АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 1. Как организовывалось одесское подполье

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

(Общая характеристика Подпольно-партизанского движения в Одессе и Одесской области)


О партизанском и подпольном движении на Одещине написано много. В советской литературе ярко и пронзительно были описаны подвиги Молодцова, Шестаковой и Межигурской, множество раз перепечатаны предсмертные письма Яши Гордиенко и Николая Петренко, написанные героями во вражеских застенках; деятельности одесских партизан посвящено несколько музейных экспозиций. В последние годы появился ряд новых, но не всегда чистоплотных публикаций… Но даже при таком обилии материала, всё равно нет вразумительных ответов на основные вопросы, которые напрашиваются сами собой: Как создавались партизанские отряды в Одессе? Какова была их эффективность? Почему они продержались так недолго? В чём причина провалов? В конце концов, мы с вами, кроме трёх-четырёх уже упомянутых фамилий больше и не вспомним никого из подпольщиков. А их было намного больше. Намного…

Итак, давайте обратимся к документам…

26 октября 1972 года Одесским обкомом КП Украины был рассмотрен «Общий отчёт о деятельности партийного подполья и партизанского движения в период Великой Отечественной войны в Одесской области». Этот интересный документ с таким длинным, витиеватым названием был составлен ещё 27 февраля 1970 года. Не знаю, по каким кабинетам он бродил два с половиной года, но пленум Одесского обкома его всё-таки рассмотрел и тут же принял секретное постановление №42/18. Согласно этому постановлению, отчёт был признан, как единственно верный и правильный. Пункт 2 так и гласил: «Утверждённый отчёт приобщить к фонду Великой Отечественной войны. В научно-исследовательской и публикаторской работе ссылаться только на этот фонд». Ниже имелась замечательная ремарка в духе эпохи: «Постановление надлежит хранить в металлическом шкафу (сейфе). Снимать копии, делать выписки из постановлений, а также ссылаться на них в открытой печати или документах советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных органов запрещается»1. Вот такая вот сложная логика.

Далее в этой архивной папке, на 220 листах шёл полнейший отчёт о партизанской и подпольной деятельности в Одесской области в годы Великой Отечественной войны. Я прочитал его от корки до корки и подробно изучил. Часть материала будет опубликовано ниже. Это будут две группы материалов: 1) Факты, о которых официально было позволено говорить в те годы; 2) Документы, которые я нашёл позже и совершенно в других местах. О них в том отчёте не было ни слова. Некоторые из этих документов были обнаружены позже, некоторые были засекречены даже от самих партийных чиновников в архивах КГБ и МВД, а некоторые просто не укладывались в рамки тогдашней идеологии и о них предпочли забыть, засунув на дальние архивные полки.



Так, например, наши партийные идеологи забыли о предыдущем таком же комплексном отчёте. Том самом, который, в этих же кабинетах, утверждался сразу после войны (в 1946 году), и был таким же «единственно верным». Он был настолько правильным, что его в те годы не побоялись ладненько упаковать в большую коленкоровую папку с золотым тиснением на обложке и портретом «Великого кормчего» на первой странице2.

Я сел в архиве, уложил эти две папки рядышком и стал сравнивать. У них были почти идентичные названия, но они очень сильно отличались и по своему объёму и по своему содержанию.

Первое, что очень сильно бросалось в глаза, это разница цифр. Эта статистика не была утомительна, так как позиций в итоговых отчётах было совсем не много. Я начертил несложную табличку и быстро перенёс туда цифры. Вот что у меня получилось:

В Одессе и Одесской области в годы ВОВ действовало:

 

  Кол-во (отчёт 1946 г.) Кол-во (отчёт 1970 г.) Кол-во бойцов (отчёт 1946 г.) Кол-во бойцов (отчёт 1970 г.)
Партизанских отрядов и соединений -
Подпольно- диверсионных групп -
Подпольно- большевистских организаций -
Подпольно- антифашистских групп -
ИТОГО 1743 партизана и 2565 подпольщика Всего – 4308


Я не готов сейчас объяснять, чем отличалась «Подпольно-большевистская организация» от «Подпольно-антифашистской группы». Это не является предметом моего исследования. Видимо у партийного руководства были свои критерии и способы градации. Меня тогда удивил стремительный «рост показателей»… Обратите внимание - за 24 послевоенных года количество этих самых «Подпольно-диверсионных групп» выросло в четыре раза, а подпольно-антифашистских групп стало в 6 (!) раз больше.

‡агрузка...

