АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

КАЧЕСТВА ХОРОШЕЙ РЕЧИ

Читайте также:
  1. А что же тогда является успехом? Это присутствие высокого качества в том, что вы делаете, даже в самых простых действиях.
  2. Автокорреляция в остатках. Критерий Дарбина-Уотсона в оценке качества уравнений, построенных по временным рядам.
  3. Аспекты несовершенной системы качества продукции
  4. Ассортимент шерстяных и шелковых тканей. Оценка качества.
  5. Базовые концепции и принципы менеджмента качества: «Кайдзен», TQM, TPS, ISO 9001-2008 и их применение в индустрии гостеприимства
  6. В 1. Контроль качества сварных соединений: классификация сварочных дефектов и методов их контроля, физические методы неразрушающего контроля.
  7. Виды контроля качества работы почтовой связи
  8. Волевые качества личности
  9. Дайвасура-сампада-йога. Божественные и демонические качества
  10. Декларируемый гуманистический и фактический технологический подходы к оценке качества образования студента.
  11. Естественные методы повышения уровня тестостерона и улучшения качества жизни Править
  12. Задание 3. Выполнить товароведную оценку качества кефира и йогурта.

Кто хочет говорить красно, тому над­лежит сперва говорить чисто и иметь до­вольство пристойных и избранных речений в изображении своих мыслей.

М.В. Ломоносов

Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык.

К.Г. Паустовский

 

Истинный вкус состоит не в безотчет­ном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и со­образности.

А.С. Пушкин

 

 

План

  1. Понятие речи. Общая характеристика. Особен­ности.
  2. Основные качества хорошей речи. Общая харак­теристика.
  3. Правильность как основа хорошей речи. Виды правильности речи. Окказиональность «как особая пра­вильность» в художественном тексте. Чистота речи.
  4. Богатство речи и способы проявления языково­го богатства.
  5. Содержательность хорошей речи.
  6. Выразительность и гибкость хорошей речи.
  7. Уместность и доступность хорошей речи. Ло­гичность как основа действенного высказывания.
  8. Точность речи.

 

 

Речь — это нечто значительно большее, чем меха­нически воспроизводимый ряд звуков. Речь — это че­ловек в целом, так как именно речь является неотъем­лемой частью характера и самым широким образом оп­ределяет личность. В речи отражаются образность и темперамент, характер и остроумие, мышление и ин­теллект человека. Фундамент речевой культуры закла­дывается в детстве, однако воспитанному человеку свой­ственно шлифовать ее всю жизнь. Правильное усвоение родного языка запрограммировано природой. За пер­вые три-четыре года жизни у ребенка формируется нуж­ная координация органов речи, к пяти-шести годам усваиваются базовые грамматические модели, а затем постепенно приобретаются сложные синтаксические конструкции, качественно и количественно совершен­ствуется словарь. И только к десяти годам ребенок на­чинает ориентироваться в стилистике, связанной, как и расширение лексикона, с уточнением знаний слов, фразеологизмов, лексической сочетаемости с накопле­нием мыслительного и познавательного опыта. Каковы же должны быть качества речи, которую называют хо­рошей или соответствующей всем нормам, существую­щим в языковой системе?

Итак, если в речи соблюдены нормы литературного языка — она называется правильной. Если в речи нет чуждых литературному языку слов и словесных обо­ротов — она называется чистой. Если в ней использо­ваны все возможности языковой системы, яркие обо­роты, синонимы, антонимы, слова употреблены в самых разнообразных словесных окружениях и во всех значе­ниях, то эту речь называют богатой и разнообразной. Важно отметить, что любая мысль не только выражает­ся, но и формируется в речи. Вместе с тем речь оформ­ляется структурно не только в зависимости от того, чем располагает и что предполагает язык на каждом шаге развертывания, но и в зависимости от того, что она выбирает и как она контролирует развертываемую струк­туру речи. Если в речи значения составляющих ее слов и их сочетаний строго соотнесены с содержанием выра­жаемых понятий, то речь называют точной. Если связи значений, свойственных словам, словосочетаниям и пред­ложениям, вошедшим в структуру речи, не противоре­чат законам логики, мышления, такую речь называют логичной. А если содержание речи понятно слушаю­щим, ее называют доступной.



