АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Слуховой анализатор

Читайте также:
  1. Анализатор – это сложная нейродинамическая система, которая представляет собой афферентную часть рефлекторного аппарата.
  2. Анализаторы как органы ощущений
  3. Анатомия и физ слуховой трубы. Мех-м вентиляции барабанной полости.
  4. Анатомия и физиология вестибулярного анализатора, раздражители вест. Аппарата, связь ядер в.а. с др.отделами нервной системы.
  5. Анатомия и физиология слуховой трубы. Механизм вентиляции барабанной полости.
  6. Анатомия обонятельного анализатора и методы его исследования
  7. Анатомия обонятельного анализатора и методы его исследования.
  8. Вестибулярный анализатор
  9. Вестибулярный анализатор, его периферический и центральный отделы. Вестибулярные реакции, методы исследования.
  10. Вопрос 10: Функция вестибулярного анализатора. Адекватные раздражители вестибулярного анализатора. Законы лабиринтологии.
  11. Вопрос 4: Строение слуховой трубы, ее четыре функции и способы их исследования
  12. Вопрос 5: Отделы слухового анализатора. Анатомия и топография.

Говоря о восприятии фонетической структуры речи с помо­щью слухового анализатора при его нарушениях, следует иметь в виду разную степень этих нарушений от умеренной тугоухо­сти до полной глухоты.

Среди детей, обучающихся в специальных учреждениях для слабослышащих и глухих, Л. В. Нейман (1961) различает поми-316


мо полностью лишенных слуха 7 групп, Каждая из которых ха­рактеризуется определенным состоянием слуховой функции, устанавливаемым с помощью тональной аудиометрии. Сюда от­носятся дети с тугоухостью 1-й степени (средняя потеря слуха в речевом диапазоне не превышает 50 дб), 2-й степени (потеря слуха от 50 до 70 дб) и 3-й степени (потеря слуха превышает 70 дб), а также глухие дети с потерей слуха свыше 75—80 дб, составляющие по диапазону воспринимаемых частот четыре группы. I группа характеризуется восприятием лишь самых низ­ких частот (128—256 гц), II группа воспринимает до 512 ,гц, III группа—-до 1024 гц IV группа — широкий диапазон частот, до 2048 гц и выше.

Разумеется, возможность восприятия фонетических элемен­тов речи с помощью слухового анализатора у детей с различ­ной степенью его нарушения колеблется в очень больших пре­делах.

Глухие дети с минимальными остатками слуха слышат лишь громкий голос, и то только в непосредственной близости от уха. При больших остатках слуха оказывается возможным восприя­тие голоса разговорной громкости, различение некоторых глас­ных фонем, согласной фонемы р, ритмического контура слов. Еще большие остатки слуха позволяют улавливать сонорные фо­немы м, н, л и шипящие, а также элементарную интонацию. Дети с таким слухом могут научиться распознавать на слух ряд хорошо знакомых слов и даже некоторые небольшие фразы.

Однако возможность чисто слухового восприятия фонетиче­ской структуры речи остается у глухих все же весьма ограни­ченной, не идущей ни в какое сравнение со зрительным ее вос­приятием посредством чтения с губ.

У слабослышащих эта возможность значительно расширяет­ся, хотя, как показывают данные исследований (Р. М. Боскис,. 1963; Л. В. Нейман, 1961; В. И. Бельтюков, 1960), им также слух не обеспечивает вполне дифференцированного распознавания фонем даже при повышенной громкости речи. Многие из детей со значительной степенью тугоухости воспринимают речь все же лучше посредством одного чтения с губ, чем посредством одного слуха.



Возможности слухового восприятия фонетических элементов речи как тугоухими, так и глухими значительно возрастают при использовании современной звукоусиливающей аппаратуры, как групповой, так и индивидуальной. Непрерывное совершенствова­ние этой аппаратуры, новгйшие методы ее приспосабливания к индивидуальным особенностям нарушения слуха, в частности об­работка звука с помощью полосных фильтров, транспозиция ча­стот, открывают перспективы дальнейшего повышения способно­сти детей использовать остаточную слуховую функцию для вос­приятия фонетической структуры речи.