К дополнению к этому, в отчёте 1970 года (хранящемуся в закрытом архивном фонде) карандашиком кто-то аккуратно проставил пометки: над цифрой «2565» надписано - «более 3-х тыс.»; «1743» исправлено на «1800»; и наконец, той же «твёрдой» рукой подводиться сумма – «Всего: более 5 тысяч». Вот так вот! Ну, зачем утомлять исследователей и просто советских граждан четырёхзначными цифрами. Округлили и хорошо… Теперь в докладах и книгах всё будет гладенько. А заодно увеличили численность, чтоб продемонстрировать массовость! Позже я встречал именно эти, «окончательно-карандашные» цифры, в нескольких солидных книгах о войне в Одессе.

Как-то мне посчастливилось общаться с великим польским кинорежиссером Кшиштофом Занусси. Он замечательно говорит по-русски и великолепно знает нашу историю. В разговоре он случайно употребил слово «нормально», тут же осёкся, и спросил меня: «Александр, а Вы знаете, что в языке Чехова не было слова «нормально»? Его ввели в русский язык большевики в годы первых пятилеток, когда всё в вашей стране стало нормироваться». Когда я посмотрел на эту табличку, я подумал, что видимо в послевоенные годы ввели «норму» и на партизан… Так было нужно. Ну, это издержки советской идеологии. Вернёмся к фактам.

Во втором отчёте - 1970 года, странным образом куда-то абсолютно исчезает цифра потерь. Что, их вообще не было? Да нет, в отчёте 1946 года она присутствует: «Погибло в боях с немецко-румынскими захватчиками и расстреляно фашистскими властями в период подпольной деятельности – 409 человек». А позже об этом решают уже не вспоминать. Странно, если они погибли, это как-то уменьшает степень их заслуг перед народом!?

Вот так и создавался прилизанный миф об Одесских партизанах и подпольщиках. Блестящий и лакированный, на который сверху, каждое новое издание намазывало новый слой лака. А истина оказывалась под этими слоями всё глубже и глубже.

Работая над книгой, автору посчастливилось найти в частной коллекции одного из одесских краеведов, архив одного из партизанских отрядов. Мне было позволено поработать с этими бумагами. Это толстая папка в несколько сотен листов. Львиную долю документов составляла послевоенная переписка с партийным руководством (вплоть до писем Н.С.Хрущёву): выжившие в годы войны люди, прошедшие фронт, румынские и немецкие тюрьмы и концлагеря, послевоенные проверки СМЕРШа, в 60-е годы пытались доказать свою причастность к одесскому подполью. Они бились о стену чиновничьего непонимания и чёрствости, доказывая, что во вражеском тылу они не отсиживались на кухнях, а боролись с оккупантами. И раз за разом натыкались на стену недоверия. Было и так…

Автор серьёзнейшего исследования истории партизанского движения Соколов Б.В. в какой-то мере объясняет трансформацию этой статистики3. Он напоминает, что начальником Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования в годы войны был первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Под его руководством партизанские отряды и соединения в Белоруссии действовали активно и аффективно. После войны это нашло своё отражение и в литературе, и в цифрах, и, как итог, в известном определении: «Белоруссия - партизанская республика». После прихода к власти Хрущёва, который в годы войны, являлся одним из руководителей партизанского движения на Украине, Никита Сергеевич даёт команду, о «повышении показателей партизанской активности на Украине» стремясь догнать Белоруссию всеми возможными способами. Хотя, это трудноосуществимо, хотя бы сравнивая природные условия и рельефные условия УССР и Белоруссии. Но команда выполнялась, и по мере сил в списки партизан чиновниками начинают вноситься люди, которые хоть как-то проявили себя в советском Сопротивлении на Украине. Цифры растут, в угоду Хрущёва… И подобные политические коллизии нам тоже приходится знать и учитывать, препарируя такую сложную тему, как история партизанского и подпольного движения.

Так сколько же было тех, кто, ежесекундно рискуя жизнью в оккупированной Одессе, делал всё, чтоб Победа пришла поскорее в наш город? Как они сражались и как они погибали? Сколько их погибло, так и не предав своих друзей, а сколько под пытками, а то и по доброй воле, перешли на сторону врага? До конца мы вряд ли сможем это узнать, но приблизиться к истине попробуем.

Вот оба списка отрядов и групп Одесской области (при этом в скобках указаны те сведения, которые автор нашёл и счёл необходимым внести в список).

