АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Примечание к части

Читайте также:
  1. A. Рятувальниками і фельдшером медсанчастини у вогнищі ураження.
  2. GT-R V-Spec — Дополнительные аэродинамические части, вентиляционные каналы для тормозов, аэродинамический диффузор.
  3. I. Последствия участия Японии в Первой мировой войне
  4. II. Составные части, возмещение, ремонт, накопление основного капитала
  5. III. Право участия общего
  6. III. Условия участия
  7. IV. Виды обязательств по участию субъектов
  8. IV. Право участия частного
  9. Lesson 13 «Перевод причастия и герундия».
  10. THE GERUND AND THE PARTICIPLE. СРАВНЕНИЕ ГЕРУНДИЯ И ПРИЧАСТИЯ
  11. VI. Условия участия в турнире.
  12. Анализ результатов участия предприятия в выставочно-ярмарочных мероприятиях

Сильнее

http://ficbook.net/readfic/3567262

Автор: Вареня (http://ficbook.net/authors/681456)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Оборотень/Человек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Фэнтези, PWP, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Зоофилия
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
18+
Оборотень. Своеобразная элита среди тварей, населяющих развалины старого мира. Хищные, невероятные по силе звери, для которых противниками были лишь им подобные. И если раньше у Сэма имелся хоть какой-то шанс отделаться растерзанной з...цей и ртом, то теперь этот шанс обратился в абсолютный ноль. Оборотни были людоедами и людей воспринимали исключительно в качестве пищи.

Посвящение:
А это не будет оскорблением?

Публикация на других ресурсах:
Прям нет!

Примечания автора:
Обращаем внимание на предупреждения! Помимо монстротраха, кинка и подзаборных словечек, в наличии громоздкие предложения, минимум диалогов и сомнительное согласие.
Перед критикой ознакомьтесь с соответствующим пунктом в Профиле.

Обложка от Ljubava:
http://prntscr.com/8ejyfh. Преогромное спасибо. Это так мило.

То, что Закари больной урод, Сэм понял давно, еще до того, как они начали встречаться. Но, черт возьми, он был таким секси, что устоять было просто невозможно. Сэм и не стал стоять. Просто грохнулся на ближайший диван, когда прищурившийся Зак процедил что-то из серии «ты такая сладкая детка», а потом выстанывал благодарную чушь, пока пыхтящий Закари трахал его без всякого стыда и совести. Собственно, на моменте, когда Сэм додумался подготовиться к тому сексу заранее, и закончилось его благоразумие. Потому что он ухитрился не только перевести их отношения из ни к чему не обязывающего траха в какое-то подобие «парочки», влюбить в себя больного на всю голову ублюдка, коим, без сомнения, был Закари, но и вызвать на себя его гнев.

Причина-то была пустяковая – официантка пролила коктейль Заку на новенькие брендовые джинсы, но тот взвился, как ужаленный в жопу бык. И Сэму бы промолчать, но в тот день ему тоже какая-то шлея под хвост попала, и он высказался в защиту то бледнеющей, то краснеющей девицы. Слово за слово, они с Заком поцапались. Сэм даже не помнил толком, что тот сказал, но это априори было что-то смертельно обидное, незаслуженное, потому что ни за что другое он, уравновешенный и вежливый, не вмазал бы со всей дури по хмурящейся роже бойфренда. Зак сначала ошеломленно округлил глаза, а потом сощурился, что обещало о-о-очень большие проблемы, процедил: «Ты за это еще ответишь», и пропал. Не только из бара, но и из жизни Сэма вообще.



Не сказать, что тот сильно расстроился – эти недоотношения, по большому счету, уже начали его утомлять, но было немного обидно. В основном, из-за потери ежедневного, очень, по мнению Сэма, качественного секса. Ну серьезно, не много найдется привлекательных парней, готовых безжалостно даже не трахать – ебать Сэма, как резиновую куклу из секс-шопа. Никак иначе тот не кончал. Но все его любовники, будь они предупреждены и согласны хоть четырежды, в постели начинали раскисать, тискать и слюнявить его совершенно бесконтрольно. Потом они каялись, винили во всем «нежную» внешность Сэма, но второго шанса он им уже не давал – было просто бессмысленно.

