АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Самодержавия у южных и восточных границ империи

Читайте также:
  1. W. Ostr. 1, С. 130—404. Перечень налогов и сборов, взимавшихся в Римской империи
  2. Архивная деятельность в Российской империи
  3. Бетон в «античной» Римской Империи.
  4. Билет № 44. Вольная русская печать за границей в 19 веке. Издательская и книготорговая деятельность революционеров во второй половине 19 века
  5. Ближайшие преемники Юстиниана, Славянская иммиграция в пределы империи. Война с Персией
  6. Борьба за границы II Речи Посполитой с Германией и Чехословакией
  7. Буддизм и вероисповедная политика правительства Российской империи (по материалам Российского Государственного Исторического Архива)
  8. В орбите ранневизантийской империи
  9. Вавилон и Ассирия (Ассур-Русса). Деградация ближневосточных ариев. Крах русов Двуречья. Натиск аравийских протосемитов
  10. Варварские государства – наследники Римской империи
  11. Ввоз и вывоз культурных ценностей через таможенную границу Украины
  12. Великий Исход и первые империи

«Восточный вопрос». Колониальная экспансия самодержавия

В 20–50-х гг. в центре внешней политики России находились две главные проблемы:

борьба с революционными движениями в Европе и «Восточный вопрос». Крайне неприми-

римая позиция, занятая Николаем I (1825–1855) в отношении антимонархических выступле-

ний в странах Европы, неоднократно побуждала его оказывать помощь европейским монархам в борьбе с оппозициями в их странах. В 1831 г., подавив польское восстание и отменив

конституцию 1815 г., николаевская Россия окончательно объявила Польшу «неотъемлемой частью» империи.

Революция 1848–1849 гг. в Германии, ставившая своей главной целью объединение

страны на демократической основе, не нашла отклика в России. Россия в лице Николая I осу-

дила революцию и выразила солидарность с прусским королем Фридрихом-Вильгельмом IV.

Этот монарх 28 апреля 1849 г. отказался принять из рук Национального собрания (революционного парламента) императорскую корону. В тот момент прусская монархия устояла.

Однако в демократических слоях российского общества реакция на революцию в Германии была совершенно иной. Так, например, на баррикадах в Дрездене Рихард Вагнер и

Михаил Бакунин под знаменем свободы отражали атаки правительственных войск. Наибо-

лее видные русские и немецкие демократы после революции установили в эмиграции устой-

чивые контакты.

Главной задачей внешней политики русского царизма, как и монархических режи-

мов стран Германского союза, было сохранение в неприкосновенности европейских границ,

установленных Венским конгрессом 1815 г., что, однако, не исключало существенных раз-

личий в дипломатической сфере и наличия серьезных противоречий между Россией и странами Германского союза. Они отчетливо проявились в ходе революции, особенно в вопросе

о создании «независимой» Польши, долженствующей находиться в вассальной зависимости от Германии. Однако наличие общих целей – подавления народных движений и сохра-

нения монархических режимов – способствовало относительно быстрому и мирному реше-

нию немецко-российских противоречий.

На протяжении всей революционной эпохи немецкая реакция рассчитывала на воен-

ную поддержку царского правительства, которое активно вмешивалось во внутренние дела



германских государств. Однако вовсе не русское вмешательство, сыгравшее свою негатив-

ную роль, было главной причиной неудачи революции в Германии. Более того, само вме-

шательство, как и степень его активности, в значительной мере определялось политикой

немецких монархических правительств, которые больше боялись народных движений, чем

царской интервенции. Революционные события 1848 г. в Европе, особенно в Германии, акти-

визировали крестьянское движение в России, главным образом в ее западных губерниях,

усилили оппозиционное настроение в среде интеллигенции.

События 1848 г. в Германии и России способствовали проведению радикальных

реформ во многих сферах общественной жизни. В Германии они были проведены во время

и тотчас после революции, в России в 1860–1870-е гг.

Установившаяся между русским домом Романовых и прусским домом Гогенцоллернов

дружба основывалась на династических связях и носила по преимуществу дружественный,

миротворческий характер.

Тем не менее Россия пресекала любые попытки Пруссии заявить о себе как о великий

державе. Несмотря на свое близкое династическое родство (Николай I был женат на сестре

Фридриха-Вильгельма IV и дочери королевы Луизы) и военно-политическую солидарность,

Николай I проводил антипрусскую политику, причем во всех спорах Пруссии с Австрией

становился на сторону последней. Так было в 1849 г., когда Пруссия решила захватить кур-

фюршество Гессенское, невзирая на протесты Австрии, и начала было войну с Данией,

чтобы захватить герцогства Шлезвиг и Гольштейн. В прусско-датском конфликте Николай I

послал флот к Копенгагену в защиту Дании и грозил Пруссии введением войск на ее терри-

торию.