Список из отчёта от 09 октября 1945 года4


1. Партизанский отряд МОЛОДЦОВА В.А.(БАДАЕВА) г. Одесса (17 чел. – живых и 35 - погибших)
2. Партизанский отряд им. СТАЛИНА, Ильичевский район (250 чел.)
3. Партизанская группа с. Усатово под руководством СЕРБУЛОВА К.Н. (29 чел.)
4. Партизанский отряд Ленинского района под рук. ТИМОФЕЕВА К.А. (60 чел.)
5. Подпольная организация под рук. МОЛОТОВА В.А. – МОСОЛОВА С.А. (58 чел.)
6. Подпольная организация им. СВЕРДЛОВА под рук. ЩЕРБАКОВА Ф.П. (37 чел.)
7. Партизанская группа под рук. ЛОЗИНСКОГО С.Я. (17 чел.)
8. Антифашистская группа «СОВЕТСКИЕ ПАТРИОТЫ» под рук. СТУГАРЕВА (23 чел.)
9. Антифашистская группа под рук. КОСТЯКОВА Е.В. (10 чел.)
10. Подпольно-диверсионная группа под рук. МАКУШЕВА И.С. (14 чел.)
11. Прибугская подпольная организация (188 чел.)
12. Партизанский отряд «БУРЕВЕСТНИК» (187 чел. - живых и 55 - погибших)
13. Партизанские группы Беляевского района (39 чел.)
14. Подпольная организация Березовского района (72 чел.)
15. Подпольная организация Гайворонского района (74 чел.)
16. Партизанский отряд «ЮЖНЫЙ», Голованевского района (44 чел.)
17. Подпольная организация Доманёвского района (24 чел.)
18. Подпольная организация Овидиопольского района (25 чел.)
19. Партизанский отряд Одесского (пригородного) района (82 чел.)
20. Партизанский отряд им. Жданова, Песчанский район (25 чел.)
21. Коммунисты, оставленные обкомом и райкомами КП(б)У в тылу врага в Одесской области
22. Подпольно-диверсионная группа под рук. ЗАЛИВЧЕГО П.Д., действовавшей в порту г. Одессы (15 чел.)
23. Партизанская группа под рук. СОКОЛОВА (17.10.1947 году решение о признании их партизанской группой было отменено)
24. Антифашистская группа под рук. ЧЕРНЫШЕВА М.Г. (10 чел.)


В этом же отчёте перечислялись эти руководители партизанских отрядов, оставленных в г. Одессе5:

1. Солдатенко А.Ф. 1900 г.р. Зав. Рай. Ф.О. Фрунз. р-она (Умер голодной смертью в катакомбах)
2. Жуков-Орлов Н.С. 1888 г.р. предс. Рай ОСО (За несколько дней до сдачи Одессы ушёл в катакомбы. Судьба неизвестна).
3. Поддубный И.Н. (Принимал участие в обороне Одессы. Судьба неизвестна)
4. Рыбчук (Принимал участие в обороне Одессы. Судьба неизвестна)
5. Мельник 1906 г.р. (Расстрелян в 1942 г.)
(Все замечания, взятые в скобки, присутствовали в этом отчёте 1945 года. Прим. авт.)

Список из Отчёта о деятельности партизанского подполья и партизанского движения в период Великой Отечественной войны в Одесской области
от 27 февраля 1970 года6


