АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 21. В Косом переулке

Читайте также:
  1. Magoun H. I. Osteopathy in the Cranial Field Глава 11
  2. Арифурэта. Том третий. Глава 1. Страж глубины
  3. Арифурэта. Том третий. Глава 2. Обиталище ренегатов
  4. ВОПРОС 14. глава 9 НК.
  5. ГГЛАВА 1.Организация работы с документами.
  6. Глава 1 Как сказать «пожалуйста»
  7. Глава 1 КЛАССИФИКАЦИЯ ТОЛПЫ
  8. Глава 1 Краткая характеристика предприятия
  9. Глава 1 Краткий экскурс в историю изучения различий между людьми
  10. Глава 1 ЛОЖЬ. УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА
  11. ГЛАВА 1 МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СИГНАЛОВ
  12. ГЛАВА 1 МОЯ ЖИЗНЬ — ЭТО МОИ МЫСЛИ

Спустя полчаса Рон с явной паникой смотрел на маленький маггловский магазинчик.

- И что нам здесь нужно? - спросил он.

- Я хочу быть на Хеллоуин в кожаных штанах, а после начала учебного года я их купить уже не смогу, - ответил Гарри чуть громче, чем следовало.

- Да разве в них можно ходить? - едко спросила Гермиона.

- Понимаешь, - таинственно понизил голос Гарри, - тут один из учителей разорялся, насколько непристойна маггловская одежда...

- Что?! - перебила Гермиона.

- Потому что она подчеркивает мою задницу.

- Да ну тебя!

- Ну, вообще-то Гермиона права, - вмешался Рон. - Джинсы и всякие облегающие брюки, конечно, практичны, но я бы не надел их в какое-нибудь приличное место... да и в злачное, кстати, тоже. В смысле, без мантии.

- Вот я и решил показать ему, что магглы считают сексуальной одеждой, чтобы он больше не мог бы шпынять меня этим, - как ни в чем не бывало продолжил Гарри. Честно говоря, он и сам не знал, чем ему так приглянулась мысль шокировать Снейпа. "Наверно, тем, что вреда большого тут нет". Гарри выбрал кожаные штаны со шнуровкой по бокам.

- Как вам эти?

- Примерь-ка, - предложила Гермиона.

Гарри так и поступил. Когда он вышел из примерочной, Гермиона залилась краской и пролепетала, что он чертовски сексуально выглядит, но брюки могли бы быть и поуже. Продавщица поспешила выразить свое согласие.

- Я же худющий! А что будет, когда я наберу вес? - запротестовал Гарри, но, поспорив некоторое время, согласился примерить пару поуже. Пройдясь туда-сюда, чтобы убедиться, что он вообще способен в них двигаться, Гарри поймал восхищенный взгляд Гермионы. Та пискнула что-то в знак одобрения, и он решил остановиться именно на этом. Продавщица заметила, что брюки должны облегать еще сильнее, но настаивать не стала.

- Хочешь, чтобы они сидели как влитые, - добавила она с лукавой улыбкой, - намочи их, надень и ходи так, пока не высохнут. Тогда они будут облегать, как вторая кожа. Тут точно не надо подшивать?

- Точно. Спасибо за помощь, - улыбнулся ей Гарри, забирая покупку. Рон и Гермиона уже тянули его к двери.

- Ну и ну! - округлил глаза Рон, когда они оказались на улице. - И мама еще жалуется, что Билл дико выглядит. Заметили сережку у нее на губе?



- И на брови, и в носу, и бог знает где еще! - презрительно прибавила не столь шокированная Гермиона.

- А по-моему, она ничего, - улыбнулся Гарри. - Улыбка у нее симпатичная, да и эти синие прядки в волосах мне понравились.

- Ну, тогда Тонкс в твоих глазах должна быть просто королевой красоты, - пробормотал Рон в сторону.

- Тебе нравится Тонкс? - спросила Гермиона.

- Конечно, - пожал плечами Гарри. - Правда, в основном как человек. Не то чтобы я хотел за ней приударить и все такое. "Во всяком случае, не слишком".

Они уже возвращались в Косой переулок, когда Рон затащил их в маггловскую кондитерскую, где накупил разных сластей, которых никогда раньше не встречал. Гермиона выбрала фруктовый коктейль, а Гарри купил две пачки сигарет. Гермиона возмущенно посмотрела на него и нахмурилась.

- С каких это пор ты куришь, Гарри?

- С лета, - пожал он плечами.

- А что это вообще такое? - спросил Рон, провожая взглядом пачки, которые Гарри запихивал в пакет с покупками.

- Наркотик, - неодобрительно ответила Гермиона.

- Маггловский наркотик, - рассмеялся Гарри, представляя возможное возмущение Снейпа, - но из разрешенных. Вроде выпивки.

- В Хогсмиде ты их покупать не сможешь, - с явным удовлетворением сказала Гермиона, когда они отошли от прилавка.

- Да, - согласился Гарри, оглядывая магазин. - Может, стоило купить побольше, - добавил он, обезоруживающе улыбаясь ей. - Но я мало курю, так что все будет в порядке.

- Ладно, - фыркнула Гермиона, - только предупреди меня, когда соберешься покурить, и я в этот день не выйду из комнаты.

- Да в чем проблема-то? - нерешительно спросил Рон.

- Они вызывают привыкание, - с нажимом произнесла Гермиона

Рон неуверенно взглянул на Гарри. Тот пожал плечами и отвернулся, преувеличенно внимательно разглядывая посетителей кафе, мимо которого они проходили. Мужчина за столиком удивленно взглянул на него, и Гарри вновь повернулся к Рону и Гермионе.

‡агрузка...

- Я мало курю, - повторил он.

Когда они, пройдя через "Дырявый Котел", оказались в Косом переулке, Гарри внезапно до смерти захотелось покурить, но он постеснялся вытащить сигареты перед Гермионой. Гарри предложил было разделиться, сказав, что уже купил часть необходимых предметов, но Рон его не поддержал. Похоже, рыжик еще не хотел оставаться с Гермионой наедине, и когда Гарри зашел в магазин мадам Малкин присмотреть новую школьную мантию, друзья последовали за ним.

- Тебе действительно понравилась та продавщица, Гарри? - спросила Гермиона.

- Очень, - ответил Гарри, но смягчился, глядя на расстроенное лицо Гермионы: - Хотя без сережки в губе было бы куда лучше. А в остальном - очень даже ничего, и волосы у нее действительно отменные, - он улыбнулся. - И потрясающая улыбка - почти такая же очаровательная, как твоя.