Так произошло и в 1849–1850 гг., когда Пруссия предприняла попытку создать унию

26 германских государств и общегерманский парламент, рассчитанный на свержение геге-

монии Австрии в Германском союзе.

‡агрузка...

В результате 29 ноября 1850 г. на территории Австрийской империи в городе Ольмюце

(ныне Оломоуц в Чехии) при посредничестве России было заключено соглашение между

Пруссией и Австрией. По нему Пруссия под давлением России в лице Николая I отказа-

лась от дальнейших попыток объединения Германии под своим руководством и согласи-

лась на восстановление Германского союза в старом виде, т. е. при фактическом приоритете

Австрии.

Этот договор стал серьезным поражением прусской дипломатии. И первый рейхс-

канцлер Германской империи О. фон Бисмарк в дальнейшем неоднократно напоминал о

«позоре», об «унижении» Пруссии в Ольмюце.

По мнению Бисмарка, особенно обидным для Пруссии был не факт потери возможно-

сти возглавить объединение Германии и оставить позади Австрию, а то, что именно Россия

поставила Пруссию в такое незавидное положение.

Россия поддерживала Австрию на дипломатическом и военном поприщах. Так, напри-

мер, во время венгерской революции (1848–1849 гг.) Николай I спас Австрию, введя на тер-

риторию Венгрии войска.

Однако неблагодарность, которой Австрия отплатила России во время Крымской

войны (1853–1856 гг.), поддержав антирусскую коалицию, заставила Россию коренным

образом изменить курс своей внешней политики: Австрия стала едва ли не самой одиозной

для России державой, а Пруссия – наиболее приоритетной.

В «Восточном вопросе» на первом месте стояли взаимоотношения России с Турцией,

контролировавшей значительную часть черноморского бассейна. В результате Русско-турец-

кой войны 1828–1829 гг. по Адрианопольскому договору к России отошли устье Дуная и

восточное побережье Черного моря. За Грецией, Сербией, Молдавией и Валахией султан

признал право на автономию. Еще более упрочил позиции России договор с Турцией 1833 г.

Немалое место в Восточном вопросе занимали и судьбы Кавказа. России этот регион был

необходим в интересах обороны южных границ и в целях экономического и военного про-

никновения на Ближний и Средний Восток. Но начав энергичное наступление в горных

районах Чечни и Дагестана, царское правительство столкнулось с ожесточенным сопро-

тивлением местного населения, которое возглавил объявивший себя имамом Шамиль. В

результате война растянулась на 30 с лишним лет, завершившись лишь в 1859 г. взятием

последней цитадели горцев – аула Гуниб и пленением Шамиля.

В середине XIX в. позиции России в восточном регионе укрепились: возросло ее вли-

яние на Балканах, в основном завершено было присоединение Кавказа и Закавказья. Однако

это вызвало заметное обострение отношений с западными державами, не желавшими уси-

ления России в этом регионе. Турция, подталкиваемая Европой, объявила России в 1853 г.

войну. Это была превентивная мера. Турецкое правительство было убеждено, что Россия

сама в ближайшее время развернет военные действия. Николай I называл Турцию «боль-

ным человеком Европы» и откровенно предлагал европейским державам, в первую очередь

Англии, разделить турецкие владения.

Однако планы России пришли в противоречие с намерениями других держав, прежде

всего Франции. В начале 50-х гг. в Палестине начался спор о святых местах между католи-

ками и православными. Внешне речь шла о том, кому заботиться о Гробе Господнем, владеть ключами от Вифлеемского храма, религиозными святынями в Иерусалиме и т. п. Но

спор имел и политическую подоплеку, поскольку католиков поддерживала Франция, а пра-

вославных – Россия. В Дарданеллы вошел французский флот, на турецких границах сосре-

доточились русские войска.

Николай I предложил Англии установить протекторат над Египтом и Критом, требуя

в ответ для России протектората над Дунайскими княжествами, Сербией и Болгарией. Для

Англии такое усиление России на Балканах было, однако, нежелательным. Результатом ока-

залось сближение Англии с Францией и поддержка ими турецкой стороны.

Во всех предыдущих русско-турецких войнах главным оказывался дунайский театр

военных действий. На сей раз, однако, гораздо успешнее действовала Кавказская армия.

19 ноября 1853 г. она нанесла туркам серьезное поражение под Карсом. Днем раньше,

18 ноября 1853 г., выдающуюся победу одержал русский флот под командованием вице-

адмирала П.С. Нахимова. В Синопской бухте у северного побережья Малой Азии был

сожжен значительно превосходивший силы русской эскадры турецкий флот. Поражение

Турции при Синопе и под Карсом обусловило непосредственное вмешательство Англии и

Франции в военные действия. В декабре 1853 г. в Черное море вошел англо-французский

паровой флот. В марте 1854 г. Англия и Франция официально заключили военный союз

с Турцией и предъявили России ультиматум, требуя вывода ее войск с турецких террито-

рий. Вопреки надеждам Николая I, союзники по Священному союзу – Австрия и Пруссия

– заняли враждебно-нейтральную позицию. Обе державы имели свои претензии к России:

Австрия – из-за российской позиции по поводу Балкан, Пруссия – из-за действий России

по германскому вопросу. В результате Россия оказалась одна перед лицом враждебной коа-

лиции.

