АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

КРИТИКА ЭСТ, ИЛИ МЫ, КОНЕЧНО, ХОРОШИ ТАКИМИ, КАКИЕ ЕСТЬ, ОДНАКО

Читайте также:
  1. I,8: КРИТИКА БУДДИЗМА САНКХЬЕЙ
  2. Анатомия и методы исследования глотки. Лимфаденоидное глоточное кольцо Вальдеера - Пирогова. Какие лимфообразования входят в лимфоэпителиальный барьер, его функция.
  3. Атрофия зрительного нерва, миопия, астигматизм, разного рода дистрофии, катаракта (даже есть хорошие результаты при искусственном хрусталике), дальтонизм, глаукома и т. д.
  4. В какие сроки беременности формируется абсолютное большинство врожденных пороков развития?
  5. В чем основные отличия сифонной клизмы от очистительной? Какие существуют показания для постановки сифонной клизмы?
  6. В-третьих - какие бы не были выводы, их всегда можно и нужно осмыслить.
  7. Вопрос 102. Какие указания существуют на то, что люди будут воскрешены и восстанут из могил?
  8. Вопрос 123. Какие указания существуют на то, что рай и ад будут существовать вечно и никогда не исчезнут?
  9. Вопрос 124. Какие указания существуют на то, что в мире вечном верующие увидят своего Всеблагого и Всевышнего Господа?
  10. Вопрос 98. Какие примеры признаков приближения Часа этого приводятся в сунне?
  11. Вопрос: «Какие марки газированных напитков Вы знаете (в том числе понаслышке)»?
  12. Вынес ли ты для себя какие-то уроки за время написания, которые будешь использовать в дальнейшем?

- Вернер, у меня есть несколько критических замечаний об ЭСТе, - сказал репортер.

- Прекрасно, - ответил Вернер, - и я хочу, чтобы ты знал, что я беру на себя полную ответственность за создание всех вещей, которые тебе не нравятся.

- Действительно?

- Так же, как и ты, я уверен, берешь на себя полную ответственность за свое недовольство.

ЭСТ стал феноменом. За последний год появились сотни газетных и журнальных статей об ЭСТе и Вернере Эрхарде, девять или десять книг уже вышли или скоро выйдут из печати, множество выпускников ЭСТа, авторов и сам Вернер Эрхард выступали по радио и на телевидении.

Еще важнее то, что влияние выпускников ЭСТа на систему образования, психотерапию, религию и средства массовой информации также быстро возрастает. Для каждой из этих четырех групп Вернер разработал и создал специальные мастерские, в которых обсуждаются проблемы применения некоторых ЭСТовских положений и приемов в этих областях. Выпускниками ЭСТа было основано несколько экспериментальных учебных проектов в области образования и школьной администрации. Сотни психотерапевтов предлагают своим пациентам пройти ЭСТ, многие священники указывают, что ЭСТ открыл им новые перспективы в религиозном опыте и практике. ЭСТ работает со все увеличивающимся числом работников массовых коммуникаций, чтобы сообщения, книги и статьи об ЭСТе, благожелательные или критические, были точными и хорошо информированными.

"Только в Америке" мог возникнуть такой странный феномен, когда профессиональный бизнесмен-коммерсант разработал самую необычную и эффективную образовательную и жизнеосвежающую программу нашего времени. "Дзэн и Искусство Продавать Ничто" - таким мог бы быть титул к истории открытия, разработки и продажи Вернером его тренинга и семинаров. Его откровенное признание, что ЭСТ предлагает людям возможность открыть только то, чем они уже обладают (или, более точно, кто они уже есть), и, следовательно, тут нечего получать, порождает в некоторых людях чрезвычайно критическое отношение к ЭСТу и самому Вернеру.

Американцы, с детства наученные с подозрением относиться к продавцам, естественно, весьма скептически относятся к сообщениям о человеке, изменившем имя и в прошлом продававшем машины и обучавшем продавцов продавать энциклопедии. Хотя Вернер ясно говорит, что ЭСТ не религия и не терапия, восторженные выпускники ЭСТа относятся к нему с любовью и благоговением, обычно ассоциирующимся с отношением учеников к духовному лидеру. Если теперь добавить нашу инстинктивную американскую подозрительность к новым религиям к нашей подозрительности к продавцам, можно понять, какие огромные барьеры приходится преодолевать Вернеру, чтобы заставить людей честно исследовать его товар.