1. Одесский подпольный обком КП (б) Украины (Петровский А.П., Сухарев С.С.)
2. Диверсионно-разведывательные отряды, действовавшие под руководством В.А. Молодцова (Бадаева) (октябрь 1941 – июнь 1942)
3. Подпольная организация под рук. МОЛОТОВА В.А. – МОСОЛОВА С.А (ноябрь 1941- апрель 1944)
4. Подпольная группа Литовченко В.И. (Одесский университет) (ноябрь 1941 – апрель 1944)
5. Подпольная группа Трусова Г.С. (декабрь 1941 – май 1944)
6. Подпольная группа Москвина И.М. депо ж.д. станции Одесса-Порт, Завод им. Январского восстания (декабрь 1941 – апрель 1944)
7. Подпольная организация Зотова В.И. (СРЗ №2) (декабрь 1941 – апрель 1944)
8. Подпольная группа «Советские патриоты» под рук. Стугарева М.Ф. (блок станция з-да ЗОР) (декабрь 1941 – апрель 1944)
9. Партизанский отряд Ильичевского района г. Одессы (рук. Дроздов С.И. Овчаренко Д.И.) (действовали в катакомбах со второй половины марта 1944 года)
10. Подпольная группа Кудрина (З-д Январского восстания) (декабрь 1941 – апрель 1943)
11. Подпольная организация им. СВЕРДЛОВА под рук. ЩЕРБАКОВА Ф.П. (декабрь 1941 – апрель 1943)
12. Подпольная группа А.А.Осадчего (декабрь 1941-май 1942)
13. Подпольная группа Латенко Т.Ф. и Норайкса Г.К. (декабрь 1941 – апрель 1944)
14. Подпольная группа Пановой К.С. (декабрь 1941 - май 1943)
15. Подпольная группа Лыткиной М.А. (май 1942 – март 1943)
16. Подпольная группа Штаньковой М.А. (январь 1942 – март 1943)
17. Подпольно-диверсионная организация Филиппова В.В. (январь 1942 – апрель 1943)
18. Подпольная группа М.П.Никитиной (январь 1942 – март 1944)
19. Подпольная группа Лозинского С.Д. (январь 1942 – апрель 1944)
20. Подпольная группа Уточкина А.В. (январь 1942 – апрель 1944)
21. Подпольная группа Климова В.С. (февраль 1942 – апрель 1944)
22. Подпольная группа Буштедта С.П. (февраль 1942 – апрель 1944)
23. Подпольная группа Адарченко Б.К. (март 1942 – апрель 1944)
24. Подпольная группа Суркова А.Н. (март 1942 – апрель 1944)
25. Подпольная группа Емельянова М.К. (апрель 1942 – апрель 1944)
26. Подпольная организация и партизанский отряд Ленинского района, действовавший в посёлке Кривая Балка (апрель 1942 – апрель 1944) (действовали в катакомбах со второй половины марта 1944 года)
27. Подпольная организация «За Родину» под рук. Соловьёва И.С. (апрель 1942 – апрель 1944)
28. Подпольная организация Калитченко Г.И. (апрель 1942 – апрель 1944)
29. Подпольная комсомольско-молодёжная организация Кацаповой Л.И., Мюллер В.О. и Якобсон О.П. (май 1942 – апрель 1944)
30. Подпольная группа Письмиченко В.М. (июнь 1942 – апрель 1944)
31. Подпольная группа Барковского В.Л. (октябрь 1942 – март 1943)
32. Партизанская группа Сербулова К.Н. и Голубенко Н.Д. (действовали в катакомбах с февраля - марта 1944 года)
33. Подпольная группа Веккера А.Т. (ноябрь 1942 – ноябрь 1943)
34. Подпольная группа Иванова (декабрь 1942 – март 1943)
35. Подпольная группа Чернюка А.К., Кондагури В.В. и Васильковского А.А. (декабрь 1942 – апрель 1944)
36. Подпольная группа Тупчии Н.Г. (январь 1943 – апрель 1944)
37. Подпольная группа Борисенко А.Я. (январь 1943 – апрель 1943)
38. Подпольная группа Рыженкова А.Е. (январь 1943 – апрель 1944)
39. Подпольная группа Пузыря И.Т. (январь 1943 – март 1944)
40. Подпольная группа Гефта Н.А. (август 1943 – апрель 1944)
41. Подпольная группа Гумперта Б.В. (ноябрь 1943 – апрель 1944 с марта 1944 в катакомбах)
42. Подпольная группа Чернышёва М.Г. (ноябрь 1943 – апрель 1944)
43. Парашютно-десантная группа Авдеева (Черноморского) В.Д. 16.01.1944 десантировались у села Осиповка Фрунзовского района (10 человек)
44. Партизанский отряд Ленинского посёлка Ильичевского района г. Одессы (январь 1944 – апрель 1944) (действовал в катакомбах с конца марта 1944)
45. Подпольная группа Андреево-Ивановского района Сидоренко А.Д.
46. Подпольная группа Ананьевского района Кучеренко Н.Д.
47. Подпольная группа Ананьевского района Ткаченко П.Д.
48. Антифашистское подполье Арбузинского района
49. Подпольная организация Балтского района
50. Подпольная и партизанские организации Беляевского района
51. Подпольная организация Березовского района
52. Подпольная группа Больше-Врадиевского района Корчинского С.А.
53. Антифашистское подполье Братского района
54. Подпольная группа Великомихайловском районе Сенченкова Г.И.
55. Подпольные организации Вознесенского района
56. Подпольное и партизанское движение в Гайворонском районе
57. Партизанский отряд «Южный» Голованевского района
58. Подпольная организация Доманёвского района
59. Подпольно-молодёжные группы «Чайка» и «Крылья Советов» Кодымского района
60. Подпольная группа Кривенцова В.В. Кодымского района
61. Партизанская группа Курбалы В.В. Кодымского района
62. Подпольная организация Любашёвского района
63. Подпольная организация Сербиенко В.И. Овидиопольского района
64. Пригородный подпольный райком партии (Лазарев С.Ф. Крылевский Н.А.) С 14 сентября 1941 г. ушли в катакомбы. Включали в себя Куяльницкий и Усатовский партизанский отряд.
65. Подпольная группа, действовавшая в Одесском пригородном районе Гродзинского П.И.
66. Подпольная группа Ольшанского района Кожемякина Н.П.
67. Подпольно-молодёжная организация «Партизанская искра» Первомайского района
68. Подпольные группы Песчанского района
69. Партизанского отряда Байдана Ф.К. и им. Жданова (с. Песчаны и Олгополя)
70. Подпольная организация Савранского района
71. Подпольная группа Фрунзовского района Донского Г.Г.
72. Партизанская группа Фрунзовского района Орлика Н.И.
73. Партизанский отряд «Буревестник»

