АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 15. Я проснулась от того, что кто-то барабанил в мою дверь

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

Я проснулась от того, что кто-то барабанил в мою дверь. От резкого пробуждения, я села на кровати, убирая с лица спутанные волосы.

«Кто там?»

«Мы опаздываем!» - послышался из-за двери яростный голос Скаут.

Я взглянула на будильник. До начала занятий осталось 15 минут.

«Вот блин».

Адреналин прогнал остатки сна. Я сбросила одеяло и вскочила с кровати. Открыв дверь, я обнаружила на пороге Скаут в пижаме с длинным рукавом и теплых синих носках.

Я удивленно осмотрела ее наряд.

«Сейчас ведь еще только сентябрь?»

Скаут закатила глаза.

«Что поделаешь, я замерзла».

«Душ принять успеваю?»

Скаут кивнула и помахала двумя энергетическими батончиками в руках.

«Одна нога здесь, другая там. Когда будешь готова, мы пойдем на историю искусств».

У вас бывают такие дни, когда вместо того чтобы хорошенько помыться, вам приходится ограничиваться формальным полосканием? Когда времени на мочалку и скрабы не хватает? А чистка зубов оказывается самой трудоемкой частью умывания?

Да здравствует утро понедельника в Св. Софии – в школе для (слегка чумазых) девочек!

Когда я помылась (почти), я встретилась со Скаут в общей гостиной. Сегодня вид у нее был очень ученический - туфли с ремешком на щиколотке, гольфы до колена, рубашка и галстук.

«Ты смотришься...»

«Как ботан?» - подсказала Скаут, - «Сегодня я примеряюсь к новой философии жизни».

«Новая философия?» - переспросила я, когда мы выходили в коридор.

Она протянула мне энергетический батончик, который показывала ранее. Я разорвала пластиковую упаковку и откусила.

«Выглядишь, как ботан - становишься умнее», - с чувством сказала она, - «Мне кажется, такой наряд улучшит мои оценки процентов на 15-20».

«Впечатляет. Ты думаешь, это сработает?»

«Уверена, что нет. Но попробовать стоит. Я на пути к исправлению».

«Прилежная учеба должна стать следующим шагом», - подсказала я.

«Учеба идет в разрез с моей миссией по спасению мира»

«К несчастью, это не служит оправданием»

«Я догадываюсь».

«Кстати, о спасении мира, тебя вызывали после того, как мы вернулись вчера ночью? Или ты просто проспала».

«Я спала в берушах», - сказала Скаут, отчасти отвечая на вопрос, - «Музыкальный радио-будильник сработал, но он не достаточно громкий. Сорок пять минут мне снились сны о группе REO Speedwagon и Филе Коллинзе. В общем «Я чувствую, как оно наполняет вечерний воздух» теперь крутится в голове.



«Тынц-тынц-тынц», - принялась я напевать, подражая барабанному соло во вступление песни, только не жестикулируя, как обычно. Вот такое начало моей карьеры рок-звезды.

Мы спустились по лестнице, ведущей на первый этаж, а затем перешли в учебный корпус. Нашей следующей остановкой были шкафчики. Я откусила последний кусочек батончика – это была смесь сухофруктов, орехов и овсяных хлопьев - и бросила скомканную обертку в сумку.

Возле наших шкафчиков я заглянула в сумку. Учебник по истории искусств у меня уже с собой, поэтому я опустилась на колени к нижней полке шкафчика, чтобы достать учебник по тригонометрии, которая была вторым уроком. Я только закрыла дверцу, еще держась за деревянную поверхность, когда почувствовала, что кто-то тронул меня за плечо.

Я обернулась и увидела позади себя М.К. с нахальной ухмылкой.

«Упала с лестницы, да?»

Скаут бросила книги в шкафчик, захлопнула дверцу и, сузив глаза, посмотрела на М. К.

«Эй, детка, поищи-ка лучше Веронику и оставь нас в покое».

Такой отпор слегка охладил М. К., но она быстро оправилась, тряхнув темными волосами.

«Какая досада, ты даже пройти по лестнице не можешь, не свалившись».

Она говорила чуть громче, чем следовало, очевидно, чтобы привлечь внимание других девушек, чтобы они потом пялились на меня и шептались. Возможно, она надеялась смутить меня.