9. Комплексное использование анализаторов

Эффективность восприятия фонетической структуры речи значительно повышается при совместном использовании различ­ных анализаторов. Специальные эксперименты, в которых глу­хим с потерей слуха свыше 90 дб предлагалось воспринимать речевой материал только зрительно (путем чтения с губ), толь­ко на слух (со звукоусиливающей аппаратурой) и слухо-зритель-но, показали, что если одно слуховое восприятие речи оказыва­лось невозможным, то присоединение его к зрительному значи­тельно повышало разборчивость речи (К. Хаджинс [С. Hudgins], 1954). Повышение разборчивости было зафиксировано также у слабослышащих, у которых слухо-зрительное восприятие речи оказалось значительно более эффективным, чем одно слуховое или одно зрительное (Ф. Ф. Pay, Л. В. Нейман, В. И. Бельтюков, 1963; К. П. Каплинская, 1958). Преимущество подобного бисен-сорного восприятия фонетической структуры речи перед моно­сенсорным состоит во взаимном подкреплении и взаимной ком­пенсации анализаторов. Те компоненты звучащей речи, которые доступны и слуху и зрению глухого или слабослышащего, вос­принимаются более уверенно, многие из них, недоступные или малодоступные слуху, хорошо воспринимаются зрительно, нако­нец, многие, недоступные или малодоступные зрению, могут •быть уловлены на слух. Так, например, чрезвычайно важное для фонетической структуры речи включение и выключение голоса, изменение его силы, недоступные восприятию глухого путем чте­ния с губ, при использовании звукоусиливающей аппаратуры могут быть восприняты с помощью остаточного слуха. В то же •время неясное слуховое различение слабослышащими таких, на­пример, согласных, как с и ш, ф и х, б и г, компенсируется чет­кими оптическими различиями этих пар фонем, легко улавлива­емыми посредством чтения с губ.

‡агрузка...

Подобным же образом установлено значительное повышение разборчивости речи при дополнении чтения с губ тактильно-виб­рационным восприятием с помощью телетактора (Р. Голт [R. Gault], 1929, 1930; А. И. Метт и Н. А. Никитина, 1952; Дж. Пикетт [J. Pickett], 1963; В. А. Маккавеев, 1969; Г. Линднер |G. Lindner] и Э. Брандт [Е. Brandt], 1969).

10. Механизм восприятия устной речи при нормальном слухе

Чтобы правильно понять процесс восприятия устной речи и условия его осуществления при нарушенном слухе, необходимо хотя бы в общих чертах представить себе, как протекает этот процесс у нормально слышащих людей, владеющих речью.

Следует иметь в виду, что восприятие речи связано с прояв­лением встречной активности слушающего, которая охватывает


всю его речевую систему, включая ее сенсорный и моторный ап­парат, а также всю совокупность сопряженных с ее работой пси­хических процессов. Воспринимая обращенную к нам речь, мы,. по выражению И. М. Сеченова, «слушаем, а не слышим».

Необходимой предпосылкой слухового восприятия речи слу­жит владение языком — его фонетической системой, лексикой и грамматическим строем. Адресат передаваемого речевого сооб­щения должен обладать развитым речевым слухом, бегло гово­рить на данном языке, иметь достаточый запас слов и свободно ориентироваться в грамматических формах. Разумеется, он дол­жен иметь также достаточный круг представлений и понятий, относящихся к содержанию передаваемого сообщения, обладать необходимым умственным кругозором и жизненным опытом.

В ходе восприятия речи слушающий не просто пассивно реги­стрирует поступающую информацию, а постоянно предвосхища­ет, прогнозирует то, что может быть сказано говорящим, строит собственную предположительную модель сообщения. По мере того, как поступает реальная речевая информация, она сличается с заготовленной моделью, подвергается переработке, в резуль­тате чего достигается схватывание заключенного в ней смысла. При этом сенсорный аппарат речи функционирует в тесном взаимодействии с моторным, составляя с ним единую функцио­нальную систему. Работа слухового анализатора поддерживает­ся системой кинестезии, которые возбуждаются в речедвигатель-ном анализаторе в связи с более или менее сокращенным вну­тренним рефлекторным проговариванием воспринимаемых слов. Антиципация, или прогнозирование, поступающей речевой ин­формации носит вероятностный характер, т. е. основывается на вероятности появления того или иного звена в развертывающем­ся сообщении. Подобного рода вероятность сама по себе обу­словлена как комбинаторными и статистическими характери­стиками речи (возможность сочетания тех или иных фонем, мор­фем, слов, частость их употребления в речи), так и контекстом, понимаемым в самом широком смысле этого слова. Наряду с контекстом, который определяется темой разговора, содержа­нием текущего или предшествующего сообщения и выражен в вербальной (словесной) форме, существуют также различные виды внеречевого контекста. Сюда можно отнести ситуацию, в которой происходит разговор, личность человека, являющегося источником сообщения, и всю совокупность выразительных дви­жений, которыми говорящий сопровождает свою речь (мимика лица, жестикуляция, поза). Помимо внешнего по отношению к слушающему контекста характер восприятия речи в значитель­ной мере зависит от внутреннего контекста, который определя­ется всем предшествующим жизненным и речевым опытом слу­шающего, его познаниями, всем строем его мыслей, чувств и стремлений в момент, предшествующий приему речевой инфор­мации. Роль контекста особенно велика в тех случаях, когда об-

■319


щение затрудняется различными помехами (например, посторон­ним шумом) или искажением речи (например, при пользовании плохим телефоном, радиоприемником, при нарушениях слуха).