Гермиона вспыхнула. "Забавно, сейчас я учусь у Ремуса совсем не тому, чему учился в тринадцать лет", - пронеслось у Гарри в голове. Под ложечкой внезапно что-то вспыхнуло, и горячая волна окатила его с макушки до пят. Гермиона ахнула.

- Ой! - воскликнул Рон.

- Что случилось?

- Ты снова побелел.

Гарри взглянул на свои руки, увидел, что они снова обычного цвета, и подумал, что скажет мадам Малкин, когда вернется.

После того как Гарри купил новую мантию, они продолжили ходить из магазина в магазин, покупая школьные принадлежности. Купив все необходимое и кое-что ненужное, они подошли к кафе-мороженому Флориана Фортескью.

- Плачу я, - предупредил Гарри, - ведь это я вытащил вас сюда.

Он сразу заказал себе большую порцию пломбира с фруктовым сиропом, чтобы друзья не стеснялись выбирать. Рон попросил то же самое, Гермиона предпочла шарик шоколадного мороженого, и они уселись за столиком снаружи.

- Ну, и каково это - жить в Хогвартсе летом? - спросила Гермиона, когда они уже покончили с мороженым и лениво выскребали остатки.

- Здорово, - ответил Гарри. - Хочу - учусь, хочу - бездельничаю, - он хитро улыбнулся. - Могу есть, когда мне угодно, а однажды даже в Хогсмид удалось выбраться. "Так безопаснее - лучше я им сам кое-что расскажу, тогда они не узнают, что я что-то опустил".

- А где ты живешь? В гриффиндорской башне? - спросил Рон.

- Нет, конечно, - усмехнулся Гарри. - Представляешь, каково там одному? Я живу в подземельях. Дамблдор хотел, чтобы я был поближе к другим учителям. "Именно так - и подозрений никаких не останется".

- А где они питаются?

- В основном каждый ест в своих комнатах, хоть Дамблдор и настаивает, чтобы три раза в неделю все собирались на ужин в Большом зале.

- Стоит ли наваливать на домовых эльфов дополнительную работу? - нахмурилась Гермиона.

- Дополнительную работу? Гермиона, да у них сейчас практически каникулы! Им нужно обслуживать едва лишь дюжину человек, а ты вспомни, сколько там домовых эльфов! Они просто изнывают от скуки, вечно спрашивают, чем бы еще они могли меня порадовать - я однажды не выдержал и попросил испечь мне "Черный Лес"* и приготовить говядину по-веллингтонски**, так они были просто счастливы. Для них чем сложнее, тем лучше.

- Я думаю, через пару месяцев... - с сомнением покачала головой Гермиона.

- Гарри, ты, небось, ползамка облазил? - поспешно спросил Рон.

- Есть немного, - отозвался Гарри.

- А летнее задание ты закончил? - спросила Гермиона.

- Давным-давно, - ответил Гарри, не давая Рону перебить его новым вопросом. Тот понурился.

- Говорила же я тебе! - торжествующе обернулась к нему Гермиона.

- Ну, у Рона и так дел было выше крыши, - заметил Гарри. - Я-то оставался в школе, только с учителями в качестве компании.

- А у тебя были дополнительные уроки? - жадно спросила Гермиона. - Или практика?

- В основном, по зельям, - признался Гарри. - Я помогал Снейпу пополнить запасы мадам Помфри к началу занятий.

- Ужас какой! - простонал Рон. - Гермиона, как ты можешь беспокоиться о домашних эльфах, когда Гарри вынужден работать со Снейпом?

- Да не так все страшно, - возразил Гарри. - Он летом куда спокойнее. И даже если бы он вел себя как всегда, это все равно куда лучше Дурслей.

Они помолчали с минуту. Гарри подумал, что друзья соболезнуют его горю, и почувствовал вину за то, что не мог скорбеть о родственниках.

- А как твои, Рон? - спросил Гарри, когда молчание стало неловким.

- Нормально, наверно, - хмыкнул Рон. - Знаешь, мама переполошилась, когда я спросил ее про заклятье Отцовства. Решила, что я спрашиваю, не усыновили ли они меня. Можно подумать, им нужен был еще один ребенок!

- Ты полагаешь, что если бы она могла выбирать, то выбрала бы девочку?

- Ну да. Ведь ясно же, что они старались, пока у них не получилась дочь. Должно быть, я был для них большим разочарованием.

- Рон... - укоризненно протянула Гермиона. - Ты прекрасно знаешь, что твои родители любят тебя.

- Любят, конечно. И все же это не то, что быть желанным ребенком.

Снова наступила тишина. Гарри лихорадочно старался подобрать тему, которая способна отвлечь друзей от разговоров про Дурслей или про заклятье Отцовства.

- О! А я знаю, кто будет новым преподавателем по ЗОТИ! Сказать или предпочтете сами догадаться?

- Только не Снейп, - взмолился Рон.

- Не Снейп.

- Мы его знаем? - нетерпеливо спросила Гермиона.

- Да.

- Он знает предмет?

- Да.

Оба напряженно задумались. Гарри похвалил себя за выбор темы, которая явно заняла все их мысли.

- Это кто-то из министерства? - спросил Рон

- Нет.

- Мы знали его, когда он учился? - предположила Гермиона.

- Нет.

- Кто-то, кто уже преподавал нам? - неуверенно сказала Гермиона, прикусив губу.

- Да.

- Профессор Люпин? - широкая улыбка осветила ее лицо, но тут же угасла. - Но он ведь не может, верно? То есть...

- Да, - улыбнулся Гарри во весь рот. - Луни вернулся!

Гермиона и Рон завопили от восторга так, что посетители кафе начали оглядываться на них. Гарри даже удивился, насколько ему приятно думать о Ремусе как о профессоре Люпине, учителе по ЗОТИ.

- Это замечательно! - захлебывалась Гермиона. - Он такой умный, и милый, и... - тут она покраснела, - симпатичный, - она прикрыла рот рукой. - О, Боже!

- Ага, - Гарри лукаво взглянул на нее, припомнив, какими глазами она смотрела на Ремуса, когда он прощался с ними весной на вокзале. - И голубой.

- Ой, нет! - воскликнула Гермиона, возмущенная и заинтересованная одновременно. - Честно?

- Честно. Так что остынь, пока не поздно, - Гарри с трудом удержался, чтобы не намекнуть, что в школе Ремус встречался со Снейпом. Если он хоть словом об этом обмолвится, отец больше никогда ничего ему не расскажет.

Снова воцарилась тишина. Через минуту Рон вздохнул и подпер подбородок рукой.