Теперь пытливому читателю остаётся сравнить эти два списка и сделать свои выводы.

В Советском Союзе к партизанской войне очень качественно готовились в конце 20-х и начале 30-х годов. Сохранились свидетельства, которые демонстрируют грамотный подход к этому роду боевой деятельности. В стране были обучены или переучены сотни бывших партизан гражданской войны, их опыт систематизировался и обобщался, разрабатывались новые диверсионные средства (при этом упор делался на навыках использования подручных материалов). Работа велась очень плодотворно. А потом, большинство этих специалистов попали в жернова репрессий конца тридцатых. Их просто уничтожили…

К тому времени сталинское руководство уже сильно пересмотрело своё отношение к партизанской войне, и войне в целом: воевать собирались малой кровью и на чужой территории. А при таком сценарии, партизанам места просто не находилось. А значит, заранее никто не готовил базы с оружием и продовольствием, никто не подбирал специалистов, никто не создавал конспиративную сеть. Всё это пришлось делать спешно в конце лета и начале осени 1941 года. И такая поспешность очень скоро дала о себе знать.

Партийные органы, которым было поручено руководство партизанским движением, не представляя в полной мере специфики партизанской деятельности, создавали отряды спешно, не очень качественно подбирая личный состав. Таким образом, туда часто попадали люди случайные, физически и морально не подготовленные. Места дислокаций в катакомбах указывались очень часто без предварительной оценки их пригодности, что приводило к трагическим последствиям (как, в случае с группой Солдатенко, которая не упоминается ни в одном из вышеприведённых списков, и о которой подробно, речь будет идти ниже).

В советские годы было принято вещать о «массовом, всенародном партизанском движении». Читая книги, изданные в 60-70-х годах, перед глазами представала картина, «что весь народ в едином порыве поднялся на борьбу с врагом…» и так далее. Фильмы и пропаганда усугубляли эту картину. И мы верили! В последние годы всё изменилось с точностью до наоборот. Некоторые особо рьяные «исследователи» договариваются до того, что организованного сопротивления на оккупированных территориях вообще не было; все проведённые партизанские акции носили единичный, разрозненный характер, никакого реального вреда оккупантам не приносили, а только вызывали репрессии по отношению к мирному населению.

Давайте отступим от стереотипов и попробуем разобраться. «Массового» партизанского движения в принципе быть не могло. Большая часть населения, оставшегося в тылу – это женщины, дети, старики, и мужчины непризывных возрастов. Кто из них должен был составить ту «массу», которая активно боролась бы с оккупантами? Следующее: «массово» – это сколько? 90%, 50%, 20% от общего количества населения? Кто мог установить норму? Какие критерии массовости можно применить к тем нечеловеческим условиям, в которых оказывалось оккупированное население и герои сопротивления? И, наконец, давайте будем объективными в оценке степени лояльности многих советских граждан к сталинскому режиму: теперь мы обладаем достаточным количеством фактов, убеждающих, что не все граждане СССР в те годы были готовы рисковать жизнью, защищая идеи большевизма.

