АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Вильгельм Виндельбанд и Генрих Риккерт считаются основателями Баденской школы Неокантианства — направления в немецкой философии второй половины XIX — начала XX веков

Читайте также:
  1. A) отражает взгляд кейнсианской школы
  2. II. Основные направления работы с персоналом
  3. III период: с начала 50-х гг. 20 в. и по сегодняшний день
  4. IV период школы управления — информационный период (1960 г. по настоящее время).
  5. XI. КРЫМ ВО ВТОРОЙ ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ И ПОСЛЕ НЕЕ
  6. Активные операции банка: направления, разновидности.
  7. Актовые материалы 10 – 17 веков.
  8. Алгоритм выбора направления предпринимательской деятельности
  9. Анализ прибыли ООО «Авангард» и направления ее увеличения
  10. Антиинфляционная политика: цели и направления.
  11. Античная философия: идеалистические школы и направления досократического периода (пифагорейцы, элейская школа).
  12. Античная философия: материалистические школы и направления досократического периода: милетская школа, атомисты.

В. Виндельбанд и Г. Риккерт

О разделении на науки о природе и культуре

Ключевые слова:

вещь – в – себе, науки: номотетические и идеографические, генерализирующие и индивидуализирующие, ценности,бытие субъекта.

 

Вильгельм Виндельбанд и Генрих Риккерт считаются основателями Баденской школы Неокантианства — направления в немецкой философии второй половины XIX — начала XX веков.

Неокантианство акцентировало внимание на эпистемологической стороне учения Канта и повлияло на формирование концепции этического социализма. Особенно много сделали кантианцы в деле обособления естественных и гуманитарных наук. Появилось особое разделение наук о природе и наук о культуре по принципу логического дуализма. Цель такого разделения научных областей они видели в необходимости обоснования самостоятельного эпистемологического статуса гуманитарных дисциплин, несводимого к философско-методологическим основаниям естественнонаучного знания. Науки о природе нацелены на получение объективного знания о внешней действительности, основанного на законах причинности, независимых от человека. Они ориентированы на познание общих, повторяющихся черт изучаемого явления и группируются вокруг одной основной науки (механики).

 

Науки о культуре сосредоточены на познании частных, индивидуальных, неповторимых особенностей. Они проникают в телеологические связи и пытаются реконструировать исторические образования по телеологическому принципу, определяя конкретные смыслы, зафиксированные в явлениях культуры. Для наук о культуре не может существовать какой-либо определенной основной науки, но есть возможность объединения, которую дает понятие «культуры», определяющее объекты наук о культуре как ценностно обусловленные и являющееся для них «руководящим принципом при образовании ими исторических понятий». Поэтому различие наук о природе и наук о культуре (у В. Виндельбанда; номотетических и идиографических наук) объясняется неокантианцами противоположностью их методов (у Г. Риккерта: генерализующий и индивидуализирующий методы).

 

Выработанный неокантианцами способ деления научного знания на науки о природе и науки о культуре не сводится к предложенному В. Дильтеем разделению наук на науки о природе и науки о духе. Неокантианцы считают термин «науки о духе» недостаточным для характеристики действительных различий естественных и гуманитарных наук, а материальное различие природы и духа, акцентирующее связь гуманитарных дисциплин преимущественно с психическими явлениями (В. Дильтей), полагают не главным признаком деления, поскольку из него нельзя вывести формальную противоположность двух различных методов. Это объясняется тем, что для неокантианцев существует только одна действительность, и материальную противоположность объектов можно получить только благодаря специальному выделению из целого этой действительности некоторого количества предметов и явлений. Именно поэтому неокантианцы дополняют материальный принцип деления наук формальным. Они сосредоточивают внимание не на содержательной специфике наук о природе и наук о культуре, а на различиях в самом процессе упорядочения и переработки содержательного материала, т.е. на различиях двух основных форм мышления, которые обусловливают выработку понятий. Неокантианцы сознательно абстрагируются от всего общего, объединяющего науки о природе и науки о культуре в действительности, и разделяют их в «понятии».



 

Такое разделение привело к тому, что в рамках исследования «наук о культуре» центральное место стало занимать понятие «ценности». Возникла проблема существования ценностей. Поскольку процедура отнесения к ценностям превращает части действительности в объекты культуры и выделяет эти объекты из мира природы, то о ценностях нельзя говорить, что они существуют или не существуют, — они только значат. Именно эта противоположность объектов природы и культуры лежит в основе деления наук.

В философии 20 в. были предприняты попытки преодоления эпистемологического разрыва наук о природе и наук о культуре (М. Вебер, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Х.-Г. Гадамер).[1]

 

Вильгельм Виндельбанд (1848–1915 гг.)

‡агрузка...

Родился в семье прусского служащего. Учился в университетах Йены, Гёттингена и Берлина. В Берлине защитил диссертацию «Учение о случайности» (1870), габилитировался в 1873. Добровольцем участвовал во франко-прусской войне 1870. С 1877 – профессор университета во Фрайбурге, с 1882 – в Страсбург, с 1903 – в Гейдельберге. Член Гейдельбергской академии наук с 1910.

