АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЯЗЫКОВАЯ НОРМА КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Читайте также:
  1. B. Нормализация консистенции кала
  2. I. Годовая норма прибавочной стоимости
  3. I. Нормативні акти
  4. I. Нормативно-правовые акты
  5. I. Нормативно-правовые и другие официальные документы
  6. I. Нормативные акты
  7. II гр. Нормальные противомикробные, противовирусные, противогрибковые, противопротозойные антитела.
  8. III. Законы Российской Федерации и нормативные акты
  9. s – норма сбережений
  10. V. РЕКОМЕНДОВАНІ НОРМАТИВНІ АКТИ І ЛІТЕРАТУРА
  11. V1: Правовая и нормативная база
  12. XI. Нормализация лобно-скулового сочленения

 

Язык, которым говорит народ и в ко­тором есть звуки для выражения всего, что только может сказать поэт, мне мил. Захо­ти сказать лишнее, напыщенное, болезнен­ное — язык не позволит.

Л.Н. Толстой

Самые правила языка не изобретают­ся, а в нем уже существуют: надобно толь­ко открыть и показать оныя.

Н.М. Карамзин

 

План

  1. Становление и развитие древнерусского языка и этапы его существования. Зарождение нормы в языке.
  2. Понятие нормы в современной лингвистике. Формирование норм литературного языка. Призна­ки нормы.
  3. Понятие вариантов норм.
  4. Эволюция языковых норм.
  5. Типология норм. Ошибки грамматические и.ре­чевые.

Развитие языковой нормы как системы правил,

существующих в языке, которые следует неукоснитель­но употреблять всем говорящим, тесно связано с исто­рией происхождения и развития русского литератур­ного языка. Дискуссии о происхождении русского ли­тературного языка начались еще в 18 веке и продолжаются по настоящее время. Анализ научных источни­ков позволяет говорить о трех наиболее значимых кон­цепциях происхождения литературного языка.

Первая концепция, которую активно развивал А.А. Шахматов и его последователи, говорит о руси­фицированном болгарском языке, определившем не только его типологию — язык книжно-славянский и народно-литературный (по В.В. Виноградову), но даже звуковой строй древнерусского литературного языка. Согласно второй концепции, основой древнерусского литературного языка является народно-речевая вос­точнославянская лексика и фразеология, народный зву­ковой и грамматический строй. Литературный язык Древней Руси возник независимо от старославян­ского и только испытывал некоторые воздействия с его стороны (СП. Обнорский). Третья концепция рас­сматривает литературный язык Руси как самостоя­тельный тип языка.

В истории русского языка выделяют несколько пе­риодов: 6—8 века — дописьменный, письменный, 17— 18 века — язык становления великорусской нации и 19 век — по настоящее время — современный язык.

Зарождение Древней Руси, появление городов, зна­чительное расширение территорий, создание союзов племен предполагало появление единого для всех — вятичей и кривичей, волынян и бужан, древлян и по­лян, дреговичей и половчан, уличей и тиверцев, севе­рян и дулебов — языка, в который входили бы языко­вые диалекты каждого восточнославянского племени. Уже в дописьменный период русские князья пытались заменить многоязычие (политеизм) древних русичей-язычников одним общим языком. Но попытки рефор­мировать языческий пантеон были неудачны. К концу 10 века у славян уже более ста лет существовали пись­менность и свой письменный язык. Христианизация Руси в 988 году означала лишь широкое распространение письменности. В 863 году Кирилл и Мефодий перевели на один из диалектов южнославянского языка греческие богослужебные книги. Этот письменный язык впос­ледствии стал называться старославянским. Взаимодей­ствие древнерусского и старославянского языка очень быстро привело к тому, что старославянский язык «об­русел» — это открыло путь древнерусскому литератур­ному языку. Еще в дописьменный период древние руси­чи имели богатейший эпос, создавали великолепные сказки, былины, предания и легенды (Русская правда, Поучение Владимира Мономаха,Повесть временных лет, Моление Даниила Заточника и др.), и, следовательно, наши предки имели хорошо развитый древнерусский язык. В основе этого древнерусского языка лежал ки­евский диалект (ранее называвшийся Полянским). Этот язык, к сожалению, до нас не дошел. Пожары и навод­нения, использование старых пергаментов для новых текстов — все это уничтожило многие рукописи. Охра­нялись только те тексты, которые считались наиболее ценными — церковные книги (Остромирово евангелие, например). Христианизация привела к тому, что в древ­нерусском языке появилось много заимствований, от­носящихся к понятиям быта, материальной и духов­ной культуры. Вновь появившиеся в языке слова отра­жали те стороны русской жизни, которые были связа­ны со становлением государства. Этот этап развития языка можно назвать первым этапом существова­ния древнерусского языка.