- Мы ведь больше не дети, верно? - без улыбки спросил он

- Почему? - опешила Гермиона.

- Ну, вы тут говорите, кто кому нравится и кто что... э-э... предпочитает, Гарри покупает сексуальную одежду, чтобы позлить учителя, и выбирает наркотики вместо конфет, а я... - Рон задумался. - Я, - признал он, - только что смотрел на маленького мальчишку, болтающего с набитым ртом, и думал о том, что неплохо бы научить его приличным манерам.

- Плохой признак, - сочувственно заметил Гарри. - Просто кошмар.

- И что в этом плохого? - брюзгливо заметила Гермиона. - Думаю, было бы неплохо, если бы вы двое наконец-то догнали меня в развитии. И, кстати, я вовсе не считаю поведение Гарри признаком зрелости.

Гарри был очень доволен подобной оговоркой. Он вытащил сигарету и зажег ее, якобы для того, чтобы подразнить Гермиону. Она вытаращилась на него. Гарри глубоко затянулся, выдохнул дым, торопливо затянулся во второй раз и почувствовал, что, несмотря на смущение, начинает успокаиваться. Рон странно взглянул на него и снова надулся.

- А что мы будем делать, если ты начнешь встречаться с кем-нибудь еще? - хмуро спросил он. - Кто, кроме меня, согласится мириться с Гарри, и кто, кроме Гарри, согласится мириться со мной?

- Я не стану встречаться с тем, кто не согласится мириться с тобой и Гарри, - уверенно ответила Гермиона.

- Не понимаешь ты мужчин, Гермиона, - вздохнул Рон. - Даже если ты сумеешь убедить своего парня, что у нас чисто дружеские отношения, он все равно не позволит...

- Не все мужчины одинаковы, Рон, - возразил Гарри. - Если я начну встречаться с Гермионой, я не стану возражать, если у нее будут друзья-мужчины кроме тебя. Если ты встречаешься с девушкой, это не дает тебе права запрещать ей дружить с тем, с кем она хочет.

- Спасибо, - сухо проговорила Гермиона, вновь взглянув на него, - но я не стала бы встречаться с парнем, который курит.

- Гермиона... - неуверенно начал Гарри.

- Потому что это отвратительно. И глупо. И этот мерзкий запах...

Гарри перегнулся через стол и поцеловал ее. Когда она не отшатнулась, он обнял ее и притянул так близко к себе, насколько позволяли стулья. В голове промелькнула мысль, что он все еще держит в руках сигарету и ее густые волосы будут пахнуть табаком, - и тут же пропала, вытесненная ощущениями. Рот и губы девушки были холодными и сладкими после мороженого, а щеки - мягкими и теплыми. Когда Гарри, наконец, отстранился, оба тяжело дышали.

- Я... - дрожащим голосом сказала она.

- Замечательно! - весело объявил Рон. - Вот и договорились.

Они с удивлением посмотрели на него.

Они трое как раз обсуждали историю их дружбы, когда на лестнице, ведущей на террасу, раздались шаги. Оглянувшись, Гарри увидел приближающегося Снейпа и заставил себя приветливо улыбнуться и весело поздороваться. Не уверенный, как на появление учителя отреагируют друзья, он бросил на них взгляд исподтишка. Рон нахмурился, а Гермиона внезапно крайне заинтересовалась креманкой из-под мороженного.

- Мистер Поттер, - ядовито усмехнулся Снейп, приблизившись, - директор считает, что для возвращения вам потребуется нянька.

Похоже, он собирался что-то прибавить, но, остановившись рядом с Гарри, посмотрел на стол и заметил в креманке окурок. Усмешка его пропала, потом появилась вновь.

- Кто вам это дал? - рявкнул он, с подозрением глядя на Гермиону. Гарри понял, что реакция отца была связана с ее маггловским происхождением.

- Никто.

- Что, Флориан теперь продает мороженое с ядовитыми добавками? Что-то с трудом верится, мистер Поттер.

- Мы выходили в маггловский Лондон...

- Что?! Ах ты безмозглый, безответственный...

- Я хорошо загримировался.

- Да хоть трансфигурировал сам себя! - воскликнул Снейп и осекся. Лицо его исказила презрительная гримаса. - Мы обсудим это позже, в присутствии директора. А теперь...

Снейп протянул руку. Гарри решил, что притворное непонимание ни к чему хорошему не приведет, и неохотно передал отцу распечатанную пачку сигарет. Тот взял ее с улыбкой удовлетворения, обещавшей примерное наказание.

- Гарри! - прошипела Гермиона.

- Ну, идемте, - проговорил Гарри, вставая.

- Гарри! - повторила Гермиона более отчетливо.

- Что случилось, мисс Грейнджер? - едко спросил Снейп.

- У него есть вторая пачка.

- Гермиона! - ахнул Гарри.

- Он же прав, - ощетинилась Гермиона. - Ты не должен курить.

- Как видно, опасность иметь друзей-гриффиндорцев не изменилась с тех пор, как я учился в школе, - фыркнул Снейп и снова протянул руку. - Давайте сюда остальное, мистер Поттер.

- Да что вы знаете о друзьях-гриффиндорцах? - сердито спросил Рон.

- У меня таковые были, - Снейп одарил его тяжелым взглядом. - И я никогда не мог на них положиться. Они позволяли мне лгать только в том случае, если мне удавалось убедить их в необходимости данной лжи.

Рон был явно взбешен, но Гермиона, похоже, восприняла слова Снейпа как комплимент. Профессор прищурился и оценивающе оглядел ее.

- Я согласен воспринимать вас как временного союзника, мисс Грейнджер. А вам, мистер Уизли, я посоветовал бы побольше разузнать о некоем гриффиндорце по имени Август Мейландт. Уверен, что его история покажется вам поучительной. Мистер Поттер?

Гарри засовывал свои покупки в сумку из маггловского магазина.

- Погодите минутку, - пробормотал он, - у меня тут несколько покупок Гермионы, - и протянул ей пакет, пристально посмотрев на нее. После выходки с сигаретами он не был уверен, что Гермиона не сообщит Снейпу о покупке кожаных штанов. Она слегка кивнула.

- Спасибо, что помог с покупками. Увидимся первого сентября.

- Хорошо, - кивнул Гарри. Улыбнуться ей он так и не смог, да и вообще старался не смотреть на нее. Он коротко попрощался с Роном и спустился вслед за Снейпом по лестнице. Через пару минут они уже выходили из пустой комнаты возле кабинета Дамблдора.