К счастью, меня не так легко задеть. С другой стороны, я даже не могла ей возразить. Если я заговорю о «потайной комнате в подвале» при девочках, они, конечно, собьются с ног, чтобы найти ее. Это не пойдет на пользу Адептам, поэтому я предпочла пойти в наступление.

«Какая досада, что тебе приходится толкать девушек с лестницы?»

«Я никого не толкала», - отрезала она.

«И ты не причастна к тому, что я оказалась в больнице?»

‡агрузка...

Щеки ее пошли малиновыми пятнами.

Знаю, это жестоко, но нужно защитить Адептов. Точнее Адепта с пирсингом в носу. Кроме того, я не обвиняла ее напрямую. Просто задала подходящий вопрос.

Когда зазвенел звонок на урок, она смерила нас взглядом, повернулась на каблуках и прошла, гордо вышагивая, на спине поблескивал монограммой кожаный рюкзак.

Не знаю, что там звездные тусовщицы наплели в школе про мое «падение» и пребывание в клинике, но я постоянно ощущала на себе любопытные взгляды и шепот за спиной. Это продолжалось во время истории искусств, тригонометрии, обществознания. Девочки склоняли головы друг к другу, передавали крошечные записки, чтобы поделиться слухами о том, как я провела выходные.

К счастью, слухи ходили довольно примитивные. Я не услышала ни о странной комнате под зданием, ни о зловещих подростках, бродящих по коридорам, ни о причастности Скаут - кроме того факта, что «от нее всего можно ожидать». Пожалуй, не я одна в школе считаю Скаут немного странной.

Во время обществознания я поглядывала на Скаут - взъерошенные светлые и темные прядки собраны в маленький хвостик, ногти покрыты блестящим черным лаком, в носу маленькое колечко. До сих пор удивляюсь, как Фолли позволяет ей разгуливать в таком виде, но я благодарю Бога, за то, что Скаут так выделяется в этом оплоте повышенной нормальности.

После обществознания мы снова пришли к своим шкафчикам.

«Пойдем, у нас есть задание», - сказала Скаут, перекладывая свои книги в шкафчик.

Я с недоверием покосилась на нее.

«Совершенно обычное дело», - сказала она, снова закрывая шкаф. Она подхватила свою сумку-почтальонку с пиратским флагом и подмигнула мне.

Я последовала за ней, лавируя между девушками в холле, затем мы прошли через Большой Зал в главном корпусе к парадной двери школы. Миссия по побегу из школы отчасти завершена.

Небо снаружи оказалось стального серого оттенка, но было безветренно. Погода довольно унылая – она будто предвещала что-то малоприятное. Будто небо намеривалось обрушиться на нас проливным дождем.

«Пошли», - сказала Скаут, и мы направились вниз по улице.

Мы свернули налево, пройдя улицу Эри, Мичиган Авеню, оставив позади сад с каменными колоннами.

«Вот где вся суть Чикаго», - начала она.

«Давай рассказывай».

«Наши «знаменитости» устроили тебе экскурсию из «Секса в Большом Городе». Шопинг на Мичиган Авеню действительно хорош, но это еще не все. Душа города в людях, которые в нем прожили всю жизнь, и всю жизнь проработали. Она в обычных офисных работниках, которые не покупают сумочки за тысячу долларов».

Скаут посмотрела на небоскреб, мимо которого мы проходили.

«За 170 лет здесь проживало около трех миллионов человек. Архитекторы, деятели искусств, политики, историки. Знаю, ты не отсюда, ты здесь всего неделю, и сердце твое все еще привязано к Сагамору, но поверь, Лил, это потрясающее место!»

Я наблюдала, с какой любовью в глазах она осматривает здания и архитектуру вокруг.

«Я хочу устроиться в муниципальный совет города», - неожиданно заявила Скаут, когда мы прошли еще одну улицу с множеством итальянских ресторанов. В каждом из них сидели туристы с меню в руках, в глазах их читалось радостное предвкушение, они готовились попробовать все самое лучшее в Чикаго.

«Муниципальный городской совет?» - переспросила я, - «Это комитет управления города Чикаго? Ты мечтаешь стать чиновником?»