В общем-то, Сэм их понимал. Он был очень хорошеньким. Милым, сладким лапушкой с кукольным личиком и хрупкой фигурой. Такого побоишься жестко трахать. Но и он со своей природой поделать ничего не мог, а встретить того, ради кого он был бы готов терпеть все эти лобызания и изнурительные прелюдии, ему не посчастливилось. Так что его радость от встречи с Заком и легкая грусть от последующего расставания была вполне объяснима. Сэм какое-то время пошлялся по клубам в поисках кого-нибудь поприличней, а затем, разочаровавшись в активном мужском поле, заперся дома с парочкой любимых игрушек. Последнее тоже скоро наскучило: от неудобной позы и непростого ритма начинала болеть рука, да и хотелось, признаться, теплого тела рядом со всеми присущими тому возможностями.

Поэтому неудивительно, что от голоса Зака в телефоне у Сэма отказали мозги. Он выцепил главное – про встречу в клубе, и, наскоро растянув себя пробкой, рванул навстречу долгожданному сексу. Видимо, сперма все же ударяет мужчинам в голову, потому что в поведении и интонациях Зака Сэм не уловил ничего подозрительного, хотя оно, подозрительное, наверняка там было. Просто в какой-то момент поплыла башка, а Зак подхватил его под руки и потащил на улицу. И все, в общем-то, логично, если бы они вышли через главный ход, а не протискивались бы через черный. Если бы там их уже не ждали парни весьма определенной наружности. И если бы Зак не прошипел напоследок:

‡агрузка...

– Обещал же, что ты ответишь, маленькая сука.

Сэм даже хотел ему что-то ответить, но в этот момент его сознание окончательно поплыло и отрубилось.

В себя он пришел от громких воплей, чувствительно бьющих по гудящей голове. Мешались человеческие голоса и гнусаво-хрипяще-визгливые тварей, живущих снаружи. Сложить два и два не составляло труда. Страшные истории о продаже женщин и симпатичных мальчиков за периметр в рабство, естественно сексуальное, не рассказывал только ленивый. Сэм, правда, воспринимал их скорее как способ пощекотать нервы, нежели как реальное предупреждение, вот и поплатился.

Он судорожно принялся вытаскивать из памяти всю информацию о мире снаружи, которую нехотя впитывал еще в школьные годы. Оказалось прискорбно немного: мир, понятно разделенный на нормальных людей, живущих за высокими стенами под усиленной охраной, и мерзких тварей, обитающих за ней. Отчего произошло это разделение, Сэм не помнил, зато твердо знал, что человеческого, в хорошем смысле этого слова, в тварях о-о-очень мало. Жили они практически инстинктами, используя остатки разума только для того, чтобы поддерживать редкие контакты с людьми. Обожали различные формы насилия и секс во всех его проявлениях. Короче, зачем его продали, Сэм прекрасно понимал. Не то чтобы он был против знатной групповушки, перетерпеть и не такое можно, но монстры имели больно уж отталкивающую внешность. Торчащие во все стороны клыки, когти, рога и крылья были еще не самым страшным, так что, когда Сэм решился все-таки открыть глаза, то поморщился и вздрогнул.

Его пробуждение не осталось незамеченным, и вся разношерстная компания вмиг замолчала и уставилась на него. Сэм тяжело сглотнул, и один из монстров, самый здоровый, с птичьим клювом и большими неопрятными крыльями, коротко кивнул и, не отрывая взгляда от съежившегося парня, протянул группке вооруженных до зубов людей серебристый кейс. Те пробормотали что-то, выхватили кейс и поспешили убраться, оставив Сэма наедине с замершими тварями.

Первым двинулся клювоносый. Он сделал шаг к Сэму и проклекотал что-то непонятное.