Но, вероятно, самым тонким и самым мощным барьером к честной оценке ЭСТа является сбивающий с толку факт, что до прохождения тренинга ЭСТ представляется непонятной и ненужной бессмыслицей. Проблему усугубляет то, что ЭСТ непонятен и после тренинга. Можно, разумеется, взбеситься от людей, которые радуются и веселятся от чего-то, что неспособны объяснить, что, как они спокойно объясняют, можно "получить" только на тренинге. В результате Вернер был назван величайшим мошенником со времен изобретения змеиного жира, и естественно, что он, его тренинг и организация ЭСТ подвергались как честному исследованию, так и нелепым нападкам.

Так как мне кажется, что ЭСТ - очень ценная и важная вещь, я хочу вкратце рассмотреть критику ЭСТа и отделить ту, которая основана на верной картине, от основанной на дезинформации и недомыслии. Я хочу также оценить серьезность разумной критики.

Нападки на тренинг были такими поверхностными и были основаны на таком недомыслии, что им трудно придавать большое значение. Наиболее, однако, влиятельным аргументом из всех имеющихся является тот, что тренинг - это форма промывания мозгов... Утверждается, что тяжелые физические условия, постоянное речевое давление со стороны тренера, полная зависимость учеников от тренера и "фашистская атмосфера" создают условия для внедрения в людей идей, которые нельзя было бы внедрить в других условиях. В результате выпускники превращаются в поклоняющихся Вернеру ЭСТовских роботов.

‡агрузка...

Хотя многие испытывают на тренинге физический дискомфорт и действительно запуганы тренером, многое в тренинге, даже большая его часть, противоположно промыванию мозгов. Людям разрешается говорить тренеру все, что они думают о нем, и им всегда аплодируют. Если они решили уйти, их никогда не удерживают физически. Различные процессы обычно рассчитаны на помощь в достижении вытесненных материалов и переживании себя как создателя своего опыта. Третий день тренинга полностью посвящен переживанию ответственности за свою жизнь, что вряд ли является идеальным положением дел с фашистской точки зрения. Четвертый день посвящен переживанию механичности ума, однако, как подчеркивает Вернер, это нужно для деидентификации с машинным умом, для освобождения от него.

В действительности, простейшим опровержением этого обвинения является знакомство с выпускниками ЭСТ. В целом они кажутся более открытыми новому опыту, менее привязанными к верованиям и более гибкими, чем большинство людей. По определению, человек с промытыми мозгами есть тот, кто демонстрирует навязчивое поведение и жесткую привязанность к внедренным в него системам верований. Часто отмечаемое сходство между Вернером и большинством тренеров в стиле одежды и причесок вряд ли доказывает, что тренеры - роботы. Фактически такое сходство в одежде и манерах говорит о тренерах не больше, чем об актерах, играющих Гамлета. В обоих случаях на сцене играется предписанная роль, одежда же и манеры являются частью роли. Никто не предписывает стиля одежды или причесок выпускникам ЭСТа, чтобы убедиться, достаточно просто посмотреть на них.

Продолжительное чтение в течение многих процессов, когда ученики находятся в расслабленном, медитативном состоянии, является единственной частью тренинга, которая может показаться зловещей или похожей на промывание мозгов. Если бы эти тексты включали такие места, как "Вернер - мой хозяин, и у меня нет своей воли" или "ЭСТ делает меня все лучше и лучше", то было бы о чем говорить. Но содержание текстов является просто развернутым каталогом драматизируемых тренингом позитивных положений. Говорить кому-то, что он свободен, добр и имеет важные силы, которые будет использовать только для этических целей, - это не промывание мозгов.

Второе критическое замечание об опасности ЭСТа состоит в том, что на тренинге, в неконтролируемых условиях, в некоторых процессах достигается глубокий и "тревожащий" материал, что может привести учеников к психическим срывам.