Она решительно кивнула головой.

«Я люблю этот город. И я хочу ему послужить. Конечно, все зависит от того, где я буду жить, кто будет руководителем, и будет ли вообще отрыта вакансия, но, я хочу быть полезной городу, понимаешь?»

Я и не думала, что у Скаут амбиции политика, и что она так близко к сердцу принимает материальное обеспечение города. Ей ведь только шестнадцать, это меня впечатлило. Не знаю, стоит ли сожалеть, что ее родители упустили в ней главную удивительную черту, или именно благодаря тому, что они так испугались ее магии и отправили ее в частную школу, Скаут стала тем, кем есть.

Она кивнула головой в сторону погребка, который расположился наискосок в следующем квартале.

«Нам сюда», - сказала она, пересекая улицу. Скаут отворила дверь, и мы вошли внутрь под звон дверного колокольчика.

«Привет!» - крикнула Скаут и помахала рукой служащему, проходя к автомату с газированными напитками.

«Скаут!» - откликнулся парень за стойкой, которому на вид я бы дала лет девятнадцать-двадцать, взгляд его темных глаз не отрывался от комиксов, которые были разбросаны перед ним на стойке, лицо его обрамляли короткие дреды.

«Пришла пора подзарядиться?»

«Да», - подтвердила Скаут.

Я осталась у стойки, пока Скаут атаковала автомат с газировкой, выдергивая из него гигантский пластиковый стакан. С механической точностью она подставила стакан под дозатор льда, наполнила его до краев, а затем отсыпала часть. Процесс повторился снова, и снова, пока количество льда ее полностью не удовлетворило.

«Тщательный подход, не правда ли?» - размышляла я вслух.

Молодой продавец усмехнулся и взглянул на меня, в его шоколадных глазах играли веселые искорки.

«Тщательностью это вряд ли назовешь. Когда дело доходит до газировки - она становится просто одержимой», - он сморщил лоб, - «Мы не знакомы».

«Лили Паркер», - представилась я, - «Я первый год в Св. Софии».

«Ты одна из школьных знаменитостей?»

«Она определенно не одна из них», - ответила за меня Скаут, присоединившаяся к нам у стойки.

Воткнув в свой стакан с содовой трубочку, она сделала глоток и зажмурилась от удовольствия. Я еле сдерживала смех.

Не выпуская трубочку изо рта и приоткрыв один глаз, Скаут злобно покосилась на меня.

«Не того поля ягода», - продолжила она, сделав паузу чтобы перевести дыхание, затем снова повернулась к парню за стойкой. - «Она пыталась пристроиться к «звездам», но безуспешно. До тех пор пока не распознала, какие же они никчемные. Ой, Дерек, это Лили. Я же вас не познакомила».

Я улыбнулась Дереку.

«Приятно познакомится».

«Мне тоже».

«Дерек выпускник Монклер, который переселился в чудный мир временных заработков в магазин своего отца, пока он работает над дипломом по плетению корзинок под водой в Чикагском Университете», - она лукаво улыбнулась Дереку, - «Я ничего не перепутала, Ди?»

«Диплом по ядерной физике», - поправил он.

«Почти угадала», - сказала Скаут, весело подмигнув ему.

Она отступила назад и запустила руку в коробку со сладостями на прилавке.

«Что же мы выберем Шоко-Локо или Карамельные тянучки. Хрустящее или жевательное мне сегодня больше по душе?» - она достала две красных и одну оранжевую конфету и продемонстрировала нам, - «Ваши предположения? Это опрос населения, хочу свериться с мнением большинства. Ну, или хотя бы с мнением населения нашего Северного округа».

«Шоко-локо».

«Карамельные тянучки».

Мы сказали это одновременно и с улыбкой посмотрели друг на друга, а Скаут тем временем продолжила спор сама с собой о выборе сладостей. Воздушный рис являлся несомненным преимуществом. Орехи же снижали позиции.

«Итак, ты из Чикаго?» - спросил Дерек.

«Из Сагамора, штат Нью-Йорк», - поправила я.

«Далеко тебя занесло от дома».

Я посмотрела в окно на башни Св. Софии, острые шпили которых были видны даже за несколько кварталов.