-------------------

* "Черный Лес" - торт, требующий много времени для приготовления

** Говядина по-веллингтонски - мясо, запеченное в горшочке вместе с овощами, причем овощи предварительно протушиваются (все отдельно)

Глава 22. Правда

Снейп обернулся к Гарри настолько стремительно, что у того сердце ушло в пятки.

- Что я тебе говорил насчет этой маггловской отравы? - прошипел он.

- Что я не смогу курить после начала учебного года.

- Что ты можешь выкурить те сигареты, что у тебя есть, до начала учебного года, - резко поправил Снейп, - а ты сказал, что их десять или даже меньше. "Какого Гадеса я ему это позволил?! Я... Он так нервничал. У него и без того было достаточно потрясений".

- Про это я забыл.

- Даже если так, зачем было покупать еще? Учебный год начнется через восемь дней и тебе будет только труднее отвыкнуть. Ты достаточно сообразителен, чтобы понять это.

- Просто так получилось. Рону захотелось попробовать маггловские сласти, и мы зашли в магазин, а там были сигареты.

- Но ты купил две пачки.

- Я... Понимаешь, я подумал, вдруг ты меня поймаешь и заберешь одну, - опустил голову Гарри.

- Да уж, умная голова дураку досталась, - покачал головой Снейп.

- Возможно, - пожал плечами Гарри. - Но, к счастью, у меня есть друзья-гриффиндорцы.

Северус подавил улыбку и вернулся к главной проблеме.

- Ты не должен был выходить в маггловский Лондон, - снова вышел из себя он, - позволь напомнить, что тебя подозревают в убийстве. "Безголовый мальчишка! Ну как можно так рисковать?!"

- Меня невозможно было узнать.

"Это ты так думаешь", - добавил Северус про себя.

- Только не говори мне, что ты надел шляпу и сменил очки!

- Фред и Джордж дали мне одну штуку, - рассмеялся Гарри, - и моя кожа потемнела как у негра, а шрам я прикрыл банданой. Одноклассников мне, конечно, обмануть бы не удалось, но никто другой не смог бы опознать меня по фотографии шестилетней давности.

Что-то в знакомой улыбке Гарри привлекло внимание Северуса. Он схватил мальчика за плечи, притянул его поближе к висевшему на стене бра и внимательно осмотрел его лицо. Гарри явно изменился с сегодняшнего утра.

- Никогда больше не делай ничего подобного, - резко сказал Снейп. - Никаких этих штучек от Уизли.

- Почему?

- Обратное превращение может усилить изменения. По-моему, уже усилило.

- Ой, - мальчик широко раскрыл глаза. - Прости.

- Это происходит после любой трансфигурации. Когда тело возвращается в прежнее обличье, оно стремится превращаться правильно.

Северус открыл дверь и поманил Гарри за собой. Они в молчании дошли до первого этажа. "Нужно спросить его о Ремусе, - подумал Северус. - Мы не сможем нормально общаться, пока не поговорим". Когда они дошли до лестницы, ведущей в подземелья, Северус решился.

- Насчет... вчерашнего вечера, - нерешительно начал он.

- Что?

- Ты думаешь, Ремус считает, что я... - Снейп снова замолк. "Как же мне выразиться?"

- Да, - ответил Гарри, не дожидаясь продолжения. - Или, по крайней мере, считает это вероятным. Если я еще раз услышу от него предложение прийти и поговорить "в случае чего", я просто взвою.

- И чем же я вызвал подобные...

- Не думаю, что он подозревал это с самого начала. Очевидно, он решил, что Дурсли сделали со мной что-то, от чего я стал патологически послушным. Потом он увидел мамино обручальное кольцо. Никто другой не мог бы узнать его, но Ремус узнал. Он спросил у меня, откуда я его взял, а я не подумал и ответил, что его дал мне ты. Он повел себя очень странно. А вчера вечером, когда ты рассказывал, а я смотрел на кольцо, до меня вдруг дошло. Я вспомнил, как он упомянул о кольце профессору Дамблдору, а тот осадил его так, как будто они уже не первый раз это обсуждают, - значит, Ремус думает, что это важно...

- Да, пожалуй, - угол рта Снейпа дернулся. - Это и впрямь выглядит по меньшей мере странно.

- Ну пожалуйста, можно я расскажу ему? Он никому не скажет, ты ведь знаешь.

Снейп стиснул челюсти. "Он, конечно, не побежит тут же всем рассказывать, но под давлением или угрозой..." С другой стороны, весь вчерашний день он раздумывал над поведением Ремуса и спором оборотня с Дамблдором и был вынужден признать правоту Гарри. "Лучше рискнуть и рассказать правду, чем позволять Ремусу подозревать меня в том, что я соблазнил студента. Прямо он меня не обвинит, но жизнь мою осложнить может".

- Хорошо, - решился он. - Можешь поговорить с Люпином. Но возвращайся через час. "И если Ремус оттолкнет тебя за то, что ты не сын Джеймса, клянусь, что я испорчу его Волчье зелье. Несчастный случай устроить несложно. Нужно будет просмотреть подходящую литературу..."

Они уже были возле комнат Северуса. Гарри неловко кивнул.

- Спасибо!

Он вошел внутрь лишь для того, чтобы оставить покупки, и стрелой полетел к кабинету Ремуса.

Пока он добежал до нужного этажа, энтузиазм его слегка поутих. Объявить Ремусу, что Снейп - отец Гарри, означало признать, что Джеймс не был его отцом. Несмотря на слова Ремуса, сказанные в "Трех Метлах", Гарри не был уверен, что после этого разговора их отношения останутся прежними. Он очень ценил привязанность Ремуса, усилившуюся за последние несколько недель, и боялся потерять ее.

Дверь в кабинет была приоткрыта, но Гарри все равно постучал.

- Войдите, - рассеянно отозвался из-за двери Ремус.

Гарри вошел в комнату, и сидевший за письменным столом Ремус резко вскинул голову. Он выглядел усталым и больным, но в то же время странно взбудораженным. Гарри подумал, что до полнолуния осталось меньше недели. Кажется, Снейп что-то говорил о приготовлении Волчьего зелья.

- Гарри?

Гарри тихо закрыл за собой дверь. Поглядев на оборотня, он заметил, что тот прищурился. "От меня, наверное, пахнет страхом". Гарри неуверенно подошел к Ремусу.

- Я... Мне нужно с тобой поговорить.