Был у Сэма один небольшой пунктик. Он был очень чувствителен к запахам. Из-за этого он не слишком жаловал поцелуи и терпеть не мог делать минет. Не сказать, что это сильно мешало ему в обычной жизни, но теперь сыграло ключевую роль. От тварей воняло. Несло, смердело, пасло* так, что фраза «блевануть можно» приобрела для Сэма вполне конкретное значение. Он дернулся в сторону – клювоносый изогнул спину, вытянул шею и заверещал так пронзительно, что парень сморщился. Это стало своеобразным сигналом для всех остальных. Они зашевелились и поперли на подскочившего Сэма. Мерзкая, вонючая толпа была настолько омерзительна, что парень подхватился и рванул. Впрочем, долго носиться по какому-то затрапезному бару у него все равно не вышло бы, так что Сэм подхватил одну из бутылок со стойки и буквально взлетел на небольшую лесенку, невесть зачем тянущуюся по стене к самому потолку. Согнувшись в три погибели максимально высоко, он разбил бутылку и выставил «розочкой» вперед, недвусмысленно намекая, что первому приблизившемуся он что-нибудь да порежет. Монстры столпились внизу и верещали, видимо решая, кто же полезет первым. У Сэма появилось время, чтобы поподробнее рассмотреть их, и открывшаяся картина его не обрадовала. Природа, какого-то хрена, наградила тварей совершенно немыслимыми «агрегатами». Надеяться на то, что не особо адекватные монстры будут трахать его по одному, было более чем оптимистично, так что Сэм сжался на своей жердочке еще больше и заскулил. Толпа внизу от этого звука зашебуршилась еще сильнее и вытолкнула вперед уродливого коротышку. Он напоминал ожившую картофелину на коротких толстых ножках, покрытую к тому же всевозможными выростами и бородавками. Сэм передернулся и переместил вес на одну ногу. Когда уродец достаточно приблизился, он резко двинул ему прямо в безобразную морду. Тот закономерно полетел вниз, истошно визжа, а Сэм впервые улыбнулся. Твари опять заголосили, но тут вмешался стоявший чуть в стороне клювоносый. Он вошел в расступившуюся толпу и, запрокинув голову, посмотрел на Сэма. Смеяться тому вмиг расхотелось. Слишком отчетливо читалось в выразительных глазах явное превосходство и пренебрежение к слабому человечку.

Монстр чуть повел плечами и распахнул широкие крылья. Парочку не успевших вовремя отскочить тварей разметало в стороны, а у Сэма задрожали коленки. То, что против этого урода не поможет даже бутылка, что уж говорить о ноге, было очевидно. Сэм перехватил горлышко поудобнее и приготовился подороже продать свою хилую шкурку, но тут с грохотом, перекрывшим даже музыку и вопли, распахнулась входная дверь. Возможно, она даже сорвалась с петель, Сэм не был уверен. Он вообще ни в чем не был уверен, потому что во все глаза вылупился на появившегося монстра.

Оборотень. Своеобразная элита среди тварей, населяющих развалины старого мира. Хищные, невероятные по силе звери, для которых противниками были лишь им подобные. И если раньше у Сэма был хоть какой-то шанс отделаться растерзанной задницей и ртом, то теперь этот шанс обратился в абсолютный ноль. Оборотни были людоедами и людей воспринимали исключительно в качестве пищи. Некоторые ученые заявляли даже, что их разум потерял остатки человеческого и превратился в звериный.

Сэму стоило бы помолиться напоследок и, например, попытаться перерезать себе горло острым краем бутылки, но он совершенно невероятным прыжком – и как только ноги не поломал! – соскочил с насеста, пробежал мимо оторопевших монстров и скользнул за спину оборотню. Время замерло, а Сэм уцепился за длинную шерсть и прижался к твердому от литых мускулов боку.

