АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Братья претерпевают страдания

Читайте также:
  1. Аполлон и Дионис дельфийские братья.
  2. БРАТЬЯ БЕРУТ В ПАРТНЕРЫ ЛИДЕРА
  3. Братья в Санкт-Галлене
  4. Братьям Гелиополиса
  5. Жизнь под контролем чужого страдания
  6. Как вести себя с духовными братьями
  7. Между братьями и сестрами
  8. ОН НЕ ПОРЫВАЕТ СО СВОИМИ БРАТЬЯМИ В ИСЛАМЕ И НЕ ПОКИДАЕТ ИХ
  9. ОН ОТДАЕТ СВОИМ БРАТЬЯМ ПРЕДПОЧТЕНИЕ ПЕРЕД СОБОЙ
  10. ПУТЬ К ВЫХОДУ ИЗ СТРАДАНИЯ
  11. Свидетельство через страдания

Мы видим, что гонения и преследования начались еще до первых обрядов крещения, когда об угрозе изгнания было объявлено 18 января 1525 года. В Цюрихе первые аресты анабаптистов были произведены в начале февраля. Тюрьмы, штрафы, а порой и пытки были обычной процедурой, которой подвергались арестованные. Освобождение из тюрьмы предоставлялось только тогда, когда узник обещал не посещать анабаптистских собраний. В марте 1526 года стали выносить приговоры к пожизненному тюремному заключению. Везде, где возникал анабаптизм, принимались подобные меры. Первые смертные приговоры анабаптистам были вынесены властями римско-католических кантонов, которые казнили их как протестантов, а не за то, что они были анабаптистами. Так, например, Ипполит Эберле, присоединившийся к братьям из Санкт-Галлена в апреле или мае 1525 года, спустя несколько недель был казнен в своем родном кантоне Швиц. Он также известен как первый протестантский мученик, так как власти кантона не делали различия между протестантской ересью и анабаптистской. Первый смертный приговор протестантского правительства был вынесен Феликсу Манцу, которого утопили в реке Лиммат в Цюрихе 5 января 1527 года. Официальным основанием для принятия столь крайних мер служило одно лишь обвинение в совершении крещения, принятии крещения или посещении анабаптистских собраний. Власти утверждали, что действительной причиной казней была антиправительственная деятельность, то есть отказ выполнять правительственные предписания, запрещающие крестить, И клятвопреступление или возвращение к анабаптизму после обещания его оставить. Таким образом, религиозное обвинение превратилось в гражданское.

В начале 1527 года цюрихское движение анабаптистов оказалось перед серьезной опасностью раскола. Из первых руководителей -Конрад Гребель умер от болезни, а Феликс Манц был казнен. Георг Блаурок избежал казни только потому, что не был гражданином Цюриха и не смог туда вернуться. Другие руководители были рассеяны по разным местам, где они сталкивались с различными опасностями и где перед ними возникали вопросы, на которые они не были готовы ответить. При усиливающемся давлении и гонениях движению угрожали две опасности, исходящие изнутри него. С одной стороны, все больше становилось тех, кто поддерживал анабаптистское учение, особенно их критику злоупотреблений официальной церкви, но и старался, одновременно, избежать чреватого последствиями полного и открытого отождествления себя с движением. Возможно, что свои опасения они прикрывали таким доводом, что истинная вера духовна и не связана с внешними формами. Таким образом, внутренне они могли соглашаться с анабаптистским учением, не принимая на себя страданий за него. С другой стороны, находились такие, кого преследования и религиозное рвение могли подтолкнуть к эмоционально-нравственным эксцессам, на которые они могли пойти для получения особых откровений или во имя героического христианского служения. Эта последняя группа позднее стала известна под названием "фанатиков".