В горле неожиданно пересохло, отчего голос прозвучал чуть громче шепота, а на столешницу смотреть было куда легче, чем на Ремуса. Собственное смущение напугало его. "Я же хотел ему сказать, - напомнил себе мальчик, - я столько времени добивался этого. Почему же сейчас мне кажется, что я предпочел бы встретиться с Ремусом в волчьем облике?"

Рука мягко легла на его плечо. Он настолько сосредоточился на столешнице, что не заметил, как Ремус встал.

- Сядь, Гарри, - мягко проговорил Ремус, усаживая его в удобное потрепанное кресло, стоявшее посреди кабинета. Это было истинным облегчением - по крайней мере, теперь можно было поджать ноги и забиться в спасительную глубину. - Гарри? - повторил Ремус.

- Я... - Гарри понял, что не знает, как начать. "Я получил письмо от Джеймса... Я живу вместе с Северусом, потому что... Ты заметил, что мои волосы стали послушнее?.." Он прикрыл лицо руками. - Черт, я не знаю, как это сказать.

- Все в порядке, Гарри. Ты же знаешь, что ты можешь сказать мне что угодно.

- Не знаю! - выпалил Гарри и заставил себя сесть прямо и собраться с мыслями. - Я... Скажи, ты любил бы меня, если... если бы я не был сыном Джеймса?

- Ты уже спрашивал меня об этом, Гарри, - терпеливо ответил помрачневший Ремус, - и я тебе уже ответил, - он прищурился. - Почему же ты вновь поднимаешь эту тему?

- Потому, что я не его сын, - решился наконец Гарри, придавая лицу саркастическое выражение, наиболее подчеркивающее его сходство с Северусом, пока еще не столь очевидное. - Лили и Джеймс наложили на меня заклятье Отцовства, чтобы я был похож на Джеймса. Теперь оно сходит.

- Кто тебе такое сказал? - требовательно спросил Ремус, минутное замешательство которого сменилось гневом.

- Джеймс, - выкрикнул Гарри и быстро добавил, не позволив Ремусу возразить: - Он заколдовал письмо так, чтобы я получил его на свое шестнадцатилетие. Они никому не говорили, даже Дамблдору, и он хотел, чтобы я знал, что произошло, на случай, если они умрут, когда я буду еще маленьким.

- Это ложь, - сердито сказал Ремус. - Лили никогда не изменила бы Джеймсу. Она бы ни с кем...

- Она ему и не изменяла. Джеймс знал об этом. Они сознательно пошли на это.

- На что они пошли сознательно? - рявкнул Ремус.

- Это был ритуал Herem. Северус попросил их, и когда они думали, что он погиб...

- Северус никогда бы не обратился с такой просьбой к магглорожденной! - завопил Ремус.

Гарри не сводил с него глаз. Оборотень кое-как справился со своей яростью, прикрыл глаза и постарался дышать ровно. Гарри подумал, что Ремус, наверное, вспоминает Лили - может быть, как раз тот момент, когда Снейп порвал с ней. Казалось, он собирается с силами, чтобы заговорить.

- Именно поэтому Джеймс и согласился, - мягко сказал Гарри.

- Гарри... Это не может быть правдой, - задохнулся Ремус. - Не может... это...

- Посмотри на меня, - Гарри встал, подошел поближе к Ремусу и скрестил руки на груди. - Посмотри на меня. Ты видел меня в июне. Ты хочешь сказать, что я не изменился с тех пор? Что я не изменился за последние три недели?

- А если это связано с тем зельем, что ты принимаешь? - нервно прикусил губу Ремус. - Профессор Снейп мог бы...

- Он дает мне зелье потому, что я меняюсь настолько быстро, что это больно. Зелье уменьшает боль. И моя внешность начала меняться задолго до того, как я стал принимать его. Кроме того, он не хочет - ну, не хотел... - Гарри вздохнул. Ремус все еще смотрел на него с упрямым недоверием. - Может, ты хочешь прочесть письмо? - предложил он. - Я могу дать тебе копию.

- Я предпочел бы увидеть оригинал.

- Ты не сможешь оставить его у себя, - пожал плечами Гарри, - но ладно.

По пути к Ремусу он заскочил в пустой класс и скопировал письмо. Сейчас он вытащил и то, и другое из пустой школьной сумки и протянул оригинал Ремусу. Тот осмотрел алый конверт и пробормотал: - Это почтовая бумага Поттеров, - к удивлению Гарри, Ремус не стал вытаскивать письмо из конверта. Вместо этого он поднес письмо к лицу и тщательно обнюхал. Он весь напрягся, а потом снова обнюхал письмо со всех сторон.

- К нему прикасались и Джеймс, и Лили, - заключил Ремус, нервно облизывая губы. - Три-четыре недели назад. Так и должно быть, если на письмо было наложено заклятье перемещения во времени. Ты получил его три с половиной недели назад, правильно?

- Правильно.

- Ты тоже держал его в руках. А больше никто, хотя оно находилось рядом с профессором Снейпом и мадам Пинс.

- И это верно. Я делал копию под руководством мадам Пинс, и я давал копию Северусу. Оригинал я ему не показывал, но он все равно находился в его комнатах. Правда, больше в моей, поэтому от письма не может слишком сильно пахнуть им.

- Но пахнет тобой, а от тебя в последнее время исходит и его запах, - глаза Ремуса внезапно широко распахнулись, он неуверенно встал со стула, подошел к Гарри и попросил: - Не двигайся. Извини, - и с этими словами нагнулся над Гарри и обнюхал его макушку. Мальчик замер. Ремус приподнял его волосы, понюхал шею и попятился назад, к камину, пока не наткнулся на каминную полку.

- Ремус?

- У тебя запах изменился. Не сильно, но... это пугает. Такого просто не бывает, - Ремус взглянул Гарри прямо в лицо. - Так значит, профессор Снейп - твой отец?

- Да. Ты, кажется, хотел прочесть письмо?

- О, - Ремус с удивлением взглянул на красный пергамент, все еще зажатый в руке, вернулся к своему креслу и заставил себя спокойно сесть. В конце концов он вытащил письмо из конверта и углубился в чтение.

Гарри с тревогой наблюдал за ним. Ремус почти сразу улыбнулся, потом вздохнул. Его лицо попеременно выражало целый калейдоскоп чувств: волнение, тоску, веселье, скорбь. В какой-то момент казалось, что он с трудом удерживается, чтобы не заплакать.

Дочитав, он долго смотрел на пергамент отсутствующим взглядом, потом легко поцеловал кончики пальцев и прижал их к листу. Когда он возвращал письмо Гарри, глаза его блестели от непролившихся слез.