Даже в глазах вылупившихся на него монстров сквозило подозрение: а здоров ли он? Сэм, как бы, их понимал, но причина для такого в высшей степени идиотского поступка у него была. Столь же идиотская, конечно, но все же. Много лет у Сэма жил пес, скорее даже не пес, а брат. По крайней мере, в плане умственных способностей он мог дать фору многим знакомым Сэму людям. Барри был добрым, воспитанным, и парень души в нем не чаял, но год назад пес умер от старости. Так вот, оборотень был до невозможного похож на покойного. Та же черная с бурым отливом шерсть, белые «перчатки» и «манишка» и большие острые уши. Почти один в один. Ну, если отбросить то, что ликан ходил на задних лапах, имел преострейшие когти на передних и пасть, полную столь же острых зубищ. Еще то, что он не отказался бы от человечинки.

Короче, Сэм все же был идиотом, и, приготовившись к мучительной смерти, он поднял взгляд вверх. Оборотень охренел. Никаким другим словом назвать выражение крайнего изумления в его глазах было нельзя. Сэм выдавил из своего взгляда максимум уверенности, поджал губы и крепче вцепился в шерсть. Оборотень перевел взгляд на застывших монстров – ей-богу, за этот вечер они выжали максимум своей неподвижности – потом опять на Сэма. На секунду он залип, потом глянул на клювоносого и вопросительно что-то пророкотал. Тот ответил сдавленным клекотом. Ликан снова посмотрел на Сэма, подцепил его когтями за шиворот и поднял на уровень своих глаз. Парень висел покорной тряпочкой, потому что от страха сил совсем не осталось, но исправно смотрел зверю в глаза. И тогда оборотень зарычал. Вернее, заревел, оглушительно, страшно, до взрывающихся в изнеможении нервов.

Это было слишком. Именно в тот момент Сэм и достиг своего потолка выдержки. Ему отчаянно захотелось зарыдать, но он лишь стиснул зубы и сжал кулаки, из последних сил напоминая себе, что он мужчина и рыдать для него – последнее дело. Проморгавшись, он вновь уверенно взглянул на оборотня и натолкнулся на изучающий взгляд. Ликан пару секунд попялился на Сэма, а потом перехватил его поудобнее, рявкнул что-то остальным тварям и выскочил на улицу. Если бы парень не был так напуган, он бы обязательно посмотрел по сторонам, потому что поглядеть на развалины старого мира было действительно любопытно. Но вместо этого Сэм уткнулся в жесткую шерсть и пытался выкинуть из головы картины того, как его разорвут на части.

Спустя несколько минут быстрого бега ликан подпрыгнул, повис на чем-то, подтянулся и заскочил в темное, пахнущее пылью помещение. Сэма отодрали от перекатывающегося мускулами тела и швырнули на что-то мягкое. Наверное, это не совсем вписывалось в рамки «мужественности», но парень закрыл лицо ладонями и тоненько заскулил. Лицо и шею обдуло потоком прохладного воздуха – ликан внимательно обнюхивал добычу. Сэм подобрался, а потом всхлипнул, вмиг лишившись одежды. Оборотень не церемонился и разорвал тонкую ткань когтями. Он ухватил Сэма за щиколотки и вздернул в воздух, подвесив вниз головой.

«Он разорвет меня пополам», – в ужасе подумал парень и отнял руки от лица.

Однако, у оборотня были другие планы, потому что он лишь раздвинул ноги Сэма пошире и обдал его промежность дыханием. Размышления о том, зачем там нюхать, были прерваны большим и немного шершавым языком, заскользившим туда-сюда по поджавшейся дырке. Это нихрена не было даже подобием ласки – просто подготовка, чтобы член элементарно вошел, но Сэм изумленно распахнул глаза. Есть его не планировали. По крайней мере, не прямо сейчас, и это давало надежду. Он попытался максимально расслабиться и задержать дыхание, чтобы ненароком не нюхнуть шерсть: вряд ли ликан обрадуется, если он его облюет, но тут язык скользнул внутрь, в максимально расслабленную дырку. Потянул в стороны края и проник глубже, лаская внутри. Глубоко. Так непривычно глубоко, что Сэм подавился воздухом, приоткрыл рот и вдохнул глубоко. Странно, но от оборотня не пахло ничем неприятным. Ни псины, ни чего-то подобного. Пахло полежавшей на солнце шкурой, но этот запах не был таким уж отталкивающим. Поцелуев ждать не приходилось, и запах из пасти Сэма не волновал, так что он расслабился.