В 12—13 веках началось ослабление древнерусско­го государства, и как результат — полная зависимость от монголо-татарских племен, что проявилось не толь­ко в изменениях самосознания русичей. Большое коли­чество тюркизмов вошло в древнерусский язык. Это был период формирования территориальных диалек­тов, которые накапливали фонетические и граммати­ческие, лексические и семантические новообразования. Борьба с внешним врагом, потребности русичей в объе­динении привели к тому, что стали очень активно раз­виваться экономические и политические центры — Ростово-Суздальская земля и Галицко-Волынское княжество. С 14 века начинается процесс формирования трех родственных языков — русского, белорусского и украинского. Вплоть до 16 века язык формировался, ориентируясь на московскую речь.Аканье, различение гласных по мягкости — твердости, глухости — звонко­сти, отвердение шипящих и т.п. процессы происходи­ли в системе древнерусского языка в этот период. Раз­вивается категория вида глагола, появляются деепри­частия. Этот этап считается вторым этапом суще­ствования древнерусского языка. Возможно, тогда впервые заговорили о необходимости появления нормы в языке.

‡агрузка...

17—18 века — очень важный период в истории раз­вития русского языка. В диалектах уже не появляются новые черты. Выделенные в русском языке два наре­чия — северновеликорусское и южновеликорусское — противопоставляются друг другу по ряду особенностей: оканье и аканье, различное отношение к звуку /Г/, твер­дое /Т/ в окончаниях глаголов — в области произно­шения, различные формы личных местоимений — в области грамматики, использование разных лексем (слов) для обозначения понятий. В целях унификации делается первая попытка нормализовать язык (теория трех штилей М.В.Ломоносова). Этот этап завершает период донационального развития литературно-пись­менного языка великорусской народности.

19 век начинает развитие русского языка как язы­ка русской нации, которое продолжается и по сей день. Образование национального литературного языка — процесс длительный и постепенный. А. С. Пушкин на­всегда стер в русском литературном языке условные границы между тремя стилями, установил многообра­зие стилей в пределах одного национального литера­турного языка. Благодаря этому мы получили возмож­ность развивать и бесконечно варьировать свой инди­видуально-творческий стиль, оставаясь в пределах еди­ной литературной нормы, которая считается важней­шим признаком литературного языка.

Языковой нормой называют принятые в обществен­но-речевой практике образованных людей правила произношения, грамматические и другие языковые сред­ства, правила словоупотребления, то есть закономер­ного выбора слов в речи (устной и письменной). Эти правила существуют объективно, независимо от жела­ний каждого отдельного человека. Они складываются постепенно путем отбора наиболее употребительных в данный период форм устной и письменной речи.

Языковые нормы отражают те закономерности, ко­торые происходят в языке и поддерживаются в речевой практике носителей языка. Нормы (то есть правила) не предполагают отбора единиц по признаку — хороший/ плохой. Главными принципами отбора являются целе­сообразность, частота использования единицы в опре­деленный период развития литературного языка, а также благозвучность. Например, в современном лите­ратурном языке нормативно использование существитель­ного кофе не только в мужском (традиция), но и в сред­нем роде (частота словоупотребления), а слово шампунь используется согласно норме в мужском и женском ро­дах. Закрепление словарем равноценных форм слово­употребления по средам и по средам применительно к обозначению дня недели, разрешение употреблять в речи варианты типа договор — договор, гренки — гренки, что еще недавно расценивалось как нарушение нормы, свидетельствуют о появлении не только большей свобо­ды для носителей языка, но и о некоторой демократиза­ции самой языковой системы. Норма относительно ста­бильна, но речевое использование вряд ли в состоянии изменить те нормы, обязательность употребления кото­рых объясняется законами языка. Так, место постанов­ки ударения в прилагательных в сравнительной степе­ни: красивее, умнее, талантливее, добрее — объясняет­ся тем, что в кратких формах этих прилагательных в женском роде ударение сохраняется на этом же слоге (ср.: умна, красива, талантлива, добра). Измените пра­вило — получите нарушение требований языка.