Консолидация

Испытывая насущную необходимость решения многих вопросов, группа анабаптистских руководителей встретилась в деревне Шлайтхайм в конце 1527 года. Мы не можем сказать, как созывалось это собрание и как долго оно продолжалось. По традиции считается, что его решения были предложены Михелем Саттлером. На этом собрании мог присутствовать и Георг Блаурок. Но, как бы мало нам не было известно об организации этого собрания и о его участниках, не будет преувеличением сказать, что именно оно и принятые на нем решения придали отличительные черты и спасли молодое религиозное движение. Это собрание не было представительным и заранее подготовленным, на которое делегаты съехались для того, чтобы каждый из них мог проголосовать за позицию тех, кого поддерживает, и чьи мнения представляли бы собой тот минимум, с которым все они были согласны, и при этом им не нужно было менять своих воззрений. Напротив, люди съехавшиеся в Шлайтхайм, собрались в обстановке разногласий и сумятицы, о чем они впоследствии сами свидетельствовали, утверждая, что Святой Дух привел их к согласию и общности убеждений. (Цитаты из повествования о шлайтхаймском собрании взяты из перевода на английский язык, выполненного John Wenger. The Doctrines of the Mennonites. Scottdale: Mennonite Publishing House, 1950, pp. 69-74).

‡агрузка...

"Мы объявляем всем, кто чтит Бога, что мы были приведены к единству /да славится наш Господь!/ при отсутствии противоречий со стороны какого-либо брата, и были полностью удовлетворены. При этом мы ощутили единство Отца и нашего общего для всех Христа с нами в Их Духе, поскольку Господь есть Бог мира, а не раздоров."

Первым результатом этого прихода к общности убеждений явилось признание того, что анабаптисты не находятся в духовном единстве с теми, кто иначе понимает "духовную свободу". Для некоторых в ту эпоху понятие "духовная свобода" означало свободу фанатизма и распущенности, для конформистов - свободу и дальше пребывать в государственной церкви с ее таинствами, гражданскими присягами и обязанностью брать в руки оружие. На своем собрании в Шлайтхайме братья отвергли обе эти возможности: "Некоторые лже-братья учинили среди нас великую смуту, выразившуюся в том, что кое-кто отшатнулся от веры, думая пользоваться свободой Духа и именем Христа. Но они отошли от истины и отдались /к своему проклятию/ тщеславию и свободе плоти, считая, что вера и любовь позволяют им делать все, и им ничто не грозит, потому что они верующие. Обратите внимание, члены церкви Божьей во Христе Иисусе, что вера в небесного Отца через Иисуса Христа не выражается подобным образом..."

В первых трех статьях было достигнуто важное по своему значению согласие относительно значения членства в церкви, которое определялось пониманием смысла крещения, церковного проклятия /анафемы/ и Тайной Вечери. Крещение предназначается только для тех, кто - "научился каяться и позаботился о нравственном очищении своей жизни, и кто истинно верует, что их грехи искупает Христос, и кто желает войти в воскресение Христа и быть погребенным с Ним в смерть с тем, чтобы восстать вместе с Ним, и кто сам этого желает и просит нас об этом, исходя из такого понимания."

Со всей очевидностью явствует, что ребенок не мог "войти в воскресение", сделать это могли только те, кто знал этому цену, и кто мог сам проявить инициативу и просить о крещении. Крещение являлось не только заветом с Богом, но также было и конгрегацией, посредством которой ее члены обязывались помогать друг другу в жизни, основанной на послушании и смирении через увещание и, в случае необходимости, прибегать к запретам. Тайная Вечеря должна была совершаться только теми, кто находился в полном единстве с братством: "Тот, кто не был призван единым Богом к единой вере, к единому крещению, к единому Духу, к единому телу со всеми чадами Божьей церкви, не может преломлять единый хлеб с ними..."

Четвертая статья содержала определение принципа отчуждения от мира темноты и неверия в выражениях, подходящих для этой ситуации: "Все, что не связано с нашим Богом и Христом, есть не что иное, как мерзость, которую мы должны избегать. Это подразумевает любую папскую и антипапскую деятельность и богослужение, собрания, посещения церкви, таверны, гарантии и обязанности, в которые никто не верит, и многое другое в том же роде, что мир превозносит, но что явно противоречит Божьей заповеди."

Пятая статья более четко, чем прежде, предусматривала руководство для поместной церкви, в ней утверждалось, что "пастырем церкви Божьей должен быть соответствующий правилу Павла, тот, о ком хорошо отзываются те, кто не принадлежат к нашей вере." Верующие поощряются в их поддержке пастыря в его нуждах, а если его забирают от них в результате преследования или он отправляется с заданием миссионерского служения, то они его немедленно замещают: "Если же сей пастырь изгоняется или отправляется к Господу нашему через крест, то сей же час другой рукополагается на его место..."