- Кажется, - сказал он сдавленным голосом, - что можно перестать тосковать по тем, кто ушел. Что время лечит. Столько лет прошло... а письмо пахнет так, как будто они живы, - он тяжело поднялся. - Вот, возьми. Оставь копию на столе, хорошо? Хочешь чаю?

- Да, спасибо. Хотя потом я, наверно, сразу пойду.

Ремус резко обернулся и пристально взглянул на него; разочарование, появившееся было на его лице, исчезло.

- Ты пытаешься быть ему хорошим сыном.

- И это тоже. А еще я пытаюсь прекратить мою детскую вражду, ведь именно этого и хотел Джеймс, разве не так?

Ремус кивнул и вышел из кабинета в личные комнаты. Гарри услышал шум бегущей воды. Через минуту Ремус вернулся с подносом, на котором стояли чайник, молочник, сахарница и две чашки.

- Хороший чай, - заметил он, - но должен настояться. Я могу вскипятить магией воду, но никакая магия не придаст вкуса чаю, если он не настоится положенное время.

Слова прозвучали настолько отстраненно, что Гарри охватила паника, и он взмолился: - Скажи, что ты все еще любишь меня.

- Гарри! - Ремус вынырнул из своих размышлений и крепко сжал запястье мальчика. - Гарри, котенок, конечно люблю, - Гарри кивнул, глубоко вдохнул и попытался успокоиться. - Даже не сомневайся, - мягко продолжил Ремус. - Ты боялся мне рассказать?

- Нет... Ну, вообще-то, да, но это к делу не относится - Северус все равно не соглашался. Единственным, кто знал об этом, был Дамблдор, но ты поднял такую бучу...

- Жаль, что ты мне не сказал, - нервно рассмеялся Ремус. - Вначале я думал, что он просто морально подавил тебя, потом решил, что он тебя шантажирует или опоил чем-то, а потом... потом...

- А потом заметил, что я ношу мамино обручальное кольцо.

- Ну... да.

- Вчера вечером до меня дошло, что ты должен был подумать. Именно так я и вырвал у него согласие посвятить тебя в это. Он снова дал маме кольцо после Herem, после того, как они... ну, ты понимаешь... для ребенка, если он будет. Теперь оно мое. Дамблдор сберег его, а сейчас наложил на кольцо какие-то заклятья. Я должен носить его не снимая, так что привыкай к его виду.

Ремус задумался.

- Стало быть, Дамблдор пытается добиться опекунства, чтобы дать Северусу возможность опекать тебя?

- Да, - Гарри внезапно улыбнулся, - и это не так уж плохо.

- Вот так сюрприз, - хихикнул Ремус.

- Да уж, - расхохотался Гарри

- Ну и как тебе все это?

Гарри уставился на каминную полку, тщательно обдумывая ответ.

- Как и должно было быть, - сказал он наконец. - Немного странно. В смысле, в первый же день, как я добрался сюда, он на меня наехал из-за одежды и курения. И это после того, как накануне вечером он заявил, что, так и быть, я смогу жить в его комнатах, но мне не стоит ожидать никаких близких отношений, что он совершенно не способен "разыгрывать из себя отца или товарища"... И вдруг на тебе! "Ты не можешь выходить на улицу в этом!" и "Ты куришь садовый пестицид?"

- Мерлин мой! У вас и голоса стали похожи!

- Я теперь легко могу подражать его голосу, - поправил его Гарри, убирая с лица растрепавшиеся пряди. - Но вообще-то я его не очень понимаю - он вполне благодушно воспринимает одни вещи и странно консервативен насчет других. Одно его предубеждение против джинсов чего стоит.

- Такое предубеждение свойственно многим чистокровным семьям.

- Может быть, но меня-то вырастили магглы.

- Это меняет дело.

- И еще. Он небеспристрастен к нечистокровным, но я - полукровка, да еще и выросший среди магглов, и ему, должно быть трудно с этим мириться. Но в целом все идет куда лучше, чем я ожидал, - Гарри отвел глаза. - И... и мне кажется, что я для него что-то значу. Что он выглядит почти счастливым, ну, насколько это слово к нему применимо. Глупо, наверно, с моей стороны.

- Нет, он действительно выглядит счастливым, - покачал головой Ремус и лукаво улыбнулся: - Вернувшиеся студенты решат, что его околдовали. Меня это даже беспокоит, - он рассмеялся. - А вчера, когда я увидел его с вымытыми волосами... Я не видел его таким со дня... со дня гибели Августа, пожалуй.

- Они были любовниками? - спросил Гарри, старательно опуская слово "тоже", но Ремус все равно странно посмотрел на него.

- Нет. Август предпочитал, чтобы даже его друзья выглядели прилично.

- Вот как. Но когда вернутся остальные студенты, все изменится и он снова будет издеваться надо мной - как и всегда.

- Почему?

- Потому, что никто не должен догадаться. Как только Волдеморт узнает об этом, мы оба окажемся в опасности. Кроме того, мы думаем, что я буду очень похож на него, а значит, ему придется прекратить шпионить. Дамблдор решает, когда оповестить об этом Орден.

- Вот оно что. А Дамблдор знает, что ты собрался говорить со мной?

- Нет, но он просил нас сделать это, так что возражать он не будет.

- Могу я посмотреть другой свиток? - перевел разговор Ремус, отхлебывая чай.

- Северус против Мародеров?

- Да.

- Тебе может не понравиться.

- Гарри, - настойчиво сказал Ремус, - я - единственный оставшийся в живых Мародер. Я имею право знать, что сказал о нас Джеймс.

- Конечно. Я тебя просто предупредил. Я могу принести его завтра?

- Если тебя не затруднит.

Глава 23. Выбор

В понедельник утром Гарри разбудил стук в дверь. Он всполошенно подскочил на кровати, схватил палочку и крикнул: - Кто там?

- Занятия начинаются через неделю; тебе нужно привыкать вставать пораньше, - отозвался Снейп из-за двери. - Иди, позавтракай со мной.

- Сейчас, иду, - простонал в ответ Гарри, сообразив вдруг, что обычно просыпался много позже. Он быстро пробежал через кухню, заскочил в ванную и через несколько минут вернулся, чувствуя себя лишь наполовину проснувшимся. Сев за стол, он потер глаза.

- Чаю? - предложил Снейп.

- Да, спасибо.

- Лучше на этой неделе, чем на следующей, - заметил Снейп, протягивая ему чашку и передавая молоко.

- Да уж. Тетя Петуния всегда поднимала меня в семь, даже на каникулах. С каких это пор я начал спать допоздна?

- На четвертый день после возвращения. Скорее всего, тебе это было необходимо.