Хотя я и не слыхал ни об одном таком психическом срыве, рано или поздно он, разумеется, произойдет, точно так же, как он рано или поздно произойдет в местном порнографическом кинотеатре. ЭСТ принимает серьезные меры против проникновения нестабильных личностей. Например всякий, кто был когда-либо госпитализирован по психиатрическим причинам, должен иметь письмо от своего врача, и ему рекомендуют не приходить на тренинг. В дополнение всякий, кто подвергался психотерапии в течение ближайшего полугода, должен информировать своего терапевта и получить его разрешение; если он не "выигрывает" в терапии, ЭСТ отговаривает его от тренинга. Такие меры очевидно снижают вероятность проникновения нестабильных личностей. Во всяком случае тренер и надзирающий за тренингом всегда наготове на случай каких-либо припадков и психических срывов.

Нет сомнений, что в некоторых случаях люди обнаруживают, что после тренинга они стали более тревожными, напряженными или подавленными, чем были до него. Если человек приходит на тренинг с проблемой общей скуки, он вполне может войти в контакт со страхом и после тренинга остаться с тревогой вместо скуки. Если же его барьер - тревога или страх, он может снять слой с луковицы и открыть интенсивную, тревожащую злость или ненависть. Кто-то может отслоить злость и обнаружить депрессию. Если выпускник решает, что скука "лучше" тревоги, то после тренинга он может чувствовать себя "хуже". Если кто-то считает, что страх лучше ненависти, он также может пережить ухудшение. Как мы видим, ЭСТ тщательно избегает обещаний "улучшения" или того, чтобы считаться терапией. Подавляющее число выпускников действительно чувствуют, что стали "лучше", хотя это их собственная оценка, так же, как и тех, которые чувствуют, что стали "хуже".

Нет сомнений, что ЭСТ - сильное средство. Если трансцендентальная медитация, эмоциональная и успокаивающая - это марихуана движения за развитие человеческого потенциала, то ЭСТ-тренинг - это ЛСД, взрывообразный и потенциально трансформирующий жизнь. Поскольку ЭСТ силен, многие ученики иногда опускаются ниже, чем обычно, так же как и поднимаются выше, подобно тому как при психоанализе пациенту может стать "хуже", перед тем как стать лучше.

Что следует принимать во внимание - это процент выпускников, имеющих срывы, по сравнению с тем же процентом завсегдатаев порнографических кинотеатров или психоаналитических пациентов. Сколько выпускников сообщают о чрезвычайно благоприятных результатах и сколько о неблагоприятных? Пока очевидно, что подавляющее большинство выпускников считают тренинг весьма ценным, и нет никаких свидетельств (а следовательно, и доказательств), что ЭСТ-тренинг чем-то опаснее порнографического фильма. Любые будущие психические срывы на тренинге хотя и будут интересной новостью, не могут служить основой для серьезной критики.

Другая критика тренинга более весома, особенно потому, что представлена Стюартом Эмери, который с начала 1973 года по апрель 1975 года был эффективным ЭСТ-тренером. Фактически он был первым тренером после Вернера. Хотя Эмери признает, что ЭСТ-тренинг приносит пользу почти всем ученикам, он выдвигает два возражения: во-первых, положение о тотальной ответственности за свои переживания опасно, а во-вторых, многое в тренинге не имеет отношения к его успеху. "Лично я чувствовал, что многое в тренинге было бессмысленно. Я полагал, что разговоры о реальности, о том, что мы создаем ее всю, были простой кучей бессмыслицы, и я по-прежнему думаю, что не нужно говорить людям, что они создают все".

Нетрудно критиковать идею нашей тотальной ответственности за "реальность", за все, что происходит в нашей Вселенной, за сожженных напалмом вьетнамских детей или рак у нашего ребенка. Нетрудно, если эта идея истолковывается поверхностно, что обычно означает, что идея становится скорее верованием, чем переживанием.

Положение, что вьетнамский ребенок несет ответственность за свое переживание сожжения напалмом, хотя и является философски последовательной и защитимой позицией, вряд ли, как и большинство философских идей, доведенных до логического экстремума, очень полезно.