Оборотень хорошенько вылизал парня и снова швырнул на кровать, роняя животом вниз и вышибая дыхание. Сэм попытался приподняться, но когтистая лапа придавила голову, а другая вздернула бедра. Зверь прижался к мокрому отверстию огромной головкой и начал протискиваться, даже не думая помогать себе руками.

Было больно. Смазки не хватало, Сэм не мог расслабиться и зверь зло зарычал. Казалось, что уж теперь-то он прикончит бесполезного человека, но ученые зря принижали интеллект ликанов. Оборотень ухватил Сэма за шею и легким движением поставил на колени. Как он не расцарапал ему шею когтями, осталось для последнего загадкой. Ликан обошел его, встал спереди и, придерживая член в ладони, ткнул им Сэму в рот. Парень послушно заглотил, сколько смог, и принялся неумело облизывать, скользя по стволу языком и мелкими быстрыми движениями лаская щелку с уздечкой. Обычно, если уж его разводили на минет, этого хватало, но не в этот раз. Оборотню не столько нужны были ласки, сколько хорошо смазанный член. Поэтому он коротко взрыкнул и надавил Сэму на затылок, протискиваясь глубже. Резко активизировался рвотный рефлекс, и парень задергался, тщетно упираясь ладонями в мохнатые бедра и выталкивая член языком. Когда стало совсем уж невмоготу, ликан резко вышел, дал немного продышаться и вновь скользнул внутрь. Он сменил тактику и теперь неспешно напирал, короткими толчками вбивая себя в непривычное к такому горло. Сэм припомнил обрывки вычитанных наставлений и попытался расслабиться. Конечно, свой первый глубокий минет он представлял по-другому, но выбирать уже не приходилось. Он щедро размазывал выступившую слюну по ходящему туда-сюда члену. Волк видимо понял, что вырываться человек не собирается, и перестал напирать. Сэм чуть передвинулся и выгнул спину так, чтобы рот и горло оказались на одном уровне. Оборотень одобрительно заворчал и стиснул лапу на его голове, еле заметно задевая кожу когтями. Сэм подался вперед, перехватывая инициативу, и напряг горло, будто в попытке зевнуть. Член скользнул вглубь, а сверху раздался рык. Все оказалось не так уж и страшно, да и оборотень не планировал долго пытать человеческое горло. Толкнувшись еще несколько раз, он вытащил перемазанный в вязкой слюне член, вновь развернул Сэма в коленно-локтевую и пару раз лизнул ему вход.

В этот раз все прошло куда легче. Сэм оказался распален минетом и расслаблен от вынужденной покорности, а оборотень – хорошо смазан. Член не без усилий, но проскользнул внутрь, и Сэм застонал. Это было слишком. Слишком больно, слишком распирающе, слишком остро и слишком хорошо. Ликан задвигался, растягивая тесную дырку под себя, и утробно заворчал.

Сэм словно помешался. Он с трудом дышал, смаргивал выступающие слезы и старался не завыть в голос от запредельного удовольствия. Ничего подобного он не испытывал ни разу за всю свою насыщенную сексуальную жизнь. Тело полностью расслабилось, принимая волчий член, и Сэм даже не мог поднять руки, чтобы подрочить себе. Собственно, это было проблематично, учитывая, что приходилось упираться в изголовье кровати, чтобы не врезаться в него лбом от мощных движений. Но оказалось, что с оборотнем вполне можно было обойтись и без дополнительной стимуляции. Пара глубоких толчков – и Сэм заорал, выплескиваясь на постель. Волк сзади замер, шумно подышал и скользнул пальцами ему под живот. Нащупав мокрое пятно, он издал какое-то удивленное рычание и резко вышел из всхлипнувшего Сэма, переворачивая парня на спину. Тот, разморенный оргазмом и все еще не спавшим возбуждением, облизал пересохшие губы и томно уставился на нависшего ликана.