Восприятие речи предполагает наличие в памяти слушающе­го речевых образов, соответствующих фонемам, морфемам, сло­вам и различным синтаксическим структурам. Если на фонем­ном уровне основу этих образов составляют следы слуховых и кинестетических раздражений, связанных с восприятием и вос­произведением соответственных фонем, то на уровне морфологи­ческом, лексическом и синтаксическом образ характеризуется не только своей слухокинестетической структурой, но прежде всего тем значением (лексическим, грамматическим), которое в нем заключено. Наличие этих речевых образов составляет не­обходимую предпосылку для опознавания соответственных ком­понентов слышимой речи в процессе ее восприятия.

Роль речевых образов особенно отчетливо сказывается при различного рода помехах, маскирующих или искажающих зву­чание. В этом случае слухокинестетические образы позволяют восстанавливать и опознавать знакомые слова, привычные сло­восочетания даже при весьма неполноценном, обрывочном их звучании.

Опознавание тех или иных единиц речи, достигаемое в ре­зультате сличения поступающих речевых сигналов с хранящи­мися в памяти образами, связано с принятием решений относи­тельно того, что содержится в поступающем сообщении. В про­цессе восприятия такие решения могут носить предварительный характер и затем отбрасываться, изменяться под влиянием по­ступающей информации. Это особенно наглядно видно на при­мере «ослышек», когда, допустим, человек воспринимает началь­ный кусок предложения Они вазу какую-то..., а затем по его окончанию ... устроили лыжную обнаруживает ошибку, изменя­ет предварительно принятое решение и вносит в свою интерпре­тацию услышанного коррекцию, поправку: «не вазу, а базу». На этом примере видно, кстати, что в процессе восприятия имеет место не только прогнозирование последующих отрезков сооб­щения на основе предыдущих, но и коррекция уже принятых предварительных решений относительно предшествующих от­резков сообщения на основе восприятия последующих. Таким образом, в процессе восприятия речи действует принцип не толь­ко прямой, но и обратной связи.

Считается, что минимальной единицей, по отношению к ко­торой принимается решение в процессе восприятия живой речи, служит слово. Роль слова как наименьшей единицы для приня­тия решений видна также в опытах по угадыванию, которые, кстати, показывают также влияние контекста на процесс вос­приятия речи.

Испытуемому предлагается одну за другой угадывать бук­вы слов, составляющих какой-либо текст, например предложе-


 

ние. Наряду с буквами испытуемый должен указывать также пробелы, отделяющие конец одного предложения от начала сле­дующего. При этом отмечается число попыток, которое потребо­валось испытуемому, чтобы угадать каждую букву (включая пробел). Результаты такого опыта могут быть представлены в виде графика, в котором по горизонтали слева направо последо­вательно расположены буквы, составляющие слова предложе­ния, а по вертикали — число попыток, оказавшееся необходи­мым для угадывания каждой буквы. На рис. 41 приведен график, в котором представлено среднее по 10-.испытуемым число попы­ток в угадывании букв, составляющих предложение. Мой брат купил себе новый портфель. На этом графике отчетливо вид­ны границы слов, которые характеризуются резким нараста­нием числа попыток для начальных букв каждого слова и его падением для конечных. Исключение составляет первое слово. Многообразие возможностей для выбора буквы после гласной о при отсутствии предшествующего контекста придает некото­рое своеобразие графическому рисунку опознавания этого слова.

11. Особенности восприятия устной речи при нарушенном слухе

Специфическим способом восприятия устной речи при нару­шенном слухе является чтение с губ. Впрочем, чтение с губ в ка­честве вспомогательного средства не чуждо и нормально слы­шащим людям, особенно в тех случаях, когда в силу тех или иных обстоятельств затрудняется слуховое восприятие речи. При тугоухости роль чтения с губ возрастает, а при глухоте этот способ восприятия устной речи становится основным.

21 Заказ 1703 321


       
 
 
   

21*

Отличительная особенность чтения с губ состоит не только в том, что акустический код речи заменяется оптическим, но и в том, что этот оптический код оказывается, как было показано, весьма неполным и недостаточно дифференцированным. При та­ких условиях колоссально возрастает роль той встречной актив­ности, которая выражается в прогнозировании ожидаемого со­общения, в отраженном проговаривании слов, а также во всей совокупности психических процессов, связанных с переработкой поступающей информации. Соответственно возрастает роль всех разновидностей контекста, в частности ситуации, в которой про­исходит общение, и выразительных движений говорящего.