Осознание человеком факта создания собственных переживаний и принятие ответственности за собственную жизнь представляется одним из наиболее ценных результатов тренинга. В применении к экстремальным ситуациям эти переживания по-прежнему ценны, но в качестве идей становятся нелепыми или ужасающими. Ипохондрику, например, весьма ценно осознать, что он сам создает свои страдания. Но кажется ужасающим сказать, что каждый ребенок, оставленный в горящем доме, или каждый человек, погибший в руках нацистов, нес ответственность за свои переживания. Более того, ответственность не нужно путать с осуждением. Это очень освежающая мысль - осознать, что, когда твою квартиру "ограбили" (социальная точка зрения на событие), ты не должен переживать событие как утрату, а если переживаешь, то можешь взять ответственность за такое переживание. Но осуждать человека за то, что его ограбили, - ложное и сбивающее с толку положение.

Общая ссылка Эмери на многое в тренинге как на "бессмыслицу", поднимает несколько другой вопрос. Я указывал ранее, что бессмыслица может иметь большую ценность, фактически может быть неразрывно связана с переживанием просветления. Действительно, как можно взорвать ум с помощью "смысла"? С другой стороны, законно возникает вопрос о существовании в тренинге большого количества бесполезной бессмыслицы, так же, как и полезной бессмыслицы. Есть ли в тренинге несколько основных, хорошо работающих вещей, а все остальное - просто абракадабра и пустая театральность?

Парадоксально, но знает только Вернер. Согласно Тэду Ленгу, одному из самых опытных ЭСТ-тренеров, оценка тренинга происходит в актуальных ситуациях тренинга. Вернер и тренеры по меньшей мере раз в месяц встречаются для обсуждения полезности отдельных моментов тренинга. Хотя суть остается неизменной, тренинг постоянно меняет форму. Вернер сам является источником большого количества перемен, которые он делает на базе своих впечатлений от тренинга и специальных семинаров, которые проводит время от времени. В другом смысле, разумеется, тренинг всегда меняется, поскольку ученики всегда новые.

Вопрос о том, действительно ли в тренинге есть что-то, что является просто декорацией, не может быть решен, пока ЭСТ не начнет экспериментировать с вариациями тренинга и измерять результаты по какому-то стандартизированному вопроснику. Пока ЭСТ не планирует такого исследования. Более того, мои собственные интервью с большим количеством выпускников показывают, что то, что кажется бессмыслицей, абракадаброй и психо-лапшой-на-уши одним, другими может переживаться как высшие точки тренинга. Обмены кажутся самой квинтэссенцией ЭСТа, но многие из тех, кто ни разу не делился, все равно получали огромную пользу от тренинга. Лично я нашел профиль личности бесполезным, но мой знакомый адвокат сказал, что именно во время профиля личности в выпускной вечер он действительно "получил это". Игра в дурачка может быть бесполезной забавой для одних и привести к прорыву других. Анатомия ума многих погружает в сон, но приводит других к переживанию просветления. Ученик может ничего не получить от пяти последовательных процессов и получить в шестом переживание, которое перевернет его жизнь.

Я полагаю, что если Стандартный Тренинг оставался в основном неизменным в течение последних двух лет, то причина здесь в том, что он хорошо работает таким, как есть. Нет смысла ковыряться в двигателе летящего авиалайнера.

Критика организации ЭСТ гораздо шире, чем критика тренинга, однако основное возражение остается прежним: "Может, вы и правы, но это работает".

Организация ЭСТ не демократична (большинство американских деловых организаций не демократичны), а скорее авторитарна, что у многих вызывает замешательство и антагонизм. Вернер Эрхард ожидает от персонала преданного служения ЭСТу, что, поскольку ЭСТ и он - одно и то же, означает служение ему. В конце четвертого дня тренинга тренер объясняет, что Вернер является центром источника силы, служащей массам людей, а члены персонала снабжают Вернера дополнительной силой.

Сила от выпускников и персонала течет вверх к Вернеру, и через Вернера - в мир. Это чрезвычайно разумный способ объяснения типично восточного феномена сильного человека (обычно гуру или духовного учителя), который привлекает к себе других сильных людей, но которые тем не менее выбирают направлять свою силу через лидера.

Вернер утверждает, что служение может быть ценной формой непричастности к уму, эго или желаниям.