В последних двух статьях соглашения, выработанного в ходе собрания, отношение христианина к государству рассматривалось во время дискуссии о "мече" и принятии присяги. Обе эти статьи по своему содержанию больше пяти предыдущих и изложены более подробно. То, что эти вопросы рассматривались с особым вниманием, указывает на то, что именно по этим пунктам анабаптисты подвергались критике и угрозам со стороны официальных церквей, и на то, что эти вопросы были не совсем ясны некоторым членам, которые не знали, какую позицию им следует занять и как они должны объяснять ее. Обосновывалась необходимость соблюдения предельной простоты при следовании словам и примеру Иисуса, но эта простота не мешает аргументированному спору с людьми, занимающими противоположные позиции. Стало ясно, что те, кто принадлежат Христу, не могут ни прибегать к насилию, ни клясться именем Божьим для подтверждения своих добрых помыслов. Собрание в Шлайтхайме явилось спасительным для анабаптистского движения по меньшей мере в двух смыслах. Уже сам факт того, что это собрание состоялось и успешно завершилось, и что оно смогло выработать позицию, направленную как против конформистов, так и против фанатиков, способствовал превращению анабаптизма в организацию, способную рассмотреть свои проблемы и выжить, а не деградировать в обычную сумятицу радикального энтузиазма. На доктринальном уровне позиция, выработанная на этом собрании, была библейская в своей основе и достаточна проста и последовательна для того, чтобы простой христианин мог понять ее, присоединиться к ней и пострадать за нее. На эти семь статей, вошедшие в соглашение, иногда ссылаются как на шлайтхаймский символ веры среди анабаптистов. Но более соответствующим намерению тех, кто там присутствовал, было бы назвать это братским пониманием, как они сами называли данное соглашение.

Как указывалось ранее, считается, что главным автором этого изложения веры был Михель Саттлер. Вскоре после собрания он был арестован вместе с другими тринадцатью анабаптистами и подвергнут безжалостным допросам и пыткам. Когда ему предоставили возможность нанять адвоката для своей защиты, он отказался на том основании, что это не юридический вопрос, а обычное дело защиты веры которую он, как верующий, обязан всегда быть готовым и обязан стремиться защищать сам. Против него было выдвинуто девять обвинений, в том числе и намерение ниспровергнуть римско-католическую церковь и нарушить гражданский порядок. А так как он пользовался широкой известностью в народе, то вокруг тюрьмы была поставлена надежная стража, чтобы предотвратить возмущение его арестом. В день казни ему сначала вырвали язык, проткнули семь раз раскаленными докрасна железными прутьями, а затем сожгли на костре. Спустя несколько дней утопили его жену. Генрих Хуг, описывающий эти события, свое повествование завершил такими словами: "Это было прискорбное событие. Они умерли за свои убеждения".

Глава 4
Центральная Германия и моравский анабаптизм

Европейцы были настолько увлечены пламенными идеями Реформации, что впали в легковозбудимое состояние своеобразной эйфории. Именно в наэлектризованной религиозной атмосфере возникли и распространялись целым рядом вождей среди немецкого и голландского населения Европы анабаптистские идеи, и под их влиянием эти идеи принимали самые разнообразны формы. Анабаптизм не представлял собой единого, объединенного движения. В этой главе мы рассмотрим деятельность первого поколения анабаптистских лидеров, появившихся на исторической сцене независимо друг друга и внесших свой вклад в работу Святого Духа в период радикальной реформации.