Пожалуй, этот оборотень был каким-то неправильным, либо слухи нагло врали, потому что он оглядел Сэма и замер на его лице. При этом член его явственно дернулся и напрягся еще сильнее, если это вообще было возможно. Мгновенно возбудившийся от этой картины Сэм захныкал и скользнул указательными пальцами внутрь растянутого ануса, чуть раздвигая его в стороны. Отчего-то одной разрядки было явственно мало, и он засунул в себя еще два пальца, призывно поглядывая на неподвижного волка. Тот, к его чести, быстро отмер, ухватил Сэма за щиколотки, задрал его ноги повыше и принялся трахать так, что парень почти мгновенно перестал даже различать толчки. От удовольствия все тело распирало, гулко бухало в голове, и Сэм метался по кровати, понимая, что долго он не выдержит.

Оргазм уже подкатывал, почти накрывал, когда ликан вдруг напрягся всем телом, толкнулся вперед максимально глубоко и крепко вцепился в бедра Сэма, удерживая того на месте. Парень, почти оглушенный, спохватился только тогда, когда задний проход начало распирать что-то побольше здоровенного волчьего члена. Он задергался, но безуспешно – держали его слишком крепко. И тут волк напрягся, чуть запрокинул голову и заскулил. От всей этой картины, от осознания того, насколько извращенным сексом он только что занимался – потому что Сэм прекрасно понимал, что в заднице у него сейчас самый настоящий узел! – его и накрыло. Он выгнулся, встав на лопатки, захрипел что-то и отключился.

Когда очнулся, горло нещадно болело, в спину будто прут воткнули, вытащив ровнехонько через задницу. Сэм осторожно пошевелился, не решаясь сильно двигаться. Боковым зрением он уловил движение, но глаз не поднял – парень был не настолько смел, чтобы смотреть смерти в лицо. Скрипнула и прогнулась под чужим весом кровать. Сэм тяжело сглотнул, силясь разбавить жжение в горле, и задержал дыхание. Ликан навис сверху, не касаясь, но грея близким теплом, и принялся осторожно обнюхивать. Дыхание овеяло открытую шею, скользнуло по спине вдоль позвонков и замерло у ануса. Наверное, было бы странно есть человека с задницы, но Сэм все равно дернулся, когда его коснулся влажный язык. Прочертил дорожку от копчика ниже и скользнул между ягодиц. Сэм сжался – к еще одному заходу он точно не был готов, но трахать его и не собирались. Оборотень рыкнул, приказывая расслабиться и провел языком по измочаленному анусу. С каждым прикосновением становилось легче, и Сэм вспомнил, что слюна оборотней обладает заживляющим и анестетическим эффектом. Он недоуменно распахнул глаза – лечить жертву перед тем как съесть любой бы счел невероятной глупостью. Сэм попытался заглянуть за спину, но натолкнулся на внимательный взгляд желтоватых глаз поверх своей задницы, отчего-то смутился и уткнулся в скрещенные руки.

Когда ликан закончил, Сэм уже вполне уверенно мог сидеть. Он поджал под себя ноги, чинно сложил руки и выжидательно уставился на вставшего оборотня. Тот ответил коротким фырком, подхватил его, закинул себе на плечо и припустил по ночному городу. Размышлять о своей судьбе Сэм уже устал, так что он просто безвольно висел, поглядывая по сторонам. В тусклом свете фонарей, обшарпанные постройки выглядели еще более убого, тут и там валялись пьяные или покалеченные монстры и их жертвы. Сэм с ужасом заметил, что прилюдно трахающая какого-нибудь воющего несчастного тварь – дело вполне обыкновенное. Стало тошно, и он отвернулся, утыкаясь взглядом в грязный асфальт.