Не нужно никого убеждать, что речь человека вы­ражает не только мысли, но и чувства, волю людей, эстетические переживания человека. Можно с уверен­ностью сказать, что речь не только выражает, но и участвует в формировании эмоционального мира чело­века: эмоциональный и эстетический потенциал речи, если он создан автором, произведет соответствующее воздействие на сознание тех, кто эту речь воспринима­ет. Если речь построена так, что самим подбором и размещением средств и своей структурой воздействует не только на ум, но и на эмоциональную область со­знания — то эту речь называют выразительной. Если структура речи формирует конкретно-чувственные пред­ставления о действительности, она называется образ­ной. Если речь, захватывая различные области созна­ния, подчиняет автору слушателя, то это действен­ная речь. О красоте же звучащей речи судят по ее ме­лодичности, отчетливости, благозвучию.

Все названные выше качества необходимы хорошей речи. Но часто хорошую речь называют просто гра­мотной. Так ли это? Грамотность — это элементарные умения, которыми человек овладевает в детстве: тех­ника чтения, узнавания соотношения звуков и букв, запоминания так называемых словарных слов. Грамот­ным называют того, кто постиг азы ученой премудрос­ти. Понятие «правильность» не включает в себя ни богатства, ни эмоциональности, ни уместности исполь­зования. Правильность речи — это отражение соот­ветствия речевого высказывания языковой литера­турной норме. А ведь культуру речи называют комму­никативно-стилистическим понятием (Л.А. Введенская), зависящим не только от закономерностей языка и его норм, но и от социально-психологических особеннос­тей процесса речевого общения. Видимо, следует оста­новиться на термине «хорошая речь», включив в него все то, что позволит слову осуществить в форме выска­зывания основную свою задачу — воздействовать соот­ветствующим образом. Рассмотрим подробнее основные качества хорошей речи, к которым следует отнести правильность, чистоту, богатство, содержательность, точность, логичность, выразительность, уместность.

‡агрузка...

На первом месте в этом ряду стоит правильность. Это не случайно. Речь, правильная с точки зрения про­изнесения, словоизменения и словообразования, слово­употребления (отбор средств языка) и словоиспользования (в соответствии со стилевыми особенностями), соответствует требованиям нормы и, следовательно, является с этой точки зрения хорошей. Тот, для кого имеет значение, что бобр — это животное, а бобер — это мех или воротник из меха, не допустит неточности в высказывании. Кто никогда не произнесет: свой ав­топортрет, глубокая бездна, сняться в анфас, это его единственная ахиллесова пята, осознавая, что часть авто предполагает отношение к себе; а бездна не мо­жет быть мелкой, то есть определение излишне; что слово анфас уже имеет в своем составе предлог; а в устойчивом сочетании есть указание на единичность предмета, — понимает важность правильности в рече­вом высказывании. Правильность предполагает исполь­зование слова в речи только в его значении, прямом или переносном. Могут ли быть использованы в речи фразы: мы сделали мощный просчет результатов, / если просчет — это «ошибка в подсчете или в расче­тах», и его можно только допустить/, мы были жестко подвязаны техникой / если подвязать, значит обвя­зать снизу или вокруг/, я уверена, что, узнав его, он вам очень понравится/ разные субъекты действия не допускают использования деепричастного оборота, сле­довало вместо деепричастного оборота употребить временную конструкцию с указанием субъекта — когда вы узнаете его, он вам понравится/? Как видим из объяс­нений, данных в скобках, эти мысли должны были быть оформлены с точки зрения языковой правильности со­вершенно иначе.