Норма изменчива, но в пределах, допустимых язы­ковой системой. Она регулирует правильность и устой­чивость литературного языка. A.M. Пешковский пи­сал: «Если бы литературное наречие изменялось быст­ро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своей да предшествующего поколения. При таких условиях не было бы самой литературы, так как литература всякого поколения создается всей предше­ствующей литературой». Степень устойчивости нор­мы неодинакова на разных уровнях языка и зависит напрямую от системы. Так, система строго следит за использованием паронимов, слов, похоже звучащих, но неравных по смыслу друг другу, не позволяя использо­вать одно вместо другого: драматичный и драмати­ческий (эпизод и театр); описка и отписка (неточность при письме и ответ, не предполагающий решения). Не­ряшливо выглядят фразы: Это была скрытная угроза (ср.: скрытный человек — скрытая угроза); Позвольте предоставить Вам моего друга (ср.: представить ха­рактеристику — предоставить кредит); Она проявляла ко всему нестерпимое отношение (ср.: отношение не­терпимое — холод нестерпимый).

Высказываются мнения о засилии заимствований в русском языке. Они беспочвенны, на наш взгляд. Нор­ма — это социальный регулятор. Весь наш язык прак­тически пронизан заимствованиями. И дело не только в использовании таких слов, как брифинг, дилер, мо­ниторинг и др. Дело в том, что более 90% слов нашего родного языка когда-то были «чужими». Но в том и сила системы, что она подстраивает под себя то, что принимает, регулирует отношения внутри себя строго и лишь в соответствии с языковыми нормами. Пусть заседает в Думе спикер, а не говорун, ведь слово уже вошло в лексическую систему, стало ее частью так же, как и президент, администрация, как культура, в кон­це концов.

Норма не предполагает сделать языковую систему легче и доступнее, она требует эту систему знать, независимо от того социального положения, которое чело­век занимает. Норма не признает социальных разли­чий при словоупотреблении. Именно норма позволит языку сохранить его общественность. Норма не только важнейший элемент культуры, она — речевой идеал, к которому должен стремиться каждый.

Развивается язык — изменяется норма. То, что было нормой не так давно, сегодня может стать откло­нением от нее: так, в начале 20 века рельса, санато­рия, фильма, погона употреблялись лишь в женском роде, а сегодня эти формы кажутся комичными. Может не только поменяться родовая принадлежность слова, но в связи с этим измениться значение слова в целом: вязанка (из шерсти) — вязанка (дров), карьер (яма) — карьера (успех в работе), взяток (у пчелы) — взятка (подкуп), метод (способ) — метода (система приемов), пролаз (проход) — пролаза (пройдоха).

Норма — это то, что фиксируется в словарной ста­тье в соответствующих академических источниках. Только академические словари должны считаться об­разцом идеальной речи, так как в них отражаются все последние изменения, происшедшие в языке в области произношения, грамматических форм, в постановке уда­рения. Языковые средства, уместные в одной среде об­щения, совершенно недопустимы в другой (говоря осуж­денные — юристы, видимо, желают показать професси­ональное использование данной единицы, именно по­этому они сознательно нарушают норму). Норма объек­тивна и обязательна для всех говорящих и пишущих на данном языке.

Норма — одна из составляющих национальной культуры. Использование в рекламных целях слогана: Пиво по-руски, например, нарушает не только орфо­графическую норму, но нивелирует значимость поня­тий Русь, русский.

Выделяют два основных типа норм: императив­ные — строго обязательные для использования толь­ко в указанном варианте употребления и диспозитивные — предполагающие наличие вариантов.Та­ким образом, императивная норма — это самая жест­кая степень проявления нормативности. Язык словно утверждает: «Можно только так и не иначе».

• Балованный! Втридорога! Квартал! Красивее!

• Афера! Желчь! Новорожденный! Було[шн]ая!

• Поскользнуться! Насмешка! Изгрызенный!

• Командированный (человек), командировочный (удостоверение)!

• Лазаю (от лазать)! Лажу (от лазить)! Надеть (на кого?)! Одеть (кого?)! Залажу (залезать)! Ляг (от лечь)!

• Согласно (чему?) расписанию, вопреки (чему?) здравому смыслу.

• Капуста, собака.

Норма диспозитивная ориентирована на строгую (равноправную) и нестрогую (допустимую) степень про­явления нормативности. Первая из них предполагает абсолютное равноправие использования вариантов в литературном языке:

• Белесый и белёсый, декан и д[э]кан.