Ганс Денк

Одним из наиболее добросердечных и благожелательных людей среди первых анабаптистских руководителей был Ганс Денк /ум. в 1527 году/. Уроженец Баварии и выпускник Ингольштадтского университета, он использовал полученные им знания, основывающиеся на гуманистических идеях, в издательском деле, где ему приходилось считывать корректуры в двух лучших типографиях Базеля. Здесь он подружился с известным реформатом Иоганном Эколампадиусом и увлекся его идеями. По рекомендации Эколампадиуса в сентябре 1523 года власти города Нюрнберга назначили Денка директором школы св. Себальда. В следующем году Нюрнберг стал центром религиозной полемики среди реформатов по вопросам догматики, и Денк принял в ней самое активное участие. И Мюнцер, и Карлштадт, все более разочаровывавшиеся в лютеранской Реформации, приезжали сюда и печатали свои памфлеты. Представитель Лютера в Нюрнберге, придерживавшийся весьма умеренных взглядов, был не на шутку встревожен усилением радикализма. По его настоянию городской Совет вызвал трех подозреваемых в ереси художников. Считалось, что они отрицали учение официальной церкви о действительном, физическом пресуществлении Тела и Крови Христовой в хлебе и вине евхаристии.

В январе 1525 года по поводу своего знакомства с одним из этих художников Денк сам был вызван в городской Совет, и отцы города подвергли директора школы особо пристрастному допросу. В течение месяца Совет выяснял его взгляды по самым различным религиозным вопросам. С самого начала отцам города казалось, что ответы Денка несколько уклончивы, а после того, как он изложил им свое понимание евхаристии, их подозрения утвердились окончательно. Не отрицая физического пресуществления Христа в хлебе и вине евхаристии, он отметил, что главный вопрос на самом деле заключается в том, имеет ли человек, причастившийся хлебом и вином, живую и личную веру. Такой ответ их явно не удовлетворил и 21 января 1525 года, в день первого крещения анабаптистов в Цюрихе, Денк был навсегда изгнан из города под угрозой казни. Имущество его было конфисковано по решению Совета, якобы в пользу жены и детей.

Большую часть 1525 года Денк провел в странствиях по Германии. Он бывал с Мюнцером в Мальхаузене и посещал со швейцарскими братьями и сторонниками Цвингли город Санкт-Галлен. Осенью того же года он отправляется в Аугсбург, где снова занимается преподаванием. Однако и здесь через год местный пастор, приверженец Лютера, обрушивается с нападками на религиозные взгляды Денка, жизнь которого становится невыносимой, и в ноябре 1526 года Денк покидает город. Во время своего пребывания в Аугсбурге Балта-зар Губмайер убедил Денка принять крещение истинно верующего. Нет свидетельств, что он входил в анабаптистское братство, но он, несомненно способствовал повышению интереса к анабаптизму со стороны многих людей. После его отъезда из Аугсбурга в городе было учреждено братство. К его деятельности в период пребывания в Аугсбурге следует также отнести и крещение одного из самых убежденных анабаптистских миссионеров - Ганса Гута.

Из Аугсбурга Денк направляется в 'Страсбург, город, славящийся своей веротерпимостью, в котором многие анабаптисты нашли убежище от преследований. Однако через месяц он активно включается в религиозную полемику не только с Капито и Буцером, местными лидерами Реформации, но также и с Михелем Саттлером. На Рождество 1526 года он оставляет Страсбург и отправляется вниз по Рейну, беседуя о вере с местными пасторами и проповедуя в народе. Он даже пытается, впрочем безуспешно, обратить в христианство нескольких евреев. В феврале 1527 года Денк прибывает в Вормс, где вместе с Людвигом Хетцером работает над первым переводом на немецкий язык книг ветхозаветных пророков. В то же самое время он столь горячо обсуждал свою веру с другими людьми, что реформатские вожди в Страсбурге и Базеле весьма встревожились. В результате курфюрст палатината /пфальцграфства/ принял суровые меры против вормских радикалов, и Денк снова отправляется в странствия.

В августе 1527 года он возвращается в Аугсбург, где уже образовалось анабаптистское братство. Здесь он встречает своего крестника Ганса Гута, а также тех, с кем участвовал в религиозных дискуссиях. Эту встречу иногда называют "Синодом мучеников", потому что многие присутствовавшие на ней вскоре нашли мученическую смерть. Судя по всему, дискуссия, в основном, шла о значении "последних времен" в евангельской проповеди анабаптистов. Гут обещал в своих миссионерских проповедях не придавать чрезмерного значения скорому возвращению Христа во втором пришествии и Страшному суду, во что он искренне верил. В сентябре Денк находится в Ульме, откуда направляется в Базель. Он до крайности измучен скитальческой жизнью и пишет письмо базельскому реформату Эколампадиусу, умоляя его о разрешении поселиться в этом городе. Эколампадиусу же нужно получить от Денка письменное свидетельство, в котором бы он отрекался от своих анабаптистских взглядов, и Денк вручает ему письменное изложение своих религиозных убеждений, через два года опубликованное Эколампадиусом. Но это не было публичным покаянием, как называл его базельский реформат. Денк не изменил своей позиции. Но он был уязвлен остротой разногласий между виднейшими реформатами и анабаптистами, и хотел найти путь к примирению. Денк оставался в Базеле до своей смерти, последовавшей в ноябре 1527 года от чумы.