«Расскажи о себе», - попросила я, взглянув на Дерека, - «Ты учился в Академии Монклер?»

«Да, я воспитанник А.М. У моего отца сеть подобных магазинов», - он кивнул в сторону полок отдела, - «Он хочет большего для меня, поэтому я четыре года проходил в форме академии, а потом еще сдавал эти жуткие вступительные экзамены».

«Дерек, почти гений», - добавила Скаут, положив на прилавок Шоко-Локо. - «Я приняла важнейшее решение за сегодняшний день».

Дерек тихо рассмеялся.

«Я-то знаю, что это неправда. Тебе приходится принимать и более важные решения, вроде этого, ты не находишь?» - в качестве иллюстрации он показал обложку комикса, где была изображена девушка-супергерой с пышной грудью и стройной фигурой в облегающем костюме из латекса.

Я в недоумении переводила взгляд с комикса на Скаут, которая на такое сравнение Дерека только весело усмехнулась.

Тогда я нагнулась к ней и шепнула: «Он знает?»

Скаут не ответила, я восприняла это как знак того, что она не желает об этом сейчас говорить, по крайней мере, при посторонних. Она достала из сумки кожаный кошелек и вытащила оттуда хрустящую купюру в двадцать долларов.

Я с удивлением разглядывала оттиск на отделке кошелька - там был отпечатан дизайнерский логотип.

«Что?» - спросила Скаут, убирая кошелек в сумку, - «Он не настоящий, просто качественная подделка, я купила его в Уикер парке. И нечего так смотреть».

«Даже скромные девушки имеют право на хорошие вещи», - сказал Дерек, улыбнувшись одним уголком губ, а затем снова уткнулся в комикс. Похоже, он утратил к нам интерес.

«До скорого, Ди», - сказала на прощание Скаут, и мы направились к выходу. Дерек помахал нам, не поднимая глаз от комикса.

Когда мы вышли на улицу, погода оставалась все такой же мрачной и серой, город был спокойным и немного зловещим, а впереди еще Св. София.

«Ладно, давай разберемся», - начала я, - «Значит мне - своей соседке - ты не хочешь рассказывать, а парень, который работает в соседнем ларьке, все знает?»

Скаут откусила кончик палочки Шоко-локо и искоса посмотрела на меня, продолжая жевать.

«Он милый, правда?»

«Да. Но это не аргумент!»

«У него есть девушка, Сэм. Они сто лет вместе».

«Облом. Но вернемся к теме», - мы разделились, чтобы обойти стайку туристов, затем снова сошлись, - «Почему он знает?»

«Ты считаешь, это я ему рассказала?» - Скаут притормозила на перекрестке, ожидая сигнала светофора. Движение во время обеда очень оживленное, - «Вообще-то я рада, что он все знает - он такой милый».

«Прическа у него симпатичная», - добавила я.

«И глаза. Они такие шоколадные».

«Согласна. И поэтому ты ему все рассказала?»

«Ничего я ему не говорила», - сказала Скаут, переходя улицу, когда сменился цвет светофора.

«Помнишь, что я рассказывала о людях будто выжатых, подавленных?»

«Тех, кто стал жертвой Жнецов?»

«Точно», - кивком подтвердила Скаут, - «Дерек почти стал жертвой. Он и его мама были очень близки, но пару лет назад она умерла, он тогда был первокурсником. К сожалению, в Чикагском Университете он завел неподходящее знакомство, двое из его студенческого клуба оказались Жнецами. Они воспользовались несчастьем, сдружились с ним и довели его до еще большего уныния».

«Они», - как бы правильно выразиться, - «выкачали его энергию?»

Скаут кивнула с серьезным лицом, мы пробивались сквозь толпу Чикагцев, спешащих на ланч.

«От него немного осталось, фактически только оболочка. К тому моменту, когда мы его обнаружили, он едва добирался до класса, с трудом выбираясь из постели. И был так угнетен».

«Жуть!» - тихо заметила я.

«Я знаю. К счастью, он не зашел слишком далеко, хотя уже был к этому близок. Мы вычислили его и сняли с него заклятие, оттягивающее силы. Такие заклинания накладывают юные Жнецы, чтобы высасывать энергию и переправлять ее старшим, тем, кто в ней нуждается. Мы отбили его у Жнецов. Дали ему возможность отдохнуть, набраться сил, вернули его семье и настоящим друзьям. Такой отдых исцелил его», - лицо ее стало сердитым, а голос зазвучал жестче, - «А его «друзьям» Жнецам мы хорошенько разъяснили, что такое самопожертвование».