А если нарушить правильность постановки ударе­ния в словах, например, торфЯник (специалист по тор­фу) и торфянИк (залежи торфа), то можно договориться до абсурда). Правильность столь необходимое качество речи, что оно присуще всем пластам языка. Мы гово­рим о правильности акцентологической, имея в виду, что в слове ударение играет очень важную роль: и смыс­ловую — вЫходитъ — выходИть, смЕла —смелА, звО-нок — звонОк; и формальную. — пОхороны — похо-рОн — на похоронАх; и стилистическую — тОкари (лит.) — токарЯ (спец.). Правильность орфоэпичес­кая не допускает «экскорт» вместо правильного эскорт. Правильность словообразовательная — «подсколъзнул-ся» вместо правильного поскользнулся — таким об­разом регламентирует произнесение слов и граммати­ческих форм в соответствии с существующими в язы­ке нормами. Лексическая правильность не допуска­ет манерности или просторечности, повторяемости смыс­лов, избыточности информации, смешения слов-паро­нимов — жутко соскучился (нужно: очень), гордая походка (нужно: горделивая), здравица (восхваление) — здравница (место для лечения). Оформляя речевое выс­казывание, следует помнить, что правильность опреде­ляется и грамматической нормой: надеть (на себя) — одеть (кого-либо, что-либо), более лучший и самый крупнейший — избыточная информация (достаточно лучший или самый крупный) — это морфологическая правильность; книжный базар, а не рынок (правиль­но — базар, так как рынок предполагает продажу сель­скохозяйственных товаров), платье мало, костюм ве­лик, но не малое платье, великий костюм — синтак­сическая функция слов изменяет и конкретизирует по­нятия — это синтаксическая правильность. Если наше письменное высказывание абсолютно верно с точки зре­ния орфографии и пунктуации, то правописная пра­вильность нами освоена. Стилистическая правильность предусматривает верное соответствие звуков, их соче­таний, употребление слов, словосочетаний и предложе­ний в соответствии с теми стилистическими требовани­ями, которые существуют в языковой системе: не стоит облачаться в платье, чтобы идти на работу, достаточ­но его надеть, не стоит называть человека, рифмую­щего строки, поэтом, а тем более витией, если нет иронии в вашем высказывании.

Итак, правильность — это качество хорошей речи, соответствие речи языковым нормам, единообразное употребление языковых средств в определенный период развития языка.

Особо следует остановиться на тех речевых едини­цах, которые не приняты еще языковой системой и по­лучили название неологизмы, или окказионализмы. В повседневной речи и в языке художественной литера­туры любая единица может и должна приобретать те признаки, которые определяются желанием автора воз­действовать на слушателя или читателя эстетически. Своеобразие языковых средств, созданных автором, не всегда соответствует языковым нормам, но всегда — определяет авторскую задачу. Окказионализмы мож­но назвать противоречием между нормой и ее реализа­цией. Но на самом деле авторское-употребление расши­ряет область использования языковой единицы, пока­зывает скрытые возможности собственно лексического и стилистического употребления единиц. Можно ли счи­тать отклонением от нормы возникновение в языке та­ких слов, как братка (ср.: взятка), собственноглазно (ср.: собственноручно), читателезрители (ср.: чита­тели и зрители), толстоподошеенные, зигзагистая, осумашедшев, по-ящериному, исподлобно и т.д. Можно ли назвать неточными словосочетания масло слов, жирок улыбки, заплесневелый холостяк, стелить печаль? Стоит вносить в разряд неправильных фразеологические новообразования, принадлежащие М. Шолохову: разбогатеть шишкой, не плетется разговор, градом по сердцу, разменять день в безделье? А если к языко­вому ряду при оценке глаз добавить — капустные, пус­тоцветные, сухие; а при характеристике разговоров — трескучие, коловертные, скачущие, летучие, то это позволит представить возможные ассоциации при оценке предметов или явлений. Думается, что трансформация языковых единиц, не противоречащая законам языка, а лишь позволяющая глубже проникнуть в языковую тайну, — это талантливое, а значит, правильное обра­щение с языком, и если чувство нормы воспитано у человека, то он почувствует всю прелесть отступлений от нее, как говорил известный ученый Л. В. Щерба.