Атмосфера ЭСТ - офисов подтверждает это. Члены персонала ЭСТ не похожи на роботов или рабов, они открыты, жизнерадостны и оживленны. На стенах нет портретов Вернера; по сравнению с другими источниками силы Вернер явно знает меру. Его постоянные выражения признательности выпускникам ЭСТа за создание пространства, в котором он может быть собой, несомненно искренни; он понимает, что именно они снабжают его силой, и без них ЭСТа не существует.

Другая проблема, с которой сталкивается ЭСТ, состоит в том, что ЭСТ - доходная организация в области, которая, как считают многие люди, не должна приносить доходов. Американцы имеют тенденцию считать, что человек либо "религиозен", либо "делец", но не одновременно. Если бы Билли Грэхэм мог иметь шесть Кадиллаков и четыре дома, его позиция как духовного учителя была бы, по крайней мере для некоторых людей, скомпрометирована. Мы полагаем, что духовность как помощь людям должна чуждаться материальных выгод. С самого момента получения ЭСТом национальной известности он начал рассматриваться некоторыми критиками как хитрая "торговая фирма". Организации, несомненно, трудно, с одной стороны, казаться непричастной к бизнесу, а с другой - делать кучу денег. Капитал корпорации ЭСТ к концу шестого года существования близок к 20 миллионам долларов.

Для некоторых людей большие доходы Вернера Эрхарда, его викторианский особняк и мерседес являются указанием на то, что основной мотивацией для создания и развития ЭСТа была корысть. Хотя Вернер признает, что его работа приносила и будет приносить ему хорошие деньги, тем не менее, жесткие рабочие графики, которых он требует от себя и своего персонала, высокие стандарты, установленные им для тренинга и семинаров, отклонение от простых доходных проектов, несовместимых с высшими целями ЭСТа, доказывают, что сейчас служение людям интересует его больше денег.

Основной вопрос, касающийся денег, состоит в том, стоит ли вернеровский товар 250 долларов. Если рассмотреть другие жизнеосвежающие программы - психиатрию, Арику, сайентологию, дзэнские монастыри, траппистские монастыри - можно заключить, что для большинства ЭСТ является "хорошей покупкой"; большее оживление покупателя за меньшую цену, чем в других аналогичных местах.

Другая критика доходной стороны ЭСТа касается давления, которое, как кажется некоторым, ЭСТ оказывает на выпускников с целью принудить их приводить гостей на семинары для выпускников и специальные события. Выпускники фактически являются ведущими "продавцами" ЭСТа, и ЭСТ явно создал для этого направляющие и поощряющие структуры. Некоторые выпускники жалуются на авторитарное "Приводите гостей" лидеров семинаров, в то время как правильным было бы указать, что открытый обмен впечатлениями неизбежно создает гостей, поскольку раз выпускники находятся на семинаре для выпускников, то их впечатление от тренинга очевидно положительно.

Вернер говорит в ответ, что активная поддержка ЭСТа выпускниками совершенно естественна, так как желание делиться впечатлениями естественно для полностью живого человека. Более того, создание структур, способных донести послание до возможно большего числа людей, можно рассматривать как обязанность любого "учителя".

Мы должны отдавать себе отчет, что любой метод продажи ЭСТа должен был бы навлечь критику. Если бы метод получения ЭСТом новых учеников (добровольное распространение его выпускниками) был бы заменен на какие-то обычные коммерческие методы распространения нового товара, такие, как, например, большое публичное выступление-фиаско Махараджи, национальная рекламная кампания, используемая Арикой или сайентологией, уличное распространение листовок, как делается группой Харе Кришна и многими христианскими организациями, критика явно была бы острее.

В гуру-играх и просветляющем бизнесе невозможно обойтись без того, чтобы что-то не показалось некоторым людям лицемерным или неэтичным. Невозможно также, чтобы среди последователей не оказалось невротичных идиотиков, претенциозных жоп и мистифицированных простаков. Я лично нахожу кое-что в тренинге бесполезным; продажа ЭСТа иногда казалась мне неприятной; некоторые выпускники кажутся мне поверхностными или по-прежнему беспомощно не находящими контакта с самим собой. Организация ЭСТ на мой вкус слишком авторитарна. Но вся моя критика говорит обо мне столько же, сколько и об ЭСТе.

