все его признают…

Шутка вышла плоской, но Скалли слабо улыбнулась.

-Привидений не бывает, Малдер, - сказала она, словно пробуя эту фразу на вкус. – Привидений не бывает.

Она не слышала, как тускло прозвучал ее голос. Малдер молчал, не зная, как ей помочь. Из Скалли ничего не выжмешь, если она не захочет говорить. Больше всего он боялся, что она замкнется в себе и тогда до нее будет уже не достучаться.

-Тут еще вот какое дело, - начал было он.

-Спасибо, тебе Малдер, - перебила его она, и он осекся. - За все.

Он со страхом ждал продолжения.

-Я тебе очень благодарна, но я, - она собралась с духом и закончила, - я больше не могу с тобой работать.

Его сердце упало. Вот оно!

-Это Скиннер? – осторожно спросил он.

-Нет, - Скалли покачала головой. – Я сама так решила. Так не может продолжаться.

-Скалли! – он встал, не в силах усидеть на месте, подошел к ней. – Ты не можешь уйти. Из-за чего?

-Ты и сам знаешь.

-Скалли, послушай, - он лихорадочно подыскивал слова, которыми можно было ее убедить. – Если ты о том, что случилось вчера, то забудь об этом. Скалли, мне неважно, что это было. Я бы очень хотел помочь тебе, выслушать, если бы ты доверилась мне. Но если ты не хочешь, то обещаю, я никогда, ни словом, ни жестом не напомню тебе об этом. Я никогда не заговорю об этом, если только ты сама не захочешь. Я, - он в отчаяние опустил руки, - я не могу тебя отпустить.

Сколько они простояли так молча: минуту? Вечность? Малдер подумал, что с тех пор, как ее рак отступил, ему не приходилось переживать такого. А Скалли подумала, что еще ничего не закончилось. Камень продолжал лежать на ее душе, ей предстояло нести этот крест и дальше.

Она вздохнула.

-Хорошо, Малдер, - он замер. – Я останусь. Но я никогда не хочу об этом говорить.

-Конечно, - просиял он. – Как скажешь. Знаешь, хорошо, что мы все выяснили. Мне только что звонил Артур Дэйлс, говорит, во Флориде разгуливает морское чудовище.

-Чудовище? – переспросила Скалли. – Ну, тогда мы, конечно, едем.

-Я уже заказал билеты, - признался он.

Скалли посмотрела на темный монитор компьютера. Лицо Дэнни хитро посмотрело на нее и, подмигнув, растворилось без следа в непроглядной черноте погашенного экрана спящей машины.

 

Конец.

Если вам есть что сказать, mail to: muza89@mail.ru

 

 




Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.055 сек.)