Рассмотрение явления языковой и речевой оккази­ональности позволяет нам подойти к разговору о со­держательности речи, основанной на языковом бо­гатстве. Определяет ли богатство словаря лексический запас каждого отдельного человека? На этот вопрос, несомненно, следует дать положительный ответ. На­блюдается очень тесная связь: богатый словарный со­став языка (а русский язык принадлежит к богатей­шим языкам мира) предполагает, что у его носителей будет достаточно слов, чтобы выразить многогранность и красоту окружающего мира. Сколько же слов необ­ходимо использовать в своей речи, чтобы она свиде­тельствовала о богатстве и разнообразии? Подсчитано, что индивидуальный словарь языка А.С. Пушкина на­считывал чуть более 21 тысячи слов, а С. Есенина — 19 тысяч. Сколько же слов нужно современному чело­веку, чтобы соответствовать всем требованиям обще­ства и быть востребованным им? На этот вопрос слож­но дать однозначный ответ. Правда, человеку свойствен­но преувеличивать свои возможности. Так, в одном из интервью певец А. Макаревич сказал, что его лекси­ческий запас около 30 тысяч. Вряд ли. Современному человеку вполне достаточно 10—12 тысяч слов (из 120 зафиксированных в Большом Академическом Словаре СРЯ) для активного их использования, чтобы чувство­вать себя как рыба в воде в любой ситуации. Количе­ство слов и их потенциальные возможности — это не одно и то же. Согласно данным Большого Академичес­кого Словаря (БАС), в современном русском литера­турном языке более 120 тысяч слов. Только первый том этого словаря (А — Б) насчитывает 5314 слов, среди которых нашли свое отражение и общелитера­турные, общеупотребительные слова, понятные всем носителям языка: бинтовать, биография, бюрократ, бо­жественный и т. п. — с указанием времени их появле­ния в языке и происхождения; специальные термины, понятные узкому кругу специалистов: бюкса — «стек­лянный толстостенный стаканчик с притертой крыш­кой, используемый в практической работе по аналити­ческой химии», бюретка — «трубка с делениями и за­жимом для отмеривания определенного количества жид­кости»; устаревшие слова и понятия: артикул — «от­дельная статья, глава или параграф какого-либо зако­на, распоряжения, договора»; бедекер — «о путеводи­теле по какой-либо стране (по имени немецкого издате­ля путеводителей)»; территориально ограниченные слова, распространенные на определенной территории: баштан — «бахча»; болынуха — «старшая в доме, хо­зяйка».

Кроме этого, в словаре можно найти все значения слова, существовавшие в языке когда-либо и существу­ющие ныне. Так, слово «аскетизм» трактуется в сло­варной статье и как «религиозное учение, состоящее в крайнем воздержании, умерщвлении плоти как пути к достижению нравственного совершенства», и как «от­каз от жизненных благ», и как «намеренная скупость в использовании изобразительных средств в искусст­ве». Все эти три значения взаимосвязаны, поэтому речь идет о полисемантичных (многозначных) словах. По­лисемия — языковое явление, свидетельствующее о воз­можности практически всех слов иметь различные, но в определенной мере связанные между собой значения. Без полисемии невозможно говорить о развитии таких качеств языка, как гибкость и выразительность.

Выразительность — это такая особенность речи, которая может поддерживать интерес слушателя. Для выработки этого качества речи необходимо понимание того, о чем хочешь сказать, знание изобразительно-выразительных возможностей языка, систематическая тренировка речевых навыков, то есть отработка техни­ки речи.

Если в процессе развития языка значения слов су­щественно отошли друг от друга, связи потеряны, то, скорее всего, можно говорить об омонимии, то есть явлении, изучающем одинаково звучащие, но имею­щие совершенно самостоятельное значение слова. На­пример, в русском языке «бабкой» называют (не очень ласково) бабушку, а также знахарку или повитуху, но, кроме того, бабка — «надкопытный сустав ноги животного», «несколько снопов чего-либо, поставлен­ные определенным образом» и «часть металлорежуще­го или деревообрабатывающего станка, служащая опо­рой для инструмента и поддерживающая заготовку». Это явление прекрасно используется в художествен­ной литературе. Вот как обыграны омонимы, вернее, омоформы, так как эти слова звучат одинаково толь­ко в определенной форме одного из слов, в одной из эпиграмм И. Губермана:

Меняя в весе и калибре.

Нас охлаждает жизни стужа,

И погрузневшая колибри

Свирепо каркает на мужа. Столь же ярко звучат стихи О. Мандельштама:

На темном небе, как узор,

Деревья траурные вышиты.

Зачем же выше и все выше ты

Возводишь изумленный взор, —

в которых именно омофоны, то есть одинаково звуча­щие слова, повышают эмоциональность языкового вы­ражения.

Язык позволяет, используя возможности словооб­разовательной системы, образовать новые слова — «бабиться» и «бабничать», «бабница» и «бабища», «бабоч­ка» и «бабуленька», а также «бабский», «бабулин», «ба­бье» и т.д. Хотите сказать ласково — используйте воз­можности системы, хотите погрубее — не возбраняется, главное, чтобы к месту было, ведь уместность использо­вания слова — тоже важное качество хорошей речи.