Если представить себе человека с врожденной или наступив­шей в раннем детстве глухотой, но полностью овладевшего сло­весной речью, обладающего беглым произношением и достаточ­ными навыками зрительного восприятия устной речи, то меха­низм чтения с губ состоит у него из трех основных компонентов:

1) зрительное восприятие речевых движений, опирающееся
на оживление в памяти соответственных зрительных образов;

2) отраженное повторение этих движений и связанное с ним
оживление в памяти соответственных кинестетических образов;

3) прогнозирование и переработка поступающей информации
с учетом речевого и внеречевого контекста, осмысление содер­
жания этой информации.

Если слух утрачен после того, как полностью усвоена речь, то в течение известного, иногда длительного времени механизм чтения с губ дополняется возбуждением слуховых образов слов.

У владеющего развитой речью слабослышащего исходный компонент механизма восприятия устной речи составляет слу­ховой прием доступных ему фонетических элементов речи (с оживлением соответственных слуховых образов) и одновре­менный зрительный прием видимых речевых движений (с ожив-ч лением соответственных зрительных образов).

Совместное слухо-зрительное восприятие фонетической стру­ктуры речи слабослышащими становится наиболее эффективным при использовании звукоусиливающей аппаратуры. При таких условиях зрительный компонент восприятия речи может быть существенно дополнен слуховым и у глухих, обладающих су­щественными остатками слуха.

При зрительно-тактильном восприятии устной речи, которое имеет место в случае применения телетактора, механизм чтения с губ дополняется приемом тактильно-вибрационных сигналов и оживлением формирующихся у детей соответственных тактильно-вибрационных образов слов.

Из изложенного ранее видно, что подлинное восприятие ре­чи человеком предполагает сложившуюся у него речевую систе­му. При отсутствии этого условия возможно лишь псевдовос-приятце, псевдопонимание речи, которое наблюдается на ран­них этапах речевого развития нормально слышащего ребенка.


Так, еще не обученные речи глухие дети могут научиться рас­познавать некоторое ограниченное число слов и фраз по чтению с губ. Они могут научиться читать с губ свое имя, имена товари­щей и учителя, названия окружающих предметов, простейшие фразы-команды (Встань! Судь! Иди сюда! и т. п.). Однако при этом слова воспринимаются нерасчлененно, как целостные дви­гательные рисунки, без опоры на членораздельное их прогова-ривание. Оральный рисунок непосредственно связывается с тем или иным значением. При таком идеовизуальном чтении с губ слова в сущности не отличаются от других первосигнальных раз­дражителей. То же относится к слуховому, слухо-зрительному, зрительно-тактильному восприятию слов теми слабослышащими и глухими детьми, у которых еще отсутствует речь.

Факторы, от которых зависит успешность восприятия устной речи глухими и слабослышащими, частью заключены в не за­висящих от них обстоятельствах, частью кроются в них самих.

Для чтения с губ факторами первого рода служат освещение лица говорящего, расстояние от него, ракурс его головы, особен­ности строения его речевых органов, характер артикуляции, темп речи, выразительность мимики и жестов. Еще более важ­ным фактором является содержание передаваемой информации, употребляемые говорящим слова, грамматические конструкции. Существенное зачение имеет также отношение речевой информа­ции к ситуации, в которой она передается, к теме предшествую­щего разговора.

Для слухо-зрительного восприятия речи ко всему этому до­бавляется акустическая характеристика речи, в частности сте­пень ее громкости, разборчивости и интонационной выразитель­ности.

К факторам второго рода, если не считать очевидных в виде состояния зрительной и слуховой функции, относится прежде всего степень развития речи, включая запас слов, владение грам­матическим строем, навыками произношения. Не менее сущест­венно наличие достаточного жизненного опыта, умственного кругозора, необходимых для понимания содержания передавае­мой информации. Само собой разумеется, что необходимой предпосылкой успешного восприятия речи тем или иным спосо­бом служит достаточная тренировка в нем. Так, позднооглох-шие, обладающие нормальным зрением, полной речью и широ­ким умственным кругозором, лишь в результате тренировки в зрительном восприятии устной речи достигают достаточно высо­кого уровня в навыках чтения с губ.

Однако все указанные факторы являются хотя и необходи­мыми, но еще недостаточными. Успешное овладение навыками зрительного или слухо-зрительного восприятия устной речи глу­хими и слабослышащими в значительной мере зависит и от та­ких индивидуальных особенностей, которые до настоящего вре­мени еще совершенно не изучены.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.011 сек.)