Соотношение сил было не в пользу России. Англо– французские войска имели на

вооружении нарезное, а не гладкоствольное оружие, парусные русские корабли не могли

соперничать с английскими и французскими винтовыми пароходами. Железнодорожный

транспорт в России был развит слабо. Ни одна магистраль не соединяла центр страны с чер-

номорским побережьем. Поэтому переброска войск морем из Франции занимала меньше

времени, чем от северо-западных границ России, где концентрировались основные силы

русской армии.

В сентябре 1854 г. союзники высадились в Крыму, в районе Евпатории, и повели

наступление на главную военно-морскую базу России – Севастополь. Восьмого сентября

35-тысячная русская армия под командованием А.С. Меншикова потерпела поражение от

союзников на реке Альме. Русские войска отступили к Севастополю, а затем отошли к Бах-

чисараю. Союзники обошли Севастополь с юга и взяли его в осаду. Оборона Севастополя

легла на плечи морского гарнизона. Возглавили ее адмиралы В.А. Корнилов, П.С. Нахимов

и В.И. Истомин. Сооружением оборонительных рубежей Севастополя руководил инженер

Э.И. Тотлебен.

Крымская армия действовала неудачно. В октябре она дважды пыталась атаковать

союзников: под Балаклавой и на Инкерманских высотах. В первом сражении был достигнут

частичный успех, но во втором русские войска понесли большие потери и были разбиты.

Положение Севастополя было крайне тяжелым. Не хватало боеприпасов, медикаментов,

продовольствия. Англичане и французы методично обстреливали город. Уже в начале октя-

бря при обстреле был убит Корнилов. Тем не менее гарнизон сражался и отбивал попытки

штурма. Войска союзников несли большие потери от огня обороняющихся, страдали от

болезней. С февраля 1855 г. союзники сосредоточили огонь на господствующей над городом высоте – Малаховом кургане. В начале июня был предпринят первый штурм Севасто-

поля, который, однако, был отбит с большими потерями для нападающих. Однако положение

крепости ухудшалось. Погибли организаторы обороны Нахимов и Истомин. Провалилась

попытка нового командующего крымской армией генерала М.Д. Горчакова атаковать союз-

ников на Черной речке. 24 августа началась последняя бомбардировка Севастополя. Через

три дня союзники пошли на штурм. Ценой огромных потерь им удалось захватить Малахов

курган. Защитники удержали все остальные позиции, но с потерей Малахова кургана обо-

ронять город стало невозможно.

Падение Севастополя означало поражение России в войне. В ноябре 1855 г. пал и Карс.

Страна стояла на грани финансового банкротства, продолжать войну она была не в состо-

янии. В конце 1855 г. о своей готовности вступить в войну на стороне союзников заявила

Австрия. Новый император Александр II (Николай I умер в феврале 1855 г.) вынужден был

согласиться на заключение мира. Но и союзники, понесшие тяжелые потери, не решались

продолжать наступление в глубь России, понимая, что вторжение в бескрайние степи не

сулит им успеха. В марте 1856 г. был подписан Парижский мир. Россия вернула Турции

захваченные у нее Карс и Ардаган в обмен на возвращение Севастополя. По мирному дого-

вору, подписанному в Париже 30 марта 1856 г., Россия потеряла устье Дуная и часть южной

Бессарабии, а также право иметь военный флот на Черном море. Тяжелой была и потеря

влияния на Балканах.

В 60-е гг., уже в царствование императора Александра II (1855–1881), в результате

тонкой дипломатической политики, проводимой министром иностранных дел А.Н. Горчако-

вым, России удалось добиться снятия ограничительных статей Парижского договора и вос-

становить свое влияние в черноморском регионе. Ее позиции усилила победоносная Рус-

ско-турецкая война 1877–1878 гг., принесшая Болгарии освобождение от турецкого ига.

Еще одним направлением внешней политики России во второй половине XIX в. стала

Средняя Азия. В ходе ряда военных походов в 1864–1865, 1868 и 1876 гг. Хивинское и

Кокандское ханства и Бухарский эмират утратили государственную независимость и вошли

в состав Российской империи.

Для народов Кавказа и Средней Азии вхождение в состав России перед лицом неизбежного поглощения их Турцией либо превращения в английскую колонию было значительно

меньшим злом и даже обеспечивало возможности дальнейшего прогрессивного развития. Однако военно-колонизаторские по существу методы их присоединения надолго закрепили

в сознании местного населения неприязнь к «захватчикам» и стремление к сепаратизму.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.016 сек.)