Уместность предполагает выбор и использование лексических единиц в полном соответствии с ситуа­цией и по законам жанра, то есть речевого стиля: научного, официально-делового, разговорного, публи­цистического — и типа речи: описания, рассуждения, повествования. Конечно же, уместность определяется целевой установкой автора высказывания, и это глав­ное. Уместность зависит от стиля (стилевая умест­ность), от контекста (контекстуальная уместность), от психологических особенностей общения. Стилевая про­является в умении создавать речевое высказывание в полном соответствии с деловым, научным, художествен­ным, публицистическим, разговорным стилями речи. Уместность языковой единицы в речи определяется кон­текстом, то есть речевым окружением, регулирующим употребление того или иного языкового знака в той или иной ситуации. Наиболее типичное проявление не­уместности — это грубость: резкое слово, нетактичность в использовании словесных замечаний, категоричность суждений всегда свидетельствуют о несоответствии речи целям, условиям сообщения и общения.

Богатство языка, которое реализуется в речи, — это то качество, которое особым образом выделяет че­ловека из среды ему подобных. Каждый должен ста­раться разнообразить свою речь. Каким образом? На­пример, подбирая синонимы. Приятно, когда говоря­щий использует в речи в соответствующей ситуации не только пожалуйста, но и будьте добры, будьте любез­ны, не откажите в любезности, сделайте одолжение; когда слово яркий легко заменяется его смысловыми синонимами — красочный, живописный, колоритный (если речь идет о представлении, зрелище) и словами — сочный, густой, насыщенный, интенсивный, сильный (если разговор о цвете либо краске). Языковая система предлагает говорящему значительное количество слов, имеющих близкие или тождественные значения, давая возможность выбрать то, что в максимальной степени соответствует выражаемой мысли. Какие эпитеты мож­но было бы подобрать к слову «речь»? Яркая, эмоцио­нальная, красивая, точная. И все? А вот в книге И.Д. Далецкого дано 30 определений этому понятию в зави­симости от речевой установки автора. Синонимы — это не просто похожие по смыслу слова, они ярко отража­ют возможности человеческой мысли. Синонимы вы­полняют в языке несколько очень важных функций: замещают слова, уточняют мысль, обеспечивают выражение многочисленных оценок.

Богатство языка проявляется в многослойности его смыслов. Язык передает словами понятия, понятия со­единяют то, что связано с действительностью, и это един­ство реализуется в слове как элементе языка. Слова мо­гут иметь как прямое, так и переносное значение: зерно пшеницы — зерно истины, убить волка — убить вре­мя. Язык позволяет переносить наименование предмета с одного на другой при помощи метонимии и метафо­ры. Метафора основана на сходстве предметов или явлений: так, «баню», то есть головомойку, можно уст­роить в любом месте, а метонимия дает возможность переносить значение слова по смежности признаков: баня — «постройка, где моются и парятся», «мытье в таком помещении» и «приспособление для нагревания чего-либо при помощи горячей воды или пара». Благо­даря явлению метафоризации мы можем сказать: плоды моего труда; твердая воля; тоска грызет; страх охва­тил; сгорел со стыда. Метонимические переносы рож­дают словосочетания: на полке стояли Куприн и Тол­стой (сложно представить себе подобную ситуацию в прямом смысле слов, а не в использовании их в значении «произведения, написанные этими авторами»); лег­ко съел тарелку борща (если не принимать во внимание перенос наименования, то должно представить челове­ка, питающегося тарелками); красный командир (в оп­ределении сконцентрировано значение — «командир, служащий в армии, имеющей название Красная»).

Богатство русского языка проявляется многообраз­но: всевозможные способы выражения значений (мето­нимия, метафора, синекдоха), передача тончайших от­тенков смысла (путем словообразования, использования синонимов), изменение смыслов слов (за счет сочетаемо­сти единиц), изменение функции, которую выполняет слово в предложении. Тысячелетиями народ создавал это «гибкое, неисчерпаемо богатое, умное, поэтическое и трудовое орудие своей социальной жизни, своих чувств, своих надежд, своего гнева, своего великого будущего» (Л.Н. Толстой). И, несомненно, обращаться с ним нуж­но бережно и почтительно. Язык позволяет использо­вать в речи не только определения, но и сочетания слов, выполняющие ту же функцию. Станьте более чуткими по отношению к родному языку, и вы почувствуете пре­лесть от совершенно неожиданных сочетаний: камышо­вые глаза (камыш видели?), спелый баритон (достиг­ший совершенства, не правда ли?), заплесневелый холо­стяк (все, из этого состояния ему уже не выбраться), беспритулъная Матрена (некуда ей, бедной, и голову притулить), максимально точно передающих мысль. Та­ким образом, богатство словаря говорящего, умение свободно пользоваться лексическим богатством язы­ковой системы — это признаки хорошей речи.