- Скорее всего.

- Знаешь, - усмехнулся Снейп, - по-моему, происходящие с тобой сейчас изменения делают тебя похожим на беременную женщину.

- Только этого мне не хватало, - Гарри чуть не поперхнулся чаем и с трудом проглотил то, что было у него во рту.

- Эх, я так надеялся, что ты все-таки подавишься, - хмыкнул Северус и покачал головой: - Не рассчитал.

- Ну ты и сволочь! - возмущенно взглянул на него Гарри.

Снейп, в свою очередь, поперхнулся чаем.

- А вот я все рассчитал! - ухмыльнулся Гарри.

Подали завтрак. Несколько минут они молча ели.

- Как дела с Ремусом? - спросил Снейп, отрезая от сосиски кусочек.

- В принципе, нормально. Он стал спокойней после того, как я рассказал ему о тебе, но его явно задело письмо Джеймса. Он сказал, что письмо "рисует автора форменным мерзавцем", и начал рассказывать мне о Джеймсе: каким верным другом и замечательным товарищем он был, как он защищал свой круг - а в школе его круг ограничивался Гриффиндором. Потом мы долго рассуждали о всяких обществах, и группировках и таком прочем и думали, как именно люди определяют свой круг общения. Один предпочитает людей, другой способен признавать лишь чистокровных, кто-то общается лишь с людьми своего социального уровня, или выпускниками своего факультета, или со своими политическими единомышленниками, или с земляками, или с коллегами, - Гарри запнулся, - с магами или магглами, - добавил он. - В нашем мире это считается самым важным, верно?

- Это принципиальное различие.

- Они все такие, - пожал плечами Гарри. - Весь вопрос в том, является ли разница в отношении приемлемой, полезной или справедливой, - он задумался на мгновение. - Вся беда с Гермионой, например, в том, что она признает только справедливые решения. Она пытается освободить домовых эльфов, большинству из которых свобода даром не нужна, и не согласна с более приемлемым, хотя и менее справедливым подходом, что их нужно защищать, чтобы с ними не обращались безобразно.

Снейп пренебрежительно хмыкнул. Гарри пожал плечами и продолжил:

- Ну и все такое. Потом мы заговорили об аврорах, но я и так уже знал то, что он хотел мне сказать.

- Вот как, - Снейп снова стал серьезным. - Я бы тоже хотел обсудить это с тобой, но, может, лучше сделать это после твоего разговора с Макгонагалл?

- Хорошо.

- Кстати, а почему ты вообще собираешься с ней это обсуждать?

- Да она же мой декан, - вытаращился на него Гарри.

- А, ну да, - смутился Снейп. - Конечно, это же ее работа.

- Я заговорил об этом в прошлом году, когда мы обсуждали перспективы моей карьеры.

- О работе аврора?

- Ну да. Выбор у меня невелик: или Аврорат, или профессиональный квиддич. Вряд ли я еще на что-нибудь гожусь. А квиддич - это не карьера.

- Не говоря уже о том, что ты не можешь его выбрать.

- Это почему же?

- Подумай, Гарри, - приподнял брови Снейп. - Во время игры тебе придется быть на виду сотен, иногда тысяч волшебников.

- Любой из которых может меня убить - ты это имеешь в виду?

- Да.

- А если Во... Темный Лорд будет побежден?

- Зависит от того, кто из его последователей останется на свободе и какой силой они будут обладать.

Они почти закончили завтракать, когда из-за входной двери послышался глухой шум. На сей раз Гарри понял, что это сова, и догадался по звуку, что птица должна быть крупнее Свина.

В комнату влетела потрясающе красивая амбарная сова. Судя по ленточке на ноге, она работала в волшебной почтовой службе. Птица протянула Гарри лапу, к которой было привязано письмо, и благодарно ухнула в ответ на предложенную Снейпом кротовую тушку и плошку с водой. Письмо было от Гермионы. Гарри отложил его в сторону и посмотрел на Снейпа - тот машинально поглаживал блестящие перья птицы, которая отрывала кусочки мяса от тушки.

- Красивая птица, - лениво протянул Снейп, когда сова покончила с едой. - Хочешь, чтобы она дождалась, пока ты ответишь?

- Нет, спасибо. Когда напишу, пошлю ответ с Хедвиг.

- От кого письмо?

- От Гермионы.

- Так скоро? И что она пишет?

- Не знаю, еще не прочитал.

- Странное безразличие, учитывая, как ты обнимался с ней в субботу, - взглянул на него Снейп с насмешливым изумлением.

- Она настучала тебе на меня. Одно дело, если бы она знала, что мы с тобой сблизились или что ты практически мой опекун, но она ведь и не подозревала об этом.

- Может, позволишь ей самой сказать за себя? - Снейп указал глазами на письмо.

- Я и так знаю, что она скажет. И как отвечать на ее нотации, тоже знаю. Прочту после разговора с Макгонагалл.

- Ты не думаешь, что не следует специально себя накручивать?

- Я стараюсь вообще об этом не думать. Хочешь пойти понаблюдать за мной, пока я летаю?

Полет приободрил его. Уставший и довольный Гарри переоделся в чистую рубашку, прихватил с собой эссе по трансфигурации и пошел на встречу с Макгонагалл. Ее кабинет был очень скромно обставлен, но было в нем что-то успокаивающее, и Гарри всегда знал, что он здесь в безопасности, даже если он что-то натворил.

- Добрый день, мистер Поттер, - приветствовала его декан в обычной официальной манере, но Гарри показалось, что в ее голосе прозвучала скрытая теплота. Он положил свое эссе на письменный стол.

- Добрый день, профессор Макгонагалл. Вот моя работа.

- Очень хорошо, - ответила она, окинув свиток взглядом и отложив в сторону. - Я проверю ее на неделе. Садитесь. Думаю, что наша встреча в основном касается того, хотите ли вы стать аврором или нет?

- Я... думаю, что хочу, - кивнул Гарри, - если это поможет мне бороться с Темными магами. И мне нравится разрешать загадки, раскрывать тайны и разыскивать людей.

- У вас репутация чересчур любопытного человека, мистер Поттер, - заметила декан, хотя в тоне ее звучало скорее поощрение, чем осуждение. - Но для данной карьеры это плюс.

- Вот и хорошо, - Гарри опустил голову, чтобы скрыть улыбку. - И я знаком с несколькими аврорами, которыми я восхищаюсь.

- И что же заставило вас усомниться в правильности данного выбора? - губы Макгонагалл сжались в тонкую полоску. - Надеюсь, не ваше общение с профессором Снейпом?