«И помогло?»

«Одного нам удалось убедить оставить это. А второй все еще состоит в «клубе» в худшем смысле этого слова. Как бы то ни было, Дерек теперь один из тех, кто знает о нас, об Адептах. Мы называем таких людей нашим сообществом», - я припомнила, что это слово проскальзывало в разговоре Кэти и Смита, - «Люди, лишенные магии, обычно узнают о нашем существовании только, когда сами попадают в гущу магических событий. Иногда они в знак благодарности помогают нам. Информацией, а порою просто человеческим вниманием».

«И клубничной газировкой», - добавила я.

«Ну, это самое главное», - весело согласилась Скаут. Она оттянула меня в сторону от оживленного потока пешеходов к краю тротуара.

«Оглянись вокруг, Лил. Большинство людей не обращают внимания на поток и суету города. Мы тоже часть этого потока. И магия неотъемлемая его часть. Некоторые любят жизнь в Чикаго за ее энергичность, обыденность и за чувство причастности к чему-то большему».

Посмотрев на окружавшие нас сталь, стекло и бетон, прислушавшись к шуму города, я поняла, что хотела сказать Скаут.

«Всегда находится горстка людей, которые знают о нас. Тех, кто знает, что мы делаем и с чем боремся».

Скаут сказала это, когда мы свернули за угол и направились к Св. Софии.

И тут появился он.

Джейсон стоял перед каменной стеной, засунув руки в карманы. Он был одет в брюки цвета хаки и темно-синий свитер с вышитым на кармане золотым крестом. Его светло-русые волосы были аккуратно уложены, а взгляд синих глаз из-под длинных ресниц, из-за облачного неба отливал сталью.

И этот взгляд был устремлен на меня, прожигая меня будто лазером.

Скаут, которая после повествования о Дереке, наконец, смогла сделать внушительный глоток газировки, выпустила трубочку изо рта только чтобы сказать:

«Мне кажется, к тебе посетитель».

«Может, он к тебе пришел».

«О, нет. Джейсон Шеферд не потащился бы в Св. Софию, чтобы повидаться со мной. Если я ему нужна, он может написать мне смс».

Я не могла опровергнуть ее довод, да и мои напряженные нервы подтверждали ее правоту. От волнения мне сдавило горло и свело желудок. Неужели этот парень - парень с такими потрясающе синими глазами - здесь из-за меня?

Пока мой мозг окончательно не растаял, я напомнила себе, что Джейсон на меня злится, и попыталась стереть с лица глупую улыбку. Хотелось бы изобразить равнодушие.

«Шеферд», - обратилась Скаут, когда мы приблизились, - «Что привело тебя в наше столь высокоинтеллектуальное заведение?»

Выдав эту фразу, она снова потянулась к трубочке. Я взяла на заметку средство усмирения Скаут - на случай если оно понадобится - это клубничная газировка.

Джейсон кивнул Скаут, и снова уставился на меня.

«Могу я с тобой поговорить?»

Я оглянулась на Скаут, которая сверялась с часами.

«У вас есть семь минут до начала урока», - сказала она, и протянула руку, - «Давай сумку, я отнесу ее в класс».

«Спасибо», - поблагодарила я, передавая ей вещи.

Джейсон и я наблюдали, как Скаут поспешно удаляется, пока она не скрылась в здании. Когда она ушла, он снова посмотрел на меня.

«Я о вчерашнем», - он остановился, глядя в сторону, будто подбирая слова, - «Ничего личного».

Я приподняла брови. Он думал так легко отделаться?

Джейсон отвел взгляд, облизнул губы и снова посмотрел мне в глаза.

«Когда ты была в больнице, мы говорили о Жнецах. И о том, что мы в меньшинстве».

«Да, помню».

Он кивнул и продолжил.

«Мы участники сопротивления. Это восстание. Наши силы не равны. Жнецы, как мы их называем, это не жалкая кучка отбросов. Все они одаренные, и они Темная Элита - за исключением нас».