Тем временем оборотень остановился и сгрузил Сэма на землю. Тот потоптался, жалея об оставленных конверсах, потому что мелкие камушки чувствительно кололи ноги, и нерешительно огляделся по сторонам. К его удивлению, ликан остановился на границе старого города. Впереди вздымалась ввысь стена, то и дело вспыхивая сигнальными огнями по периметру. Сэм перевел взгляд на оборотня и вопросительно склонил голову – он не был уверен, что тот поймет человеческую речь. В ответ ликан закатил глаза и, развернув его по направлению к стене, подтолкнул в спину. Это было настолько странно, что Сэм даже не поспешил воспользоваться невероятным шансом. Он вновь обернулся к волку, нахмурил брови и удивленно спросил:

– Ты что же, меня отпускаешь?

Оборотень тяжко вздохнул и покивал головой – значит, все он прекрасно понимает! Сэм, чувствуя странное, совершенно необъяснимое смятение, помялся, а потом спросил еще раз:

– Точно?

В этот раз ликан зарычал, показывая острые белые клычищи, вновь развернул Сэма, но уже с еле сдерживаемым раздражением, и хорошенько шлепнул его по попе, придавая ускорение. Парень взвизгнул, потер ягодицу и опять обернулся. Он протянул руку, задирая ее чуть вверх к волчьей морде, и почти прошептал:

– Эй…

Ликан подозрительно сощурился, но все же наклонился. За парадоксальное стремление потереть нос – ту его щетинистую часть, которая так приятно колется короткими волосками – Сэма терпеть не могли все встреченные им животные. Но оборотень, хоть и удивился, покорно вытерпел почесывание. Сэм поднялся на цыпочки, ухватил его за острые уши и, притянув к себе, чмокнул в мокрый соленый нос. Затем он резко развернулся и рванул к стене.

Его хватило ненадолго. После возвращения домой Сэм сразу же отправился в полицейский участок и накатал заявление на Зака. Детектив честно предупредил его, что банда, продающая девушек и симпатичных юношей за стену, действует уже давно, но поймать их не представляется возможным. Ублюдки слишком ловкие и хитрые, а выжившие жертвы непременно замолкают, не в ходе следствия, так в морге.

Сэм отнесся к предупреждению со всем вниманием, и быстро оформил письменные показания. Когда его чуть не сбил автомобиль, он просто витиевато выругался. Когда попытка повторилась, он лишь стиснул зубы. Но когда на него напали в подворотне и чудом не проткнули бок, он сдался. Зажимая ладонью глубокий порез, он рванул через город, петляя в хорошо знакомых трущобах. Пролетел пару кварталов и, задыхаясь, подбежал к бомжеватого вида мужику, сидящему возле Стены. Тот равнодушно принял смятую пачку крупных купюр и поманил Сэма за собой. Они вошли в полуразвалившуюся хибару и свернули за угол. Там, в стене, располагалась навороченная дверь, которая совершенно точно не вписывалась в окружающую обстановку. Мужик, все так же скучающе, ввел сложный код и открыл дверь.

– Номер семь, – проскрипел он, и Сэм нырнул в полумрак перехода.

На пути ему то и дело попадались двери, то разъезжающиеся, то заставляющие свернуть в другой проход. Сэма мутило, рана в боку болела все сильнее, но он топал вперед, ускоряясь с каждым шагом. Наружу он выскочил, вдохнул свежий вечерний воздух и только тогда в очередной раз задумался о своей непроходимой тупости.

Все время за Стеной он жил в абсолютной уверенности, что вернется к оборотню. И даже если опустить то, что тот мог его не ждать, что одноразовый перепих – вовсе не причина забывать о гастрономических пристрастиях, существовал один очень существенный нюанс. Сэм понятия не имел, как найти своего ликана. И сейчас он стоял в сгущающихся сумерках перед городом монстров и не имел ни малейшей возможности вернуться назад.

Парень потоптался на месте, осознал, что ни одной более-менее здравой идеи у него в голове нет, поправил капюшон красной худи и со всей силы заорал:

– Э-э-эй!!!

Собственно, теперь стоило ожидать своего конца. Он уселся прямо на землю и уронил голову на согнутые колени. Когда его накрыла огромная тень, Сэм поднял голову и улыбнулся:

– А я к тебе, волчара.