- Он даже не упоминал об этом, - потряс головой Гарри. - По крайней мере, до сегодняшнего утра. Нет, в основном я засомневался после разговора с Ре... с профессором Люпином.

- О чем же вы говорили?

- Министерство Магии оказывает большое влияние не только на применение того или иного закона, но и на сами законы - что запрещается, что разрешается. Если я буду работать на министерство, мне придется совершать поступки, которые я считаю неправильными, преследовать людей, которых я считаю невиновными и вообще... - Гарри задумался, - пугать невинность именем закона.

- Ясно, - помрачнела Макгонагалл. - Подобного возражения я не ожидала. Вероятно, основной причиной, подействовавшей на вас, явилась судьба вашего крестного?

- Отчасти, - кивнул Гарри. - Но в основном то, что случилось здесь в прошлом году, и то, что может случиться с Ремусом. Вы сами видите, каждый день законы против оборотней становятся все жестче. Если он вдруг забудет точно указать свое местопребывание в полнолуние, они будут иметь право натравить на него аврорскую службу, и я не хочу оказаться одним из таких авроров.

- Но авроры все же обладают значительной свободой действий. Вы сможете даже смягчить действие несправедливого закона - тем, что будете не слишком усердно его исполнять. Не то чтобы я поддерживала подобные вещи, но... - быстро прибавила она.

- Я не хочу потратить пять лет тяжелого труда, чтобы получить работу, которую мне придется делать плохо, - возразил Гарри.

- Но если вы откажетесь, кто тогда будет этим заниматься?! - воскликнула Макгонагалл. - Мистер Поттер, нам необходимы авроры, понимающие разницу между праведным и неправедным, а не только между законным и незаконным, - она ласково улыбнулась ему. - А ты, без сомнения, сильнее в первом, чем в последнем.

- Я считаю, что мне нужно подумать об этом, - сказал Гарри. - Может быть, поговорить с кем-нибудь, работающим в министерстве. Но, в любом случае, я спланирую свое расписание так, будто это моя цель. Если даже я выберу другую профессию, подобные знания мне все равно пригодятся.

- Абсолютно справедливо. Результаты ваших С.О.В у меня, мистер Поттер. Вы провалили историю магии, предсказания и практическую астрономию.

- Простите. Хагрид...

- Я понимаю, что вас извиняют исключительные обстоятельства, происшедшие на экзамене. Комиссия объявила, что на эти оценки они не будут обращать особого внимания, но даже учитывая провалы, у вас одиннадцать С.О.В, что совсем неплохо. Травоведение и практические чары вы прошли с трудом, но получили "отлично" по ЗОТИ и уходу за волшебными животными и "выше ожидаемого" по всем остальным предметам. Обычно профессор Снейп отказывается принимать на продвинутые зелья студентов, получивших ниже "отлично", но, учитывая как то, что ваша оценка была достаточно близка к этому, так и ваш неожиданный успех, мы с директором сумели... убедить его разрешить вам попробовать. Правда, он заявил, что выгонит вас в конце семестра, если вы не будете успевать за классом, так что вам придется стараться изо всех сил. Итак, я предлагаю выбрать зелья, трансфигурацию, чары, травоведение (хотя в нем вы не слишком сильны) и ЗОТИ.

- Только это?

- В старших классах уроков больше, а домашние задания намного сложнее. Если хотите, можете продолжить заниматься уходом за волшебными животными, но брать еще один бесполезный для карьеры курс я бы не советовала.

В свою комнату Гарри вернулся уже с готовым расписанием. Он отказался от травоведения и выбрал вместо него независимое изучение магической юриспруденции. Макгонагалл идею одобрила и предложила в качестве научных руководителей, способных дать совет или предложить тему для научного проекта, профессоров Флитвика, Дамблдора и Люпина. Когда Гарри предложил добавить к списку профессора Снейпа, она слегка опешила.

- Что бы вы ни думали о прошлом профессора Снейпа, - заметил Гарри, - он великолепно понимает, какая магия запрещена и почему. Заодно он сможет рассказать мне о запрещенных компонентах для зелий.

- Хорошо, - согласилась она. - Составьте черновик проекта и принесите его мне в четверг.

Так что теперь, думал Гарри, у него есть задание и есть время зайти к профессорам и выбрать, что бы он хотел изучать. Но сначала он решил прочитать письмо Гермионы.

Привет, Гарри!

Надеюсь, что у тебя не было особых проблем со Снейпом. Если тебе станет от этого легче, знай, что родители закатили мне скандал, когда унюхали, что от меня пахнет сигаретами. Мой отец думает, что мне не стоит проводить с тобой слишком много времени.

Не сердись на меня, пожалуйста. Целовались мы или нет, но мне действительно ненавистно видеть, как ты куришь, а еще более ненавистно думать, что для этого тебе придется прятаться и хитрить. Рон обозвал меня стукачкой и не разговаривает со мной, но он просто не понимает. Ты замечательный человек, ты важен для меня (и многих других) и ты не должен вредить себе только для того, чтобы выпендриться. Можно перечислить дюжину менее вредных вещей, которыми ты мог бы заниматься с тем же успехом, а когда тебе надоест, бросить их без проблем.

Не скажу, что сожалею о своем поступке, потому что не жалею о нем и второй раз поступила бы так же. Я просто хочу, чтобы ты не злился на меня, как Рон или, по крайней мере, понимал, почему я так поступила, даже если ты злишься. Это ведь не так плохо, как рассказать профессору Макгонагалл о "Молнии", верно? Ответь мне, пожалуйста.

С любовью,

Гермиона

Гарри позабыл о научном проекте и сел писать ответ. Он исписал кучу листков, от "отвали и оставь меня в покое" до "я тебя тоже люблю", изорвал их все на мелкие кусочки, так ничего и не придумал и, в конце концов решил отложить ответ до завтра. Взяв пергамент, перо и чернила он пошел разыскивать Флитвика, Дамблдора, Люпина и Снейпа.

Ужин этим вечером оказался самым удачным с момента прибытия Гарри в Хогвартс. Снейп и Ремус были вежливы друг с другом, у Гарри, Флитвика и Ремуса завязалась интересная беседа о боевых заклятьях и даже Снейп вставил несколько замечаний о разнице между наступательной и оборонительной боевой магией. Дамблдор рассказал несколько забавных историй о дуэлях, в которых участвовал в молодые годы, правда, истории эти мало относились к предмету разговора, да и верилось в них с трудом. Короче, Гарри наслаждался каждой минутой ужина.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.081 сек.)