• Вперегонки и вперегонки; лосось и лосось; мыш­ление и мышление.

• Воинствен и воинственен.

• Мангуст и мангуста; развилок и развилка.

• Анальгина и анальгину; сахара и сахару.

Допустимая норма предполагает наличие разговор­ных и устаревших норм, существующих наряду с об­щеупотребительными:

• Револьвер и доп. уст. револьвер; творог и доп. творог; сахаристый и доп. сахаристый.

• Кулинария и доп. кулинария; мельком и доп. мельком; мизерный и доп. мизерный; выплещу и доп. выплескаю; баклажанов и доп. баклажан; шампунем и доп. шампунью; скучать (за чем? и® кому?).

Приведенные примеры ярко демонстрируют основ­ные виды норм, существующие в системе современного русского литературного языка: акцентологические, орфоэпические, словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические, стилистические, орфографические, пунктуационные. Нормы, связан­ные с произношением и постановкой ударения, а также со значением и структурой каждой отдельной единицы, ориентированы на слово, нормы грамматические — на словосочетание, а стилистические — на предложение. При этом необходимо все же обратить внимание на то, что орфографические нормы только императивны на отдельном (и довольно длительном) этапе развития язы­ка, а стилистические нормы наиболее либеральны и требуют лишь четкого жанрового соответствия, то есть в наибольшей степени должны соответствовать таким качествам речи, как уместность и целесообразность. Применительно к норме вряд ли следует выделять нор­мы фразеологические. Значение «мало» в языке выра­жается по-разному: с гулькин нос, кот наплакал, а если вдруг появится выражение с тыкву-травянки (М. Шолохов. Тихий Дон) — это норма или наруше­ние? Более того, на каком уровне рассматривать дан­ную единицу — на лексическом? Синтаксическом? На наш взгляд, использование фразеологии, то есть устой­чивых образных единиц языка, может быть нормиро­вано только с точки зрения здравого смысла, не более того. Литературная норма определяется внутренними законами языкового развития, а норма фразеологичес­кая еще и художественным талантом говорящего.

Что касается других видов норм, то они меняются в процессе развития языка по мере необходимости. Нет и не может быть навсегда устоявшихся норм. В этом проявляется зависимость языковых норм от желаний и возможностей языкового коллектива. Таким образом, основными признаками нормы применительно к язы­ку можно считать объективность и обязательность, относительную стабильность, историческую изменчи­вость, целесообразность в использовании, уместность в употреблении.

Языковые нормы складываются объективно в про­цессе языковой практики всех говорящих на данномязыке. Появление вариантов у слов, имеющих импера­тивную норму, процесс достаточно длительный. Вари­анты норм — это языковые видоизменения, которые одновременно существуют в языке и дают говорящему право выбора той или иной нормы в зависимости от конкретной ситуации языкового использования. Вари­анты свидетельствуют о языковом богатстве, но предо­стерегают от ошибок в речи. Как правильно сказать: комбайнер или комбайнер? ПорядоЧНо или порядо/ ШН/о? брызгают или брызжут? Клавиш или клави­ша? Оказывается, в употреблении данных единиц ошибку совершить нельзя: они равнозначны с точки зрения соответствия литературной норме. А равнозначны ли словосочетания стакан чая и стакан чаю, кусок са­хара и кусок сахару? У этих сочетаний слов (и им подобным ) в современном языке различная смысловая наполняемость: стакан чаю, но плантация чая — и различная стилистическая дифференциация: много на­роду, но история народа; вкус сахара, но килограмм сахару. Сосуществование этих форм, где окончание -а/-я является литературным, а -у/-ю присуще разго­ворной речи, известно языку уже давно. И до сих пор эти единицы вариативны. Почему рядом с формой мно­жественного числа у слова кондуктор в словаре отме­чено кондукторы и кондуктора, у слова шофер рядом с формой шоферы появляется помета проф. (професси­ональное употребление) — шофера? Видимо, потому, что нормативность в лексике связана с коммуникатив­ной целесообразностью, прежде всего, и с целесообраз­ностью эстетической.

Знание нормы предполагает высокую степень куль­туры человека, знающего, что можно сказать на дан­ном языке, не нарушая его функционирования, и что действительно говорится и говорилось на данном язы­ке. «Система заучивается гораздо раньше, ведь ребе­нок сначала узнает систему возможностей языка, кото­рые указывают открытые и закрытые пути в речи, а лишь потом систему требований языка, — писал ученый-лингвист Э. Косериу. — Система охватывает иде­альные формы реализации, то есть технику и эталоны для соответствия языковой деятельности», но человеку интеллигентному не знать языковых норм нельзя.