«Все кроме вас?»

«К несчастью, да. Это значит, что все против нас, Лили», - он шагнул вперед, ближе ко мне, - «Мы в опасном положении. И раз у тебя нет магических сил, я не хочу, чтобы ты была в этом замешана. Не тогда, когда ты не сможешь за себя постоять. Скаут не всегда может быть рядом... я не хочу, чтобы ты пострадала».

Даже если бы сейчас поблизости заиграл целый оркестр, я бы все равно не услышала. Я слышала только бешеный стук своего сердца и не видела ничего кроме голубых глаз, обрамленных длинными ресницами.

«Спасибо тебе», - тихо сказала я.

«Но это не значит, что я не злюсь на тебя за то, что ты меня игнорировала в воскресенье».

Я закусила губу.

«Знаешь, я так сожалею, что...»

Джейсон тряхнул головой.

«Понимаю, ты увидела метку, тебе нужно было время, чтобы все обдумать. Мы все через это прошли. Конечно, ты могла бы выбрать компанию и получше, но я думаю это скорее попытка отвлечься, сбежать».

Джейсон смотрел в сторону, брови нахмурены от сосредоточенности.

«Когда я узнал, кто я, а точнее что я, я сбежал из дома. Сел на автобус и поехал к бабушке в Алабаму. Я гостил там три недели тем летом. Мне тогда было тринадцать», - признался Джейсон, снова переводя взгляд на меня. Глаза из бирюзовых стали зеленовато-желтыми, в их выражении появилось что-то животное.

«Ты... волк?» - сказала я почти утвердительно. Неожиданно у меня пропали все сомнения и страхи по поводу того, что он еще более пугающий, чем Скаут и остальные Адепты.

«Да», - голос его стал немного ниже, чем секунду назад. У меня руки покрылись мурашками, а по спине пробежал холодок. Интересно, это стандартная реакция, синдром Красной шапочки?

Я смотрела на него, не отрываясь, а он на меня. Я так увлеклась, что вздрогнула, когда на башне зазвонил колокол, возвещая конец обеденного перерыва.

«Тебе пора», - сказал он. Я кивнула, а он подошел и пожал мне на прощание руку. По позвоночнику прошел электрический разряд.

«До свидания, Лили Паркер».

«До свидания, Джейсон Шеферд», - ответила я, но он уже пошел.

Джейсон пришел в Св. Софию, чтобы увидеться со мной, поговорить со мной. Он хотел объяснить, почему не хочет видеть меня на собраниях Адептов, не смотря на то, что у меня тоже есть метка.

Потому что он беспокоится обо мне.

Потому что он не хочет, чтобы я пострадала.

Те мгновения, что я провела с Джейсоном, были потрясающими, а вселенная требует компенсации. Что может уравновесить карму старшеклассницы?

Два слова: контрольная работа.

Есть ли в мире магия или нет, но я все еще в старшей школе, да еще в школе, которая претендует вступить в Лигу плюща. Петерс, наш учитель по истории Европы, решил убедиться, что мы читали заданную главу о племени Пиктов и о Викингах. Для этого он подготовил нам тест на пятнадцать вопросов.

Я читала эту главу - я задалась целью полностью подготовить домашнее задание, невзирая на всякие магические обстоятельства. Но когда Петерс проходил по рядам, раздавая копии теста, мой желудок все равно болезненно сжался.

«У вас есть двадцать минут», - сказал он, - «А это значит, что у вас чуть больше минуты на каждый вопрос. Это задание повлияет на ваши дальнейшие оценки, поэтому советую тщательнее подбирать ответы».

Когда все получили свои тесты, он вернулся за свой стол и сел, не поднимая на нас глаз.

«Можете приступать», - сказал Петерс, и карандаши заскребли по бумаге.

Я уставилась в свой лист - от волнения буквы прыгали перед глазами - и не только от волнения, но и от того, что синеглазый парень беспокоился обо мне, что он держал меня за руку.

Двадцать минут спустя я отложила карандаш. Я ответила на все вопросы, и надеюсь хоть на некоторые из них правильно. Но я уже не переживала по этому поводу. Влюбленность притупила умственную деятельность.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.03 сек.)