Все это ничего не меняет. Все мы непременно находим бородавки у людей, объявляемых духовными учителями или великими творцами. Некоторые из последователей движения непременно покажутся нелепыми до смешного.

Мое собственное впечатление от ЭСТа таково, что в страдальческом обществе, предлагающем тысячи программ "помоги-себе-сам", религий, книг и уловок, ЭСТ является наиболее эффективной, осмысленной и оживляющей программой из всех мне известных. Хотя и существуют специфические религиозные группы, члены которых так же живы и удовлетворены, как выпускники ЭСТ, принадлежность к ним предполагает принятие определенных религиозных верований и практик. В результате такие программы в гораздо меньшей степени, чем ЭСТ могут работать для большого числа людей.

Я искренне согласен с теми критиками, которые называют Вернера Эрхарда величайшим мошенником со времен изобретения змеиного жира. Цивилизованные человеческие существа в течение такого долгого времени обманом заманивались в самомучительство, что только величайший из мошенников мог изобрести "ничто", способное выманить вас обратно.

ЭСТ есть уникальная образовательная программа. В отличие от религий, терапий, программ "помоги-себе-сам" там не надо ничего делать ни во время тренинга, ни после. Никаких практик, упражнений, ритуалов, моральных структур, верований. ЭСТ завершается меньше, чем за две недели. Он приводит удивительное число учеников к "получению этого", что для некоторых явно является переживанием просветления. ЭСТ дает большинству учеников свои основные ценности: оживление, радость, любовь, самовыражение. В обществе, не слишком изобилующем этими качествами, это не самый плохой вклад.

(Конец книги)


 

1. Это разграничение "получения этого" и "просветления" является моим собственным, равно как и описание этих переживаний. Вернер, вероятно, сказал бы, что это - одно и то же, но, возможно, по-другому описал бы их. - Прим. авт.

2. Теория и практика "костяной жизни" разработаны и осуществлены героем предшествующей книги Люка Рейнхарда "Костяной Человек" (или "Игрок в кости"). Книга была впервые напечатана в 1971 году и с тех пор многократно переиздавалась. Это поистине удивительная книга. Захватывающий, динамичный, стремительно развивающийся сюжет, головокружительная серия драматичных и невыносимо комичных, вызывающих безудержный смех ситуаций соседствуют в этой книге с целым рядом глубоких и содержательных философских и психологических идей.

3. Для интересующихся несколько слов о сюжете: герой, преуспевающий нью-йоркский психоаналитик, в один прекрасный день осознает, что одолевающие его скука и неудовлетворенность порождены тем чрезвычайно узким спектром ролей, или "Я" которые он считает допустимыми или возможными для себя. Случайное стечение обстоятельств открывает герою возможности, скрытые в кости. Он с радостной готовностью пускается в рискованную, как кажется сначала, авантюру и начинает экспериментировать с новыми ролями. Та роль, или то "Я", которое он выражает в данный момент, определяется броском кости. Следует серия эксцентричных, нелепых, абсурдных, возмутительных (с точки зрения традиционной роли) поступков, многие из которых противоречат представлениям профессиональной этики и вызывают естественное удивление и недовольство коллег. Его большая практика и имя в психотерапевтических кругах вызывает то, что он постоянно вовлекает в "костяную жизнь" многих своих пациентов, до начала "костяной жизни" вполне порядочных и респектабельных людей.

Героя вызывают на профессиональный суд, на котором он в красочных выражениях излагает уже достаточно развитую им теорию Костяной Терапии. Негодованию коллег-психотерапевтов нет предела. Исполнительный Комитет Нью-йоркского Психоаналитического Общества изгоняет еретика из своих рядов. Он, однако, не унывает и продолжает с воодушевлением играть в изобретенную им игру, у которой постепенно появляется все больше и больше сторонников. Серия последующих головокружительных приключений приводит к тому, что героя арестовывают и приговаривают к заключению на 237 лет по совокупности обвинений. "Ну что ж, эта роль не хуже других", - говорит герой на прощание - прим. Переводчика

 

 


1 | 2 | 3 | 4 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)