***

 

Сэму хреново уже со вчерашнего дня. Он, убежденный интроверт, всегда считал, что общение ему даром не сдалось. Достаточно книг, инета, ну телека и кого-нибудь под боком. Желательно того, с кем можно было бы потрахаться. И вот он сидит перед плазмой во всю стену, остервенело щелкает каналы и с трудом сдерживает желание раздолбать пульт о плазму же. Волк, конечно, ничего не скажет – в смысле не рассердится или что-то в этом роде – но выглядеть истеричкой в его глазах Сэму совершенно не хочется. Так что он тыкает кнопки и надеется, что не взорвется. От желания поговорить, хоть с кем-то, хоть о чем-то, изнутри распирает. Ощущение гадкое, от него чешутся кончики пальцев и немеет язык. Но поговорить Сэму решительно не с кем. Ну право-слово, не с монстрами же. Они и говорить-то особо не умеют, да им и ни к чему. С жертвами их тоже конструктивного диалога не выстроишь: «Ах, а не мешает ли вам второй хуй в заднице, уважаемый сэр?» или: «У вас все лицо в сперме, мэм, разрешите предложить вам салфетку».

Короче, Сэм чахнет без собеседника, и это его бесит. Поначалу, как ни странно, было проще. Голова была забита страхами и сомнениями. Сэм боялся то того, что Волк его съест, то того, что в их квартиру влезет кто-то еще и опять же сожрет не готового к такому Сэма. Потом страхи прошли. Волк словом и делом доказал, что как еда парень его не привлекает, а приближаться к логову оборотня и пытаться слопать его партнера самоубийц не было. Сэм еще переживал, что своим появлением он испортит жизнь Волку – подорвет его авторитет или что-то в этом духе, но потом понял, что его ликан тут кто-то вроде альфы, а всякими статусными вещами монстры не заморачивались: можно все, пока ты в состоянии это отвоевать.

Сэм успокоился и начал загоняться дефицитом общения. И теперь он сидит, как дурак, и ждет своего непредсказуемого ликана. Когда тот запрыгивает в окно, Сэм просто поджимает губы и делает вид, что очень увлечен процессом спаривания обезьян по Дискавери. Волк подходит к дивану, облокачивается о его спинку, смотрит в экран и фыркает. Презрительно так, прекрасно понимая игру своего человека. И Сэм взрывается. Он шипит о том, как задолбался без человеческой речи, как устал от «сраного гибкого графика» оборотня, из-за которого его непонятно когда ждать и ждать ли, от постоянной ебли за окном. Но все это многословней и красочней. Волк лишь пристально смотрит и плавно перемещается поближе к психующему человеку. Когда Сэм замечает в его глазах сдерживаемый смех, он мигом сдувается, замолкает, опускает голову, а потом тихонько шепчет:

– Извини, я такой придурок.

Оборотень хмыкает, а затем Сэм вскидывается, потому что слышит хруст, как если бы у кого-то ломались кости. Волка корежит, на морде у него отпечатывается такая дикая боль, что парень вскрикивает и бросается к окну, чтобы позвать на помощь – стая признала его и придет по первому зову, – но вдруг останавливается, понимая, что происходит. Когда он оборачивается к дивану, на месте волка уже сидит темноволосый парень и трясет головой, приходя в себя.

Сэм понимает, как Волку было больно, и он уверен, что все его представления о романтике прежде – полная хрень, потому что вот это действительно верх романтичности. Он садится рядом с оборотнем, осторожно кладет ладонь ему на обнаженное плечо, заглядывает в поразительно красивое лицо и недоверчиво спрашивает:

– Все это, – он обводит рукой мощный торс, – только ради того, чтобы поговорить со мной?

– Нет. – Голос у Волка хриплый, будто он не разговаривал лет сто, а ухмылка такая сексуальная, что член у Сэма встает почти мгновенно. – Ради этого.

Ликан сгребает своего человека в охапку и долго, со вкусом целует. Представления о романтике у Сэма уже во второй раз за вечер дают трещину.

Примечание к части

Пасло - очень дурно пахло. Одно из тех самых подзаборных словечек.

 




При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.017 сек.)