Влияние двух учителей Виндельбанда – К.Фишера и Г.Лотце определило два направления его деятельности:

· исследования историко-философские (наряду с Дильтеем, Виндельбанд – один из наиболее признанных немецких историков философии конца 19 в., его «Истории новой философии»

· разработка трансцендентальной философии ценностей, которой Виндельбанд интенсивно занимался, начиная с 1903 г.

 

Внимание Виндельбанда сосредоточено в основном на практической философии Канта, и свою главную задачу он видит в создании «философии ценностей», осмысляющей конкретные исторические формы культуры через призму общезначимых ценностей. Решение этой задачи основывается на введенном различении «суждения» и оценки. В суждении (напр., «эта вещь – белая») высказывается принадлежность двух содержаний представления друг другу. В оценке («эта вещь – хорошая») – реакция «водящего и чувствующего субъекта» на содержание представления. Грамматическая форма суждений одинакова, однако во втором случае предикат является отношением, указывающим на нечто иное. «Оценка» не расширяет наше познание, но позволяет предположить некое «нормальное» (или «нормативное») сознание: предикат оценочного суждения не заключен в субъекте, он лишь приписывается ему в соответствии с некоторым масштабом – ценностью. «Нормативное сознание» – трансцендентальное сознание вообще, оно обусловливает общезначимость оценок, ценности становятся его коррелятами.

 

Свою преемственность с философией Канта Виндельбанд усматривает в том, что аналогичным образом относится к «сознанию» и кантовская «вещь в себе». «Вещь в себе», и «ценность» также даны только в их взаимосвязи с сознанием.

 

Трансцендентальное учение о ценностях охватывает у Виндельбанда все традиционные разделы философии – логику, этику, эстетику, которые понимаются как учения о ценностях истинного, благого и прекрасного. У Виндельбанда логика превращается в «этику мышления»: поскольку для него теоретическое познание является формой практического поведения, он показывает, что практический, ценностный аспект можно обнаружить не только в оценочных, но и в других типах суждений.

 

В работе «История и наука о природе» (1894) Виндельбанд указывает на то, что в процессе классификации и систематизации наук сложилось представление, будто тому или иному предмету соответствует один единственный метод, что плохо согласуется с возможностью предмета быть объектом исследования нескольких наук. Считая неудачным разделение наук на «науки о духе» и «науки о природе» (в такую классификацию не укладывается, напр., психология), Виндельбанд предложил разделить их не по предмету исследования, а по методу и их специфическим познавательным целям.

Он выделил науки, занимающиеся отысканием общих законов:

· «номотетические» (от греч. «νόμος» – закон)

· «идиографические», описывающие индивидуальные, неповторимые события.

 

Методы эти несводимы друг к другу, но ни одна наука не может ограничиться лишь одним из них: естествознание, напр., может пользоваться не только номотетическими методами (систематическое естествознание), но и идиографическими методами (исторические науки о природе). История и наука о культуре принадлежат в основном к идиографическим дисциплинам (историческое событие всегда уникально), однако и единичное историческое событие может быть понято только в контексте общих представлений об истории. «Историческим фактом» может считаться только то, что имеет «значение», критерий же для определения значения того или иного события может дать только система общезначимых ценностей.

Усилия Виндельбанда по созданию систематической философии («тот, кто желает говорить о философских вещах философски, должен занять по отношению к ним позицию как к целому») были продолжены затем его учеником Риккертом.

 

Генрих Риккерт (1863— 1936 гг.) – один из главных представителей баденской (фрайбургской) школы неокантианства. Изучал немецкую литературу, историю, философию, экономику в Берлине, Страсбурге, Цюрихе и Фрайбурге, где в 1888 под руководством В.Виндельбандазащищает диссертацию «Учение о дефиниции».

 

Так же, как и его учитель, главной своей целью считал создание науки о теоретической ценности; разделял также концепцию номотетических и идиографических наук.

 

В работе «Границы естественнонаучного образования понятий» (1896, рус. пер. 1903), оказавшей влияние на социологию М.Вебера, Риккерт показывает, что в противопоставлении Виндельбандом исторических и естественных наук содержится по сути два различения: между генерализирующим и индивидуализирующим мышлением, а также между оценивающим и не-оценивающим мышлением. Соответственно имеются четыре типа наук:

1) науки генерализирующие, но не оценивающие (классическое естествознание);

2) индивидуализирующие и не оценивающие (эволюционная биология, геология и т.п.);

3) генерализирующие и оценивающие (социология, экономика);

4) индивидуализирующие и оценивающие (история).

 

В своем первом значительном произведении «Предмет знания» Риккерт обращается к выяснению природы познания, считая, что проблема «вещи в себе» Канта недостаточно радикально решает вопросы взаимоотношения между сознанием и тем, что ему чуждо. Предмет есть нечто, противостоящее субъекту, независимое от него, причем познание должно быть направлено на него. Однако если познание нацелено на нечто иное, нежели оно само, то последнее, независимое от реальности субъекта, должно быть помыслено как трансцендентное ему. Следовательно, должно существовать еще и нечто другое, кроме имманентного действительного, – это мир ценностей, явленный нам как должное.