Кроме того, можно отдельно препарировать трансформацию настроений по отношению к оккупантам в зависимости от года войны: настроения осени 1941-го очень сильно отличались от настроений зимы 1943-44 годов. Перечень количества проведённых боевых операция и указанная в списках численность бойцов, прямое тому подтверждение. Не сложно понять, что всплеск активности Сопротивления в 1943- 1944 годах напрямую связан, как минимум с тремя факторами:
- негатив, накопленный за несколько лет к жестокому оккупационному режиму,
- успехи Красной армии после победы на «Курской дуге»;
- понимание скорого возвращения и восстановления Советской власти, а значит - необходимости каждого отвечать, на вопрос «компетентных органов»: «Чем вы занимались на территории занятой врагом?». Но это не является предметом этого исследования. Для подобного фундаментального труда нужна кропотливая работа большой группы исследователей и большая степень открытости архивов. Надеюсь, скоро это станет возможным.

И несколько слов о роли органов гос.безопастности в формировании подполья. Как бывшего сотрудника органов внутренних дел меня всегда коробили такие однозначные оценки деятельности НКВД: «заплечных дел мастера», «кровавая гэбня» и т.п. Партизанское движение, возглавляемое этими самыми чекистами, сыграло огромную роль в разгроме врага. Немало чекистов всю войну провоевали за линией фронта в составе диверсионно-разведывательных групп, выявляли и ликвидировали вражескую агентуру и т.д. и т.п. Говоря только об одесском регионе: отряд Молодцова (Бадаева) наполовину состоял из сотрудников НКВД; группа Солдатенко создавалась в тесном контакте с органами; группа Кузнецова-Калошина стопроцентно комплектовалась из сотрудников Одесского и Московского управлений НКГБ. И этот список можно продолжить. Стоит дать верную и беспристрастную оценку их деятельности. Надо не забывать, что самодеятельных партизанских отрядов на самом деле было крайне мало, и эффективность их деятельности была крайне низкой. Трудно вывести точный процент, но подавляющая часть отрядов создавалась именно Главным управлением Гос.безопасности и возглавлялась штатными сотрудниками госбезопасности или начсоставом погранвойск. Ещё часть отрядов формировалась военным командованием. Ещё какую-то часть создавали партийные органы. Но снова-таки - во взаимодействии с органами или армейской разведкой. О самодеятельных, долго функционирующих отрядах сведений находиться крайне мало - это либо отряды из окруженцев (что снова имеет отношение к РККА), либо отряды, сформированные по национальному признаку (украинские, еврейские и т.п.).

Ниже попробуем разобраться с каждым из них.

___________________

1 ООГА. Ф.92., Оп.1., Д.5.

2 ООАГ. Ф.92., Оп.1., Д.1.

3 Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. — М.: АСТ, 2002.

4 ООАГ - Ф.92.-Оп.1.-Д.2.

5 ООАГ - Ф.92.-Оп.1.-Д.2. -С.100

6 ООАГ - Ф.92. Оп.1 Д.5.

 

История об участии Одесской милиции в обороне Одессы

 

Я не в щенячем восторге от словосочетаний "Бандитская Одесса" и "Криминальная Одесса". Говорю это абсолютно искренне! Может потому, что сам долго был по эту сторону баррикады... Тут на сайте я уже проговаривал, что Бандитская Одесса - это скорее красивый, яркий и малоизученный миф. Чтоб понять его, я очень давно ищу факты о тех, кто является героями этого мифа.
Десять лет назад мне приказали создать музей (не удивляйтесь, я тогда ещё работал милиционерским майором). Мне приказали создать Музей Одесской школы милиции – старейшего милицейского учебного заведения на Украине. Честно вам признаюсь - не каждый день я создаю музеи. Но всего за два года я приказ выполнил. В 2002 музей был открыт. Мне очень повезло, что у Одесской школы милиции (к тому времени - уже Одесского института внутренних дел) долгая и славная история, как Вы понимаете, тесно переплетённая с Бандитской Одессой. Я этой историей увлёкся (и до сих пор неровно дышу в ту сторону). Не скажу, что это шедевр музейного творчества, но он есть, и в нём собраны очень интересные материалы и экспонаты о тех, кто учился ловить бандитов в Одессе.
Любая музейная работа, это поиск микро сенсаций. Тут главной такой находкой для меня стал Сводный отряд войск НКВД Одесского оборонительного района. О нём в Одессе не знал никто, не было ни слова в литературе, молчали экспозиции одесских музеев. По крупицам я отыскивал информацию в архивах и мемуарах, слушал рассказы ветеранов и консультировался с коллегами. Я и сейчас продолжаю этот поиск. Кое-что уже можно сообщить интересующимся. Эта статья - скромный плод моего исторического поиска...

 


1 | 2 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.014 сек.)