Говоря об акцентологической и орфоэпической нор­мах, мы обращали внимание на тот факт, что они, прежде всего, соотносились с таким качеством хорошей речи, как правильность. Употребляя термины «неправильно», «не рекомендуется», «недопустимо», «запрещается», мы тем самым словно давали рекомендации говорящим: вы­учи произношение слов с правильным ударением и за­помни их, не употребляй неверные сочетания звуков, осмысли принципы орфографии и пиши в соответствии с ними — в этом случае твоя речь, устная и письмен­ная, будет нормативна. Но норма лексическая занимает особое место в системе норм. Это своеобразие обусловле­но тем, что лексическая норма ориентирована на точ­ность выбора слова, на смысловую точность словосоче­тания, ведущего к абсолютной точности содержания выс­казанной фразы. Точность — степень истинного соот­ветствия чему-нибудь.

Точность как качество речи связана с умением ясно мыслить (логическая точность), со знанием предмета речи (предметная точность), со свободным владением возможностями лексической системы (понятийная точ­ность) и обусловлена, прежде всего, выбором слова, так как именно неправильный выбор слова может создать двоякое, неточное толкование сообщения. Для логики в речи необходимо понимание, что есть понятие, суж­дение, умозаключение. Понятие как форма мысленного обобщения предметов не совпадает с образом вещи в нашем восприятии и содержит только самые характер­ные признаки предмета или явления. Понятие — это то, что позволяет отличить предмет в ряду других пред­метов. Суждение связывает между собой понятия, уста­навливая самый простой вид связи. А умозаключение связывает два или несколько суждений.

Предметная точность опирается на знание говоря­щим свойств того, о чем говорится. Основой предмет­ной точности могут быть только огромные знания. Поня­тийная точность — важное условие создания речевого высказывания. Наиболее распространенные ошибки — это употребление слова в несвойственном ему значении, смысловая избыточность, двусмысленность текста, из­быточность выражения, ошибки в употреблении заим­ствованных слов.

С точки зрения языковой нормы недопустим в речи лексический плеоназм — смысловая избыточность, ког­да два слова обозначают одно и то нее: памятный суве­нир, служба сервиса, внутренний интерьер, своя автобиография, выставленный экспонат. Вдумайтесь: авто — это уже своя; сувенир — то, что на память; экспонат — выставленный; сервис — служба; ин — внутри. Еще одной серьезной речевой проблемой явля­ется тавтология: объединить воедино, сгруппировать в группы, проливной ливень, более красивее, нарисо­вать рисунок — то есть избыточность выражения. Не менее важно в речи правильно употреблять паронимы — слова близкие, но не тождественные по звучанию: ар­хаичный (вышедший из употребления) — архаический (свойственный старине); выборный (относящийся к вы­борам) — выборочный (частичный). Не обойтись в речи и без заимствований, но здесь следует соблюдать ува­жение к русскому человеку и, следовательно, употреб­лять заимствованные слова только при необходимости и при условии знания содержания слова.

Понятийная точность ведет к чистоте речи, то есть отсутствию в ней элементов, чуждых русскому язы­ку, отвергаемых нормами этики и морали: слов-пара­зитов, варваризмов, канцеляризмов, жаргонизмов, ди­алектизмов.

Логичность речи как коммуникативное качество хорошей речи предполагает правильное ее построение и характеризует речь с точки зрения содержания. На уров­не текста логичность обеспечивается такими приемами, как лексический повтор, использование синонимов, место­имений, выполняющих связующую функцию. Логичность текста зависит от его композиции, то есть построения.

Итак, чтобы хорошо говорить, надо немало знать и уметь, потому что язык — это важнейшее средство об­щения людей друг с другом, орудие мысли и культуры. Никто не научит человека говорить правильно и кра­сиво, если он сам не захочет научиться. А любовь к родному языку предполагает совершенное владение им и недопустимость его искажения, обеднения. С родным языком «нельзя обращаться кое-как: неточно, прибли­зительно, неверно» (Л. Толстой). От всех нас зависит красота, чистота и правильность родной речи.

Соотнесите полученные теоретические данные

со схемой, отражающей основные положения.

Схема 1


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.009 сек.)