В соответствии с литературной нормой в современ­ной лингвистике выделяют следующие типы речи:

• элитарная речь (соблюдение всех литературных норм, владение всеми функциональными стилями, со­блюдение этических норм общения);

• литературная речь (знание правил языкового об­щения, умение ими пользоваться);

• литературно-разговорная речь (допускает элемен­ты случайности);

• разговорно-фамильярная (на уровне родственных отношений);

• просторечная речь (характеризующая неграмот­ного человека);

• профессиональная речь (в зависимости от соци­ального статуса говорящего может иметь свои особен­ности и соотноситься как с элитарной и литературной, так и с просторечной).

Эволюция языковых норм — это неизбежный про­цесс. Языковая система подчиняется двум основным законам. Первый — закон экономии языковых средств, когда из двух вариантов единиц языка выби­рается наиболее экономичная (сох, а не сохнул; элект­ропоезд, а не электрический поезд; выступать на пер­венство мира, а не выступать в соревнованиях на первенство мира; в парах бурят — бурятов, мордвин — мордвинов побеждает форма с нулевым окончанием)

Второй — закон аналогии, или унификации, выра­жающийся в уподоблении одной формы другой (пора­жаться чему?, а не чем? — новое управление по ана­логии с управлением синонимичных глаголов: изум­ляться чему? удивляться чему?; нет сахара и нет сахару — уподобление морфологических форм). Таким образом, унифицируются варианты в тех случаях, ког­да их формальное различие не связано со стилистическими особенностями функционирования, и устанавли­вается единообразие путем выравнивания по господству­ющей модели.

Соблюдение языковой нормы — основное условие хорошей речи. Отступление от норм литературного язы­ка, нарушение принципа коммуникативной целесооб­разности порождает в речи ошибки, которые Л.В. Щерба назвал «отрицательным языковым материалом». По нему можно судить о том, какими нормами литератур­ного языка еще не овладел человек, какие отступления от качеств хорошей литературной речи он допускает. Однако эффективным средством диагностики этот мате­риал становится лишь в том случае, если он система­тизирован. Та или иная классификация отражает спе­цифику предмета и задач обучения. Поэтому для систе­матизации речевых ошибок существуют различные под­ходы. Деление ошибок на группы, соответствующие уровням языковой системы, определило классифи­кацию на акцентологические, орфоэпические, слово­образовательные, лексические, грамматические, пра­вописные, стилистические ошибки.

Для практики обучения существует классифика­ция речевых ошибок с позиции современной лингви­стики, которая различает в языке структуру и ее фун­кционирование. С этой точки зрения все ошибки в речи можно разделить на две основные группы: ошиб­ки в структуре (в образовании) языковой единицы и ошибки в функционировании (в употреблении) в речи языковых единиц различного уровня. Первые названы грамматическими, так как именно в грамматике рас­сматривается структура слова, словосочетания или пред­ложения; вторые — речевыми, так как слово, слово­сочетание или предложение функционирует только в речи. Классицикация на грамматические и речевые ошибки представлена в приложении.

 

Соотнесите полученные теоретические знания со схемой, отражающей основные положения лекции.

Схема 1

Типология норм

 

По сфере употребления По степени проявления нормативности
Акцентологическая   Императивная Диапозитивная
Орфоэпическая        
Лексическая        
Словообразовательная        
Морфологическая        
Синтаксическая        
Стилистическая        
Орфографическая        
Пунктуационная        

 

 

Схема 2

Основные признаки литературной нормы

 

— Языковая правильность

— Объективность

— Целесообразность употребления

— Относительная устойчивость

— Изменчивость

— Уместность использования

— Соответствие авторитетным источникам

— Степень употребительности языкового явления

— Преемственность

 

Проверьте себя

 

1. Что понимается под нормой применительно к язы­ку и речи?

2. Как формировалась норма литературного языка?

3. Каковы типы норм в системе языка?

4. Каковы виды норм в языковой системе?

5. Являются ли языковые нормы чем-то устоявшим­ся и неизменяемым?

6. Сколько степеней проявления нормы вы можете назвать?

 

 

УПРАЖНЕНИЯ


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.173 сек.)