В своей вере Денк испытывал влияние средневекового мистицизма, о котором узнал из книги анонимного автора под названием "Германская теология", и из сочинений Мюнцера и Карлштадта. Он верил, что Бог являет Себя внутреннему "я" отраженным, иррациональным образом, так же, как и в Писании. Он неодобрительно относился к лютеровскому восприятию Писания как единственного откровения, потому что Писание само по себе, при отсутствии содействия Святого Духа может привести человека к мертвому легализму /то есть строгой приверженности закону Моисея/. Читатель Священного Писания, полагал Денк, нуждается в присутствии Святого Духа, вдохновлявшего библейских авторов писать так, что Писание воспринимается как живое слово. Вполне вероятно, что это также явилось причиной его разногласий со швейцарскими анабаптистами. Денк был заинтересован, главным образом, во внутренней жизни человека, жизни в Святом Духе.

Денк был также увлечен идеей о Божьей любви. Он до такой степени превозносил эту любовь, писал один критик в 1525 году, что, казалось, полагал, что все люди и даже сам дьявол в конце концов обретут спасение. Действительно ли он писал, что любовь Божья спасет всех людей, независимо от их прегрешений и неверия, определить невозможно, но ясно, что любовь Божья составляет саму суть его веры.

Анабаптизм привлекал его тем значением, которое он придавал ученичеству и праведной жизни. "Никому не дано истинно познать Христа,- говорил Денк, - кроме тех, кто следует за Ним в своей жизни." Он сожалел о том, что большинство новообращенных протестантов не стремится к нравственному совершенству. Стремление к праведной жизни подвигло его примкнуть к анабаптистам посредством истинного крещения, но ему было трудно включиться в церковную жизнь общины. Догматические утверждения и чрезмерное значение, придаваемое несущественным деталям в вопросах веры, его удручали. Поэтому, можно сказать, что он родился не в свое время, так как в начале шестнадцатого века инакомыслия не терпели, это было время торжества запретов и ограничений. А так как он не мог заставить себя согласиться с догматическими посылами, то реформаторы и, как можно предположить, анабаптисты обвиняли его в уклончивости и нежелании посвятить себя общему делу.

Ганс Гут

По масштабам своей деятельности Ганс Гут выделяется из всех странствующих миссионеров, которые приходили в Южную Германию и Австрию. Гут родился и вырос в Южной Тюрингии. Одно время он работал церковным сторожем в селении Бибра, но вскоре стал переплетчиком и, чтобы подработать, начал торговать книгами. Это занятие позволило ему побывать во многих землях Германии, где он познакомился с учением Лютера и даже способствовал его распространению, продавая трактаты и памфлеты. Но Гут также познакомился и с более радикальными идеями. На своем суде в 1527 году он сказал, что впервые услышал высказывания против крещения детей от трех человек, встреченных им во время своих разъездов. Под впечатлением от услышанного, он изучил все, что об этом говорилось в Священном Писании, и даже расспрашивал лютеровских теологов во время одного из своих приездов в Виттенберг, но существовавшая религиозная практика его не удовлетворяла. И в начале 1524 года он действительно отказался крестить своего новорожденного ребенка. Когда это дошло до властей, они приказали провести публичную дискуссию, в результате которой отвергавшие крещение детей, должны были покинуть родные места.