 

Возникает необходимость понятия «ценности».

Во- первых, понятие «ценности» дает возможность отличить культурные процессы от явлений природы (eg. «произведение искусства» - культурное явление, «землетрясение» - природное явление)

Во- вторых, понятия «ценности» позволяет из множества индивидуальных событий отличить существенное от несущественного. (eg. лекция – несуществ., распад СССР – существен.)

В-третьих, нельзя сказать, что «ценности» обладают бытием, но можно сказать, что они обладают значением. «ценность» - смысл, лежащий над бытием => мир состоит из действительностей и ценностей.

Но возникает проблема: сами «ценности» есть нечто изменчивое. Они меняются во времени и с каждой культурой. (eg. ценности средневекового общества и нового Времени, ценности Запада и Востока)

 

Вопрос: Как можно обосновать «ценность» как что-то объективное?

 

Ход мыслей в главе «Объективность культурной истории» в работе Риккерта «Науки о природе и культуре»:

 

Сначала Риккерт спрашивает: «Если ценности руководят определением существенного и несущественного в истории, как исключить произвол в исторических науках? Любые ценности имеют значение только для ограниченного, пусть и большого количества людей» => все исторические понятия обладают значимостью лишь для определенного времени и никогда не будут обладать абсолютной значимостью. Понятие «естествознание» тоже является во времени, но мы думаем, что законы естественных наук обладают абсолютной значимостью.

И все же: можно создать всеобщую историю, которая бы изображала развитие человечества не с точки зрения ценностей определенного культурного круга, а с точки зрения ценностей, значимых для всех людей.

 

Риккерт делает вывод, что всеобщую историю можно написать лишь на основе ценностей, значимость которых выходит за пределы ценностей всех имеющихся культур.

Важно то, что Риккерт возвращается к той самой потусторонней «вещи – в – себе», с отрицания которой началось неокантианство, так как ценности, выходящие за горизонт

любой имеющейся человеческой культуры – это другое наименование «вещи – в – себе», находящейся по ту сторону человеческого сознания.

 

В «Системе философии», оставшейся незавершенным проектом, Риккерт более подробно развивает свои представления о мире и философии: философствование есть дело теоретического субъекта, только он в состоянии силой своего логического мышления создать понятия, которые охватят все сущее. А «целостный» человек со своим созерцанием, волением и чувством неизбежно оказывается ограниченным частным миром. Для постижения мира в его целостности человек должен отказаться от своей «естественной», «донаучной» «заботы» о жизни, или «экзистенции» и стремиться постичь необозримую множественность мира в обозримой взаимосвязи понятий, поднимаясь, т.о., над своей исторической ограниченностью. Такая взаимосвязь понятий будет системой, форму которой неизбежно принимает подлинная философия. Основным становится «гетерологический принцип»: при определении бытия мира не следует полагать, что он имеет только один модус бытия, который и является его сущностью. «Онтологический плюрализм», который вместо этого предлагает Риккерт, берет свое начало в мире опыта.

 

Дуализм души и тела он предлагает заменить альтернативой «воспринимаемое–понимаемое». После выявления дуализма воспринимаемого чувственного мира и ирреального, умопостигаемого, может быть поставлен вопрос об их единстве. Оно реализуется в бытии третьего рода – бытии субъекта. Следовательно, наряду с двумя мирами существует третий, до-предметный («профизический») мир, обладающий свободой в двух смыслах: свободой от природной каузальности и свободой занятия позиции по отношению к ценности. Трем царствам: «действительности», ценности как «трансцендентальному смыслу» и как «имманентному смыслу» – Риккерт ставит в соответствие три способа овладения этими мирами: объяснение, понимание и истолкование.

 

По мнению позднего Риккерта, троичное членение мира не исчерпывает многогранности мирового целого. Поскольку субъект (профизическое бытие) соединяет ценности (умопостигаемый мир) в своей практической деятельности (мир действительности) свободным образом, необходимо предположить еще одно, «потустороннее», трансцендентное, основание единства этих трех «посюсторонних» частей мира; мыслить его можно только символически (по аналогии с идеей «блага» Платона). Только на основе подобной всеохватывающей онтологии можно, по Риккерту, научно разработать философскую антропологию, причем, поскольку в этом случае человек будет понят не как часть мира, но будет поставлен вопрос об отношении человека к миру как целому, центральным становится вопрос о ценностях.

 

В качестве материала для учения о ценностях Риккерт рассматривает реальную культуру в том ее виде, как она транслируется исторической наукой. К культуре принадлежат нравы, искусство, религия и наука. Значащую ценность представляют традиционные ценности культуры – нравственное, прекрасное и истинное. В поздние годы усилия Риккерта направлены на критику философии жизни, феноменологии и становившегося в то время популярным экзистенциализма (в Гейдельберге он находился в непримиримой оппозиции к преподававшему там же К. Ясперсу).

Вывод:




При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.163 сек.)