Это событие стало поворотным моментом в жизни Гута. Покинув Бибру со своей женой и пятерыми детьми, он начал жизнь скитальца, которая закончилась его арестом и смертью в Аугсбурге в 1527 году. Он был на поле сражения в битве при Франкенхаузене в 1525 году, положившей конец крестьянскому восстанию. На войну он отправился, услышав проповедь Мюнцера, обращенную к крестьянам. В этой битве Мюнцер погиб, но его убежденность в неминуемом пришествии Господа произвела на Гута глубокое впечатление. Больше года он странствовал по Германии, говоря в своих проповедях о крещении, евхаристии и последних временах, пока не пришел в Аугсбург в мае 1526 года. Здесь Ганс Денк и его друзья говорили с ним о праведности христианской жизни тех, кто принял истинное крещение. После долгих увещеваний он принял крещение от Денка 26 мая. Остаток своей короткой жизни Гут провел в странствиях от одного городка к другому по Франконии, Баварии, Австрии и Моравии, проповедуя и совершая крещения. Прийдя в город и взойдя, на любое видное место, он начинал свою речь такими словами: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет /Мк. 16/. И смысл крещения - в смирении сносить заботы, нужду, горести и любые лишения." Он проповедовал всюду, где были люди - в отдаленных хуторах, лесах и домах городских ремесленников. Его страстные проповеди привлекали слушателей еще и потому, что передавали его непоколебимую убежденность в неминуемой гибели Европы от рук турок. Его критики утверждали, что он в действительности проповедовал революцию, но на своем суде он это отрицал. Он многих привлек к анабаптистскому движению; один историк сказал, что Гут за два года своего служения обратил больше людей, чем все анабаптистские миссионеры вместе взятые.

Гут был схвачен в Аугсбурге в августе 1527 года; его судили, жестоко пытали и он погиб в тюрьме в результате несчастного случая. Некоторые утверждали, что он пытался бежать, устроив пожар в своей камере с целью привлечь внимание стражников и завладеть ключами, но задохнулся от дыма. Его же сын заявил, что зажженная свеча, которую стражники поставили у его постели из соломы, когда они принесли его, потерявшего сознание от пыток, воспламенила солому, и он умер. Как бы там ни было, его тело принесли в зал суда и привязали к повозке, на которой перевозили приговоренных к смерти. Мертвое тело приговорили к смертной казни и сожгли 7 декабря.

Учение Гута имело некоторые характерные особенности, отличавшие его от учения швейцарских братьев. Во-первых, он был увлечен идеей о втором пришествии Христа в гораздо большей степени, чем они. Говорили, что он вычислил точный срок пришествия Христа, которое должно было состояться в праздник Пятидесятницы в 1528 году. Некоторые даже утверждали, что он советовал своим слушателям готовиться к битве с безбожниками после трагического сражения под Нюрнбергом, в котором турки уничтожили цвет европейского рыцарства. Гут отвергал эти обвинения, и мы знаем, что под влиянием Денка после их встречи в Аугсбурге в 1526 году он стал иначе относиться ко второму пришествию. Но необходимо также отметить, что Гут был не единственным, кто говорил о втором пришествии Христа. Многие набожные люди в те дни верили, что Бог вот-вот положит конец истории человечества Своей собственной волей.

Второй отличительной чертой учения Гута, как явствует из изучения сочинений и судебных показаний некоторых его последователей, был его мистицизм. Этот мистицизм, усвоенный им от Томаса Мюнцера, обнаруживается в том, что он придавал огромное значение личному страданию как отличительной черте христианина, который действительно следует за Христом. Христианин должен страдать, как страдал Христос, и это страдание, в какой-то мере, становится средством, с помощью которого христианин спасается от ада мира сего. Против последней части этого утверждения возражали швейцарские братья.-Ни один анабаптист не отрицал страданий, через которые должен пройти истинный христианин, но находились и такие, кто не считал, что страдания имеют какое-то значение для спасения. Кроме того, под страданием Гут подразумевал не только физические, но и духовные муки за грехи и отчуждение от Бога.

Третьей характерной чертой учения Гута была необходимость разделения имущества. Об этом говорилось во всех его проповедях, по крайней мере, именно так слушатели истолковывали его слова, в них чувствовался упрек состоятельным людям, которые не делились добровольно достоянием со своими братьями. Этому он придавал гораздо большее значение, чем некоторые анабаптисты.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.009 сек.)